Главная
страница 1
Журнал «РБК»

февраль 2009


Биржа – зеркало экономики

Президент биржи ММВБ Константин Корищенко рассказал журналу «РБК» о причинах кризиса на российском фондовом рынке

Михаил Лосев
Год назад аналитики рассуждали об устойчивости российского фондового рынка, поддерживаемого крепкими тылами реальной экономики. Неужели мировой кризис разрушил эти самые тылы настолько, чтобы оправдать то катастрофическое обесценение активов, которым запомнится прошедший 2008-й? Может, с самим рынком что-то не так? Такие вопросы корреспондент журнала «РБК» задал Константину Корищенко, который сейчас возглавляет биржу ММВБ, а прежде занимал должность зампредседателя Банка России, курирующего операции на финансовых рынках. Также он руководил биржей РТС и работал топ-менеджером крупной инвестиционной компании. В общем, г-на Корищенко можно смело назвать одним из отцов-основателей отечественного рынка ценных бумаг.

Константин Николаевич, от болевого шока 1998-го российский фондовый рынок отходил год, а то и два. А сколько времени ему понадобится, чтобы зализать раны, полученные в 2008-м?

Многие пытаются подобрать исторические аналоги нынешнему кризису. Одни говорят, что ничего подобного мир не видел с 1929 года, другие вспоминают 1998-й. Мне как-то попалось одно исследование с таким красивым графиком под названием «Четыре медведя» (по числу четырех крупных кризисов, которые произошли за последние 100 лет). Читать все это интересно, а вот практические выводы делать надо очень аккуратно. В 1929-м я, к счастью, не жил, а вот события 1998-го помню хорошо. И могу утверждать: сравнение сегодняшних проблем с теми не выдерживает никакой критики. Тогда кризис разразился из-за того, что страна жила не по средствам, теперь ситуация совсем иная. Да, отдельные люди или группы людей тратили больше, чем реально могли себе позволить, но в целом Россия за последнее десятилетие сформировала достаточно большие финансовые резервы. В 1998-м вопрос стоял так: где найти деньги? Если найти их невозможно, как реструктурировать долги? Может быть, девальвировать валюту, чтобы помочь экономике? Сейчас задача принципиально другая. Она состоит в том, чтобы рационально использовать те огромные ресурсы, которые накоплены в виде бюджетных фондов и золотовалютных резервов.

Коль скоро фундаменталии нашей экономики прочны (хотя, очевидно, и ухудшились), можно ли говорить о том, что стремительное обесценение российских активов во второй половине 2008 года носило характер чисто биржевого кризиса?

Как вы лодку назовете, так она и поплывет. В мультике про капитана Врунгеля при спуске яхты на воду в ее названии «Победа» отвалились две первые буквы — получилась «Беда». Так же и здесь. Многие пытаются повесить этот ярлык на биржевые рынки только потому, что общеэкономические проблемы проявились на них в наиболее «красочной» форме. Биржевого кризиса, в моем понимании, у нас нет. Не надо забывать, что биржа, как и некоторые другие общественные институты, — это всего лишь зеркало, в котором отражаются общие закономерности, тренды и явления. В настоящий момент главная тенденция в глобальном масштабе — кризис перепроизводства кредита. Еще в недавнем прошлом львиная доля финансовых ресурсов поступала в экономику через классические кредитно-депозитные каналы. Однако в последние годы огромную силу набрал процесс секьюритизации, при которой практически любой актив может быть трансформирован в финансовый инструмент путем выпуска производной ценной бумаги или контракта. Так появились фьючерсы на погоду, нефть, фрахт и пр. Благодаря секьюритизации, когда инвестор предоставляет деньги реципиенту, покупая у него финансовый инструмент, биржи стали важнейшим каналом поставки денег в экономику. Вот почему раньше биржевые крахи вроде тех, что произошли в США в 1929 или 1987 году, были в каком-то смысле локальными, а теперь они приводят к довольно длительным и масштабным негативным последствиям.

Вы говорите о кредитном кризисе, но ведь в России перепроизводства кредита не наблюдалось. Почему же отечественный рынок пострадал так сильно?

Мировой кризис начался в 2007-м на рынке subprime. Национальные рынки оказались подвержены этой заразе через международных инвесторов, которые, скажем так, не особенно сильно различают активы в Корее, России или Венесуэле.

Они формируют портфель и придерживаются определенной его структуры, а в случае нарушения пропорционально продают свои активы. Поэтому все рынки падали более-менее одинаково. И разговоры о том, что Россия пострадала намного сильнее других, несколько искусственны. Надо учитывать, что индексы считаются в разных валютах и по разным алгоритмам. Скорее нужно сравнивать снижение стоимости сырьевых индексов с падением индексов ценных бумаг. Тогда вы увидите, что почти все упало на сопоставимые величины. Наш рынок в значительной степени был проинвестирован за счет внешних денег и в существенно меньшей — за счет внутренних сбережений. Это и привело к тому, что он оказался под очень серьезным воздействием внешних финансовых потоков.

Международные инвесторы — люди искушенные. А когда, по-вашему, российские инвесторы оправятся от психологического шока?

Об этом судить трудно, но я могу предложить — и в шутку, и всерьез — следующую идею. Вы, наверное, знаете, что для оценки адекватности курса валюты иногда используется так называемый индекс Биг Мака. Нечто подобное можно применить и для оценки настроений инвесторов. Хорошо известно, что во время финансовых катаклизмов люди больше потребляют дешевых, доступных продуктов. Растет популярность фастфуда. Статистика на примере Америки утверждает, что в последнее время число посетителей «Макдоналдса» увеличилось. Поэтому можно построить график съедаемых Биг Маков, и, если показатель начнет стабилизироваться, а затем падать, значит, к людям возвращается уверенность в завтрашнем дне и скоро рынок пойдет в гору. Что же касается рядовых российских инвесторов, то в сентябре–октябре 2008-го темпы роста клиентских счетов физических лиц на ММВБ составили 4–5%, а это в 2–2,5 раза выше, чем в предыдущие месяцы.

Не поторопились ли они? Может, стоило присмотреться к тому, как ведут себя профессиональные игроки?

Вообще-то так называемые профессиональные инвесторы действительно работают более грамотно. Во всяком случае, они быстрее реагируют на поступающие новости, из-за чего рядовые «частники» обычно оказываются в роли догоняющих. Но именно сейчас сложилась противоположная ситуация, весьма уникальная. Многие крупные институциональные инвесторы вынуждены разбираться с возвратом кредитов, которые они набрали. Им попросту не до инвестиций, даже если нынешние цены на активы кажутся привлекательными. А вот у «нормальных», не обремененных долгами инвесторов есть шанс войти в рынок, что называется, по хорошим ценам и сполна отыграть возможности, которые открываются раз в 10 или даже 20 лет. Иными словами, тем, у кого сегодня есть деньги, очень повезло.

Рядовые инвесторы склонны считать, что состоятельные люди лучше информированы о ситуации в экономике или отдельных компаниях. По вашему ощущению, «элите» удалось избежать хотя бы серьезных убытков?

Способность «влиятельных людей» извлекать пользу из своего положения сильно преувеличена. С точки зрения возможности вызывать сильные движения рынка важнее другой фактор — кредит. Когда вы способны купить актив, который, как вам кажется, будет расти в цене, потом заложить его и получить кредит и так снова и снова (то есть вы существенно наращиваете собственную позицию за чужой счет), тогда вы можете влиять на цены своими сделками. Следовательно,

степень могущества определяется, во-первых, способностью занимать деньги и, во-вторых, их стоимостью. Вплоть до рыночного обвала денег было много и они были дешевыми, что неизбежно вело к раздуванию пузыря. Однако в определенный момент этот процесс достиг кульминации и начался обратный — так называемый делеверидж [раскредитование — Прим. «РБК»]. Его жертвами становятся те, кто к данному моменту слишком закредитован. Очевидно, что к большинству обычных инвесторов это не относится. Но я хочу подчеркнуть, что делеверидж — не какая-то особая болезнь фондового рынка, а общая беда экономики. Посмотрите, что происходит в секторе недвижимости: кто больше всех строил, кто больше набрал кредитов на строительство, тот сейчас в самом тяжелом положении. Как говорится, опасна не высокая скорость, а резкое торможение.

Накануне кризиса на отечественном фондовом рынке наблюдалось избыточное использование заемных средств?

Леверидж [кредитный рычаг — Прим. «РБК»] — это не параметр рынка, это характеристика инвестора. Так называемая маржинальная торговля имеет отношение не к рынку, а к балансу того человека или организации, которые осуществляют сделки с ценными бумагами. Если мы посмотрим на рынок США, то там нет понятия маржинальной торговли — там регулируется уровень кредита под обеспечение ценных бумаг. Риск возникает тогда, когда на единицу собственного капитала инвестор берет слишком много заемных средств, и неважно, идет речь о финансовой или нефинансовой организации, фондовой бирже или реальном секторе экономики. Избыточный кредит опасен везде. Нельзя сказать, что отечественные инвесторы чересчур заигрались на заемные деньги, но это именно то, что произошло с глобальными фондами, роль которых на нашем рынке очень велика. Для возврата средств клиентам они были вынуждены избавляться от любых активов, в том числе российских, по любым ценам. Это так называемое бегство капитала. В России, Индии, Китае и США фондовые рынки пострадали из-за одного и того же. Длительный период дешевых денег в каком-то смысле развратил инвесторов, притупил у них чувство реальности.



Центробанки ведущих стран всеми силами продлевают эпоху дешевых денег. Чем это закончится?

Сейчас мы видим подкачку огромных средств в первом эшелоне: от центрального банка в банковскую систему — с целью предотвращения ее коллапса. До поры до времени это нестрашно. Но как только ситуация устаканится и люди начнут думать не о том, как сворачивать балансы, а о том, как их разворачивать, центробанкам придется позаботиться, чтобы навес этой ничем не обеспеченной денежной массы не разрушил экономику. Перефразируя слова известного экономиста, когда веселье достигает определенного градуса, главное — вовремя убрать бутылку со стола.


Смотрите также:
Биржа – зеркало экономики
62.8kb.
1 стр.
Таро зеркало души
1273.69kb.
6 стр.
В выпуске: Московская биржа намерена провести ipo на своей площадке Московская биржа планирует в 2018 г направить на дивиденды 50% чистой прибыли
625.35kb.
4 стр.
Предлагаемые паки: «Интернет», «Здоровье», «Биржа», а также «Здоровье +» и«Биржа-Старт»
13.17kb.
1 стр.
Торжественное мероприятие, посвященное 95-летию образования органов загс россии 18 декабря в конференц-зале делового центра «Рыбная биржа»
32.31kb.
1 стр.
Сумеречные охотники — 3
4940.51kb.
22 стр.
Что отражает зеркало?
64.92kb.
1 стр.
«Зеркало». 2013. 26 января.№16. С. Ильхам Алиев договорился о “переносе” Давоса в Баку Среди обсуждаемых тем форума неблагоприятное состояние экономики России и инопланетяне Рауф Оруджев
76.67kb.
1 стр.
Роль солидарной информационной экономики в модернизации россии
222.08kb.
1 стр.
B g r u s p a r t n e r s дистрибютерный центр сельскохозяйственная биржа пловдив, Болгария июль, 2009
930.04kb.
7 стр.
Курс лекций «Теория ценных бумаг»
3141.07kb.
37 стр.
Курс лекций «Теория ценных бумаг»
2261.17kb.
27 стр.