Главная
страница 1страница 2 ... страница 8страница 9

ДНИ


СЛАВЯНСКОЙ

ПИСЬМЕННОСТИ

И КУЛЬТУРЫ

Министерство образования

Российской Федерации

Тверской государственный университет

Научная библиотека

Дни славянской письменности и культуры


Сборник докладов и сообщений
Выпуск 6

Тверь 2002

УДК 808.1

ББК 81.141-8м8


Редакционная коллегия:

Директор Научной библиотеки ТвГУ

Е.И. Березкина,

Доктор исторических наук, профессор

И.Г. Воробьева (отв. ред.),

Зам. директора Научной библиотеки ТвГУ

Л.Е. Козловская,

Доктор физико-математических наук, профессор

Ю.Г. Пастушенков

Дни славянской письменности и культуры: Сборник докладов и сообщений. Вып. 6. - Тверь, 2002. - 82 с.


В юбилейный сборник, посвященный 10-летию празднования «Дней славянской письменности и культуры» в Тверском государственном университете, вошли доклады и сообщения, прозвучавшие на празднике в 1996-2001 гг.

УДК 808.1

ББК 81.141-8м8

©Тверской государственный

университет, 2002
Предисловие
Дни славянской письменности и культуры отмечаются в нашей стране с 1986 г. по примеру болгарского национального праздника в честь славянских просветителей Кирилла и Мефодия. Первые торжества состоялись в Мурманске, потом последовали Вологда, Новгород, Минск, Смоленск, Москва, Белгород, Владимир, Кострома, Ярославль, Псков. В 1992 г. в Москве на Славянской площади был открыт памятник святым равноапостольным Кириллу и Мефодию, а день 24 мая был объявлен государственным праздником славянской письменности и культуры.

Преподаватели и студенты, сотрудники Научной библиотеки Тверского университета отмечают этот праздник проведением научных конференций, организацией книжных выставок, конкурсов грамотеев и чтецов. Первые научные чтения состоялись по инициативе профессоров — филолога Розы Дмитриевны Кузнецовой и историка Марэна Михайловича Фрейденберга.

С 1992 г. Дни славянской письменности и культуры проводятся в университете регулярно. Они проходят под девизом “Славянский мир — единство и многообразие”. Главными организаторами праздника стали проректор по научной работе профессор Ю.Г. Пастушенков и директор Научной библиотеки университета Е.И. Березкина. На торжественном открытии с развернутым докладом обычно выступает ректор университета профессор А.Н. Кудинов. В украшенном весенними цветами зале звучат похвальные слова славянским первоучителям, давшим всем славянам единое письмо. В гости приглашаются известные ученые-слависты, представители тверского духовенства, болгарские студенты из университета свв. Кирилла и Мефодия города Тырново, побратима Твери. Праздник наполняется звучанием живой славянской речи, студенты говорят на украинском, белорусском, сербском, польском, чешском языках. Тверские народные песни и танцы исполняет фольклорный ансамбль филологического факультета “Славяночка” и другие коллективы Твери. На празднике студенты впервые услышали православный хор “Новая Корчева”.

На филологическом, педагогическом и историческом факультетах, а также в библиотеке проходят научные конференции. На них приглашаются архивисты, краеведы, сотрудники музеев, студенты и школьники города. Возникла традиция издания сборников докладов и сообщений. Настоящий выпуск содержит тексты выступлений последних лет.


И.Г. Воробьева,

доктор исторических наук



О.М. ЛЕВША, М.В. СТРОГАНОВ
СЛОВО О ПЕРЕЛОЖЕНИИ МОЩЕЙ

СВЯТОГО БЛАГОВЕРНОГО КНЯЗЯ МИХАИЛА


Слово о переложении мощей святого благоверного князя Михаила известно в пяти списках, хранящихся в ГАТО. Четыре из них относятся к концу XVII – началу XVIII в. (Рукописная коллекция, № 504, 549, 1299, 1307), один – ко второй половине XVIII в. (он входит в состав жития князя Михаила, составленного архимандритом Макарием; Рукописная коллекция, № 26). Все списки практически идентичны и различаются лишь разной степенью сохранности рукописи. Ниже мы публикуем перевод текста Слова по списку из сборника № 1299. Этот текст представляет собой наиболее сохранную рукопись, поэтому более других удобен для сверок и идентификации. Дополнительный фрагмент Слова – о Романе Боборыкине – отсутствует в рукописи № 549, а в рукописи № 504 перенесен в другое место.

Слово продолжает традицию в описании чудес князя Михаила, на­чатую Пространной редакцией повести о князе Михаиле и Словом на обретение мощей князя Михаила. Вместе с тем оно отражает процесс упорядочения гражданской жизни России в середине XVIII в., что проявилось и в почитании русских святынь.

Подготовка текста и примечания О.М.Левша и М.В.Строганова, перевод М.В.Строганова.
Месяца сентября в 30 день.

Слово о переложении честных мощей блаженного великого князя

Михаила Ярославича Тверского чудотворца
Завещал некогда Иосиф и заклял сынов Израилевых о костях своих, чтобы перенести их из Египта в землю обетованную, о том и Писание говорит. И заклял Иосиф сынов Израилевых, говоря: снизойдет, о да снизойдет на вас Бог, если вынесете кости мои отсюда с собою. И это завещание выполнил и в действие произвел Бог через Моисея, как и во Второй книге пишется: и взял Моисей кости Иосифовы с собою1.

Восхотел и ныне <Бог> к вящему прославлению угодника своего блаженного князя Михаила совершить и в действие произвести, чтобы честные мощи его были переложены смиренномудрым Лаврентием, архиепископом Тверским и Кашинским2. Ибо так привык Бог всякими способами славящих его прославлять, чтобы незабвенны были благодения Его к роду человеческому и чудеса Его святых. Совершилось же это благое и достопамятное дело в царствование благочестивого тишайшего самодержавнейшего великого государя нашего царя и великого князя Алексея Михайловича, всей Великой и Малой и Белой Руси самодержца, и сына его благороднейшего и Христолюбивого царевича государя нашего и великого князя Алексея Алексеевича3, в достоприятное архипастырство святейшей великой соборной апостольской российской церкви священноначальника великого архиерея святейшего Никона, архиепископа великого царствующего города Москвы и всей Великой и Малой и Белой Руси патриарха4. Тогда же соблаговолил Бог содержать престол святейшей соборной апостольской церкви в Твери преждеупомянутому смиренномудрому Лаврентию, архиепископу Тверскому и Кашинскому, который был потом митрополитом царствующего города Казани и Свияжска5, по решению всещедрого Бога, по правилам святых духоносных апостолов и святых Богоносных отцов наших, и по повелению благочестивейшего тишайшего самодержавнейшего великого государя нашего царя и великого князя Алексея Михайловича, всей Великой и Малой и Белой России самодержца, и великого архипастыря святейшего Никона, архиепископа царствующего великого города Москвы и всей Великой и Малой и Белой России патриарха, согласно с мнением и благословением всего священного собора российской митрополии, который решал о нем.

И вот тогда ниспослано было на нас, на все российское государство, из-за наших грехов, и на окрестные города и деревни, наказание эпидемиею, как и сказал Господь пророкам: если обратитесь ко мне и отстанете от злоб ваших, то будет мир и богатство в вашей земле, если же не откажетесь от злоб и лукавств ваших и не покаетесь в грехах ваших, ни от каких казней не освобожу вас6. Так и нас казнями наказывает за наши прегрешения: когда мором, а когда и голодом, когда военным нападением, а когда и от поджога огненного. Тогда же был и в Богоспасаемом славном городе Твери страшный мор, и в деревнях7. И запало же тогда архиерею этого города желание о том, чтобы переложить мощи великого князя Михаила из древней каменной раки в раку новоустроенную и также вынуть их – по той причине, что прежний гроб блаженного был каменным и честные мощи его в нем не открыты, и за многие годы <он> обветшал и не починялся. Он настойчиво советовался об этом со своими духовными сыновьями: со священноархимандритами и с преподобнейшими диаконами, и со всем бывшим тут собором святейшей церкви Тверской, и возвестил им свое желание о том, чтобы переложить честные мощи страстотерпца Христова Михаила в новую раку, молясь всем собором, и заповедал по этому поводу священному чину и всем православным христианам поститься одну неделю, также и сам он, архиерей, потрудится сколько станет сил. После этого повелел <он> соорудить деревянную раку, украсить внутри и снаружи великолепно, как следует.

И вот уже повеленное исполняется поспешно и с большим желанием. Тогда собравшись, Богоизбранное любвеобильное собрание правоверных мирян города Твери и благоговейного священного причта Боголепно воспели вечернее и утреннее славословие и священную литургию Всесильному во Пребожественных трех ипостасях славимому Богу и Пречистой Богородице и всем святым. И открыли гроб святого многоумелый игумен и эконом соборной церкви, и нашли в нем его честные мощи нетленными. Вот как об этом сам Господь поучает нас в форме притчи, говоря: ведь никто же, говорят, не зажигает лампаду и не оставляет ее закрытой, но поднимают наверх, чтобы горела и светила всем, кто во храмине есть, чтобы входящие видели свет, потому что ведь сказано: нельзя огромному городу, стоящему на высокой горе, быть утаенному и невидимому для всех, так же поэтому не менее неудобноданному Богоименитому и многохвалимому сокровищу скрываться в земле в небрежении; ни светильнику под спудом не располагаться, ни образу кротости в пепле забвения не погребаться, ни звезде благочестия облаком нерадения не закрываться8. И вот тогда переложили честные и многоцелебные мощи эти из древней каменной во вновь устроенную деревянную раку, которая уже и была, и тогда во имя преславного чуда и благоухания его мощей кадили благоуханным фимиамом. Окутав в новую белую камку и целовав своими радостными душами, и покрыв достойными и многоценными покровами, и возблагодарив Бога, разошлись по своим кельям.

В тридцатое же число сентября месяца, собравшись в соборную апостольскую церковь Боголепного Преображения всенародным множеством Богоспасаемого славного города Твери и отслужив всенощную по уставу, совершили литию иконами и с мощами святого в присутствии множества народа. И обойдя город и совершив святую литургию, поставили после этого святую его раку с многоцелебными мощами на прежнем ее месте на левой стороне в <придельной> церкви его и установили, чтобы открывать гроб его, святого, во время церковного славословия. После этого милостью всещедрого Бога из-за молитв святого Михаила-чудотворца в городе и около города эпидемия начала уменьшаться, а вскоре и прекратилась. И с этого времени установилось праздновать переложение честных мощей его соборне в Богоспасаемом городе Твери: в соборной апостольской церкви и по честным обителям, и по приходским церквям для напоминания последующим поколениям, чтобы были незабвенны благодеяния святого.

От создания мира в 7163 год, а от воплощения Божия в 1655, в 30 день сентября месяца, на память приснопамятного святого священномученика Георгия, епископа великой Армении.

И еще благослови, <Боже>, сделать святому на честные его мощи плащаницу швейным искусством и изобразить на ней образ святого великого князя Михаила-чудотворца, что и совершено – старанием же и трудами и бескорыстной верой в святого – стольником царского величества Романом по прозвищу Боборыкиным в память о себе и своем роде во имя покинувших этот свет душ и во имя благого и Богомудрого узаконения, достойного небесной похвалы. Ибо достойно блаженной памятью чествовать приснопамятного праведника, пребывающего прославленным в вечной памяти славою Божиею, усыновленному Богом Отцом благодатию Его, братственному единородному Сыну Божию Христу Спасителю, исполненному всесвятого Духа, сопричтенному всехвальному сонму небесных жителей.

Нам же, смиренным, позволь, блаженный, причаститься твоими молитвами небесной славы и, еще пребывающим на земле живыми, <позволь причаститься> оной славы, которою души наслаждаются и украшаются. О ней же и Давид свидетельствует, говоря так: слава внутри царевой дочери9. Отпусти же и прости меня, добрый страдалец, и молитвенником будь обо мне перед Богом теплейшим, потому что дерзнул к тебе просто и неумело эту вещь, которая для тебя, сделать. Если же и невежественно говорю, то только от любви; я же с усердием для тебя к этому делу подошел и сделал, сколько мне по силам. Помоги стремящимся к благодати ради твоих молитв и посещений, их же ради сделай и преданными слугами святой Троицы и покажи победителями страстей, когда, с бесстрастием бы покинув плоть, предстану с тобою Царю всех богов и наслажусь Его вечносущим блаженством. Ему же подобает слава и власть, честь и поклонение: с Безначальным Отцом с Единородным Его Сыном и с Пресвятым и Благим и Животворящим Твоим Духом – ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.


ПРИМЕЧАНИЯ
1 Ср.: “И заклял Иосиф сынов Израилевых, говоря: Бог посетит вас, и вынесете кости мои отсюда” (Быт. 50, 25); “И взял Моисей с собой кости Иосифа, ибо Иосиф клятвою заклял сынов Израилевых, сказав: посетит вас Бог, и вы с собою вынесите кости мои отсюда” (Ис. 13, 19). “Второй книгой” названа здесь книга Исход – вторая в Пятикнижии Моисея.

2 Лаврентий – архиепископ Тверской и Кашинский (1654–1657). До описываемых событий 2 июля 1655 г. им были переложены святые мощи святителя Арсения Тверского и установлен в честь этого события крестный ход из кафедрального Спасо-Преображенского собора в Желтиков Успенский монастырь (Чередеев К. Биографии Тверских иерархов. Тверь, 1859. С. 83–86).

3 Алексей Михайлович (1629–1676) – второй царь из династии Романовых, возведен в царствование в 1645 г.; Алексей Алексеевич (1654–1670) – его сын и наследник престола.

4 Никон (1605–1681) – патриарх Московский и всея Руси (1652–1658). Слова о “достоприятном архипастырстве” Никона свидетельствуют, что Слово было создано до 10 июля 1858 г., когда Никон добровольно отрекся от патриаршей кафедры вследствие конфликта его как главы духовной власти с светской властью государя. Многие в церковной среде с осуждением относились к этому добровольному отречению.

5 26 июля 1657 г. Лаврентий был переведен в Казань с получением сана митрополита Казанского и Свияжского (Чередеев К. Биографии Тверских иерархов. С. 86). Это устанавливает нижнюю границу создания слова.

6 Буквально такие слова Господа в Писании не найдены, хотя сходные по смыслу и строению тексты многочисленны; ср., например, песнь Давида: “С милостивыми Ты поступаешь милостиво, с мужем искренним – искренно, c чистым – чисто, а с лукавым – по лукавству его” (2 Цар. 22, 26–27).

7 В 1655 г. в Твери свирепствовала моровая язва: люди умирали в бесчисленном множестве, так что недоставало живых хоронить мертвых. Город опустел настолько, что пришлось заселять его людьми из пригородного села, владения Тверского архиепископа, и из монастырских вотчин (Церкви и монастыри в г. Твери в 1677 году // Тверские епархиальные ведомости. 1889. №3, часть неофиц. С. 70–72).

8 Ср.: “Никто, зажегши свечу, не ставит ее в сокровенном месте, ни под сосудом, но на подсвечнике, чтобы входящие видели свет” (Лк. 11, 33); “Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в дом” (Мф. 5, 14–15); “для того ли приносится свеча, чтобы поставить ее под сосуд или под кровать? не для того ли, чтобы поставить ее на подсвечнике?” (Мк. 4, 21). Образы эти использованы и в Пространной редакции жития князя Михаила, а предыдущее их использование наблюдается в тексте жития Александра Невского. Это дало основание А.В. Кучкину (Повести о Михаиле Тверском. М., 1974. С. 196–197) говорить о заимствованиях и реминисценциях по житийной линии.

9 Ср.: “Вся слава дщери Царя внутри; одежда ее шита золотом” (Пс. 44, 14).

Н. Л. ВАСЕЧКО

НОВАЦИИ И ТРАДИЦИИ


(КИЕВСКИЙ ПЕРИОД)
Для определения Древней Руси как целостного культурно-исторического феномена необходимо выделить основные этапы ее развития в общем русле культурно-политической динамики, учитывая новое (новации) и старое (традиции) в историческом процессе. Период дописьменный можно назвать предысторией древнерусской культуры. Его начальную границу трудно установить, концом же можно считать эпоху принятия христианства в качестве государственной идеологии Древней Руси.

Многие историки подчеркивали влияние на восточных славян суровой континентальной природы и бескрайней равнины, открытой для опустошительных вражеских набегов. Отсюда стойкость и терпение, умение смиряться с потерями, русская широта и размах вплоть до крайностей; но, с другой стороны, и стремление к центральной власти, которую диктует инстинкт самосохранения. Это, можно прямо сказать, уже были действительно новации, в которых имели место генетические традиции. Такое сочетание вольницы и национального инстинкта создает феномен русского казачества, раздвинувшего границы Руси от Черного и Балтийского морей до Тихого океана, а на Американском континенте - от Аляски до Сан-Франциско. Тот факт, что историческая судьба России таит в себе загадку, достаточно очевиден для каждого, кто хотя бы взглянет на географическую карту: в российской планетарной огромности нельзя не видеть удивительного феномена. Занимая центр земной суши, Россия соприкасается со всеми главными мировыми цивилизациями и частично вбирает их (новации) в себя1. Единство человеческого типа у всех исторических народов выражается как в общности некоторых основ их психической жизни, так и в том, что эта психическая жизнь у каждого народа в высшем и самом мощном своем проявлении всегда является только частью, которая, очевидно, входит слагающею чертою во что-то иное целое. Общее всем народам стремление к истине, к справедливости, к красоте, наконец, искание Бога2. Уже в XI в. “движимый Промыслом Божиим” преп. Антоний основал Киево-Печерский монастырь, ставший центром летописания, книжности, просвещения, своеобразной Академией и Университетом (новации) Древней Руси3.

Под 986 г. в Летописи описывается приход ко двору Владимира волжских булгар магометанской веры, католических послов папы Римского и хазар, исповедовавших иудаизм. Летопись описывает сознательный выбор веры княжескими послами, пораженными неземной красотой православного богослужения; излечение Великого князя Владимира от слепоты при крещении в Крыму и его нравственное преображение, оказавшее огромное впечатление на народ; массовое добровольное крещение народа в 988 г. Это уже были большие государственные новации.

С появлением в древней Киевской Руси христианства зарождается и Православная культура, а тот факт, что христианство появилось на Руси тогда, когда в Византии уже закончилась эпоха догматических движений, объясняет нам, отчего русское религиозное сознание восприняло христианство как нечто завершенное и не подлежащее анализу. Христианское мировоззрение оплодотворило творческие движения как раз в указанном направлении, и в то же время (т.е. с самого начала) русские люди с особой силой восприняли христианство в его красоте. Рассказ летописи о том, как послы Владимира Святого были пленены красотой византийского богослужения, чрезвычайно характерен для той эстетической восприимчивости, которая действительно сопровождала появление христианства на Руси. Пусть рассказ летописи есть легенда (существует такое мнение), но само его возникновение есть ценное свидетельство тому, что христианство несло русской душе4.

Религиозное сознание, когда оно оплодотворяет все силы духа, неизбежно и неизменно порождает и культурное творчество. Культурное творчество, хотя и уходит своими корнями в религиозное миросозерцание или даже в религиозное сомнение, но движется изначальными интуициями и несет в себе свои собственные новационные мотивы и вдохновения. Так, православная культура как самостоятельная и свободная форма духовного творчества происходила из недр религиозного нового мировоззрения. Так было в Индии, в Греции и в средние века в Европе. Существенно здесь, однако, то, что культурное творчество растет лишь в условиях свободы исследования и свобода внутренняя здесь не менее важна, чем свобода внешняя. Нужны были огромные усилия для того, чтобы совместить в себе необходимое ученичество и свободное собственное творчество5.

В культурном творчестве не один, а несколько корней, и все своеобразие именно этим и определяется. Культура есть там, где есть искание единства духовной жизни на путях ее реализации. Разные формы опыта (не только чувственного: внешнего, психического, социального, но и нечувственного: морального, эстетического, философского, религиозного) ставят перед нашей мыслью проблемы и требуют их разрешения на путях разума, т. е. совмещения новаций в традициях. На протяжении многих столетий судьбы истории философии были тесно переплетены (новации и традиции) с судьбами христианской теологии (традиции), и без учета этого обстоятельства история христианской теологии будет неизбежно неполной6. Как известно, уже в Хв. “Диалектика” св. Иоанна Дамаскина была переведена на славянский язык7.

Русская философия - словосочетание, до сих пор вызывающее неоднозначные мнения. Есть утверждения о “неполноценности” русской философии в сравнении с философией мировой. Она изображалась как ненаучная, несистематическая, мифологичная, молодая и неразвитая, хотя и с определенными задатками (новациями) на будущее8.

Русскую философию не раз упрекали в отсутствии оригинальности. Но в истории культуры всех народов всегда можно найти произведения, навеянные подражанием или влиянием. Понятие “влияние” может быть применено лишь там, где имеется налицо хоть какая-нибудь доля самостоятельности и оригинальности. Без этого невозможно говорить о влиянии: нельзя влиять на пустое место. Поэтому в исторических исследованиях и изучают влияние, особенно на тех, кто выделяется своей самостоятельностью. Ничто так определенно не подтверждает самостоятельность и оригинальность русской философии, как наличие развития. Всякое развитие может быть только органическим, т.е. в нем можно проследить не только одну историческую последовательность, но и диалектическую связность9, где традиции снимаются и в новациях сохраняются.

Русь жила философскими запросами, она не обходилась без философии. У философии не один, а несколько корней, и все ее своеобразие именно этим и определяется. Следы пробуждения философских интересов укладывались прежде всего в рамки религиозного мировоззрения. Чрезвычайно важно отметить то, что философское творчество всегда движется к построению системы. В этом (психологическом) смысле философское творчество монистично, но, конечно, дело не в том, будет ли система строиться из одного исходного положения или из нескольких, а в признании системности всего содержания духовной жизни. Если философское творчество и не всегда достигает системы, оно всегда движется к ней. Русские философы, за редким исключением, ищут именно целостности, синтетического единства всех сторон реальности (новаций и традиций) и всех движений человеческого духа. Здесь все то, что рождается из глубины духа, что встает в нем, находит свое место10.

Если обратимся к оригинальным сочинениям древнерусских авторов эпохи Киевской Руси, то на первое место по своему философско-мировоззренческому значению следует поставить “Слово о Законе и Благодати” Илариона, первого из русских митрополита Киевского. В “Повести временных лет” под 1051 г. читаем: “Поставил Ярослав Лариона митрополитом, русина, в Святой Софии, собрав епископов”. Избрание своего митрополита, русского по происхождению, не просто означало попытку Ярослава утвердить самостоятельность Русской Церкви, но было также одним из проявлений общего политического и культурного подъема Руси в середине XI в. За время правления Святослава, Владимира и Ярослава Киевская держава расширила свои пределы и укрепила рубежи, на Руси было основано множество городов, украшенных великолепными храмами, развиласьзаконодательная деятельность, школьное образование, книжное дело (новации). Это был период расцвета Киевской державы, утверждение ее политического могущества и приобщения к новому, более высокому типу культуры. Избрание русина Илариона митрополитом Киевским означало и признание заслуг выдающегося церковного деятеля и политика, законодателя, философа, проповедника и литератора11.

“Слово”, или, как сам Иларион его называет, “Повесть”, - первое дошедшее до нас авторское произведение древнерусской литературы, оно преисполнено жизнеутверждающей веры в грядущее процветание Русской земли. “Слово” представляет собой праздничную пасхальную проповедь. По всей вероятности, эта проповедь была произнесена 26 марта 1049 г., именно в этом году праздник Пасхи совпал с праздником Благовещения. Пасхальные мотивы, основные в проповеди Илариона, дополнены в ней прямым упоминанием Благовещения, и это совпадение усилило как философскую, так и историческую идею “Слова”12.

Основные темы обозначены как превосходство христианства над иудаизмом и язычеством, Благодати над Законом; победа и распространение живительного христианского учения среди “новых” народов, бывших язычников, прежде всего – народа русского; похвала князю Владимиру Крестителю и сыну его Ярославу Мудрому, прославление рода славных князей киевских, Руси и стольного города Киева. Сама проповедь Илариона демонстрирует блестящее знание Ветхого и Нового Заветов, исторической, богословской, проповеднической литературной традиции Византии и славян. При этом произведение Илариона построено вполне оригинально. Идеологически Закону противостоит Вера и вместе с нею Правда. Отсюда и в светском законодательстве Правда Русская пришла на смену дохристианскому Закону Русскому, ведь Правда – “суд справедливый”, “суд правый” (правосудие), истинный, “прямой”: исконное значение слов правый и править – “прямой” и “прямить, делать прямым”. Все это отложилось в языке, в многочисленных книжно-литературных и народно-разговорных фразеологизмах и терминах: правда - истина, править службу, правое дело и др., богатейший материал собран в статье “правый” словаря В. И. Даля13.

Нравственное величие Христа, Благодати раскрыто в наиболее поэтических строках “Слова” – повествовании о Богочеловеке, явившемся людям не привидением, но Богом и человеком одновременно. Философия для Илариона - мудрость, проявившаяся в жизни во всей ее совокупности. Превосходство христианства над иудаизмом, по мнению Илариона, состоит в том, что христианство утверждает равенство народов перед Богом. Закон был дан одному народу, Благодать и истина – спасение всему миру, ибо “благо и щедро распространяется на все края земные”. И человечество, приняв Христа, уже не теснится в Законе, “а в Благодати свободно ходит”. Уже в “Слове о Законе и Благодати” митрополита Илариона речь идет о всемирной Истине Православия, к которой приобщилась Россия. “Слово” преисполнено жизнеутверждающего пафоса и веры в грядущее процветание русской земли, в нем утверждается равенство русского народа среди ранее цивилизованных. Для народов, населявших обширные пространства Русской равнины, христианство, принятое Русью, означало свободное развитие в пределах Русского государства14.

Исследователи видят в росписи храма Софии Киевской точное воспроизведение проповеди Илариона. И трудно сомневаться в этом, настолько картинно, можно сказать, живописует проповедник. Место и время для Илариона конкретны. Всякого художника, стремящегося к полноте эстетического творчества, неизменно влечет свобода, желание избавиться от установленных над ним схем и канонов (традиций). Такое стремление не всегда плодотворно и благодатно: иконописцы Святой Руси были ограничены весьма жесткими канонами (традициями), однако именно отказ от них привел к оскудению “умозрения в красках” (новаций)15. Русская икона с какой-то вещественной бесспорностью свидетельствует о сложности и глубине, о подлинном изяществе древнерусского духовного опыта, о творческой мощи (новаций) русского духа16.

Посетивший Русь еще при Владимире епископ Титмар из Марбурга, что в Саксонии, насчитал в Киеве 400 храмов. “Хроника” Титмара написана в 1012 - 1018 гг. Четыреста церквей было построено за четверть века в одном лишь Киеве. Это уже в величайшей степени новации. А сколько было написано книг? Можно посчитать, если учесть, что каждая церковь для службы должна иметь не менее восьми или десяти книг, и к числу служебных прибавить книги, предназначенные для внецерковного чтения. Этих книг, разнообразных по содержанию: исторических сочинений, сборников притч, энциклопедий, житий, тоже было немало, если судить по тем образцам, что сохранились до наших дней. Если учесть, что столица снабжала книгами провинцию, где храмовое строительство шло не меньшими темпами, то сколько же было в Киеве книжников: переводчиков, писцов, иконописцев, худож­ников, украшавших книги миниатюрами и орнаментом? Ведь книги тиражировались вручную, на переписывание каждого экземпляра уходили месяцы, а то и годы. Сколько было зодчих, резчиков, иконописцев? Иларион вырос в развитой культурной среде, он был представителем традиции, лишь в малой своей части нам известной. До нас дошли более пятидесяти списков “Слова” Илариона – русских и южнославянских. Это означает, что проповедь читали и переписывали на протяжении шести с половиной веков. Цитаты из нее исследователи обнаруживают во многих сочинениях и даже в Волынской летописи17.

С крещения Руси Константинопольский Патриарх был каноническим главою Русской Церкви и Русь была в церковном смысле ее частью с общей столицей Царьградом. Среди множества примеров духовного единства (новации и традиции) Руси и Византии можно отметить и строительство Софийских соборов в русских городах, по образцу Царьграда18. Крещение было пробуждением русского духа - призыв от “поэтической” мечтательности к духовной трезвости и раздумью. И вместе с тем через христианство древняя Русь вступает в творческое и живое взаимодействие со всем окружающим культурным миром (новации и традиции).

Эпоха расцвета Киевской Руси стала одним из любимых воспоминаний русского народа. Красота “матери городов русских” - стольного Киева, боевые подвиги витязей-богатырей жили в народной памяти. Предание об основании Киева говорит “И быша три братья, единому имя Кий, а другому Щек, а третьему Хорив, и сестра их Лыбедь…и сотвориша град во имя брата своего старейшего (традиции), и нарекоша имя ему Киев”19.

Как известно, в XI в., особенно во второй его половине, развивается феодальная раздробленность Руси. Каждый князь претендует на самостоятельное управление своей отчиной. Владимир Мономах не был противником все углубляющегося деления Русской земли на отдельные княжества, но стремился при этом сохранить политическое, военное и культурное единство Руси на новой моральной основе – на основе договоров о союзах князей между собой, скрепляемых целованием креста, взаимными обещаниями и сохранением за собой отчин без посягательств на отчины соседей. Свою идею союзов Мономах постоянно высказывал на княжеских съездах20.

Большинство исследователей считает, что “Повесть временных лет” – принятое в науке название летописного свода начала XII в. – была создана на основе не дошедшей до нас первой редакции, состави­телем которой был монах Киево-Печерского монастыря Нестор. На­чальный свод составлялся под впечатлением половецкого нашествия 1093 г. Поэтому для свода характерна публицистическая заострен­ность, особенно ярко выраженная в его вводной части: современным князьям, разорявшим Русскую землю своими поборами, противопос­тавляются “древние князья и мужи их”, которые “не собираху многа имения”, заботились о своей земле, подчиняли Руси окрестные страны, были щедры к дружине. В своде подчеркивалось, что нынеш­ние князья стали пренебрегать “старшей дружиной” (традиции), “любить смысл юных” (новации)21.

Так в новациях возникало пренебрежение к традициям, что посте­пенно приводило к земельной раздробленности и княжеским междоусобицам, что, естественно, и привело к татаро-монгольскому нашествию, в течение которого, можно сказать, традиции в новациях стали постепенно возрождаться и стали той великой объединяющей силой, результатом которой стала знаменитая победа на Куликовом поле.




следующая страница >>
Смотрите также:
Письменности
1282.38kb.
9 стр.
Конспект урока Тема урока: История русской письменности
72.51kb.
1 стр.
Урок в 8 классе по Истории православной культуры земли Смоленской, посвящённого Дню славянской письменности и культуры
73.53kb.
1 стр.
«День славянской письменности и культуры»
111.06kb.
1 стр.
Т. Ф. Семеренко, кандидат философских наук, доцент
35.58kb.
1 стр.
Программа 24-25 мая Дни славянской письменности и культуры в Венгрии: 1150 лет славянской письменности
62.36kb.
1 стр.
Интегрированный урок истории и православной культуры
76.01kb.
1 стр.
День славянской письменности и культуры праздник для учащихся
75.28kb.
1 стр.
Дни славянской письменности и культуры
145.25kb.
1 стр.
Календарь выставок библиотеки мгоу май2013 год
71.48kb.
1 стр.
План основных праздничных мероприятий, посвященных Дням славянской письменности и культуры в Москве 2013 г
94.06kb.
1 стр.
Методические рекомендации по проведению Дня славянской письменности и культуры
871.09kb.
5 стр.