Главная
страница 1страница 2 ... страница 17страница 18

Е. П. БЛАВАТСКАЯ

«Нет религии выше Истины!»





СЕРИЯ

«Белый Лотос»

СБОРНИК СТАТЕЙ

Новый Цикл



Москва

Издательство «Сфера»

2001


Содержание

От редакции

Парадоксальный мир

Примечания к «Древней империи Китая»

Брак и развод

Культ Митры

О псевдотеософии

Следует ли нам, провеивая зерно, питаться одними плевелами?

Мудрец любит истину, глупец — лесть

Ты отверг материю и ухватился за тень

Невежество — вовсе не благословение

Семейство «безбожников» и многообразие составляющих его видов

Не гонись за двумя зайцами

Истоки обрядности в церкви и масонстве

Теософские вопросы

Новый цикл

Размышления о карме и перевоплощении

Сигнал опасности

Наш цикл и следующий за ним

Путеводный свет Неведомого

«Это все кошка!»

Сила предрассудков

Восьмое чудо

Адьярская загадка

Наши три цели

I. Братство

II. Восточная философия, литература и т.д.

III. Оккультизм

Приложение 1

Приложение 2

Приложение 3

Словарь иностранных слов и выражений

ОТ РЕДАКЦИИ

Настоящий сборник продолжает собрание философской публицистики Е.П.Блаватской. В нем представлены статьи, опубликованные в журналах «Lucifer» (Лондон) и «La Revue Theosophique» (Париж) в 1889 г.

Во многих статьях, опубликованных в этом году, Е.П.Блаватская так или иначе возвращается к подведению итогов пройденного и к закладыванию основ нового. Это относится и ко многим проблемам уходящего века, и к Теософскому Обществу. Она прямо указывает на то, каким необычным в истории человечества был 1889 г., открыто говорит о его эволюционном значении и призывает со всей ответственностью задуматься над происходящим. В ее статьях звучит трезвая оценка XIX века, его проблем и достижений, анализ Е.П.Блаватской всеобъемлющ, и читая о парадоксальности мира, поневоле проникаешься мыслью об анализе собственно эволюции человека, звучит не только анализ общества, его устоев, духовного развития, но и анализ цикла, в котором мы живем и следующего за ним. Живя в конце века, мы понимаем стремление подвести итоги уходящего столетия. Е.П.Блаватская как бы вместе с нами подводит итоги тысячелетия и закладывает фундамент будущего развития.

Разве не знакомы такие слова:

«...из всех прошедших столетий наш девятнадцатый век был наиболее преступным. Он преступен своим отвратительным эгоизмом; своим скептицизмом, который корчит гримасы при появлении любой идеи, выходящей за рамки материального; своим идиотическим безразличием ко всему, что непосредственно не связано с низшей сущностью».

«Таков наш век, ныне с таким шумом, но к счастью для всех, готовящийся к своему финальному прыжку в вечность. Из всех прошедших веков этот — наиболее откровенно жесток, развращен, аморален, кичлив и нелеп».

Кажется, будто речь идет о нашем, XX, веке. И как странно сейчас звучат слова из последнего пророчества Гюго, сейчас, когда мы знаем, что принес нам этот век.

«В двадцатом веке войны умрут, эшафоты умрут, вражда умрет, королевская власть умрет, догмы умрут, но человек будет жить...И потому все приветствуют благородный двадцатый век, который примет наших детей, и который наши дети получат в наследство!»

В конце жизни знания, которыми обладает Е.П.Блаватская, становятся еще более глубокими, все более щедро она делится ими. Уже опубликована «Тайная Доктрина», создана Эзотерическая Секция, в этом году вышли в свет «Ключ к теософии» и «Голос Безмолвия» и многое, что не вошло в эти книги, Е.П.Б. щедро рассыпает по страницам своих статей, торопясь передать их всем ищущим, всем, кто желает стать настоящим теософом и кто наделен необходимой для восприятия новых знаний интуицией.

И как напоминание, как призыв к действию звучит оттуда, из XIX века:



«Человек... волен выбирать: позволить ли волнам мистической эволюции нести его вперед без всякого сопротивления с его стороны; или же пытаться плыть против течения этой моральной и психической эволюции, чтобы в конце концов утонуть в им же самим созданном водовороте. Весь мир с его центрами возвышенной мысли и человеческой культуры, с его средоточиями политической, артистической, литературной и деловой жизни, пребывает ныне в беспорядке и нестабильности; все в нем сотрясается и рушится, медленно, но неотвратимо, продвигаясь к обновлению. И никто из его обитателей не может и не должен оставаться слепым, так как не приходится рассчитывать на то, что кому-то удастся сохранить нейтралитет между двумя противоборствующими силами: необходимо сделать выбор в пользу одной из них, чтобы не быть раздавленным обеими».

ПАРАДОКСАЛЬНЫЙ МИР

Развесьте уши. К вам пришла Молва.
А кто из вас не ловит жадно слухов?
Я быстро мчусь с востока на закат,
И лошадью в пути мне служит ветер.
Во все концы земли я разношу
Известья о делах земного шара.
Я сшила плащ себе из языков,
Чтоб ими лгать на всех наречьях мира.
Нет выдумки такой и клеветы,
Которой я б ушей не засорила.
Я говорю про мир в канун войны.
И я вооруженьями пугаю
В дни тишины, когда земля полна
Какой-нибудь совсем другой заботы...

Шекспир. Генрих IV
Что ж, я могу с улыбкой убивать,
Кричать: "Я рад!" – когда на сердце скорбь.
И увлажнять слезой притворной щеки
И принимать любое выраженье.

Шекспир. Генрих VI
Мы живем в век предрассудков, лицемерия и парадоксов, вынуждающий многих из нас беспомощно и бесцельно вертеться, подобно подхваченным вихрем сухим листьям, разрываясь между присущим нам чувством справедливости и страхом перед жестоким деспотом, имя которому общественное мнение. Да, жизнь наша похожа на водоворот, образованный двумя противоборствующими течениями, одно из которых несет нас вперед, а другое отбрасывает назад; одно побуждает нас вцепиться мертвой хваткой во все то, что мы считаем правильным и истинным, как в спасительную соломинку, которая только и может удержать нас на плаву, тогда как другое стремится опрокинуть нас, раздавить и в конце концов утопить, захлестнув безжалостной циклопической волной общепринятых приличий и тупого, капризного и вечно блуждающего общественного мнения, основанного на злобной клевете и праздных сплетнях. В наше время вовсе не нужно быть честным, искренним и праведным, чтобы выклянчить себе признание и лавры достойного человека. Для этого достаточно просто быть удачливым лицемером или каким-то загадочным и непонятным для самих счастливцев образом приобрести популярность. В наш век, по словам миссис Монтэгю, "всякий порок скрывается лицемерием, во всякой добродетели подозревают лицемерие... а подозрительность приравнивается к мудрости". И потому никто не знает, во что ему верить и что отвергать, а наилучшим способом стать образцом всех добродетелей в ослепленных восторженной верою глазах сограждан является, опять-таки, популярность.

Но как же можно приобрести эту самую популярность? На самом деле довольно просто. С волками жить – по-волчьи выть. Отдавай дань уважения распространенным в ваше время порокам, изображай восторг при упоминании популярных на текущий день посредственностей. Плотно закрывай глаза при виде всякой истины, если она чем-то не нравится общепризнанным пастырям человеческого стада, и не забывай вместе с ними нападать на несогласное меньшинство. Низко кланяйся перед господствующим хамством и приветствуй громоподобными аплодисментами любую попытку зарвавшегося осла лягнуть умирающего льва, ныне – падшего идола. Потакай распространенным предрассудкам, придерживайся общепринятых условностей и моды – и вскоре станешь популярным. Смотри же, твое время пришло. И не будет большой беды в том, если ты окажешься грабителем, а заодно и убийцей: все равно ты будешь возвеличен и окружен ореолом всевозможных добродетелей. К тому же перед тобою откроются еще более широкие перспективы безнаказанного злодейства, что красноречиво подтверждает трюизм, заключенный в турецкой поговорке "Непойманный вор честнее бея". Предположим, что человек, сочетающий в себе качества Сократа и Эпиктета, вместе взятых, вдруг стал непопулярен. И что от него тогда останется? Неясный разум госпожи Молвы уловит лишь курносый нос да истерзанное неутомимым бичом хозяина тело раба. Сестры-близнецы – Общественное Мнение и миссис Гранди1 – вскоре позабудут все его классические труды. Их женский аспект, встав на сторону Ксантиппы2, милосердно изыщет тысячу благовидных причин, оправдывающих все вылитые ею на бедную плешивую голову помои, и с не меньшим рвением примется выявлять всевозможные скрытые пороки этого греческого мудреца. А их мужской аспект разглядит своим мысленным взором лишь исхлестанное тело и вскоре присоединится к стройному хору публичной клеветы, преследующей души обоих философов даже после их физической смерти. Результат: наш Сократ-Эпиктет выйдет из этой душегубки черным, как смола, так что к нему будет даже страшно прикоснуться. И теперь, на многие зоны вперед, очерненный подобным образом человек будет обречен на непопулярность.



То же самое наблюдается и в искусстве, и в политике, и даже в литературе. "Проклятый святой и почтенный злодей" стали знамениями нашего времени. Истина и факт пришлись не ко двору и были изгнаны из общества, а тот, кто осмеливается защищать непопулярных людей или непопулярные веши, сам рискует стать anathema maranatha. Распространенный ныне образ жизни оскверняет всякого, кто приблизится к порогу цивилизованного общества, и если суровый приговор Лаватера справедлив, то в нашем мире действительно нет места для тех, кто не готов стать отпетым лицемером. Ибо "тот, кто по доброте душевной или из покладистости характера изображает радость при появлении нежеланного гостя, – в тысячу раз больший лицемер, чем тот, кто в глаза говорит нелицеприятную правду", – пишет этот знаменитый физиономист. Казалось бы, все это должно провести жирную разграничительную линию, навсегда отнимающую у Общества шанс быть преображенным в "Чертог Истины".

Из-за этого мир изнывает теперь от духовного голода. Тысячи и миллионы людей отворачиваются от антропоморфного ритуализма. Они не верят более в личностного пастыря, или Владыку, однако это никоим образом не мешает им присутствовать каждое воскресенье на "богослужении", а во все остальные дни недели разглагольствовать о своей непоколебимой верности собственной церкви. Другие миллионы ринулись, очертя голову, в спиритуализм, христианскую и ментальную науку и прочие аналогичные мистические занятия. Но лишь очень немногие из них решились бы открыто высказать свои взгляды в присутствии скептиков. Большинство образованных мужчин и женщин, исключая разве что самых рьяных материалистов, горят желанием познать тайны природы и даже таинства древних магов – неважно, подлинные они или мнимые. Даже наши ежедневные и еженедельные газеты признают факт существования в прошлом знания, ставшего ныне книгой за семью печатями практически для всех, за исключением очень и очень немногих. Но хватит ли какой-нибудь из них смелости без сарказма описать не пользующиеся признанием и популярностью феномены, известные под названием "спиритуалистических", или беспристрастно освещать вопросы теософии, или хотя бы воздерживаться от язвительных замечаний и оскорбительных эпитетов при ее упоминании? Они готовы со всем внешним почтением говорить об огненной колеснице Илии или даже о столе и кровати, обнаруженных Ионой в чреве кита, или объявлять со своих страниц сбор средств на организацию научно-религиозных экспедиций с целью выудить из вод Красного моря утонувшую золотую зубочистку фараона либо отыскать в пустыне обломки каменных скрижалей. Но при этом они не обращают внимания ни на один факт, как бы убедительно он ни был доказан, если он исходит от человека, связанного с теософией или спиритуализмом, даже если это будет самый порядочный из живущих на земле людей. Почему? Да потому, что Илия, улетающий в небеса на своей колеснице, является ортодоксальным библейским (и, следовательно, популярным и общепринятым) чудом; в то время как медиум, левитирующий под самым потолком, есть непопулярный факт даже не чудо, но просто феномен, объясняющийся магнетическими, психофизиологическими и даже физическими причинами. С одной стороны, безмерные претензии на ученость и цивилизованность, утверждения, что наука придерживается исключительно фактов, устанавливаемых индуктивными методами на основе наблюдений и экспериментов, слепая вера во всемогущество физической науки – той науки, которая фыркает и бросается грязью в сторону метафизики, хотя сама кишит "рабочими гипотезами", основанными на умозаключениях, противоречащих не только умозрительному мышлению, но зачастую даже здравому смыслу. С другой стороны, слепая и рабская привязанность как раз к тому, что ортодоксальная наука отвергает с ехидными насмешками, а именно: к фараоновой зубочистке, колеснице Илии и ихтиографическим исследованиям Ионы. При этом ни одному редактору ни одной газеты даже не приходит в голову мысль о несообразности этих вещей и об абсурдности их совмещения. Напротив, этот редактор, ничтоже сумняшеся, помещает рядом на странице новейшую обезьянью теорию какого-нибудь материалистически мыслящего Ч.К.О.3 и древние как мир рассуждения о свойствах яблока, приведшего Адама к грехопадению; и к каждой из статей добавляет хвалебное редакторское примечание, подчеркивая тем самым, что обе они заслуживают его почтительного внимания, потому что обе они популярны, каждая у своей категории поклонников.

***


Но разве все редакторы не являются прирожденными скептиками, и разве не демонстрируют многие из них очевидную склонность к тайнам архаической древности, на которую обращает самое пристальное внимание в своих исследованиях Теософское Общество? Например, "Evening Standard" явно интересуется такими вещами, как "тайны пирамид", "ритуалы Изиды" и "ужасные традиции храма Вулкана с их теориями, направленными на трансцендентальные рассуждения". Вот что эта газета некогда написала о "Египетских мистериях"4:

Даже сейчас мы знаем крайне мало об истоках древних религий Мемфиса и Фив... Следует также помнить, что все эти идолопоклоннические мистерии всегда хранились в глубокой тайне, поскольку иероглифические надписи на протяжении всех этих столетий были понятны только посвященным. Известно, что Платон ездил в Египет, чтобы учиться у тамошних жрецов, Геродот посещал пирамиды, Павсаний и Страбон восхищались символами, высеченными на их внешнем покрытии, такими огромными, что надо было бежать вокруг пирамиды, чтобы их прочесть. Однако никто из них так и не взял на себя труд проникнуть в их смысл и значение. Все они как один ограничились распространением тех милых сказок, которые пересказали или придумали для удовлетворения любопытства иностранцев египетские жрецы и простолюдины. При этом сами распространители далеко не всегда верили в их истинность.

Обвинение Геродота и Платона, которые были посвящены в египетские мистерии, в том, что они распространяли милые сказки, придуманные египетскими жрецами, и отчасти верили им, – это что-то новое. Другое обвинение состоит в том, что Геродот и Платон отказались "взять на себя труд" изучить смысл и значение иероглифов. Ну конечно, раз они оба "распространяли" сказки, которые не признает ни один ортодоксальный христианин и ни один ученый материалист, то может ли признать их за правду редактор ежедневной газеты? И все же приводимая в статье информация и редакторские замечания свидетельствуют о широком кругозоре и относительной свободе от распространенных предрассудков. Процитируем еще несколько абзацев, дабы читатель мог убедиться в этом сам:

С незапамятных времен существует традиция, утверждающая, что пирамида Хеопса была связана системой подземных ходов с Храмом Изиды. Указания и намеки древних авторов на существование целого подземного мира, который действительно был создан для нужд суеверных египетских мистерий, странным образом согласуются друг с другом... Подобно истокам Нила, каждое из направлений исследования в области египтологии неизменно скрывается за завесой таинственности. Кажется, что не только на Сфинксе, но и на всей этой стране лежит заклятие загадочного молчания. Некоторые ее тайны уже прояснились для нас в той или иной степени благодаря исследованиям Уилкинсона, Роулинсона, Бругша и Петри5; но вряд ли мы сможем многое узнать о том, что скрыто от нас за завесой времени6. Мы не смеем надеяться даже на то, что нам удастся представить себе в полной мере всю славу Фив в период их расцвета, когда город имел тридцать миль в окружности, по нему протекала величественная река и в каждом его квартале возвышались многочисленные дворцы и храмы. И тирания эфиопских жрецов, по приказу которых цари ложились и умирали, навсегда останется одной из увлекательнейших загадок древнего жречества...7

В Древнем мире существовала традиция, согласно которой египтяне имели реальную возможность раскрыть секрет бессмертия, поскольку в их стране сохранились в зашифрованном виде многие утраченные человечеством тайны допотопного мира, в том числе тайна "Эликсира Жизни". Легенда также гласит, что где-то под пирамидами на протяжении долгих столетий лежит, скрытая от людских глаз, Изумрудная Скрижаль, на которой еще до потопа Гермес начертал секрет алхимии. К тому же все эти слухи и легенды заставляли людей думать, что в Египте сокрыты и другие, еще более грандиозные чудеса. Например, в Городе Мертвых, расположенном к северу от Мемфиса, на протяжении многих столетий создавались возвышавшиеся одна над другой пирамиды, где на стенах внутренних коридоров и комнат высеченных в скале гробниц была записана непонятными знаками... мистическая мудрость египтян... Огромный подземный мир, согласно той же традиции, простирался от Александрийских Катакомб до Фиванской Долины Мертвых, и с этим миром было связано немало загадочных вещей, кульминацией которых, как мы можем предположить, являлась церемония посвящения в религиозные мистерии пирамид. Удивительно, но эта легенда дошла до нас сквозь множество столетий в практически неизмененном виде, о чем свидетельствует тот факт, что различные ее версии отличаются друг от друга лишь малозначительными деталями. Не приходится сомневаться в том, что упомянутая церемония была очень жестокой. Претендентов подвергали столь ужасным испытаниям, что многие из них умирали, а выжившие не только приобретали в полном объеме все жреческие привилегии, но и считались воскресшими из мертвых. Насколько нам известно, принято было также считать, что им приходилось даже спускаться в преисподнюю... Кроме того, им позволялось испить из чаш Изиды и Озириса воду жизни и смерти, после чего их облачали в священные одежды из белого, без каких-либо иных цветов и оттенков, полотна и возлагали им на головы мистический символ посвящения – золотого кузнечика. Им... преподавали эзотерические доктрины в священной школе Мемфиса. Только жрецам и претендентам было известно местонахождение этих подземных святилищ и галерей, расположенных как раз под наземным городом и являвших собою своего рода подземное отражение его величественных храмов. Считалось, что где-то в этих глубоких склепах хранились "семь каменных скрижалей", на которых было записано все "знание допотопной расы, указания звезд с начала времен, анналы еще более раннего мира и все величественные тайны неба и земли"8. И там же, если верить все той же мифологической традиции ...скрывались от людских глаз змеи Изиды, имевшие мистическое значение, о котором мы сейчас можем лишь смутно догадываться. Пока памятники молчат, никакая определенность в египтологии невозможна, а за тридцать столетий многие напоминания о прошлом были безжалостно уничтожены и исчезли без следа.

***


Разве не напоминает это страницу из "Разоблаченной Изиды" или еще какого-нибудь из наших теософских сочинений – минус теософическое истолкование? Почему автор статьи говорит о 30 столетиях, если египетский зодиак на потолке Храма Дендеры указывает на три тропических года, или 75 000 солнечных лет? Однако слушайте дальше:

Мы можем в какой-то мере представить себе жуткое великолепие Фиванского некрополя и усыпальниц в Бени-Хасан9... Огромные затраты средств и труда на строительство "домов вечности" для усопших монархов, чудеса самих пирамид, равно как и других царских гробниц, богатые украшения их стен, набальзамированные тела – все это позволяет нам заключить, что огромный подземный мир представлял собой полномасштабный прототип реального мира наверху. Но отражал ли истину этот первобытный культ, воплощавший идею возобновления жизни по истечении какого-то продолжительного цикла, сейчас невозможно определить из-за обилия разнообразных научных предположений.

Эти "научные предположения" пока еще не очень далеко ушли, поскольку все они носят материалистический характер и связаны так или иначе с солнцем. Но если автор "Египетских мистерий" не желает прислушиваться к объяснениям членов Теософского Общества по причине непопулярности последнего и если он игнорирует многочисленные факты, изложенные в "Разоблаченной Изиде", "Тайной Доктрине", "Theosophist" и т. п., несмотря на то что эти факты не менее часто и убедительно подтверждаются классическими авторами и современниками мистерий, жившими в Египте и Греции, нежели заключения современных египтологов, то почему бы ему не обратиться к Оригену10 или хотя бы "Энеиде", где он также может обнаружить конкретный ответ на свой вопрос? Догмат о возвращении души, или эго, спустя 1 000 или 1 500 лет в новое тело (ставший ныне теософским учением) рассматривался как религиозная истина со времен глубочайшей древности. Вот что написал об этом посмертном тысячелетнем существовании Вольтер:

Вера в воскресение [вернее, "перевоплощение"] по прошествии десяти столетий перешла к грекам, ученикам египтян, и к римлянам [только к их посвященным], ученикам греков. Ее упоминание можно обнаружить в VI книге "Энеиды" [ст. 748-750], где изложена суть мистерий Изиды и Цереры Элевсинской:

Has omnes, ubi mille rotam volvere per annos,

Lethaeum ad fluvium Deus evocat agmine magno:



Scilicet immemores supera ut convexa revisant11.

Эта "вера" перешла от язычников-греков и римлян к христианам и дожила до нашего времени, хотя и в сильно искаженном влиянием сектантства виде, ибо она породила концепцию тысячелетия. Ни один язычник, даже из низов общества, не верил в то, что душа должна вернуться в свое прежнее тело; однако в это верят цивилизованные христиане, поскольку день Воскресения всей плоти является универсальной догмой, а милленаристы12 ждут к тому же второго пришествия Христа на землю, где он будет править на протяжении тысячи лет.

***

Все статьи, подобные процитированной выше, являются парадоксами нашего времени, свидетельствующими об укоренившихся предрассудках и предубеждениях. Ни консервативный и ортодоксальный редактор "Evening Standard", ни кто-либо из радикальных и неверующих редакторов множества других лондонских газет никогда не согласится беспристрастно или хотя бы спокойно выслушать мнение ни одного теософского автора. В уста древних фарисеев и саддукеев вложен вопрос: "Может ли быть что доброе из Назарета?" "Можно ли ожидать чего-нибудь от теософии, кроме пустой болтовни?" – повторяют вслед за ними современные поборники ханжества и материализма.



Разумеется, нет. Ведь мы так безнадежно непопулярны! И к тому же теософы, более всех остальных написавшие о тех вещах, о которых, по словам "Evening Standard", "мы сейчас можем лишь смутно догадываться", выглядят в глазах паствы миссис Гранди "паршивыми овцами", по недосмотру объявившимися в христианских культурных центрах. Получив доступ к тайным писаниям Востока, прежде недоступным миру непосвященных, вышеупомянутые теософы имеют уникальную возможность изучать и постигать истинную ценность и значение "величественных тайн неба и земли" и изыскивать напоминания о прошлом, казавшиеся безвозвратно утерянными для стремящегося к знанию человечества. Но что это меняет? Могут ли люди, столь далекие от святости в глазах большинства, живые воплощения всяческого порока и греха, по мнению многих милосердных душ, вообще что-нибудь знать? Нашим самоуверенным критикам даже не приходит в голову, что все их обвинения могут быть просто следствием предвзятости и агрессивного неприятия, что заведомо лишает их какой-либо юридической (да и логической) силы. О нет! Но думали ли они когда-нибудь о том, что в соответствии с их собственными принципами всю деятельность того, кого они называют Величайшим, мудрейшим и скромнейшим из людей, следует также признать крайне непопулярной, а бэконовскую философию предать анафеме и стараться держаться от нее подальше? В наш парадоксальный век, как мы знаем, ценность литературного произведения определяется не присущими ему достоинствами, но признанными качествами – формой носа и популярностью (или непопулярностью) его автора. Процитируем в качестве примера излюбленное замечание одного из ярых противников "Тайной Доктрины". Оно было высказано так называемым ученым ассириологом теософу, по настоянию которого он прочел эту книгу. "Что ж, – сказал он, – я готов согласиться с тем, что в ней есть несколько фактов, заслуживающих внимания знатока древностей и подходящих для научного обсуждения. Но кому хватит терпения перечитать 1 500 страниц нудной метафизической болтовни ради пары-другой фактов, какими бы интересными они ни были?"

О imitatores, servum pecus! Однако с каким удовольствием вы принялись бы за работу, не жалея ни времени, ни средств, чтобы извлечь две или три унции золота из нескольких тонн кварца и прочей пустой породы...

***


Итак, мы видим, что цивилизованный мир и его обитатели всегда несправедливы, ибо насаждают один закон для богатых и могущественных и совершенно иной закон – для бедных и невлиятельных. Общество, политика, бизнес, литература, искусство и наука, религия и этика – все пронизано парадоксами, противоречиями, несправедливостью, ненадежностью и эгоизмом. Сила стала правом, причем не только в колониях и не только для подавления "цветных". Богатство обеспечивает безнаказанность, а бедность чревата осуждением "по закону" даже невиновных, поскольку неимущие лишены возможности платить юристам, что отнимает у них естественное право обращаться в суд за сатисфакцией. Намекните хотя бы в частной беседе на то, что некий субъект, имеющий дурную славу нувориша, разбогатевшего за счет грабежа и вымогательства или же благодаря нечистой игре на фондовой бирже, – самый настоящий вор, и закон, за помощью к которому он обратится, разорит вас штрафами и судебными издержками, а вдобавок еще и упечет вас в тюрьму за клевету, ибо "чем выше истина, тем больше клевета". Но если состоятельному вору вздумается публично оболгать вас, то, обвини он вас хоть в нарушении всех десяти заповедей сразу, – если вы хоть чуточку непопулярны, открыто называете себя атеистом или же чересчур радикальны в своих взглядах – никого не будет волновать, насколько вы, возможно, честны и порядочны на самом деле, все равно вам придется проглотить эту ложь и позволить ей укорениться в умах людей; или же подайте на него в суд, рискуя сотнями или даже тысячами из собственного кармана в обмен на пару фартингов13 компенсации за моральный ущерб! Поглядите на богатых спекулянтов, которые по договоренности вздувают цены на фондовой бирже на те акции, которые они стремятся всучить ничего не подозревающей публике, готовой наброситься на все, что растет в цене. И посмотрите на несчастного клерка, которого неуемная страсть к рискованным предприятиям, подстегнутая, надо сказать, примером тех же самых богатых капиталистов, побудила совершить мелкую растрату, – праведный гнев капиталистов по этому поводу не будет иметь границ. Они готовы изгнать из своей среды даже одного из собственных собратьев, если он был настолько неосторожен, что оказался уличенным в связях с этим проворовавшимся бедолагой! И при всем этом какая страна более всех похваляется своим христианским милосердием и кодексом чести, если не старая добрая Англия? Да, у вас есть солдаты и поборники свободы, которые освоили новые смертоносные пулеметы – последнее изобретение ваших поставщиков смерти – и разгромили с их помощью укрепление в Солайме, попутно разорвав на куски оборонявших его полувооруженных дикарей только потому, что где-то слышали, будто эти несчастные "черномазые" могут потревожить ваши поселения. И при этом вы отправляете на тот же самый континент свои грозные флотилии со множеством солдат под лицемерным предлогом спасения от рабства тех самых чернокожих, которых вы только что разорвали в клочья! Какая еще страна мира может похвастать таким количеством филантропических обществ, благотворительных организаций и щедрых жертвователей, как в Англии? И где еще на земной поверхности есть город, в котором было бы больше нищеты, пороков и голода, чем в Лондоне, хоть его и можно по праву назвать королем богатых столиц? Ужасающая нищета, грязь и лохмотья на каждом углу вынуждают признать правоту Карлейля14, который назвал закон о бедняках болеутоляющим средством, но не лекарством. "Блаженны нищие", – говорил ваш Богочеловек. "Прогнать оборванных, голодающих нищих с улиц нашего Вест-Энда!"15 – кричите вы, рассчитывая на помощь ваших полицейских сил, и при этом называете себя Его "смиренными" последователями. Именно безразличие и презрение высших классов к низшим заронили и размножили в последних тот вирус, болезненными проявлениями которого стали самоуничижение, жестокое равнодушие и цинизм, превращающие людей в диких и бездушных животных, обитающих ныне в берлогах Уайтчепела16. Поистине могущественны силы твои, о христианская цивилизация!

***


Но разве наше теософское "Братство" не смогло уберечься от этой инфекции нашего парадоксального века? Увы, нет. Как часто мы слышим призывы к отмене "вступительных взносов", причем со стороны наиболее состоятельных теософов! Многие из них были франкмасонами и состояли одновременно в двух организациях – Теософском Обществе и своих масонских ложах. А ведь для вступления в последние им приходилось выкладывать сумму, в десять раз превышающую тот скромный фунт стерлингов, в который им обошелся членский билет Теософского Общества. Как "сыновья вдовы"17 они были вынуждены платить большие деньги за каждый жалкий бриллиантик, пожалованный им в знак приобретенного ими достоинства, и всегда должны были держать руки наготове в карманах, чтобы выкладывать немалые суммы на приобретение необходимых принадлежностей и организацию роскошных банкетов, на которых подавались изысканные яства и дорогие вина. Однако все это никак не повлияло на их почтительное отношение к франкмасонству. Но как часто нашему несчастному Президенту-Основателю, полковнику Г. С. Олькотту, приходилось выслушивать язвительные упреки в том, что он продает теософию по фунту за голову! Тот, кто трудился с 1 января до 31 декабря на протяжении десяти лет под палящим солнцем Индии, смог на этот жалкий фунт вступительных взносов и редкие пожертвования поддерживать работу штаб-квартиры, открыть несколько свободных школ и, наконец, построить и открыть в Адьяре библиотеку редких санскритских сочинений; но как часто при этом его осуждали, критиковали и превратно истолковывали двигавшие им мотивы. Что ж, теперь наши критики могут быть довольны. Не только вступительные взносы, но даже и те два шиллинга, которые ежегодно должны были выплачиваться членами Общества, дабы помочь покрыть расходы на проведение ежегодных съездов в Мадрасской штаб-квартире (кстати говоря, эту огромную сумму в два шиллинга всегда выплачивали далеко не все, но лишь ограниченное число теософов), – все это теперь отменено. 27 декабря прошлого года "Устав был полностью переписан; вступительные взносы и ежегодные выплаты были отменены, – пишет теософ-стоик из Адьяра. – Мы перешли на строго добровольное финансирование. Так что теперь, если наши коллеги не платят, мы просто голодаем и закрываемся – вот и все".

Смелая и достохвальная реформа, но в то же время весьма опасный эксперимент. "Ложа Блаватской Теософского Общества" с самого своего основания (восемнадцать месяцев тому назад) не взимала никаких вступительных взносов, а в результате вся тяжесть затрат легла на плечи полудюжины наиболее преданных и решительных теософов. Последний Ежегодный финансовый отчет Адьяра вскрыл к тому же некоторые любопытные факты и парадоксальные несоответствия, существующие в недрах Теософского Общества в целом. На протяжении многих лет наши добрые христианские друзья, англо-индийские миссионеры, распускали и поддерживали фантастические легенды о персональной жадности и продажности "Основателей". Непропорционально большое число членов, которые по причине своей бедности были освобождены от уплаты каких-либо взносов, включая вступительные, при этом не бралось в расчет, данный факт просто проигнорировали. Наша преданность делу, как выяснилось, была лишь притворством; мы сами оказались волками в овечьей шкуре, озабоченными лишь выколачиванием денег посредством гипнотизирования и надувательства "бедных темных язычников" и "доверчивых атеистов" Европы и Америки. Приводились даже цифры: оказывается, 100 000 теософов (а именно столько нам приписали) должны были принести нам 100 000 фунтов стерлингов и т. д. и т. п.

Но вот час расплаты настал; и, коль скоро наш Генеральный отчет был напечатан в "Theosophist", мы можем просто упомянуть его здесь как парадокс, имеющий место в сфере теософии. Финансовый отчет включал в себя перечень всех наших денежных поступлений – от пожертвований до вступительных взносов со времени нашего переезда в Индию, то есть с февраля 1879-го, а значит, на протяжении десяти лет ровно. Общая сумма составила 89 140 рупий, или около 6 600 фунтов стерлингов. И как бы вы думали, распределились наиболее крупные суммы из 54 000 рупий пожертвований, полученных Теософским Обществом (включая Отделения), по различным странам и континентам? Взгляните на цифры:

в Индии – 40 000 рупий

в Европе – 7 000 рупий

в Америке – 700 рупий!!

Итого: 47 700 рупий, или 3 600 фунтов стерлингов.

Двое "жадных Основателей" за эти годы выложили из собственных карманов почти такую же сумму, в результате чего остались двое неимущих бедняков; практически – два теософа-паупера18. Но мы гордимся своей нищетой и не сожалеем ни о трудах, ни о жертвах, которые мы возложили на алтарь того благородного дела, коему решили посвятить себя без остатка. А эти цифры мы публикуем просто как еще один аргумент в свою защиту и как великолепный образчик парадоксов, которые следует записать на счет наших недоброжелателей и клеветников.


Статья впервые опубликована в журнале "Lucifer", Vol. III, № 18, February, 1889, p. 441-449; на русском языке – Блаватская Е. П. Новый цикл. – М., Сфера, 2001. С. 7-25. Пер. Ю. А. Хатунцева.

ПРИМЕЧАНИЯ К «ДРЕВНЕЙ ИМПЕРИИ КИТАЯ»

[Эндрю Т.Сибболд прислал в редакцию пространный очерк, посвященный историческому развитию Китайской империи и характеру ее цивилизации и верований. В конце к нему было добавлено несколько замечаний за подписью «Амаравелла», с выражением несогласия с отдельными заявлениями Сибболда и теософической интерпретацией некоторых изложенных им выводов и фактов. Е.П.Б. также снабдила очерк серией собственных примечаний к различным его фрагментам, фразам и словам.]

[Исходя из того, что в 10-й главе книги «Бытие» изложены некоторые факты, не вызывающие возражений.] Наши корреспонденты имеют полное право высказывать собственное мнение и достаточно широкую свободу в изложении своих религиозных или даже сектантских взглядов. И все-таки здесь необходимо провести разграничительную линию, ведь если нам говорят, что библейская версия эволюции рас и их этнического распространения «не вызывает возражений», то не попросят ли нас затем признать и библейскую хронологию после Ноя, и рассказ об Адамовом ребре, и в придачу яблоко в его буквальной трактовке? Однако от этого мы предпочли бы отказаться. Поистине печально видеть, как толковую статью портят ссылки на библейские аллегории, приводимые в качестве доказательств.

[Появление китайской расы было предопределено другими расами.] И все это менее чем за 2000 лет до Рождества Христова (1998), если верить библейской хронологии? Известно, что китайская раса принадлежала к тому же этническому и историческому типу, что и сейчас, уже за несколько тысячелетий до н.э. Один китайский император приказал казнить двух астрономов за то, что они не смогли предсказать затмение, и случилось это более чем за 2000 лет до н.э. Так к какому же виду допотопных животных принадлежал Ной, если этот «адамит» смог породить троих сыновей, принадлежавших к совершенно несхожим расовым типам, а именно: родоначальника арийской, или кавказской, расы, монголоида и африканского негра?

[Воцарение Юя — первого правителя нации — имело место предположительно где-то в девятнадцатом веке до Рождества Христова.] Первый император — внук Чу Сяня, основателя династии Цинь, от которой произошло европейское название Китая (China), жил в VI в. до н.э. Но череда китайских правителей уходит далее в прошлое и теряется в глубине веков. Однако даже девятнадцать столетий переносят китайскую расу через Потоп, оставляя ее при этом вполне исторической.

[Все попытки возвести китайскую историю к более ранней древности, нежели двадцатое столетие до Рождества Христова, не имеют под собой никакого исторического обоснования.] Китайские хронологические анналы по сей день хранят имена многочисленных династий, восходящих к периоду между 3 000 и 4 000 годом до н.э. Так почему же мы, чья история за пределами 1 г. н.э. (даже эта дата признается ныне сомнительной!) представляет собой сплошные догадки, позволяем себе исправлять хронологии других наций, гораздо более древних, чем наша собственная? Если даже Вильгельм Телль вызывает сомнения как реальный исторический персонаж, а образ короля Артура тает в окутавшем Лондон историческом тумане, то какие же основания, помимо неприлично завышенного самомнения, есть у нас, европейцев, утверждать, что мы знаем китайскую или какую-либо другую дохристианскую хронологию лучше, нежели народы, составлявшие и сохранившие свои собственные хроники?

[Возможно, такие люди, как... Чунь-хэ, Хуан-цзе... действительно существовали, если только мы не должны отнести их появление на счет фантазии.] Ничуть не более, чем появление тех же Патриархов и указания на время их жизни.

[...Отделять их от других потомков Ноя.] Полагаем, что сейчас нет уже ни одного хоть сколько-нибудь авторитетного антрополога или этнолога (даже среди духовных лиц, коим небезразлична их репутация в научном мире), который всерьез рассматривал или провозглашал бы Ноя прародителем человечества. Использование этого персонажа в качестве альтернативы современным научным теориям следует признать приемом, мягко говоря, немного устаревшим. Только м-р Гладстон19 мог бы себе такое позволить.

[...Искусство идеографического письма или нанесения резных изображений.] По подсчетам Бунзена, на эволюцию и развитие китайского языка должно было уйти по меньшей мере 20 000 лет. Прочие филологи могут с этим не согласиться, но вряд ли кто-то из них станет производить «небожителей» от Ноя.

[В самом начале правления Шанской династии Е Инь передал своему монарху письменную петицию.] Как это может быть, если в «Биографической энциклопедии» Найта мы читаем, что, по словам комментатора Хуа Пу (276—324 н.э.), сочинение «Шаньхай цзин» [«Канон гор и морей»] было написано за 3000 лет до его времени, «семью династиями ранее»? Его составил Кун Цай, или Чун-Чжу, «на основе надписей, выгравированных на девяти урнах по приказу правителя Юя в 2255 г. до н.э.»20.

[...Относительно идеи персонификации концепции Божества.] Ни один китаец никогда не верил в персонифицированного Бога, но верил только в Небо в абстрактном смысле; причем его многочисленные «Правители» в совокупности своей как раз и составляют это самое «Небо». Это подтверждает любая философия и любая секта: от Лао-цзы и Конфуция до самых молодых сект и буддизма. Бог, обозначаемый местоимением «Он», вообще неизвестен в Китае.

[Китайцы никогда не помышляли о создании какого-либо образа Всевышнего.] Именно так, потому что разум китайца слишком философичен, чтобы создавать для себя образ Всевышнего Абсолюта по своему (китайскому) подобию.

[Кем были «шестеро Почитаемых»... неизвестно.] «Шестеро Почитаемых» имеются у каждого народа, у которого есть культ, основанный на астрономии. «Бог» — это Солнце. Маздеистский Ахура Мазда и его шестеро Амшаспендов21 суть позднейшая эволюция 12 знаков зодиака, разделенных на шесть двойных домов, седьмым при этом остается Солнце, всегда рассматривающееся как представитель (или синтез) остальных шести. Как говорит Прокл: «Создатель сотворил небеса, числом шесть, а в качестве седьмого поместил в середину огонь Солнца» («Тимей»). Эта же идея доминирует в христианстве (особенно римско-католическом), проявляясь как идея Солнца-Христа, который является также Михаилом, и его шести или семи Очей, или Духов Планет. «Шесть — семь» это подвижные и взаимозаменяемые числа, тесно связанные друг с другом во всякой религиозной символике. Как справедливо отмечает м-р Дж. Мэсси, есть семь кругов у горы Меру и шесть параллельных хребтов вокруг нее; семь проявлений света и только шесть дней творения и т.д. Тайна «двойного неба» является одной из древнейших и наиболее каббалистических, а шесть залов, притворов и пр. в большинстве древних храмов, с совершающим богослужение жрецом, символизирующим Солнце и седьмой персонаж, можно назвать лишь одним примером из огромного множества аналогичных символов.

[Считалось, что духи умерших знают о том, как живут их потомки, и могут вмешиваться в их жизнь.] Христианские страны ревностно подражают в этом плане китайцам, поскольку уже, наверное, около сотни миллионов их обитателей являются спиритуалистами, явными или тайными.

[...Люди династии Шан были очень суеверны.] Но почему бы тогда не выявить, пользуясь случаем, еще более темное суеверие, касающееся Ноя и компании? Неужели наши собственные «доктрины» так навсегда и останутся единственными ортодоксиями, а все те, что принадлежат другим народам, — ересями и «суевериями»?

[В классических книгах китайцев упоминается небо, но ничего не сказано ни о преисподней, ни о чистилище.] И это убедительно доказывает филосо

фичность китайского ума. Было бы неплохо, если бы они отправили пару-другую своих миссионеров в Ламбет-Паллас22.

[Правитель Ву... распределил знать по пяти рангам, начиная с князей и далее вниз.] В соответствии с пятью коренными расами, появившимися на земле к настоящему времени.

Статья впервые опубликована в журнале «Lucifer», Vol. III, № 18, February, 1889, p. 479—485, Vol. IV, № 20, April, 1889, p. 141—148; на русском языке — Блаватская Е.П. Новый цикл. — М., Сфера, 2001. С. 26—31. Пер. Ю.А.Хатунцева.


следующая страница >>
Смотрите также:
Сборник статей новый Цикл Москва Издательство «Сфера» 2001
4211.38kb.
18 стр.
Сборник статей гималайские Братья Москва Издательство «Сфера» 1998
4873.04kb.
20 стр.
Сборник статей наука Жизни Москва Издательство «Сфера» 1999
3166.5kb.
10 стр.
Сборник статей астральные тела и двойники Москва Издательство «Сфера» 2000
4236.75kb.
16 стр.
Сборник статей терра Инкогнита Москва Издательство «Сфера» Российского Теософского Общества 1997
4287.05kb.
22 стр.
Сборник статей в поисках Оккультизма Москва Издательство «Сфера» Российского Теософского Общества 1996
4180.19kb.
20 стр.
Сборник статей и материалов, посвящённых традиционной культуре Новосибирского Приобья Новосибирск 2009
1265.09kb.
12 стр.
Сборник статей Издательство "Искусство" Москва 1972
4957.07kb.
32 стр.
Сборник статей «Новый Цикл» серии «Белый Лотос»
336.43kb.
1 стр.
Сборник статей москва издательство «изобразительное искусство»
5597.94kb.
30 стр.
Сборник Издательство "путь к себе" Москва 1996 знаменитые йогини. Женщины в буддизме. Сборник. М.: Тоо "
3546.11kb.
12 стр.
Н. А. Назарбаев Президент Республики Казхастан Источник: Н. А. Назарбаев и евразийство: сборник
70.48kb.
1 стр.