Главная
страница 1 ... страница 5страница 6страница 7страница 8

Усиление бдительности граждан в первые дни войны

В первые дни войны на Бюро Липецкого Горкома ВКП (б) рассматривался вопрос контроля прибы­вающих граждан в г. Липецк. Были организованы отряды самообороны, которые патрулировали улицы.

4 июля 1941 года Бюро ВКП (б) вынесло решение об объявлении строгого выговора кандидату в члены ВКП(б) Александру Эмильевичу Иох. Он ра­ботал начальником вооруженной вахтерской охраны завода «Свободный Со­кол». Суть обвинения сводилась к следующему. С 23 по 24 июня 1941 года при проверке постов несения караульной службы по охране завода «Свободный Сокол» секретарем партбюро Касимовым и главным инженером Цейтлиным было обнаружено, что боец Токарев, не проверив пропуска, пропустил их на главный объект завода - электроподстанцию. Также 21 июля 1941г. инструктор Горкома ВКП (б) тов. Галкин «долгое время ходил ночью по заводу специально около постовых, его никто не задержал. Он вышел с завода на станцию по железнодорожному пути, где часового не оказалось» [4]. Решением Бюро А.Э. Иох «за допущение ослабления дисциплины и бди­тельности среди бойцов ВВО в военное время», объявлен выговор с занесением в личное дело [4]. Были приняты меры по обязательному военному обучению коммунистов, комсомольцев и всего населения города. К 12 декабря 1941 г. был укомплектован истребительный батальон при горотделе НКВД.

Меры государства в отношении уклонистов

В первые месяцы войны в крае, также как и по всей стране, тысячи людей осаждали военкоматы, просили немедленно отправить их добровольцами на фронт. Из Добровского района на фронт отправился 271 коммунист, из Воловского - 500 комсомольцев. Но с приближением фронта к Липецку увеличивается количество людей, которые уклонялись от мобилизации и выезжали из города при первой же возможности.

В этой связи интересно дело А.С. Токарева, который работал мастером доменной печи завода «Свободный Сокол». 1 августа 1941 г. его вызвали в партбюро, где было предложено пойти на фронт. Токарев отказался и заявил: «Я не против ехать на фронт, если будет повестка». На заседании Бюро Горкома ВКП(б) отмечалось, что Токарев, как мастер доменной печи «безответственно относился к своим обязанностям, за ряд производственных неполадок и аварий подвергался административным взы­сканиям и лишался премий, слабо участвовал в партийной жизни». В качестве примера низкой политической сознательности отмечалось, что Токарев при подписке на заем «3-й год пятилетки», несмотря на решение общего собрания, не подписался на месячный заработок. Формулировка решения партийной организации выглядела так: «Токарева А.С., как проявившего трусость, могущего подвести партию - из рядов ВКП (б) исключить».

Аналогично и дело Д.Л. Плохотниченко. Примечательно, что в партии он состоял с февраля 1935 г. Работал инженером на заводе № 61. В октябре 1941 г. Плохотниченко было объяв­лено под расписку явиться в ГК ВКП(б) по вопросу мобилизации, но он не явился, заявив, что «если я нужен в РККА, то пусть мне даст повестку горвоенкомат, но не горком». После этого Плохотниченко уволился с завода и выехал в неизвестном направлении без снятия с партийного учета. За уклонение от мобилизации в РККА и самовольный выезд Плохотни­ченко был исключен из рядов ВКП (б).

Также за самовольный выезд из Липецка без снятия с партийного учета были исключены З.И. Бровкина и А.И. Балака, члены ВКП(б) с апреля 1929 года. В ноябре 1941 г. под предлогом эвакуации членов семьи, не поставив в известность директора, без снятия с партучета, с первым эвакоэшелоном выехала из Липецка М.Д. Кованцева, член ВКП(б) с марта 1923 г., по­мощник директора фельдшерской школы по политчасти и секретарь первич­ной парторганизации. Тогда же за дезертирство с работы и выезд без снятия с учета был исключен из рядов ВКП(б) И.И. Зайцев, директор поликлиники при Новолипецком заводе. В январе 1942 г. был исключен из партии и директор торфоразработок М.М. Гуряк. Его партийный стаж исчислялся с 1919 года. Во время приближения фронта к г.Липецку он «проявил трусость, дезер­тировал с трудового фронта, выехал в неизвестном направлении на государ­ственной автомашине».

Надо отметить, что партийное взыскание - это самое мягкое наказание, но нужно иметь в виду, что все эти исключения производились заочно.

В марте 1942 г. Управление НКВД по Орловской области возбудило уголовное дело в отношении жителей деревни Знаменка Измалковского сельского Совета П.В. Круглова и В.В. Бурлакова. Согласно приказу Измалковского райвоенкомата, они обязаны были явиться для прохождения военного обучения допризывников. Однако Круглов и Бураков категорически отказались, чем нарушили постановление Комитета обороны СССР «О всеобщем воинском обучении». 9 марта 1942 года в помещении Знаменского сельсовета Круглов и Бурлаков публично высказались о нежелании посещать учебный пункт подготовки призывников, а в дальнейшем служить в армии и защищать советскую власть. Каковы были причины того, что Круглов и Бурлаков отказались защищать страну? Они кроются в недальновидности политики государства в 20-30-е годы, именно раскулачивании, конфискации имущества у наиболее способных и переселении в другие отдаленные районы - депортации. В частности, отец Бурлакова после революции вел единоличное хозяйство. Из характеристики, выданной Измалковским сельским советом, следует, что «Бурлаковы и Кругловы на выборах в Верховный Совет и местные Советы депутатов трудящихся не голосовали категорически» [5]. Отец Круглова от воинской обязанности отказался, за что был арестован, отец Бурлакова был в тюрьме за невыполнение государственных платежей, и место его нахождения неизвестно. В ходе допроса Круглов пояснил, что «если я пойду обучаться военному делу, то после этого обучения меня могут послать для защиты Советского Союза, а я не желаю защищать советскую власть. Советская власть меня и моего отца обидела, отобрала в нашем хозяйстве за невыполнение го­сударственных платежей: лошадь, корову, сундук, хлеб, упряжку, овец, кур. Советская власть мне не нужна, а кому она нужна, тот пускай ее защищает» [5]. И Бурлаков, и Круглов признали себя виновными по ст. 58 п. 10 ч. 2 УК. РСФСР. 10 июня 1942 г. состоялось судебное заседание. Примечательно, что ни один из свидетелей, на показаниях которых было выстроено обвинение, в суд не явился. На основании справки, полученной из сельсовета, «А.Д. Рожков находится в армии, Н.Ф. Ходяков болен, М.Н. Щучкин явиться один не может». Приговор суда был суров. Бурлаков Владимир Васильевич, 1925 года рождения, и Круглов Петр Владимирович, 1925 года рождения, были приго­ворены к 10 годам лишения свободы.

13 февраля 1942 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «О мобилизации на период военного времени трудоспособного городского населения для работы на производстве и строительстве». В соответствии с этим Указом мобилизации подлежало трудоспособное городское население: мужчины в возрасте от 16 до 55 лет и женщины от 16 до 45 лет из числа неработающих в государственных учреждениях и пред­приятиях. В Указе отдельно говорилось о том, что «лица, уклоняющиеся от моби­лизации для работы на производстве и строительстве, привлекаются к уго­ловной ответственности и подвергаются по приговору народного суда к принудительным работам по месту жительства на срок до одного года». 13 апреля 1942 года вышло Постановление СНК СССР и ЦК ВКП (б) «О порядке мобилизации на сельскохозяйственные работы в колхозы, совхозы и МТС трудоспособного населения городов и сельских местностей».

Для мобилизации привлекались не только неработающие граждане, но и учащиеся 6-10-х классов сельских и городских школ, студенты техникумов и вузов, служащие государственных и общественных учреждений, но не в ущерб основной работе. Устанавливалась и оплата труда мобилизованных. Она производилась по действующим нормам и расценкам в трудоднях с оплатой заработанных трудодней деньгами и натурой наравне с колхозниками. Но, как вспоминают участники трудового фронта, за работу практически не платили, бытовых условий не было никаких. Поэтому и были факты де­зертирства.

На Бюро ГК ВКП (б) от 17 сентября 1942 года рассматривалось персо­нальное дело Ольги Ивановны Чернышовой, преподавателя истории Липецкого Горнометаллургического техникума. По решению партсобрания О.И. Чернышева выехала с бригадой студентов на работу в колхоз. Пробыв там три дня и самовольно бросив студентов, без разрешения дирекции выехала из колхоза. Ей было вторично предложено поехать в колхоз, она категорически отказалась. О.И. Чернышевой, кандида­ту в члены ВКП (б) с 1940 года, «объявлен выговор с занесением в учетную карточку, и дело передано в нарсуд за нарушение Указа» [6].

Но не только из-за плохих бытовых условий были отказы от мобилиза­ционных работ. Большая категория граждан отказывалась от работ по рели­гиозным соображениям. Обиду на советскую власть проявляли не только раскулаченные крестьяне, но и верующие. В декабре 1942 года было возбуждено уголовное дело по обвинению граждан Лубновского сельсовета Трубетчинского района Рязанской области Н.Г. Константиновой и А.А. Гамаюновой. Н.Г. Константинова, 1915 года рождения, - из семьи крестьянина-середняка. Ей трижды присылали повестки на оборонительные работы Брянского фронта, и трижды Константинова по повестке не являлась. А.А. Гамаюнова в 1936 году вступила в колхоз «Ударник», но в 1942 году вышла из него. К колхозным работам, как говорится в характеристике, «относилась пассивно, не работала под предлогом религиозного дурмана». [7] За невыработку минимума трудодней в суд был передан материал, но Гамаюнова в суд не явилась. От мобилизации на оборонительные рубежи «ук­рывалась и дезертировала» [7].

На допросе Константинова заявила: «От выполнения работ я сознательно уклонялась и на обороноспособность Красной Армии работать я не пойду. Я желаю, чтобы дальше советской власти не было, т.к. она идет против рели­гии. Пусть меня расстреляют, но на пользу советской власти я работать не пойду» [7].

Гамаюнова в своих показаниях говорила: «Я верую в Бога, а советская власть идет против Бога, поэтому работать на советскую власть грех». Военным трибуналом войск НКВД Рязанской области 26 февраля 1943 года Гамаюнова осуждена по ст. 58-14 УК РСФСР на 8 лет лишения свободы в ИТЛ, а Константинова на 10 лет лишения свободы в ИТЛ. В пользу государства было конфисковано принадлежащее им имущество: у Константиновой - бык 300 кг, у Гамаюновой - 3462 рубля.

Заключение.

Таким образом, в чрезвычайной обстановке войны вводился особый режим военного положения, страна жила в условиях военного лагеря, действовали суровые законы военного времени. И все же имели место антисоветские высказывания, пораженческие настроения. Отказы от службы и мобилизаци­онных работ были вызваны целым рядом причин: сплошной коллективизацией, политикой государства в отношении к церкви и др. За подобные действия следовало уголовное, судебное наказание, т.е. репрессии.


Источники:

  1. Государственный архив Липецкой области(ГАЛО), ф. 2210, оп. 1, д. 2251, л. 2

  2. ГАЛО, ф. 2210, оп. 1, д. 2251, л. 5

  3. ГАЛО, ф. 2210, оп. 1, д. 5955, л. 54

  4. Центр документации новейшей истории Липецкой области (ЦДНИЛО), ф. 4, оп. 1, д. 55, л. 8

  5. ГАЛО, ф. 2210, оп. 1, д. 2646, л. 7

  6. ЦДНИЛО, ф. 4, оп. 1, д. 55, л. 144

  7. ГАЛО, ф. 2210, оп. 1, д. 2632, л. 3


Алексей Лапшов, 8 класс СОШ № 71 г. Липецка.

Научный руководитель: Е.А. Кольцова,

педагог дополнительного образования

ДООЦ спорта и туризма.
ПАМЯТНИК ДЕТСТВУ,

ОПАЛЕННОМУ ВОЙНОЙ
Памятник - объект, составляющий часть культурного достояния страны, народа, человечества и обычно охраняемый специальными законами; а также произведение искусства, созданное для увековечения людей или исторических событий - скульптура, плита с рельефом или надписью, триумфальная арка, колонна, бюст, надгробие и т.д.
В нашем городе, как и во многих других городах, есть особые памятники - посвящённые событиям Великой Отечественной войны. Это мемориальный комплекс на площади Героев, памятник «Мирному хлебу» на проспекте Победы, памятник «Танк» и другие. Среди всех особо выделяется скромный памятник, посвящённый Детству. Он расположен в Верхнем (Детском) парке Липецка. Это скульптура малой формы, удивительным образом вписанная в местный ландшафт.

Я обратил внимание на эту композицию на обзорной экскурсии: наше туристско-краеведческое объединение знакомилось с достопримечательностями родного города. Она поразила меня своей скромностью, нежностью, беззащитностью. Отлитые из бронзы фигурки детей - маленькие и трогательные: мальчик и девочка, стоящие на коленях и держащие венок. Почему в нашем городе появился этот памятник? Когда? Каким детям он посвящён? Меня заинтересовала история этого памятника.


Я обратился к краеведческой литературе. Просматривая книгу В.М. Колтакова «Липецк. Страницы исто­рии», я нашёл описание памятника. Но это было описание совсем другого памятника, хотя стоял он на том же самом месте в Верхнем парке. Это был «Памятник пионерам-героям»: «На слегка возвышенной площадке установлены два железобетонных, облицованных мраморной крошкой лепестка. Они похожи на языки пламени пионерского костра. На переднем плане установлены две фигуры из бронзы - мальчика с низко опущенной головой и девочки, стоящей на коленях и возлагающей лавровую ветвь к подножию постамента. На постаменте установлена мемориальная доска с надписью: «В строю пионерском стоят рядом с нами Герои минувших немеркнущих лет». Памятник пионерам-героям был торжественно открыт 19 мая 1972 года – в день празднования 50-летнего юбилея со дня рождения пионерской имени В.И. Ленина.

В книге В.А.Медведева «Знаете ли вы свой край?» автором проекта назван архитектор Н.Р.Полунин, а скульптором - Ю.Д. Гришко. Я решил встретиться с этими людьми, расспросить их подробнее о па­мятнике пионерам-героям. К тому же меня мучил вопрос: куда исчез тот монумент?

Встретиться с Н.Р.Полуниным мне не удалось – к сожалению, в июне 2004 года Николай Родионович умер. Его ближайший друг, архитектор Александр Алексеевич Бирюков поделился со мной воспоминаниями о Н.Р. Полунине: «Он окончил Мухинское учи­лище. Тогда художников готовили единицами, а не как сейчас. Выпускник Мухинского – значит, очень хороший художник. Таким и был Полунин». А.А. Бирюков рассказал о том, что многие годы на окне рабочего кабинета Н.Р. Полунина стоял эскиз памятника пионерам-героям, выполненный акварелью. Мне кажется, что архитектор гордился этой работой. К тому же это был один из первых его памятников.

Следующим моим шагом стало знакомство с Народным художником России скульптором Юрием Дмитриевичем Гришко. Юрий Дмитриевич подтвердил, что идея создания памятника пионерам-героям принадлежала архитектору Полунину. Заказ на изготов­ление памятника поступил от горкома партии г. Липецка. Но денежных средств на выполнение работы было отпущено недостаточно. Поэтому памятник получился не очень прочным. Языки пламени пионерского костра были отлиты из некачественного, некрепкого бетона, и потому их пришлось сделать очень толстыми. Со временем бетон стал растрескиваться, приходилось постоянно ставить латки. Это было некрасиво. Фигуры мальчика и девочки были изготовлены из гипса и покрыты медью. Такое непрочное сооружение тоже не могло выдержать испытание временем. Памятник стал разрушаться. Способствовали разрушению и акты вандализма. В 90-х годах, когда вырос спрос на цветные металлы, с памятника исчезла бронзовая гирлянда, которую держала в руках девочка. Гирлянду несколько раз восстанавливали в мастерской Ю.Д. Гришко. Позже вандалы уничтожили и саму фигуру девочки. Городские власти приняли решение о сносе памятника пионерам-героям.

Мне очень жаль, что так произошло. Это был единственный в нашем городе памятник детям. И не просто детям, а Героям!

В 1996 году на месте старого памятника появился новый – тот, который я увидел на экскурсии. Это памятник детям, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Автором нового проекта стали скульптор Ю.Д. Гришко и архитектор С.А. Сошников.

Сергей Алексеевич Сошников вспоминает, что работа над детским памятником была для него приятной. Предложение совместной работы он получил от скульптора Ю.Д. Гришко. И его работа, со слов архитектора, ограничилась выполнением постамента в виде куба. «Постамент решено было сделать крепким и надёжным. Для этого под основание памятника положили стальную плиту. К ней мощными стальными уголками был приварен постамент - «кубик». Сверху постамент, бортики и основание памятника облицевали чёрной плиткой. Здесь чёрный цвет – символ траура». Открытие памятника состоялось 24 мая 1996 года в День города - при большом стечении народа. Организаторами торжественного открытия памятника были дети и педагоги из Дома детского творчества Правобережного округа г. Липецка.

За более подробными разъяснениями я вновь обратился к Ю.Д. Гришко. Новая встреча проходила в его художественной мастерской. Мастерская художника - это настоящий музей. Такого количества мини-скульптур я никогда не встречал! Их можно было рассматривать часами... Юрий Дмитриевич вспоминает: «Для такого маленького парка, как Верхний, требовался маленький тёплый памятник». Скульптору пришла идея изготовить памятник в натуральную величину: фигурки детей, стоящие на коленях и держащие венок. Кстати, у мастера было несколько вариантов памятника. Один из них (в виде миниатюрного бронзового монумента) хранится в мастерской скульптора. Здесь дети держат не венок, а большой букет цветов. Юрий Дмитриевич настоял на том, чтобы скульптуры были выполнены полностью из бронзы (цельное литьё). Это было нужно для того, чтобы памятник выдержал не только испытание временем, но и попытки вандалов разгромить скульптурную композицию. Кстати, таковые предпринимались неоднократно. Пытались даже отпилить голову у бронзовой девочки. Но, тщетно… Скульптору пришлось реставрировать собственное произведение. Следы от пилы он замазал смесью из эпоксидной смолы и бронзовой крошки, да так искусно, что я их не нашёл. Специально для этого посетил ещё раз Верхний парк.

Хочется надеяться, что этот памятник простоит века, и больше ремонтировать его не придётся. Ведь этот памятник посвящен юным героям, наравне с взрослыми освобождавшим нашу землю от фашистской «чумы», он посвящен детям, погибшим в зоне боевых действий, попавшим под бомбёжки при эвакуации и умершим от рук фашистов в захваченных врагом населенных пунктах Липецкого края, детям, замученным в фашистских концлаге­рях.

…Наши земляки - девчонки и мальчишки 10-17 лет старались любыми средствами помочь нашим войскам прогнать врага с родной земли. В селе Волово Володя Бачурин и Коля Пикалов собирали разведданные о скоплении техники и живой силы противника. Ребята были схвачены немцами в родном селе и повешены на глазах у своих матерей. В селе Преображенье Измалковского района также при сборе разведданных погиб 12-летний пионер Алёша Гладких. В борьбе с оккупантами отличились елецкие пионеры: Володя Макаревич, Алёша Сотников, Володя Комаричев, Витя Орлов, Миша Бекетов, Лёня Оборотов. Все они погибли при защите родной земли. От мальчиков не отставали и девочки - Аня Гайтерова, Аня Мирго­родская.

В декабре 1941 года эти ребята решили стать разведчиками и помогать Красной Армии освобождать Елецкую землю от врага. Они были откомандированы в разведотряд 13 армии Брянского фронта. Не раз и не два ходили ребята в тыл врага, собирали ценные сведения. В конце февраля 1942 года на территории Орловской области елецкие комсомольцы были схвачены немцами. Ребята возвращались с задания. Встретившись у Малоархангельска, решили обойти его стороной. Оврагами и лесом вышли к просёлочной дороге. Клава заметила разноцветные провода, тянувшиеся от дерева к дереву, решила их перерезать. Но тут появи­лись немцы. Прогремели выстрелы, и Клава упала. Вместе с раненой Клавой ребята пытались уйти от преследования. Но немцы окружили и схватили ребят. Их допрашивало гестапо - они молчали. Комсомольцы понимали, что их сведения очень ценны. Гестаповцы пытали ребят с особой жестокостью. И всё допытывались, кто они - партизаны или разведчики. Особое внимание обратили на девушку, считая, что раненая пыток не выдержит и всё расскажет. Ей дверью прижимали пальцы, ломали руки, потом - ноги. Но девушка молчала. Тогда приводили ребят и пытали их в её присутствии. Но ребята молчали. Немцы снова пытали Клаву, кололи и жгли её тело. Пытки не сломили юных разведчиков. И тогда гестаповцы отрезали им языки. А потом на площадь согнали всех жителей Малоархангельска и при большом скоплении народа повесили Семёна Кондарева, Вилли Огнева, Клаву Шаталову.

Сохранились рассказы очевидцев казни советских разведчиков: «В последний путь шли партизаны, окружённые фашистами. На лицах - следы ужасных побоев, одежда на всех была разорвана в клочья. Ребята на руках несли девушку. Она была изуродована, без обуви, ноги завязаны окровавлен­ными тряпками. Ребята смотрели гордо, будто призывая всех к борьбе. Партизаны подошли к виселице. Они смело приняли смерть. На грудь Клавдии Шаталовой фашисты повесили доску с надписью: «Смерть партизанам!». Но уже на следующее утро эта доска исчезла, а на её месте появилась другая: «Партизаны-герои! Смерть оккупантам!». Фашисты не разрешали снимать тела партизан, но уже следующей ночью местные жители тайно предали их земле.

После войны могила елецких комсомольцев была забыта. И только в 60-е годы стараниями военно-поискового клуба «Неунываки» было обнаружено место захоронения юных героев. На месте их гибели поисковики поставили скромный обелиск. Они предложили увековечить имена героев-комсомольцев в названиях улиц города. По решению Липецкого горисполкома в 1966 году, в память о ельчанах-разведчиках, были переименованы улицы в поселке Тракторного завода: улица Народная - в улицу Семёна Кондарева, улица Коллективная - в улицу Клавы Шаталовой, улица Кедровая - в улицу Вилли Огнева. Их имена носят улицы и в родном городе Ельце. О юных героях написана повесть «Орлята» и поэма «Баллада о юном разведчике».

А сколько детских судеб уничтожили фашистские концлагеря! Выживших в этом аду - буквально единицы. По их страшным воспоминаниям мы узнаём, что такое концлагерь.



Екатерина Васильевна Третьякова (урожденная Лукьянова), родилась в 1934 году в посёлке Евтехово Залегощенского района Орловской области. Отец - Василий Алексеевич, мать - Анастасия Ивановна. Из воспоминаний Екатерины Васильевны Третьяковой:

«Нас, детей, до войны было трое: старший брат Роман, я и младший братик Павлик. Отец работал в районе (Залегощъ – 18 км от нашего посёлка) в банке кредитным инспектором, был членом партии. Радио в колхозе не было, поэтому о войне мы узнали от своего отца: получив повестку, он приехал проститься с семьёй и собрать необходимые вещи и продукты. Переночевав одну ночь дома, отец уехал на фронт. Мать поехала проводить до района.

Отец воевал на Ленинградском фронте в звании старшего лейтенанта в артиллерий­ских войсках. Был дважды ранен, но остался жив.

Мать работала в колхозе. Прошла уборка хлеба: были связаны снопы ржи, пшеницы, овса, ячменя. Всё было заскирдовано. Осенью (1941г) после копки картошки, по первым морозцам женщины, оставшиеся главной силой, ходили на крытый ток молотить хлебные снопы. Им помогали дети постарше.

В начале октября 1941 года (снега ещё не было), вернувшись с молотьбы, мы обнаружили немцев в нашем посёлке. Это была разведка на четырёх подводах. Они хватали всё, что попадало под руку: ловили кур, резали скот, брали хлеб. Немцы ночевали две ночи и уехали. После этого долго никого не было. А в ноябре, по первому снегу, немцев приехало очень много. Они стали пилить садовые деревья, устанавливать в садах орудия. Оставались, видимо, надолго. В пяти км от нашего посёлка есть деревня Измайлово. Так вот оттуда в наш посёлок эвакуировали всех жителей, потому что там проходила передовая.

В январе из нашего посёлка всех без исключения угнали за 30 км в деревню Ермолаево. Утром детей посадили на сани, а взрослых гнали пешком. Были сильные морозы, снега было очень много, дорога была очень плохая. Кто не мог идти - расстреливали на месте. Если же кричали дети, то полицейский хватал ребёнка и сажал на снег, чтобы он замёрз. Мать, бросившуюся спасти своего дитя, расстреливали. Моему брату Павлуше было тогда 2,5 года. Я сидела с ним в санях, но он почему-то всё время кричал и звал то мать, то старшего брата. Павлика не выбросили на снег только потому, что рядом с санями всё время шли мама и Роман, проваливаясь по пояс в снег. Павлик успокаивался, глядя на них. В деревню Ермолаево нас привезли только вечером. Кое-как разместили по домам.

Нас и ещё несколько семей разместили в школе. Так и перезимовали эту зиму. Чтобы не умереть с голоду, ходили побираться по деревням, по весне собирали картошку. Из картошки мама пекла оладьи, которые все называли «тошнотики».

В июне 1942 года нас собрал русский староста и объявил, что всех угоняют в Германию. И вот нас погрузили в эшелон, состоящий из крытых «пульманов». В вагоны народу набивали так, что можно было сидеть или стоять. Лето было жаркое, дышать было нечем, плач, вонь, стоны. Делали дырки в полу, чтобы вдохнуть свежего воздуха. Лишь несколько раз в месяц давали воду и хлеб. Когда же нас привезли (теперь я не помню названия города), наступил вечер.

На станции нас встречали полицейские и переводчик, говорящий на чистом русском языке с акцентом на «о». Нас построили и повели в лагерь через подземный переход.

Лагерь состоял из нескольких деревянных бараков с двухъярусными кроватями. Всё было обнесено колючей проволокой в шесть рядов. Взрослых отделили от детей так, что мы были в совершенно другом бараке от матери. Виделись с ней только во время бомбёжек. Первое время, когда объявлялась тревога, нас быстро выстраивали и строем гнали в бомбоубежище. А позже мы уже старались остаться в бараке или выходили на улицу и становились под стену. Мать говорила: «Пусть лучше убьёт, чем такая жизнь».

Кормили нас, чем придётся: 150 грамм хлеба и варёную брюкву. Очень редко давали щи из капусты.

Так мы жили несколько лет. Наступил 1945 год. От взрослых мы, дети, слышали, что наши войска перешли в наступление, и у нас появилась надежда на освобождение. В апреле 1945 года нас всех построили и погнали из лагеря в лес. Видно, полицейским было задание - уничтожить всех заключённых. Но в лесу немецкие солдаты нас бросили. Они переоделись в гражданскую одежду и убежали.

И тут мы увидели русских солдат! Сколько было радости, сколько слез! Мы не могли поверить, что свободны. Наши солдаты попросили нас вернуться назад в бараки, сказав, что завтра придут наши войска. Мы вернулись в лагерь. Он был пуст, немцы убежали. Так мы ночевали первую ночь на свободе. А утром пришли наши солдаты. Они собрали нам подводы, лошадей, сделали обоз, дали сопровождающего. Мы погрузились и отправились в сторону границы. Ехали долго, останавливаясь на ночлег в разных населённых пунктах.

О дне Победы узнали в городе Котбусе. Рано утром снова началась стрельба. Мы решили, что немцы наступают. Но наши солдаты стали кричать: «Победа! Победа!». Из Котбуса нас отправляли по порядку, по областям. Орловская область, почему-то, оказалась последней. Нас довезли до Гомеля, а оттуда кое-как добрались до Орла в товарном эшелоне. Из Орла этот эшелон отправлялся на Елец, и начальник поезда взял нас под свою ответственность. Приехали на станцию Залегощъ: перрона нет, кругом одни ямы и бурьян. В какую сторону идти домой - не знаем. С трудом, но добрались до дома. Это было 15 июля 1945 года. А дома нас разыскивал живой отец...».

Е.В.Третьякова встретила войну семилетней девочкой, прошла через ужасы концлагеря и сумела уцелеть. Л.И. Кузяшеву было 15 лет, когда он попал в немецкий лагерь «Зелендорф». Он выстоял, выжил и вернулся домой. В их числе и Владимир Яковлевич Седов, и Владимир Дмитриевич Медведев, и Роза Георгиевна Кокарева, и Василий Филиппович Матвейчук, и Клавдия Ивановна Степанова, и Николай Григорьевич Кузнецов – все они – дети, чудом уцелевшие в войне.



…В нашем городе большое количество площадей, скверов, парков, где могли бы удачно расположиться скульптуры, которые не только бы украшали город, но еще и напоминали бы нам, липчанам, об очень важных вещах: о любви, о дружбе, о смелости, о честности, о детстве…
Список источников и литературы:

  1. Воспоминания Е.В. Третьяковой – бывшей узницы фашистского концлагеря.

  2. Воспоминания А.А. Бирюкова – архитектора г. Липецка.

  3. Воспоминания С.А. Скачковой – бывшего члена поискового клуба «Неунываки».

  4. Воспоминания С.А. Сошникова – бывшего главного архитектора Липецкой области.

  5. Воспоминания Ю.Д. Гришко - Народного художника России.

  6. Герои в красных галстуках. – Воронеж, 1974.

  7. Колтаков В.М. Липецк. Страницы истории. - Липецк, 1991.

  8. Краткая история Липецкого края – Воронеж, 1979.

  9. Лебединский Г.Н., Марков Н.В. Липецк. Путеводитель.- Воронеж, 1984.

  10. Медведев В.А. Знаешь ли ты свой край? – Воронеж, 1982.

  11. Словарь исторических терминов. - СПб: «Лита», 1998.

  12. Шахов В.В., Шальнев Б.М. Липецк: годы и судьбы. - Липецк, 1993.


ОГЛАВЛЕНИЕ



К читателю

3

Е.Комарова. Воловский район в годы Великой Отечественной войны

5

П.Радин. Елецкая наступательная операция

11

Е.Кузовлева. Жизнь села Кузовлево в годы Великой Отечественной войны

15

А.Анищенко. Военные события на территории Долгоруковского района

20

П.Азаров. Госпиталь № 1910

27

А.Соколиков. Грязинцы в год великих побед

35

А.Соколиков. Капитан из легенды

46

О.Васильева. История одной фотографии

53

К. Бобкова. Летопись поиска

56

О. Худякова, С.Гордеев И память жжет больней свинца

62

С.Евланенкова. Подвиг экипажа А.Н.Трушкина

65

А.Нертик. 402-й истребительный авиаполк особого назначения

69

М.Абугалиева. Прошлое не отпускает

76

И.Санфиева. Поклонимся великим тем годам

83

А.Новикова. Мой дедушка И.Д. Кабанов

85

В.Карасева. Ветеран войны М.М. Митрофанов

88

Е.Мещалкина. Доля сиротская

89

А.Давтян. В тылу

93

Е.Кузнецова. У войны не женское лицо

100

А.Алексеева. Женщины-трактористски

105

А.Назарова. Репрессивные меры государства против гражданского населения в 1941-1945 гг.

110

А.Лапшов. Памятник детству, опаленному войной

118


ЭТА ПАМЯТЬ – НАША СОВЕСТЬ
Материалы

областной краеведческой конференции школьников

«Моя родина – Липецкий край», посвященной 60-летию Победы

Составители:

Алексеева В.В., Беззубцева Н.В.


Научный редактор А.А. Иванов
Ответственный за выпуск

Карташов Н.Ф.


Набор и верстка

Беззубцева Н.В.


Отпечатано

в Липецком областном

комитете государственной статистики.

Липецк, ул. Космонавтов, д. 9/1



Лицензия ПД № 6-0017 Дата выдачи 11.04.2001 г.
Подписано в печать 17.05.2005 г.

Формат издания 60х80 1/16

Усл. печ. л.: 9,375

Тираж 200 экз.



<< предыдущая страница  
Смотрите также:
Наша совесть
1654.65kb.
8 стр.
Если соберем волю каждого в одну волю выстоим! Если соберем совесть каждого в одну совесть выстоим!
25.58kb.
1 стр.
Наша школьная жизнь интересна, наша школа красива, мудра, весела. Здесь учитель спокойный и строгий, он поймет и поможет всегда. Школа наша всем сил придает, Она нас учит продвигаться вперед! С любовью и уважением Людмила Боганова
174.96kb.
1 стр.
Что выбрать: совесть или деньги?
26.85kb.
1 стр.
Воспитание патриотизма и гражданственности на уроках краеведения
24.64kb.
1 стр.
Совесть и раскаяние
73.18kb.
1 стр.
Экспозиция «Наша школа лучшая, потому что она наша». Экспозиция посвящена истории школы раздел «Так все начиналось»
29.31kb.
1 стр.
Дезинсекция квартир подразумевает уничтожение тараканов, клопов, блох и прочих насекомых. Наша организация
32.66kb.
1 стр.
А. С. Пушкин «Кавказский пленник» в 2012 году наша страна отмечает славный юбилей 200-летие победы России над Наполеоном в Отечественной войне. Наша ставропольская земля была вдали от военных действий. Но она хр
84.38kb.
1 стр.
Аркадий Петрович Гайдар "Совесть"
91.75kb.
1 стр.
Политика и совесть в. Гавел
132.12kb.
1 стр.
День памяти «афганистан – наша память и боль»
40.08kb.
1 стр.