Главная
страница 1




НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД
АУТЕНТИЧНЫЙ ТЕКСТ РАЗМЕЩЕН

НА САЙТЕ Европейского Суда по правам человека



www.echr.coe.int
в разделе HUDOC
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО «ИНДЕРБИЕВА против РОССИИ»
(Жалоба № 56765/08)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. СТРАСБУРГ
27 марта 2012 г.
вступило в силу 24 сентября 2012 г.
Данное постановление вступит в силу в порядке, установленном в пункте 2 статьи 44 Конвенции. Может быть подвергнуто редакционной правке.

По делу «Индербиева против России»,

Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой, в состав которой вошли:



Нина Вайич, Председатель,
Анатолий Ковлер,
Пер Лоренcен,
Элизабет Штайнер,
Ханлар Хаджиев,
Линос-Александр Сицильянос,
Эрик Мозе, судьи,
и Сорен Нильсен, Секретарь Секции,

проведя 6 марта 2012 г. закрытое заседание по делу,

вынес следующее постановление, утвержденное в тот же день:

ПРОЦЕДУРА

1. Дело было инициировано на основании жалобы (№ 56765/08) против Российской Федерации, поданной в Суд в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – «Конвенция») гражданкой России, Деши Индербиевой (далее – «заявительница») 10 июля 2008 г.

2. Интересы заявительницы в суде представлял Д. Ицлаев, адвокат, практикующий в г. Грозный. Интересы Властей Российской Федерации (далее – «Власти») представлял Г. Матюшкин, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека.

3. Заявительница утверждала, что две ее сестры были убиты российскими военнослужащими в г. Грозный в январе 2000 г. Она заявила о нарушении статей 2, 3, 6 и 13 Конвенции.

4. 11 сентября 2009 г. Европейский Суд решил применить Правило 41 Регламента Суда и рассмотреть поступившую жалобу в приоритетном порядке, а также уведомить об этой жалобе Власти Российской Федерации. В соответствии с положениями пункта 3 бывшей статьи 29 Конвенции, Европейский Суд принял решение рассмотреть жалобу по существу одновременно с принятием решения по вопросу ее приемлемости.

5. Власти возражали против одновременного рассмотрения вопроса о приемлемости жалобы и рассмотрения жалобы по существу. Рассмотрев возражение Властей, Суд отклонил его.

ФАКТЫ


I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

6. Заявитель, 1968 года рождения, проживает в г. Грозный. Она является сестрой Шемы (Шеймы) Индербиевой, 1963 года рождения, и Шамани Индербиевой, 1966 года рождения.



A. Убийство Шемы и Шамани Индербиевых и последующие события

1. Точка зрения заявителя

7. В определенный момент в 1999 году, в связи с крупномасштабными военными действиями, проводимыми российскими и чеченскими вооруженными силами, заявитель перебралась в лагерь для беженцев в Ингушетии. Ее сестры, Шема Индербиева и Шамани Индербиева, а также мать, Яхита Индербиева, остались в своей квартире № 10 жилого дома 154B, расположенного на улице Пугачева в Старопромысловском районе г. Грозный. Многие из жильцов данного района перебрались в более безопасные регионы, но родные заявителя остались присматривать за семейным имуществом. По словам заявителя, российские военные полностью взяли под контроль Старопромысловский район в начале января 2000 года.

8. В декабре 1999 года мать заявителя вместе с ее сестрами, Шемой и Шамани Индербиевыми, перебрались из своей квартиры в помещение подвала, расположенного под зданием во дворе их дома. 1 января 2000 года, из-за сильного пожара Шема и Шамани Индербиевы решили спрятаться в подвале жилого дома № 285 (в представленных документах номер дома также указан как № 287), в котором проживала заявитель, расположенного на улице Державина в Старопромысловском районе г. Грозный. Их мать, Яхита, осталась в подвале дома 154B, на улице Пугачева, так как она была больна и не могла передвигаться. Сестры заявителя регулярно навещали свою мать и приносили ей еду.

9. 8 февраля 2000 года (в представленных документах дата также указана как 12 февраля 2000 года) заявитель вместе со своей знакомой Ф.А. отправилась навестить своих родных в г. Грозный. Она не обнаружила никого в семейной квартире на улице Пугачева, и только от соседей, проживавших в ее доме на улице Державина, узнала о местонахождении своих сестер и матери. В подвале дома заявитель нашла свою мать, лежавшую в кровати и находившуюся в невменяемом шоковом состоянии. Она повторяла одно и то же: «Русские солдаты, дым, пожар».

10. Проведя ночь вместе с матерью в подвале, на следующий день заявитель отправилась искать своих сестер в доме на улице Пугачева. В подвале здания, расположенного во дворе дома, она обнаружила два сгоревших трупа, принадлежавших Шеме и Шамани Индербиевым. Заявитель смогла опознать своих сестер по их личным вещам, волосам, уцелевшим частям лица и зубам.

11. Заявитель уложила останки тел в наволочки и перевезла их в дом на улице Державина, где она встретила М.З., пожилую русскую женщину. Женщина рассказала ей, что 10 января 2000 года она вместе со своим мужем прогуливалась недалеко от подвала дома № 154B, на улице Пугачева, где они увидели трех военнослужащих, заглядывающих в подвал под зданием. Один из них, самый старший, сказал кому-то, кто находился в подвале: «Мать, выходи, поедем в штаб военного начальника для установления личности». Затем он перегнулся и вытащил мать заявителя наружу. Он вывел ее из здания за руку, тогда как двое других солдат остались стоять возле подвала. Затем один из них бросил что-то внутрь. Последовал мощный взрыв, в результате которого часть здания рухнула, а из подвала повалил дым. Мать заявителя обернулась и, увидев это, упала в обморок, а солдаты, глядя на нее, принялись смеяться. М.З. и ее муж испугались и поспешили прочь.

12. 10 февраля 2000 года заявитель вместе с Ф.А. отправилась в штаб военного начальника в Старопромысловском районе с целью добиться разрешения захоронить останки своих сестер на кладбище в селе Валерик в Урус-Мартановском районе. После того, как она объяснила военнослужащим, что ее сестры были убиты российскими солдатами, военнослужащие решили задержать ее и даже открыли огонь, чтобы ее остановить, но ей удалось сбежать. Затем заявитель увидела группу чеченских граждан в военной форме и попросила их о помощи. Военнослужащие из штаба военного начальника потребовали у чеченских граждан передать им заявителя, но те отказались. Чеченские военнослужащие отвезли заявителя в 36-й участок г. Грозный, откуда ей удалось добраться до села Валерик.

13. В тот же день, 10 февраля 2000 года, заявитель захоронила останки своих сестер на кладбище в селе Валерик. После этого она вернулась в лагерь беженцев в Ингушетии.

14. По словам заявителя, ее мать Яхита, став свидетельницей убийства солдатами ее дочерей Шемы и Шамани, испытала тяжелое психологическое расстройство, вследствие чего серьезно пострадала ее психика.

15. В подтверждение своих слов, заявитель представила свое личное заявление от 22 февраля 2010 года, заявление Г.П. от 29 января 2004 года, заявление С.Х. от 1 марта 2010 года, заявление З.Т. от 1 февраля 2004 года, копию свидетельских показаний матери заявителя Яхиты Индербиевой от 5 июля 2000 года и копии других документов, полученных от властей. Заявитель также представила отчет организации по наблюдению за соблюдением прав человека (Human Rights Watch) «Убийства граждан в Старопромысловском районе г. Грозный» за февраль 2000 года, а также карту-схему района с обозначением места, где были найдены тела ее сестер. Заявитель также сослалась на постановления Суда по делам «Хашиев и Акаева против России» (Khashiyev and Akayeva v. Russia), №№ 57942/00 и 57945/00 от 24 февраля 2005 года; «Махаури против России» (Makhauri v. Russia), № 58701/00 от 4 октября 2007 года; «Тангиева против России» (Tangiyeva v. Russia), № 57935/00 от 29 ноября 2007 года; «Гончарук против России» (Goncharuk v. Russia), № 58643/00 от 4 октября 2007 года и «Гойгова против России» (Goygova v. Russia), № 74240/01 от 4 октября 2007 года, а также на свидетельские показания в данных постановлениях, указывающие на тот факт, что события, являющиеся причиной жалобы заявителя, были рассмотрены Судом в данных постановлениях, и что они касались тех же событий, которые произошли в Старопромысловском районе г. Грозный в январе 2000 года.



2. Информация, представленная Властями

16. Власти не оспаривали факты, изложенные заявителем. Они заявили, что по обстоятельствам событий до сих пор ведется уголовное расследование, и что сестер заявителя убили неопознанные лица.



Б. Официальное расследование убийства

1. Информация, представленная заявителем

17. Смерть Шемы и Шамани Индербиевых с самого начала расследовалась как часть уголовного дела № 12038, возбужденного 3 мая 2000 года городской прокуратурой г. Грозный (далее – «городская прокуратура»). Уголовное расследование было начато после публикации статьи под названием «Свобода или смерть» в «Новой газете», выпуск от 27 апреля 2000 года, в которой говорилось о массовом убийстве граждан военнослужащими 205-й бригады 19 января 2000 года (в представленных документах дата также была указана как 19 февраля 2000 года) в г. Грозный.

18. 5 и 17 июля 2000 года другая сестра заявителя, Мобарик (в представленных документах также указана как Моберик) Индербиева и ее мать Яхита Индербиева были опрошены следователями.

19. Заявителю не было предоставлено никаких сведений о ходе расследования уголовного дела № 12038, равно как она не была признана потерпевшей по данному уголовному делу.

20. 2 июля 2003 года районная прокуратура Старопромысловского района г. Грозный (далее – «районная прокуратура») возбудила уголовное дело № 50080 по факту убийства сестер заявителя.

21. 6 декабря 2007 года заявитель потребовала у следователей предоставить ей доступ к материалам расследования. 10 декабря 2007 года ее запрос был частично удовлетворен, и ей были предоставлены копии некоторых основных процедурных решений.

22. 15 апреля 2008 года заявитель подала жалобу в районный суд Старопромысловского района г. Грозный (далее – «районный суд») на основании того, что расследование уголовного дела № 50080 было неэффективным. Она потребовала, чтобы суд приказал районной прокуратуре возобновить расследование и провести его тщательно и эффективно.

23. 19 мая 2008 года районный суд отклонил жалобу заявителя, заявив, что 16 мая 2008 года районная прокуратура уже возобновила расследование уголовного дела.

24. По словам заявителя, в ходе расследования власти не предоставляли ей сведения о результатах уголовного производства по делу № 50080.

2. Информация, представленная Властями

25. 3 мая 2000 года городская прокуратура возбудила уголовное дело № 12583 в связи с публикацией статьи под названием «Свобода или смерть» в «Новой газете», в которой говорилось о массовом убийстве граждан российскими военнослужащими 205-й бригады 19 февраля 2000 года в поселении Катаяма (Катояма) в Старопромысловском районе г. Грозный.

26. 17 июня 2000 года следователи из городской прокуратуры допросили заявителя, которая утверждала, что 9 февраля 2000 года она вернулась в Грозный из Ингушетии и обнаружила, что ее сестры Шема и Шамани были убиты военнослужащими из воинской части № 3737. В тот же день она нашла тела своих сестер в подвале дома № 154B на улице Пугачева, после чего она захоронила их на кладбище в Ачхой-Мартановском районе.

27. В тот же день следователи допросили сестру заявителя Мобарик Индербиеву, которая утверждала, что 12 февраля 2000 года заявитель вернулась домой с останками их сестер Шемы и Шамани, которые, скрываясь в подвале, стали жертвами взрыва 10 января 2000 года в результате выстрела военнослужащими из огнемета. Свидетельница далее заявила, что она смогла опознать останки своих сестер по их личным вещам, волосам, уцелевшим частям лица и зубам. Свидетельница подчеркнула, что ее сестры могли быть убиты только российскими солдатами, так как данная территория в то время полностью находилась под контролем российских войск, и лицам, не принадлежавшим к федеральным войскам, было невозможно проникнуть на территорию без специального пропуска.

28. 5 июля 2000 года следователи допросили мать заявителя, Яхиту Индербиеву, которая заявила, помимо прочего, что в один из дней в январе 2000 года заявитель сказала ей, что она обнаружила сгоревшие останки ее дочерей Шемы и Шамани, в подвале возле здания во дворе.

29. 27 июля 2000 года следователи допросили Я.З., чьи показания относительно обстоятельств, сопутствующих смерти сестер заявителя, Власти Суду не представили.

30. 11 июня 2003 года прокуратура Чечни направила часть материалов уголовного дела № 12038 в районную прокуратуру с целью выделения их в отдельное уголовное дело. Соответствующая часть материалов касалась обнаружения заявителем 12 февраля 2000 года сгоревших тел ее сестер Шемы и Шамани Индербиевых.

31. 16 июня 2003 года следователи, расследовавшие уголовное дело № 12583, направили запрос военному прокурору Объединённой группировки войск (ОГВ) с просьбой уведомить их о том, какие воинские части участвовали в военной операции в Старопромысловском районе г. Грозный в январе и феврале 2000 года.

32. 25 июня 2003 года следователь районной прокуратуры начал предварительное следствие по вопросу обнаружения заявителем тел ее сестер.

33. 2 июля 2003 года районная прокуратура возбудила уголовное дело № 50080 в соответствии с пунктом 2 статьи 105 Уголовного кодекса России (убийство) по факту обнаружения 12 февраля 2000 года тел Шемы и Шамани Индербиевых в подвале здания во дворе дома № 154B на улице Пугачева в г. Грозный.

34. 3 июля 2003 года следователи обследовали место преступления в доме № 154B на улице Пугачева. С места преступления ничего не было взято.

35. 29 июля 2003 года следователи направили запрос в районное отделение внутренних дел (далее – «РОВД») Старопромысловского района с просьбой найти свидетелей убийства сестер заявителя и доставить их для допроса.

36. В ответ на данный запрос, 1 августа 2003 года РОВД уведомило следователей о том, что мать заявителя и Я.З. были вызваны для допроса.

37. 15 сентября 2003 года следователи снова направили запрос в РОВД с просьбой найти свидетелей убийства, доставить заявителя, ее мать, ее сестру Мобарик Индербиеву и Я.З. для допроса, а также найти место захоронения сестер заявителя.

38. 17 сентября 2003 года РОВД сообщило следователям, что определить других свидетелей событий, кроме заявителя и Мобарик Индербиевой, представляется невозможным, так как здания на данной территории были разрушены в результате военных действий, а жители, проживавшие там в 2000 году, переехали в другие места.

39. 17 сентября 2003 года заявитель представила сотрудникам РОВД короткое заявление, описывающее обстоятельства обнаружения ею тел ее сестер, и заявила, что у ее матери, Яхиты Индербиевой, развилось душевное расстройство в результате убийства ее дочерей.

40. 23 сентября 2003 года следователи снова направили запрос в РОВД с просьбой найти свидетелей данных событий и доставить их для допроса, заявив, что РОВД представило им поверхностные ответы и не приняло существенных мер по нахождению свидетелей.

41. 5 октября 2003 года следователи признали заявителя потерпевшей по уголовному делу № 50080 и допросили её. Заявитель сообщила, что 9 февраля 2000 года она отправилась навестить своих сестер и мать в г. Грозный из Ингушетии. 10 февраля 2000 года она приехала в дом на улице Пугачева, где встретила женщину, рассказавшую ей, что у ее матери развилось душевное расстройство и что она живет в подвале здания бывшей клиники зубного врача. Заявитель обнаружила свою мать в невменяемом состоянии. Затем заявитель встретила пожилую русскую пару, и женщина рассказала ей об обстоятельствах убийства ее сестер военнослужащими из воинской части № 3737. По словам женщины, солдаты проводили операции по «зачистке» на данной территории; они вытащили Яхиту Индербиеву из подвала и дали ей уйти, но они убили ее дочерей Шему и Шамани, оставшихся в подвале, выстрелив туда из огнемета. Затем заявитель спустилась в подвал, обнаружила сгоревшие тела своих сестер и перевезла их останки в село Валерик, чтобы захоронить их там.

42. 17 октября 2003 года следователи назначили эксгумацию тел Шемы и Шамани Индербиевых.

43. 21 октября 2003 года следователи произвели осмотр тел. Установить какие-либо следы физического насилия, кроме ожогов, было невозможно, так как уже начался процесс разложения.

44. 22 октября 2003 года следователи приказали провести судебно-медицинскую экспертизу останков Шемы и Шамани Индербиевых, а также попросили экспертов определить причину их смерти, возможные причины и степень повреждений, следы пулевых ранений и их количество.

45. 23 октября 2003 года Бюро экспертных судебных экспертиз Чечни (далее – «Бюро») сообщило следователям, что состояние тел Шемы и Шамани Индербиевых, по всей видимости, подверженных действию высокой температуры, не позволило им получить необходимую информацию в ответ на запрос следователей.

46. 2 ноября 2003 года расследование уголовного дела № 50080 было приостановлено ввиду невозможности установить личности преступников.

47. 3 апреля 2004 года (в представленных документах дата также указана как 1 апреля 2004 года) заместитель прокурора Чечни отменил решение о приостановлении расследования как безосновательное и преждевременное, а также приказал следователям возобновить производство и принять меры по установлению личностей военнослужащих из воинской части № 3737, участвовавших в военной операции в Старопромысловском районе г. Грозный в январе 2000 года, и предоставление объяснений расхождениям в свидетельских показаниях, данных заявителем, ее сестрой Мобарик Индербиевой и Я.З.

48. 10 апреля 2004 года следователи снова направили запрос в РОВД с просьбой найти свидетелей убийства сестер заявителя среди жителей соседних домов.

49. 12 апреля 2004 года следователи вновь произвели осмотр места преступления; никаких улик найдено не было.

50. В различные дни в апреле 2004 года следователи допросили несколько свидетелей, включая М.С., Р.М., М.Иб., Т.Ш., Х.Д., Р.Х., А.Х., Ф.М., М.Х. и М.О., все из которых заявили, что на тот момент они проживали в других местах и не были свидетелями рассматриваемых событий; однако в какой-то момент они узнали от своих родственников и соседей о том, что сестры заявителя Шема и Шамани были убиты российскими военнослужащими, а их тела были найдены позднее в подвале.

51. 15 мая 2004 года следователи направили запрос в Центральный архив Министерства внутренних дел России (далее – «МВД») с просьбой предоставить им следующую информацию:

«…в ходе расследования было установлено участие военнослужащих из воинской бригады № 205 в преступлении [убийстве сестер заявителя].

Согласно данным, предоставленным Северо-Кавказским штабом внутренних войск Министерства внутренних дел в ответ на наш запрос, документы, касающиеся проведения особых операций в Чеченской Республике в 1999, 2000, 2001 и 2002 гг., были переданы в Центральный архив Министерства внутренних дел.

На основании данной информации прошу Вас … установить, какие отряды и из каких воинских частей и подразделений Министерства внутренних дел несли службу или располагались в период с октября 1999 года по февраль 2000 года в Старопромысловском районе г. Грозный …, а также определить местоположение данных отрядов и частей на данный момент…

… также просим Вас объявить список подразделений воинской бригады № 205 Вооруженных сил России, участвовавших в военной операции в г. Грозный… в период с октября 1999 года по февраль 2000 года в Старопромысловском районе г. Грозный…»

52. 16 мая 2004 года следователи снова направили запрос в РОВД с просьбой найти свидетелей событий, включая пожилую русскую пару, рассказавшую заявителю об обстоятельствах убийства ее сестер, и доставить ее для допроса.

53. 8 июня 2004 года расследование уголовного дела было вновь приостановлено ввиду невозможности установить личности преступников.

54. 9 июля 2004 года надзирающий прокурор отменил решение о приостановлении расследования как безосновательное и преждевременное, а также приказал следователям принять такие меры, как установление личностей военнослужащих из воинской части № 3737, участвовавших в военной операции в Старопромысловском районе г. Грозный в январе 2000 года. Прокурор также приказал предоставить объяснения расхождениям свидетельских показаниях заявителя, ее сестры Мобарик Индербиевой и Я.З., а также найти пожилую русскую пару, рассказавшую заявителю об обстоятельствах убийства ее сестер.

55. 15 июля 2004 года следователи вновь допросили сестру заявителя Мобарик Индербиеву, которая заявила, что она узнала об обстоятельствах убийства ее сестер от заявителя, и что территория, на которой произошло убийство, в тот момент находилась под полным контролем российских войск.

56. 2 августа 2004 года следователи допросили И.А., который заявил, что он не был свидетелем убийства, но узнал от своих родных и соседей о том, что сестры заявителя были убиты в ходе «зачистки», проводимой российскими военнослужащими, которых местное население прозвало «тюремщиками».

57. В тот же день, 2 августа 2004 года, следователи допросили А.Г., чье изложение событий являлось аналогичным тому, которое представил И.А.

58. 9 августа 2004 года расследование уголовного дела было приостановлено в третий раз ввиду невозможности установить личности преступников.

59. 18 октября 2004 года надзирающий прокурор отменил решение о приостановлении расследования как безосновательное и преждевременное и приказал следователям принять необходимые меры, назначенные на 9 июля 2004 года. Расследование было возобновлено в тот же день.

60. 21 октября 2004 года следователи допросили К.С., чье изложение событий являлось аналогичным тому, которое представил И.А. (см. пункт 56 выше).

61. 18 ноября 2004 года расследование уголовного дела было приостановлено в четвертый раз ввиду невозможности установить личности преступников.

62. 14 декабря 2004 года надзирающий прокурор вновь отменил решение о приостановлении расследования как безосновательное и преждевременное и приказал следователям принять необходимые меры, включая те, что были назначены 9 июля и 18 октября 2004 года. Расследование было возобновлено в тот же день, а заявитель была уведомлена о данном решении.

63. 14 января 2005 года расследование уголовного дела было вновь приостановлено ввиду невозможности установить личности преступников, а меры, назначенные надзирающим прокурором, приняты не были.

64. 27 января 2005 года следователи направили запрос в РОВД с просьбой найти свидетелей убийства и доставить их для вопроса. В тот же день следователи направили запрос в Архив Северо-Кавказской сети военной связи с просьбой предоставить им сведения о том, какая воинская часть располагалась в тот момент на территории, где произошли события.

65. 6 декабря 2007 года заявитель подала жалобу в районную прокуратуру на основании того, что расследование убийства ее сестер было неэффективным, и потребовала у следователей предоставить ей материалы расследования.

66. 10 декабря 2007 года следователи частично удовлетворили запрос заявителя и предоставили ей доступ к процедурным документам, в которых была указана информация о следственных мерах, принятых с ее участием.

67. 8 апреля 2008 года заявитель вновь подала жалобу в районную прокуратуру на основании того, что расследование убийства ее сестер было неэффективным, и потребовала у следователей предоставить ей материалы расследования, а также возобновить уголовное производство. Данный запрос остался без ответа.

68. 16 мая 2008 года надзирающий прокурор вновь отменил решение о приостановлении расследования как безосновательное и преждевременное и приказал следователям принять необходимые меры, включая те, что были назначены 9 июля, 18 октября и 14 декабря 2004 года. Расследование было возобновлено в тот же день.

69. 20 мая 2008 года следователи направили запрос в следственный отдел ОГВ с просьбой оказать им содействие в установлении воинской части, располагавшейся на территории событий в период с января по февраль 2000 года, предоставить им список военнослужащих данной части в указанный период, а также предоставить сведения о текущем местоположении данной воинской части.

70. 2 июня 2008 года следователи допросили Я.З. Власти также не предоставили копию показаний в Суд (см. пункт 29 выше).

71. 9 июня 2008 года РОВД сообщило следователям о том, что установить личности пожилой русской пары, являвшихся свидетелями убийства сестер заявителя, невозможно.

72. 16 июня 2008 года расследование уголовного дела было приостановлено в шестой раз ввиду невозможности установить личности преступников.

73. 26 июня 2008 года заявитель вновь подала жалобу в районную прокуратуру на основании того, что расследование убийства ее сестер было неэффективным, и потребовала у следователей предоставить ей материалы расследования, а также возобновить уголовное производство.

74. 30 июня 2008 года следователи ответили на жалобу заявителя, сообщив, что она имеет право получить копию последнего решения о приостановлении расследования.

75. В январе 2009 года (точная дата не указана) надзирающий прокурор вновь отменил решение о приостановлении расследования как безосновательное и преждевременное и приказал следователям принять необходимые меры. Власти не предоставили Суду копию данного документа.

76. 19 января 2009 года расследование по уголовному делу было возобновлено.

77. Власти заявили, что, несмотря на то, что расследование не дало никаких результатов по установлению личностей преступников, совершивших убийство Шемы и Шамани Индербиевых, судопроизводство по-прежнему продолжается. Судя по информации, собранной следователями, сестры заявителя были убиты неизвестными личностями, и «на основании материалов дела нельзя говорить о том, что Шема и Шамани Индербиевы были убиты в результате применения силы со смертельным исходом представителями государства». Власти далее заявили, что государственные органы приняли все возможные меры по расследованию данного преступления.

78. В ответ на запрос Суда предоставить полное содержание материалов расследования уголовного дела № 50080 Власти сообщили, что в Меморандуме от 20 января 2010 года они предоставили «полное» содержание материалов уголовного дела в виде приложения, и что их объем достигает 171 страницу. Однако из предоставленных документов и порядка их нумерации следует, что некоторые документы, как например, показания свидетелей, Властями предоставлены не были, и Суд не получил никаких объяснений по факту отсутствия данных документов.

II. ПРИМЕНИМОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

79. Краткий обзор применимого национального законодательства см. в деле «Гойгова против России» (Goygova v. Russia), от 4 октября 2007 г., жалоба № 74240/01, пункты 63 64.

ПРАВО


I. ВОПРОС ОБ ИСЧЕРПАНИИ ВНУТРЕННИХ СРЕДСТВ ПРАВОВОЙ ЗАЩИТЫ

A. Доводы сторон

80. Власти заявили, что расследование убийства сестер заявителя еще не завершено. Далее они привели довод относительно жалобы по статье 13 Конвенции о том, что заявителю была предоставлена возможность подать в суд жалобу в отношении любых действий или бездействия следственных органов. Она также могла подать заявление о возмещении ущерба в гражданском порядке.

81. Заявитель оспорила довод Властей. Она заявила о том, что единственное доступное средство правовой защиты, уголовное расследование, оказалось неэффективным.

B. Оценка Суда

82. Суд рассмотрит доводы сторон в свете положений Конвенции и соответствующей практики Суда (см. соответствующее изложение в решении по делу «Эстамиров и другие против России» (Estamirov and Others v. Russia) от 12 октября 2006 г. жалоба № 60272/00, пункты 73-74).

83. Суд отмечает, что российская правовая система предусматривает, по сути, два пути обращения за помощью для жертв незаконных и преступных действий Государства или его агентов, а именно гражданские и уголовные средства правовой защиты.

84. Что касается гражданского иска, подаваемого с целью получения компенсации ущерба, нанесенного предполагаемыми незаконными действиями или незаконным поведением представителей Государства, Суд уже постановил в ряде подобных дел, что данная процедура сама по себе не может считаться эффективным средством правовой защиты в контексте жалоб, поданных на основании статьи 2 Конвенции (см. решение по вышеупомянутым делам «Хашиев и Акаева против России» (Khashiyev and Akayeva v. Russia), пункты 119-21 и «Эстамиров и другие против России» (Estamirov and Others), п. 77). В свете вышесказанного, Европейский Суд подтверждает, что заявитель не была обязана прибегать к гражданским средствам правовой защиты. Таким образом, Европейский Суд отклоняет возражение Властей в этом отношении.

85. Что касается уголовно-правовых средств защиты, Суд заявил, что расследование совершенных убийств ведется с 3 мая 2000 года. Заявитель и Власти оспаривают эффективность расследования.

86. Европейский Суд полагает, что возражение Властей поднимает вопросы, затрагивающие эффективность расследования, которые тесно связаны с существом жалоб заявителя. Таким образом, Суд приобщает данное возражение к существу жалобы и считает, что этот вопрос должен быть рассмотрен ниже.

II.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 2 КОНВЕНЦИИ

87. Заявитель предположила, что ее сестры были незаконно убиты представителями государства, и что эффективное расследование по данному делу проведено не было. Она ссылалась на статью 2 Конвенции, которая гласит:

«1. Право каждого лица на жизнь охраняется законом. Никто не может быть умышленно лишен жизни иначе как во исполнение смертного приговора, вынесенного судом за совершение преступления, в отношении которого законом предусмотрено такое наказание.

2. Лишение жизни не рассматривается как нарушение настоящей статьи, когда оно является результатом абсолютно необходимого применения силы:

a)  для защиты любого лица от противоправного насилия;

б)  для осуществления законного задержания или предотвращения побега лица, заключенного под стражу на законных основаниях;

в)  для подавления, в соответствии с законом, бунта или мятежа».

A. Приемлемость жалобы

88. Суд полагает, что, в свете утверждений сторон, жалоба затрагивает серьезные фактические и правовые вопросы на основании Конвенции, решение которых требует рассмотрения дела по существу. Более того, Европейский Суд уже постановил, что возражение Властей относительно исчерпания внутригосударственных средств правовой защиты должно быть приобщено к существу жалобы (см. выше пункт 86). Таким образом, жалоба по статье 2 Конвенции должна быть признана приемлемой.



Б. Предполагаемое нарушение права на жизнь Шемы и Шамани Индербиевых

1. Доводы сторон

89. Заявитель предположила, что ее сестры были незаконно убиты представителями государства, и ссылалась на заключение Суда по вышеупомянутым делам Хашиева и Акаевой (Khashiyev and Akayeva), Гойгова (Goygova), Махаури (Makhauri), Гончарук (Goncharuk) и Тангиевой (Tangiyeva), отмечая, что в тот момент территория находилась под полным контролем российских федеральный сил. Она заявила, что Власти не предоставили иной версии событий.

90. Власти отрицали любое участие представителей государства в убийстве сестер заявителя, а также заявили, что они были убиты неопознанными преступными лицами.

2. Оценка Суда

91. Стороны не оспаривали тот факт, что сестры заявителя были убиты. Власти не утверждали, что исключения, описанные во втором пункте статьи 2, могут быть применимы в настоящем деле. Остается нерешенным вопрос, несет ли государство-ответчик ответственность за смерть сестер заявителя.

92. Суд заявил, что он определил несколько общих принципов установления спорных фактов, в частности, в случаях предполагаемых нарушений статьи 2 (краткое изложение данных принципов см. в вышеупомянутом решении по делу «Эстамиров и другие» (Estamirov and Others), пункты 98-101). На основании данных принципов Суд примет решение о том, несет ли государство ответственность за смерть сестер заявителя, и имело ли место нарушение статьи 2 в связи с этим.

93. Суд установил, что фактические обстоятельства, представленные заявителем, не были оспорены Властями и не противоречили документам, включенным в материалы дела. Следовательно, единственной версией событий, рассматриваемой в ходе расследования, была версия заявителя. Власти не предоставили альтернативного мнения относительно нападения, более того, в ходе расследования была получена информация, подтверждающая предположения заявителя об ответственности представителей государства за смерть ее сестер (см. выше пункт 51).

94. Кроме того, Суд давно постановил, что в случаях, когда рассматриваемые события полностью, или в большей степени, находятся в рамках исключительного ведения государственных органов – как в случае с лицами, находящимися под стражей под контролем данных государственных органов, – обоснованные презумпции факта возникают в отношении травм и смертей, случившихся в период содержания под стражей. Таким образом, Суд постановил, что в случаях, когда лицо берется под стражу в хорошем состоянии здоровья, но у него обнаруживаются травмы в момент выхода на свободу, государство обязано предоставить убедительное объяснение тому, как были получены данные травмы; в противном случае будет возбуждено дело в соответствии со статьей 3 Конвенции (см. решения по делам «Томази против Франции» (Tomasi v. France) от 27 августа 1992 года, пункты 108-11, Series A № 241-A, «Рибич против Австрии» (Ribitsch v. Austria) от 4 декабря 1995 года, пункт 34, Series A № 336 и постановление по делу «Сельмуни против Франции» (Selmouni v. France) [GC], жалоба № 25803/94, пункт 87, ECHR 1999-V). Действительно, в подобных ситуациях бремя доказательства может лежать в рамках обязательств государственных органов (см., inter alia, постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Салман против Турции» (Salman v. Turkey), жалоба № 21986/93, пункт 100, ECHR 2000-VII).

95. Суд также посчитал правомерным провести параллель между ситуацией с заключенными, чье благосостояние зависит от государства, и ситуацией с лицами, пострадавшими или погибшими на территории, находившейся под контролем государственных органов. Данная параллель основана на существенном факте, что в обеих ситуациях рассматриваемые события полностью, или по большей части, лежат в рамках исключительного ведения государственных органов (см. постановление Европейского Суда по делу «Аккум и другие против Турции» (Akkum and Others v. Turkey), жалоба № 21894/93, пункт 211, ECHR 2005-II (выдержки)).

96. Оценка Судом эффективности расследования по вопросу смерти сестер заявителя представлена далее (см. пункты 100 - 107), но уже ясно, что следствию не удалось установить воинские части, предположительно участвовавшие в инциденте, равно как и привлечь к ответственности отдельных лиц. С учетом данных фактов и заявлений Суда, изложенных в постановлениях, на которые ссылалась заявитель, Суд заявил, что заявитель представила достаточное количество доказательств для возбуждения дела по вопросу убийства ее сестер военнослужащими в ходе проведения операции по обеспечению безопасности 10 января (или приблизительно в тот день) 2000 года в Старопромысловском районе г. Грозный, и что Властям не удалось предоставить удовлетворительных и убедительных объяснений данным событиям. Отсутствие заключений в результате проведения уголовного расследования не является достаточным аргументом для освобождения Властей от их ответственности согласно статье 2 Конвенции.

97. На основании вышесказанного Суд установил, что Власти являются ответственными за смерть Шемы и Шамани Индербиевых. Так как Властями не было предоставлено оправдывающих аргументов, Суд установил, что имело место нарушение статьи 2 в отношении ее материально-правового аспекта.



В. Предполагаемая неэффективность расследования

1. Доводы сторон

98. Заявитель утверждала, что государственным органам не удалось провести эффективное расследование обстоятельств смерти ее сестер, что явилось нарушением их процедурных обязанностей в соответствии со статьей 2. Она заявила, что расследование не соответствовало стандартам, установленным Конвенцией и национальным законодательством. В частности, расследование не было проведено своевременно ввиду его несвоевременного начала и несвоевременного принятия необходимых мер. Некоторые следственные меры так и не были приняты, например, обеспечение соответствующих доказательств и проведение допроса военнослужащих, которые могли быть причастны к делу. Расследование продолжалось более десяти лет без каких-либо значительных результатов. Государственные органы систематически не предоставляли заявителю информацию о ходе следствия, и ей не было предоставлено информации о значимых процедурных мерах.

99. Власти в ответ заявили, что расследование было проведено в соответствии с применимым государственным законодательством и стандартами Конвенции.

2. Оценка Суда

100. Суд неоднократно заявлял, что обязательство защищать право на жизнь в соответствии со статьей 2 Конвенции также косвенно требует проведения эффективного официального расследования в тех случаях, когда люди были убиты в результате применения силы. Суд разработал ряд основных принципов, которые необходимо применять в ходе расследования с целью его соответствия требованиям Конвенции (краткое изложение данных принципов см. в решении по делу «Базоркина против России» (Bazorkina v. Russia) от 27 июля 2006 года, жалоба № 69481/01, пункты 117-19).

101. По настоящему делу было проведено расследование по факту убийства сестер заявителя. Европейский Суд должен оценить, соответствовало ли расследование требованиям статьи 2 Конвенции.

102. Суд изначально отметил, что он ранее определил расследование убийств жителей Старопромысловского района, совершенных в январе и феврале 2000 года, как неэффективное и нарушающее требования статьи 2 Конвенции (см. постановления по вышеупомянутым делам «Хашиев и Акаева против России» (Khashiyev and Akayeva v. Russia), пункты 156-66, «Гойгова против России» (Goygova), пункты 76-85, «Махаури против России» (Makhauri v. Russia), пункты 105-14, «Гончарук против России» (Goncharuk v. Russia), пункты 65-71 и «Тангиева против России» (Tangiyeva v. Russia), пункты 88-95). Из представленных документов следует, что по настоящему делу не могло иметь место иное заключение по нижеизложенным причинам.

103. Суд отметил, что государственные органы были в курсе о совершенном преступлении как минимум с мая 2000 года, когда городской прокуратурой было начато уголовное расследование по факту убийств, совершенных в Старопромысловском районе. В июне и июле 2000 года в рамках данного расследования заявитель, ее сестра и мать были допрошены и подтвердили сведения об обстоятельствах, при которых были найдены тела их родных, а также об их захоронении. Однако из этого не следует, что в тот момент были приняты другие меры в целях расследования данных убийств. Спустя более трех лет, в июне 2003 года, документы об убийстве сестер заявителя были переданы в районную прокуратуру с требованием провести отдельное расследование, но государственные органы начали только отдельный этап расследования данного дела в июле 2003 года.

104. Суд далее отметил, что даже самые основные процедурные меры в расследовании были приняты после сентября 2003 года, то есть, более чем через три с половиной года после рассматриваемых событий. Меры, принятые после сентября 2003 года, включали такие важные шаги, как допрос других свидетелей, осмотр места преступления, попытки определить воинские части, которые могли быть вовлечены в совершенные убийства, а также проведение судебно-медицинской экспертизы. Очевидно, что данные меры, если они были нацелены на значительные результаты, должны были быть приняты непосредственно после того, как государственные органы узнали о совершенном преступлении, и, безусловно, в тот же момент, когда было начато расследование. Суд вновь заявил, что в случаях совершения убийства в спорных ситуациях крайне важно, чтобы расследование было начато незамедлительно. С течением времени количество доступных доказательств неизбежно уменьшается, их качество ухудшается, а очевидная неаккуратность вызывает сомнения относительно добросовестности следственных мер, а также заставляет членов семьи проходить через тяжелые испытания (см. решение по делу «Пол и Одри Эдвардс против Соединенного Королевства» (Paul and Audrey Edwards v. the United Kingdom), жалоба № 46477/99, пункт 86, ECHR 2002-II). Подобные, безосновательные в данном случае, отсрочки не только говорят о неспособности государственных органов действовать по собственной инициативе, но и являются нарушением обязательства по соблюдению образцовой аккуратности и своевременности при рассмотрении дела о серьезном преступлении.

105. Суд также отметил, что заявитель была признана потерпевшей только в октябре 2003 года. Даже после этого ей сообщалось только о приостановлении и возобновлении производства, но не о других значительных результатах. Таким образом, следователи не выполнили свое обязательство по предоставлению информации в степени, достаточной для того, чтобы расследование и его результаты соответствовали требуемому уровню общественного контроля, равно как и не обеспечили защиту интересов ближайших родственников в ходе производства.

106. Наконец, Суд отметил, что расследование приостанавливалось и возобновлялось несколько раз, и несколько раз надзирающий прокурор критиковал недостатки в производстве и требовал принятия мер по их исправлению, но данные указания выполнены не были.

107. В свете вышесказанного Суд полагает, что власти не провели эффективное уголовное расследование по факту обстоятельств смерти Шемы и Шамани Индербиевых. Это привело к тому, что в данных обстоятельствах обращение к уголовным внутригосударственным средствам правовой защиты, на которые ссылались Власти, явилось неэффективным. Соответственно, Суд отклонил возражение Властей по данному вопросу и постановил, что имело место нарушение статьи 2 в ее процессуальном аспекте.

III.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 3 КОНВЕНЦИИ

108. Заявитель ссылалась на статью 3 Конвенции, утверждая, что до того как быть убитыми Шема и Шамани Индербиевы подверглись жестокому обращению, и что в результате смерти ее сестер и последовавшей реакции государства она перенесла глубокие душевные страдания, что является нарушением статьи 3 Конвенции. Статья 3 гласит:

«Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию».



Приемлемость жалобы

109. Возвращаясь к первой части жалобы заявителя, Суд отметил, что заявитель не обратилась по данному поводу в соответствующие государственные органы, равно как не предоставила вместе с жалобой документы, подтверждающие ее заявления.

110. Что касается второй части жалобы, Суд отметил, что в настоящем деле речь идет о мгновенном наступлении смерти сестер заявителя в результате взрыва. По данному вопросу Суд обращается к своей практике, согласно которой применение статьи 3, как правило, не распространяется на родственников лиц, убитых представителями государственных органов в нарушение статьи 2 (см. постановление по делу «Ясин Атеш против Турции» (Yasin Ateş v. Turkey) от 31 мая 2005 года, жалоба № 30949/96, пункт 135), или в случаях неоправданного применения силы со смертельным исходом представителями государства (см. постановление по делу «Исаева и другие против России» (Isayeva and Others v. Russia) от 24 февраля 2005 года, жалобы №№ 57947/00, 57948/00 и 57949/00, пункт 229), в противоположность родственникам жертв насильственного исчезновения. Последний подход применяется Судом с учетом продолжительного характера душевных страданий заявителей, чьи родственники исчезли, а также неспособностью заявителей в течение долгого времени выяснить, что с ними случилось (см., помимо прочего, постановление по вышеупомянутому делу Базоркиной (Bazorkina), пункт 141; постановление по делу «Имакаева против России» (Imakayeva v. Russia), жалоба № 7615/02, пункт 166, ECHR 2006-XIII (выдержки), а также постановление по делу «Лулуев и другие против России» (Luluyev and Others v. Russia), жалоба № 69480/01, пункт 115, ECHR 2006-XIII (выдержки)). Что касается настоящего дела, то даже при том, что Суд не сомневается в причиненных заявителю глубоких душевных страданиях в результате трагической смерти ее сестер, тем не менее, ввиду мгновенного характера происшествия, он не считает это нарушением статьи 3 Конвенции (аналогичные ситуации см. в постановлении по делу «Удаева и Юсупова против России» (Udayeva and Yusupova v. Russia) от 21 декабря 2010 года, жалоба № 36542/05, пункты 82 83).

111. Следовательно, жалоба заявителя о нарушении статьи 3 должна быть отклонена в соответствии с подпунктом «а» пункта 3 и пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

IV.  ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ

112. Заявитель подала жалобу на основании того, что производство, инициированное ею в отношении следователей, было несправедливым (см. выше пункт 22). Она ссылалась на статью 6 Конвенции, которая в соответствующей части гласит:

«1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое и публичное слушание дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона».

113. Суд считает, что пункт 1 статьи 6 Конвенции неприменим к рассматриваемому судопроизводству, так как не было речи о споре о гражданских правах и обязанностях заявителя, равно как и об уголовной ответственности в отношении заявителя, как это определено Конвенцией (см., помимо прочего, постановление по вышеупомянутому делу Удаевой и Юсуповой (Udayeva and Yusupova), пункт 86).

114. Из этого следует, что данные жалобы несовместимы ratione materiae с положениями Конвенции в значении подпункта (а) пункта 3 статьи 35 и должны быть отклонены в соответствии с пунктом 4 статьи 35.

V. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ ТРЕБОВАНИЙ СТАТЬИ 13 КОНВЕНЦИИ

115. Заявитель подала жалобу на основании того, что она была лишена эффективных средств правовой защиты в отношении предполагаемых нарушений статьи 2 Конвенции в нарушение статьи 13 Конвенции, которая гласит:

«Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».



A. Доводы сторон

116. Власти настаивали на том, что заявитель имела в своем распоряжении эффективные средства правовой защиты, как того требует статья 13 Конвенции, и что власти не препятствовали ей в осуществлении данных средств. У заявителя была возможность оспорить в суде действия или бездействие следственных органов. Они добавили, что участники уголовного судопроизводства могли также потребовать возмещения убытков в порядке гражданского судопроизводства. Резюмируя, Власти утверждали, что нарушения статьи 13 Конвенции не было.

117. Заявитель настаивала на своей жалобе.

Б. Оценка Суда

1. Приемлемость жалобы

118. Суд полагает, что данная жалоба не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Суд также отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Следовательно, она должна быть признана приемлемой.



2. Существо жалобы

119. Суд повторяет, что при обстоятельствах, когда расследование уголовного дела по факту убийства оказалось неэффективным, как в настоящем случае, что в свою очередь подрывало эффективность любого другого потенциально имеющегося в наличии средства правовой защиты, Власти не выполнили своих обязательств в рамках статьи 13 Конвенции (см. упоминавшееся выше постановление Европейского Суда по делу «Хашиев и Акаева» (Khashiyev and Akayeva), пункт 183).

120. Следовательно, имело место нарушение статьи 13 Конвенции в совокупности со статьей 2 Конвенции.

VI.  ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

121. Статья 41 Конвенции гласит:

«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».



A. Ущерб

122. Заявительница не представила требований о возмещении материального ущерба. Что касается морального вреда, заявительница утверждала, что она перенесла глубокие эмоциональные переживания в связи с потерей своих сестер и неспособностью государственных органов обеспечить проведение эффективного расследования их смерти. Вопрос о размере компенсации она оставила на усмотрение Суда.

123. Власти заявили, что установление факта нарушения Конвенции будет являться достаточно справедливой компенсацией по делу заявительницы.

124. Суд установил факт нарушения по обоим аспектам статьи 2 и статьи 13 Конвенции в отношении смерти сестер заявительницы и неспособностью государственных органов обеспечить проведение эффективного расследования данного дела. Таким образом, Суд признает, что заявительнице был причинен моральный вред, который не может быть компенсирован одним лишь фактом признания нарушения ее прав. Он присуждает заявительнице 100 000 евро (EUR), плюс любые налоги, подлежащие уплате с этой суммы.



Б. Судебные расходы и издержки

125. Интересы заявительницы в суде представлял Д. Ицлаев, адвокат, практикующий в г. Грозный. Заявительница представила договор, заключенный с ее представителем, и график с перечислением расходов и издержек, включавших правовые исследования и составление документов, а также административные расходы и расходы на оплату услуг переводчика. Общая сумма требуемого возмещения расходов и издержек в отношении юридического представительства заявительницы составила 4 306 евро (EUR). Заявитель представила следующий список расходов:

a) 3 637 евро за 24,25 часов опросов свидетелей и составления юридических документов, представленных в Суд и государственные органы по ставке 150 евро в час;

б) 125 евро за административные расходы;

в) 544 евро за расходы на оплату услуг переводчика по ставке 80 евро за 1 000 слов.

126. Власти посчитали жалобу безосновательной, подчеркивая, что соответствующие документы не были надлежащим образом оформлены или подтверждены документальными доказательствами.

127. Европейскому Суду, во-первых, предстоит установить, действительно ли имели место расходы и издержки, указанные заявительницей, и, во-вторых, являлись ли они необходимыми (см. Постановление Европейского Суда по делу «МакКанн и другие против Соединенного Королевства» (McCann and Others v. the United Kingdom) от 27 сентября 1995 г., пункт 220, Series A № 324).

128. Принимая во внимание подробности представленных заявительницей сведений, Суд считает эти ставки разумными и отражающими фактически понесенные расходы. Европейский Суд отмечает, что данное дело было довольно сложным и требовало исследования и подготовки в размере, требуемом заявительницей.

129. Принимая во внимание подробности представленных заявительницей сведений, Европейский Суд присуждает ей 4 000 евро, включая любой налог, который может быть взыскан с заявительницы; данная сумма должна быть переведена на указанный заявительницей банковский счет ее представителя.

В. Проценты за просрочку платежа

130. Суд считает, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной учетной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

1. Решил приобщить возражение Властей относительно исчерпания внутригосударственных уголовно-правовых средств защиты к существу жалобы и отклонил его;


2. Объявил жалобы в рамках статей 2 и 13 Конвенции приемлемыми, а остальную часть жалобы – неприемлемой;
3. Постановил, что имело место нарушение статьи 2 Конвенции в ее материально-правовом аспекте в отношении Шемы и Шамани Индербиевых;
4. Постановил, что имело место нарушение статьи 2 Конвенции в части непроведения эффективного расследования обстоятельств смерти Шемы и Шамани Индербиевых;
5. Постановил, что имело место нарушение статьи 13 Конвенции в совокупности со статьей 2 Конвенции;
6. Постановил:

a) что Государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления Постановления в законную силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявительнице следующие суммы в российских рублях по курсу, установленному на день выплаты:

(i) 100 000 евро (сто тысяч евро) заявительнице в качестве компенсации морального вреда, плюс любые налоги, которыми может облагаться данная сумма;

(ii)  4 000 евро (четыре тысячи евро) в счет возмещения издержек и расходов, подлежащие перечислению на банковский счет представителя, плюс любые налоги, которые могут подлежать уплате заявительницей;

б) что по истечении вышеуказанного трехмесячного срока на названную выше сумму до момента ее выплаты подлежат начислению простые проценты в размере предельной учетной ставки по займам Европейского центрального банка плюс три процента;
7. Отклонил остальные требования заявительницы о справедливой компенсации.

Составлено на английском языке, уведомление о постановлении направлено в письменном виде 27 марта 2012 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.



Сорен Нильсен Нина Вайич
Секретарь Председатель





Смотрите также:
Заседание по делу, вынес следующее постановление, утвержденное в тот же день
336.34kb.
1 стр.
Заседание по делу, вынес следующее постановление, утвержденное в тот же день
414.56kb.
3 стр.
Заседание по делу, вынес следующее постановление, утвержденное в тот же день
268.69kb.
1 стр.
Заседание по делу, вынес следующее постановление, утвержденное в тот же день
496.99kb.
3 стр.
Заседание по делу, вынес следующее постановление, утвержденное в тот же день
293.92kb.
1 стр.
Постановление Страсбург, 15 ноября 2007 года) Европейский суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе: Л. Лукаидеса, Председателя Палаты, Н. Ваич, А. Ковлера, Э. Штейнер, Х. Гаджиева, Д. Шпильманна, >Дж. Малинверни, судей
263.08kb.
3 стр.
Постановление Страсбург, 6 декабря 2007 года) Европейский суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе: Х. Л. Розакиса, Председателя Палаты, Л. Лукаидеса, Н. Ваич, А. Ковлера, Э. Штейнер, Х. Гаджиева, >Дж. Малинверни, судей
478.14kb.
2 стр.
Постановление Страсбург, 8 ноября 2007 года) Европейский суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе: Л. Лукаидеса, Председателя Палаты, Н. Ваич, А. Ковлера, Э. Штейнер, Д. Шпильманна, С. Е. Йебенса, >Дж. Малинверни, судей
535.72kb.
4 стр.
Постановление По делу № а 474-14. 32/11 о назначении административного наказания
128.95kb.
1 стр.
«Физико – математическое ралли»
55.67kb.
1 стр.
Урок мужества в 9 б классе, посвященный 70-летию битвы под Москвой. Классный руководитель Наумова И. И. Вклад коломенцев в борьбу с фашистами
76.21kb.
1 стр.
Заседание 309 2 Организационное заседание
28.81kb.
1 стр.