Главная
страница 1 ... страница 2страница 3страница 4страница 5страница 6страница 7страница 8

ПОДВИГ ЭКИПАЖА А.Н. ТРУШКИНА
О Великой Отечественной войне наше поколение знает только по книгам, фильмам, рассказам дедушек и бабушек. Мы счастливы, что не испытали войны на себе! Мы видим в своей жизни мир, радость созидательного труда, имеем возможность заниматься творчеством... И всё же это короткое и жестокое слово «война» не оставляет равнодушным, заставляет задуматься.

В июле 1942 года немецкие войска заняли территорию Воловского района. Семь долгих месяцев длилась фашистская оккупация. 26 января 1943 года наступил долгожданный момент, когда в село вошли советские войска. В освобождении района принимал участие 325 полк, в составе которого сражался экипаж Афанасия Николаевича Трушкина.

25 января 1943 года, получив приказ, экипаж А.Н. Трушкина вылетел на боевое задание. Погода стояла ясная, морозная, наружный термометр показывал -35оС. Четыре мотора, рассекая винтами холодный воздух, легко тянули бомбардировщик. Люди дружной воздушной семьи привычно выполняли свои обязанности: капитан Афанасий Трушкин и второй пилот сержант Василий Кошелев, отрегулировав моторы, набирали высоту. Кабина на самолёте открытая, над ней нет даже какого-либо чехла. На летчиках меховые комбинезоны, на ногах лохматые унты, а на голове меховой, с шёлковым подшлемником, шлем. Чтобы не обморозить лицо, в сильные морозы одевали маски. Так были одеты в этом полёте А. Трушкин и В. Кошелев. В такой же одежде работал штурман Т. Пасиченко. Он сидел за столиком в своей просторной кабине, которая расположена в передней части самолёта. Просмотрев расчёты, Т.П. Пасиченко сложил карту и на маленьком клочке бумаги написал: «Линия фронта - 21-30». Подал свою бумажку командиру корабля, подошёл к радисту. Он прошёл бомболюки, где висели бомбы. Ещё перед вылетом экипаж договорился, в целях наибольшего эффекта бомбометания и поражения цели, произвести семь заходов, сбрасывать по четыре бомбы. В бомболюках встретился штурману борттехник Соловьёв: он шёл осмотреть моторы. Пасиченко и Соловьёв были одногодками, боевая обстановка сдружила их.

В кабине борттехника у контрольных приборов стоял молодой смуглый бортмеханик лейтенант Плаксенко. Стрелок-радист передавал радиограмму. Воздушные стрелки Дробушков и Устинов, прильнув к пулемётам, смотрели вокруг. Цель была расположена от линии фронта всего лишь в 35-40 км, и стрелки бдительно следили, не появятся ли фашистские стервятники. На высоте 2100 м бомбардировщик пересекал линию фронта. Над Касторным в лунном свете показались бледные лучи вражеских прожекторов, красные искры автоматической пушки прошивали темно-синее небо.

На станции горели эшелоны, здания, что-то рвалось. Шесть раз заходил на цель экипаж А.Н. Трушкина. Зашли седьмой раз. Штурман Пасиченко сбросил последние бомбы. А. Трушкин и В. Кошелев развернули облегчённую машину на обратный курс. В это время несколько прожекторов схватили их самолёт, и в одно мгновенье в правой плоскости разорвался снаряд. Вспыхнуло пламя, чёрный шлейф дыма потянулся за самолётом. Экипаж принимал все меры, чтобы удержать самолёт в линии горизонтального полёта. Лётчики, регулируя обороты моторов, тянули тяжёлый корабль по обратному маршруту. Соловьёв и Плаксенко бросились тушить пламя. Затыкали пробоины бензобака асбестом, тряпками, но бензин хлестал, и пламя разгоралось. На помощь прибежали Дробушков и Меркулов. Все вместе надеялись сбить пламя, перелететь линию фронта, как это удавалось раньше. Но бомбардировщик перестал подчиняться воле лётчиков, он вошёл в крутую спираль и стал разваливаться, стремительно приближаясь к земле.

Пасиченко выполз на мостик к пилотам. Их здесь уже не было. На малой высоте штурману удалось оттолкнуться от горящего самолёта. Дёрнул за кольцо парашюта. Купол раскрылся, и Пасиченко всем телом ударился о промёрзшую землю. В овражном сугробе его перевернуло несколько раз, и купол накрыл его тело. В наступившей тишине он услышал глухую отдалённую стрельбу. Через некоторое время стрельба прекратилась. Пасиченко медленно поднялся. Сбросил с себя купол. Увидев вдали горящий самолёт, стал пробираться к нему. У обломков самолета лежали тела Соловьёва, Меркулова, Дробушкова. Было около двух часов ночи.

Сильно болела грудь, ушибленная при приземлении, было трудно дышать. Но надо идти! Мысленно простившись с погибшим товарищами, Пасиченко пошёл по заснеженным сугробам. Долго бродил по степи. Утром 26 января 1943 года услышал лай собак. Перед ним было село. Штурман перелез через изгородь плохонькой избёнки. Из дому вышел старик. Пасиченко попросил старика укрыть его до вечера. Старик впустил его в дом, принёс соломы. Неимоверная усталость взяла верх, штурман задремал. Неизвестно сколько прошло времени, но когда он открыл глаза, на него были направлены автоматы. Перед ним стояли три гитлеровца. Он поднялся, вышел из-за печки, куда был спрятан хозяином. Старик стоял у двери. Видимо неожиданно нагрянули, не успел предупредить раненого лётчика. Пасиченко привели в комендатуру. Там находился ещё один пленный. Им оказался молодой лётчик-истребитель, назвавший себя Галочкиным. Он успел сказать, что днём вёл неравный воздушный бой с тремя «мессерами». На подбитой машине возвращался к своим. Но, не дотянув до линии фронта, выпрыгнул на парашюте и попал к фашистам.

Вечером 26 января 1943 года лётчиков вывели в степь и расстреляли. Гитлеровцы сняли с них унты и верхнюю одежду. Потом забросали мёрзлыми комьями земли, снегом и уехали.

Но вдруг могила расстрелянных зашевелилась. Это раненый Пасиченко выбирался наверх. Он не был убит, фашисты его только ранили. Раздетый, разутый, с окровавленной шеей, он пошёл в степь. На снег падали капли крови. Спустившись в овраг, снял нижнюю рубаху, разорвал её, одним клочком перевязал рану на шее, а другими обвязал ноги. Через несколько часов он выбрался на проезжую дорогу. Под утро пришёл на окраину какой-то деревни. Зайти в дом на этот раз он побоялся, пробрался в сарай, зарылся в солому.

А бой всё приближался! В село вскоре ворвались батальоны советских войск, фашисты отступили. Красноармейцы подобрали штурмана, отнесли в санбат. Он был без сознания. В санбате танкового батальона офицера привели в чувство. На второй день самолётом отправили в полковой лазарет. Ему, воскресшему из мёртвых, снова удалось увидеть своих. У койки стоял командир эскадрильи майор Кацюржинский. Они вместе преподавали в авиаучилище, вместе выехали на фронт, участвовали в боях под Москвой. Судьба связала их неразрывными узами дружбы, и теперь командир эскадрильи, увидев забинтованного штурмана, не сдержал слез. Каждый день в лазарет приходили однополчане, приносили гостинцы, письма, желали выздоровления. Пасиченко угрожала гангрена. Врачи решили ампутировать ноги. Однако хирург Уфимского госпиталя ограничился ампутацией пяток.

Через год Т.П. Пасиченко на костылях вышел из вагона пассажирского поезда, прибывшего в Оренбург, - здесь на улице Челюскинцев жила его семья. Трудно было расставаться с любимым делом, но всё-таки штурман вернулся в авиацию! Обучал молодёжь в военном училище, а после Победы работал заместителем начальника Грозненского аэропорта. Нелёгкая судьба у Трофима Платоновича. Трудные испытания выпали этому мужественному человеку. Но он был настоящим бойцом, и этим всё сказано. Бывший штурман награждён двумя орденами Красного Знамени и многими медалями. После войны работал заместителем директора электромеханического завода в г. Оренбурге.

…В бою над Касторным многие бомбардировщики получили пробоины, но вернулись на свой аэродром. В жарко натопленной землянке начальник штаба полковник Андреев принимал рапорты экипажей. Вошёл замполит и тихо произнёс: «Трушкин не вернулся...». Вскоре в полк вернулся Вася Кошелев. Вместо молодого паренька с красивым, всегда весёлым лицом, перед лётчиками стоял воин с суровыми глазами. От него все узнали о судьбе командира отряда капитана А.Н. Трушкина. Когда вражеский снаряд поджёг бомбардировщик, лётчики пытались пересечь линию фронта, но горящая машина перестала подчиняться воле лётчиков. Афанасий Трушкин приказал всем прыгать с парашютами, выпрыгнул и сам у деревни Курганы. Не успел сбросить с себя парашют, как увидел бегущих немцев. В перестрелке капитан погиб.

28 января 1943 года деревня Курганы была освобождена от немцев. Жители деревни, бойцы и офицеры, второй пилот В. Кошелев вместе с воздушным стрелком В. Устименко пришли к разбитой машине, извлекли из-под обломков обгоревшие тела погибших Соловьёва, Меркулова, Дробушкова, Плаксенко. Нашли окровавленное тело капитана А.Н. Трушкина и похоронили всех в колхозном садике (Дедов лес). Позднее их прах был перенесён в братскую могилу села Ново-Павловка.

Кошелева и Устименко спас колхозник деревни Курганы Иван Петрович Стёпочкин. Он спрятал лётчиков в таком месте, что гитлеровцы искали их трое суток, но так и не нашли. По ночам жена и дочь Стёпочкина носили летчикам пищу.

Трушкин был общим любимцем в полку, все о нём очень жалели. Но тяжелее всех переносила смерть его жена, боевой друг - Елена Терентьевна - медицинская сестра. Проходят годы, но жители села Васильевка не забывают о подвиге экипажа А.Н. Трушкина. Школа носит имя А.Н. Трушкина. Память, гордость за этого человека вечно будет жить в наших сердцах. Будет служить примером для всех нас живых!
Литература:

Воспоминания однополчан А. Н. Трушкина.

Дорога отцов - дорога героев. Сборник очерков и воспоминаний.- Грозный,1967.

Книга памяти. – Липецк,1995.

Черешнев А.И. Люди мужества. – М., 1971.


Анастасия Нертик,

9 класс МОУ СОШ № 53 г. Липецка.

Научный руководитель: И.В. Полевая
402-й ИСТРЕБИТЕЛЬНЫЙ АВИАПОЛК

ОСОБОГО НАЗНАЧЕНИЯ
В Липецк полк впервые попал летом 1943 года, на переформирование после кровопролитных боев на Кубани. Полвека спустя он получил здесь постоянную прописку, став ядром Липецкого авиацентра по проведению летных экспериментов: историческая спираль завершила свой оборот - от летчиков-испытателей к летчикам-исследователям.

В плане «Блицкрига» «Люфтваффе» отводилась роль тарана, который должен был «распахнуть ворота» на Восток. В результате внезапного нападения фашистских войск советская авиация понесла значительные потери. Из имевшихся на Западе СССР 7 тысяч боевых самолетов, только в первый день войны было уничтожено 1200, из них 900 на земле. Но враг тоже понес ощутимые потери: в воздушных боях было сбито до 300 самолетов и еще около 50 - наземными средствами.

Для выхода из создавшейся критической ситуации известный летчик-испытатель С.П.Супрун в личной встрече с И.В.Сталиным предложил направить на фронт летчиков-испытателей на новых типах истребителей. Днем рождения двух истребительных авиационных полков (ИАП) особого назначения - 401-го и 402-го стало 25 июня 1941 года. Их командирами были назначены С.П.Супрун и П.М.Стефановский. Несмотря на некомплект личного состава и нехватку боевой техники, через пять дней оба полка убыли на фронт. Вооружены они были истребителем «МИГ-3».

Местом назначения 402-го ИАП на Северо-Западном фронте стал аэродром Идрица Псковской области. И сразу же началась боевая работа: разведка, патрулирование, сопровождение бомбардировщиков и штурмовиков, прикрытие наземных войск и железной дороги. Через две недели напряженных боев в полку осталось только три боеготовых истребителя. Пришлось транспортными самолетами отправляться в Москву на доукомплектование.

15 июля 1941 года в командование полком вступил майор Константин Афанасьевич Груздев. Радость побед перемежевалась горечью утрат: в первые полтора месяца боев погибло пять летчиков - Сергин, Школьников, Мамонтов, Сабитов, Чуносов. Младший лейтенант Мамонтов 29 июля совершил первый в истории полка таран. Отражая налет группы вражеских бомбардировщиков, он атаковал лидера. Подбитый «Ю-88», снизившись, начал уходить на бреющем. После нескольких атак, израсходовав боеприпасы, летчик таранил противника, но сам не смог спастись из-за малой высоты.

В течение первой недели пять вражеских самолетов уничтожил старший лейтенант Михаил Егорович Чуносов, уроженец села Ярлуково Грязинского района. За это время ему пришлось трижды сажать на вынужденную посадку израненный истребитель. Последний его боевой вылет был 15 августа, на прикрытие единственного моста через Волхов, по которому наши войска покидали Новгород.

Так и лежали бы останки отважного пилота вместе с обломками боевой машины в новгородской земле, если бы не встреча ветеранов полка, состоявшаяся в Липецке в пятидесятую годовщину Великой Победы. Удалось связаться с родственниками погибшего летчика. С помощью поисковиков были найдены очевидцы воздушного боя и место падения самолета. Траурная церемония захоронения останков Михаила Егоровича прошла 24 июня 1996 года на городском кладбище Липецка.

Воздушное сражение на Кубани началось 17 апреля 1941 года и длилось непрерывно два месяца. На сравнительно узком участке фронта (в три десятка километров) ежедневно происходило от двадцати до сорока и более воздушных боев, в ходе которых с обеих сторон одновременно участвовало до ста самолетов. Здесь во всем блеске проявился талант будущего трижды Героя Советского Союза А.И. Покрышкина и многих других замечательных летчиков. Именно здесь была выведена и реализована основная формула воздушного боя: «Высота - скорость - маневр - огонь».

Располагался 402-й ИАП у станицы Пашковской. Первая боевая задача - 20 апреля прикрыть боевые порядки наземных войск от ударов вражеской авиации и обеспечить беспрепятственную работу штурмовиков по наседавшим на плацдарм войскам противника. Командир дивизии, ставя задачу, подчеркнул: «Если у штурмовиков будут потери по вине истребителей, то ведущему - расстрел».

Перед началом боев механики нанесли на фюзеляжах отличительную эмблему: серебристое крыло со звездой, переходящее в разящий меч. «Сокол бьет на лету, тем более красный сокол» - объяснил символику командир Е.Я. Савицкий, пожелавший лететь в бой с летчиками полка.

3 мая пришло распоряжение сдать все имеющиеся самолеты другому полку и перебазироваться в станицу Тихорецкая. Там получили шестнадцать «ЯК-1» и на них воевали, пока не поступил приказ всем составом убыть в Липецк на переформирование.

21 июня 1943 года все летчики и основная часть технического состава полка транспортными самолетами перелетели в Липецк. После ада Кубани утопающий в зелени тихий город показался земным раем. Можно окунуться в чистые воды реки Воронеж, не опасаясь, что тебя прошьет очередью самолет с черным крестом. На два с лишним месяца Липецк стал родным домом для авиаторов, измотанных непрерывными боями.

С 18 июля в командование полком вступил майор Алексей Устинович Еремин. А 25-го отметили вторую годовщину полка. В праздничном приказе говорилось: «За два года боевой работы на Северо-Западном и Северо-Кавказском фронтах произведено 5814 самолетовылетов. Летчиками полка проведено 202 воздушных боя, в результате которых сбито 203 вражеских самолета... Родина никогда не забудет имена славных сталинских соколов, покрывших себя неувядаемой славой и отдавших жизнь в боях за Советскую Родину: Героя Советского Союза капитана Дехтяренко, старшину Корниенко, старшего лейтенанта Смольникова, майора Груздева, капитана Бородай, старшего лейтенанта Ананенкова, капитана Бахчиванджи, майора Гончарова, капитана Гвоздева, майора Баулина, лейтенанта Аркуша, младшего лейтенанта Бойко, младшего лейтенанта Калинина и других».

В конце августа был получен приказ перебазироваться в район Новошахтинска: корпус Е.Я. Савицкого поступал в оперативное подчинение командующего 8-й Воздушной армией Южного фронта Т.Т. Хрюкина. Необходима была надежная поддержка с воздуха наземных войск, которым предстояло прорвать вражескую оборону на рубеже реки Молочной и прочно запереть фашистов в Крыму.

26 сентября Южный фронт перешел в наступление и для «соколов» 402-го снова началась боевая круговерть, уже не только днем, но и ночью. В начале ноября войска Южного фронта, переименованного в 4-й Украинский, вышли к низовьям Днепра и Перекопу. Предстояло освобождение Крыма.

Новый 1944 год личный состав полка встречал на двух аэродромах - Агаймак и Аскания-Нова. Теперь основным направлением боевых действий стал Сиваш - «гнилое море». Главной задачей полка было прикрытие переправы через Сиваш. Немецкая авиация, не считаясь с потерями, стремилась оборвать «нить жизни», питающую защитников плацдарма. Наглядным свидетельством напряженных воздушных схваток являлась поверхность мелководного залива, густо утыканная хвостами немецких бомбардировщиков.

С 18 апреля 1944 года и до завершения Крымской операции полк работал с аэродрома Кача. Для ночных вылетов неподалеку был оборудован полевой аэродром, так как основной с наступлением темноты почти ежедневно подвергался обстрелу с моря катерами противника и дальнобойной артиллерией с мыса Херсонес. Воздушные схватки становились все яростнее. Когда в воздухе не было фашистских самолетов, охотились за торпедными катерами или штурмовали укрепленные огневые точки на Сапун-горе.

В июне 3-й ИАК был выведен в резерв Ставки ВГК и перебазировался в район Курска и Орла на доукомплектование. Штаб 402-го ИАП разместился в Орле, а аэродром находился севернее Микулино. С 22 июня полк снова в составе Воздушной армии генерала Т.Т. Хрюкина, уже 3-го Белорусского фронта. Первоначально летчики с аэродрома под Витебском прикрывали железнодорожные узлы от налетов вражеской авиации. С началом операции «Багратион» полк переключился на поддержку 3-го Гвардейского механизированного корпуса генерала В.Обухова и конно-механизированной группы генерала Н. Осликовского. Поскольку танки и конница совершали глубокие прорывы, то в первых эшелонах наступающих были представители авиаполка для обеспечения бесперебойной связи и взаимодействия. Чтобы не отстать от стремительно наступающих наземных войск, летчикам не раз приходилось садиться на только что захваченные вражеские аэродромы. Отступая, немцы часто перепахивали и минировали летные поля. Танкисты помогали восстанавливать взлетные полосы, укатывали их после выравнивания. Активно подключались к этому и местные жители. Особое значение имела воздушная разведка.

23 августа командующий воздушной армией генерал Т.Т. Хрюкин на аэродроме Каунас собрал совещание по итогам боевых действий авиации в Белорусской операции. На нем присутствовал руководящий состав от командира эскадрильи и выше. Там наши летчики впервые познакомились с представителями знаменитого французского полка «Нормандия-Неман».

В первых числах сентября полк вновь убыл в Багай-Барановку на переформирование, где личный состав переучился на «ЯК-3», самый легкий и маневренный истребитель периода Второй мировой войны. В конце месяца 3-й ИАК вошел в оперативное подчинение 6-й воздушной армии генерала Ф.П. Полынина, находившейся в резерве Ставки Верховного Главнокомандования. Эта армия была сформирована в июне 1942 года на базе ВВС Северо-Западного фронта, где начинался боевой путь 402-го ИАП.

17 ноября 1944 года полк в составе сорока пяти летчиков и сорока восьми самолетов «ЯК-3» и «ЯК-9» влился в состав 16-й воздушной армии генерала С.И.Руденко 1-го Белорусского фронта. Местом базирования полка стал польский аэродром Вышницы.

1945 год встречали по-семейному, вместе с поляками - многие жили на квартирах. Хозяева достали свои праздничные припасы, да и фронтовой паек оказался кстати. Настроение у всех было приподнятое - победа была не за горами. Наступление войск 1-го Белорусского фронта под командованием маршала Советского Союза Г.К.Жукова началось 14 января. Из-за плохой погоды - дождь со снегом, низкая облачность, туман - действия авиации были ограниченными. В воздух поднимались одни «старики» - самые опытные летчики, работавшие на пределе человеческих возможностей. Но они были горды тем, что им доверено действовать на главном направлении.

Командир корпуса Е.Я.Савицкий не просто посылал 402-й полк на самые ответственные и опасные задания, но и сам летал с ним, за что не раз получал внушения от вышестоящего начальства. Но у «летающего генерала» на сей счет было собственное мнение.

Историческая битва за Берлин началась 16 апреля. С утра погода была неважная - туман, низкая облачность. Командир полка поднял в воздух две четверки истребителей. Обнаружив девятку «юнкерсов», Рубахин приказал: «Шпуняков, свяжи «мессеров», - и повел истребители в атаку. Немцы заметили наши самолеты, но продолжали идти плотным строем, надеясь на оборонительную мощь своего оружия. После первой атаки четыре вражеские машины взорвались вместе со своим смертоносным грузом. Оставшиеся, побросав бомбы, вынуждены были ретироваться. 23 апреля противник предпринял отчаянную попытку нанести массированный воздушный удар по войскам, прорвавшим оборону Берлина. В этот день боевой счет полка увеличился на двенадцать вражеских машин: даже молодые летчики В.Г.Ермохин и И.Е.Сидоренко сбили по одному «юнкерсу». 27 апреля полку было приказано обеспечить захват центрального аэродрома Темпельгоф и водрузить на нем Красное Знамя от имени 3-го авиакорпуса. Почетная миссия была выполнена командиром эскадрильи М.А.Пивоваровым и представителем инженерно-технической службы В.Я.Савицким. В небе над Берлином сбил фашистский Ме-262 капитан В.А.Егорович, став, таким образом, одним из шести советских летчиков-истребителей, имевших на своем боевом счету победу над реактивным самолетом во время Великой Отечественной войны.

Последний бой для личного состава полка проходил 2 мая на германском испытательном аэродроме Дальгов. Утром раздались выстрелы и крики: «Немцы! Немцы!». Поднятая по тревоге истребители обнаружил, что по шоссе в сторону аэродрома в сопровождении бронетранспортеров и зенитных установок движется колонна пехоты противника численностью до трех тысяч человек. Кроме авиаторов и прикрывавших их зенитчиков других наших войск поблизости не было. Восемь с лишним часов отбивались техники и механики от наседавшего врага. С воздуха их поддерживали свои истребители и пришедшие на помощь с других аэродромов. 379 убитых и более полутора тысяч пленных - так закончилась неудачная попытка прорыва.

И вот она - долгожданная Победа! Люди бросились обнимать друг друга, поздравлять. У многих слезы радости на глазах. Митинг, посвященный окончанию войны, прошел как во сне. Еще до конца не верилось, что закончился этот кошмар, унесший так много жизней замечательных боевых друзей. Находившиеся в строю, в их память преклонили колени.

Краткие итоги боевой работы полка за период Великой Отечественной войны. Произведено 13359 боевых самолетовылетов днем и 152 ночью. Уничтожено 810 самолетов противника. Свои потери: летчики – 81 человек, инженерно-технический состав - 2, прочий состав - 5, самолетов - 101, в том числе небоевые потери - 13. В списке десяти истребительных авиационных полков советских ВВС, уничтоживших в годы Великой Отечественной войны свыше пятисот самолетов противника, 402-й ИАП стоит на первом месте.

После войны полк остался в оккупированной Германии. 5 февраля 1949 года он был переименован в 968-й истребительный авиационный полк. Летом того же года личный состав переучился на реактивный истребитель МиГ-15.

В 1952 году полк вернулся на Родину - аэродром Россь Гродненской области Белорусской ССР. В средине 1980-х годов личный состав в числе первых в ВВС освоил авиационный комплекс четвертого поколения МиГ-29. В 1988 году летчики принимали участие в перегонке этих истребителей в КНДР. В 1989 полк вновь оказался в Германии - аэродром Альтенбург.

С 22 мая 1992 года полк базируется в Липецке и входит в состав 4-го ЦБП и ПЛС ВВС. Основная его задача - проведение летных экспериментов по исследованию и дальнейшему совершенствованию способов боевого применения состоящих на вооружении самолетов и авиационных средств поражения. Все задания командования, зачастую очень сложные и ответственные, личный состав выполняет с высоким качеством. Несколько примеров. 1995 год - представление фронтовой авиации во время воздушного парада на Поклонной горе в Москве в честь 50-летия Великой Победы. 1996 год - перегонка истребителей «Су-27» и участие в командно-штабных учениях ВВС Казахстана. 2000 год - обеспечение перелета В.В.Путина из Краснодара в Грозный и обратно. 2002 год - показ боевых возможностей фронтовой авиации в Таджикистане.

Боевые традиции, заложенные испытателями в годы войны, достойно продолжают в настоящее время исследователи. За десять лет пребывания полка в Липецке свыше ста его военнослужащих удостоены высоких правительственных наград.

.

Марина Абугалиева,



9 класс СОШ с. Ильино Липецкого района.

Научный руководитель: З.В. Слепнева,

педагог дополнительного образования
ПРОШЛОЕ НЕ ОТПУСКАЕТ

Светлой памяти

замученных в фашистских концлагерях
Есть в истории человечества события и даты, которые не подлежат забвению. Вторая мировая война - в их числе. Почти 60 лет минуло. Поднялись поколения, лишь понаслышке знающие военное лихолетье. Но в памяти всех, кого обожгла война, а она редко какую семью пощадила, - пожизненная боль невозвратных утрат.

Мария Никифоровна Апарина пережила тяготы оккупации, горечь потери близких людей, ужасы концентрационного лагеря. Сейчас она живет в г. Липецке. Рассказывая о своей нелегкой судьбе, Мария Никифоровна достает старенькое голубое покрывало, которое своим теплом согревало ее душу и тело в тяжелые военные годы, помогало выжить в нечеловеческих условиях, выпавших на ее долю. Этому покрывалу уже 68 лет…

Мария Никифоровна родилась в 1923 году на Орловщине, в селе Красное Залегощенского района. Отец, Никифор Павлович Апарин, 1894 года рождения, был колхозником. Мать, Прасковья Михайловна, 1901 года рождения, работала звеньевой в полеводческой бригаде. Она так хорошо работала, что правление колхоза имени Молотова ежегодно премировало её ценными подарками. Однажды ей подарили большую шаль. Дед Марии Никифоровны, Михаил Ефимович Хромушин, был уважаемым человеком на селе - он работал учителем. Бабушка Александра Кузьминична была вольной крестьянкой. В 30-е годы семья относилась к середнякам. Трудились все: и взрослые, и дети. Кроме Марии в семье были ещё две младшие сестрёнки.

В 1933 году Россию поразил страшный голод. Мария отлично помнит эти годы, когда за обедом отец выдавал всем по одному кусочку хлеба. В это время в их село приезжало много украинцев. Голодные люди привозили вещи и обменивали их на хлеб.

Шло время, и жизнь потихоньку налаживалась. Жили до войны бедно, да весело. Мария в 1941 году окончила 10 классов и мечтала пойти по стопам деда - стать учителем. Но помешала война.

Утром 22 июня 1941 года по радио объявили: «Началась война с фашистской Германией». В селе начался переполох. На следующий день почтальоны, сбиваясь с ног, разносили повестки на фронт всем мужчинам. Не обошла повестка и семью Апариных - на третий день войны забрали на войну отца. «Каждый день отправлялись люди на войну, бабы выли как при покойнике: никто не знал, вернутся ли их отцы, братья, мужья, сыновья живыми», - рассказывает Мария Никифоровна.

Но колхозы продолжали работать, надо было убирать урожай. Теперь вся тяжесть легла на плечи женщин, детей и стариков. Фронт приближался, но никто из сельчан не верил, что немцы дойдут до их села, верили в силу Красной Армии.

10 ноября 1941 года. Прошло более 60 лет, но Мария Никифоровна помнит все до мелочей. Неожиданно в село ворвались немцы-связисты на машинах, мотоциклах. Казалось, что этим грохочущим колоннам не будет конца. «Хоть и боязно нам было, но мы с любопытством разглядывали немцев. А они сразу разбрелись по домам и стали грабить местных жителей: забирали свиней, спички, масло, яйца, мыло. Заняв село, немцы начали устраивать свою власть. Был назначен комендантом немец, старостой стал один из местных жителей». Немцы расселились по домам. В небольшой домик Апариных поселилось шесть человек. Запомнилось Марии, что немцы попались им добрые и вежливые. Один из них говорил: «Матка, мы не хотим войны, пусть воюют Гитлер и Сталин. У нас тоже есть семьи». Спустя несколько дней по селу разнёсся слух, что немцы схватили коммунистов - председателя сельского совета и секретаря. Судьбы их до сих пор неизвестны. В соседнем селе председателя сельского совета повесили, и труп висел семь дней. По улице зимой жителям ходить в валенках было нельзя, так как немцы тут же их снимали.

Семья Апариных питалась картошкой и хлебом, но продуктов становилось все меньше. Так прошла зима. Летом 1942 года всех жителей выгнали из своих домов. Мария Никифоровна вспоминает: «Мы с матерью поселились в холодном каменном амбаре, который не был приспособлен для жилья. Места было очень мало. Наступала зима, мать простудилась. 19 декабря 1942 года она умерла». Три сестры остались без родителей: Мария - 19 лет, Наталья - 15 лет и Анна - 7 лет.

В феврале 1943 года всех жителей села снова выгнали на улицу. Понимая, что люди покидают родные места надолго, все надевали на себя всё, что можно было надеть. Соседи Апариных запрягли лошадь, погрузили свои вещи и вещи сирот на сани и направились в соседнее село. Сестра Анна так «растолстела» из-за одёжек, что идти не смогла, и её пришлось посадить в сани. Идти было невыносимо тяжело, метель замела все дороги. В селе Нижние Ожимки скитальцев приютила семья, у которых тоже было четверо детей. В этой семье они прожили до апреля. А 18 апреля староста объявил, чтобы все эвакуированные шли на железнодорожную станцию Моховая. Все пошли: и стар, и мал. На станции людей погрузили в товарные вагоны. Все ехали стоя. Людей везли как скот. Вагоны охранялись немецкими солдатами.

Поезд все дальше и дальше увозил их от родных мест. Вряд ли Мария с сестрами могли предположить, что они на долгое время окажутся на чужбине. По пути следования поезд часто бомбили. Дорога, длившаяся чуть более недели, стала для сестер Апариных тяжелым испытанием. В пути голодали, изредка на станциях выдавали «баланду», которую не во что было наливать. «Наконец, товарный поезд с переселенцами прибыл в г. Алитус Литовской ССР. Было приказано всем покинуть вагоны. Всех пригнали в лагерь: низкие бараки, в пять рядов колючая проволока, вышки с часовыми. Это была неволя. В лагере до нашего прибытия находились военнопленные. Об этом мы узнали из надписей на стенах бараков, где были указаны фамилии, адреса, даты нахождения в лагере. За колючей проволокой (высота ограждения 5-6 м), были многочисленные захоронения безымянных военнопленных».

Несчастных людей разместили в бараках. Спали на нарах. Было тесно, душно, холодно. Болели чесоткой. Кормили два раза в день. Утром и вечером давали баланду (брюква, сваренная на воде) и изредка хлеб пополам с опилками и лузгой из проса и кукурузы. Точно не знали, из чего его выпекали. Хлеб был твердый как асфальт. Одну буханку хлеба выдавали в день на 10 человек. Люди умирали от голода. Каждый ложился спать с мыслью о еде. Голод стал их нормой жизни. Но голод в плену не разъединил людей. Русские люди не утратили одно из важнейших человеческих качеств - сострадание, желание помочь ближнему. Многие люди выжили благодаря надежде, верили, что Родина их не оставит в беде, придут советские солдаты и освободят их.

Часто по утрам немцы объявляли по радио: «Всем собраться к такому-то бараку». Люди приходили к бараку с одной мыслью: «Что их сегодня ожидает?». Немцы забирали молодых людей и увозили куда-то. А потом стали отнимать маленьких детей. Обратно уже никто не возвращался. Что с ними делали, никто не знал, но догадывались о худшем. До сих пор Мария Никифоровна не может забыть душераздирающие крики несчастных матерей. Уже потом узнали, что фашисты брали кровь у наших детей. Кровью наших детей изверги поднимали на ноги своих раненых солдат.

«Трудно было так, что и не передать. Не знали, что тебя ждёт завтра, жизнь или смерть», - с волнением вспоминает женщина. - А мне было вдвойне тяжелее, ведь я переживала не столько за себя, сколько за сестёр. Младшая сестра Аня, услышав объявление по радио, жалобно просила: «Сестрички, спрячьте меня!» Прятали, как могли: закладывали тряпьём, сажали в котёл для воды».

И все же сестрам Апариным повезло, летом в лагерь приехал литовский хозяин и попросил у немцев людей для уборки урожая. Старостой в лагере был односельчанин, он и посоветовал девушкам поехать с хозяином на уборку. Всё лето они проработали на его полях. Кормил он лучше, чем в лагере, но пришёл приказ, и их вернули в лагерь. Снова потянулись суровые однообразные будни. Неизвестность пугала, но люди, как могли, утешали друг друга. Марию успокаивало лишь одно: её родненькие сестрёнки были с ней! Она была в лучшем положении, нежели другие. Все мысли сестер Апариных были о родном доме, о родном селе. Старшая Мария часто смотрела и гладила голубое покрывало, которое когда-то держала в руках её мать, застилая кровать.

В лагере знали о наступлении советских войск. Был уже освобождён город Орёл (об этом Апарины узнали от хозяина-литовца). Люди воспрянули духом, верили в освобождение. Но в лагере им предстояло провести ещё одну зиму.

В один из июньских дней все немцы покинули лагерь, на вышках не было охраны. Все поняли, что это СВОБОДА! Советские войска вошли в город. Военные сводки 15 июля 1944 года сообщали: «Войска 3-го Белорусского фронта вышли к реке Неман в районе Алитус и Гродно, с ходу форсировали на ряде участков реку и захватили плацдармы на западном берегу. В ходе успешного наступления советские войска освободили город Алитус.».

Все обнимались и плакали от счастья. Теперь как можно скорее хотелось покинуть это проклятое место. Сестры Апарины сложили свои нехитрые вещички в покрывало и вместе с другими узниками лагеря пошли на железнодорожную станцию. Удивительно, но факт: среди русских солдат на станции Мария Никифоровна неожиданно встретила земляка, он и рассказал, что жители села Красное начали возвращаться на родину. Из Алитуса их отправили на поезде в товарных вагонах, но радость была великой: «Ведь мы остались живы и едем домой. Прибыв на станцию Благодатная, нас всех обыскали, очевидно, нам не доверяли, ведь мы были пленными. И это было очень обидно. Вот так нас встретила Родина».

«Наконец-то мы ДОМА! Тревожно и радостно забилось сердце. Но… дома нет, вся деревня была разрушена и сожжена. Ведь через село проходил фронт. Вокруг стоял лишь один бурьян, все было изрыто, всюду траншеи и окопы, горы боеприпасов, трупы немцев. Стали возвращаться с фронта солдаты, но были и дезертиры. Надо было начинать жизнь заново. Встал вопрос: «Где жить?» Сначала жили в землянке, а потом нас приютила двоюродная сестра Александра Ивановна Гусева, у которой было своих трое детей. Её муж ещё не вернулся с фронта. Наш дядя Пётр Михайлович Хромушин прислал письмо в собес с просьбой отправить младшую сестру Анну в детский дом, так как отец, Никифор Павлович Апарин, погиб на войне. А у меня даже мысли такой не было, чтобы расстаться с сестрой, ведь мы пережили вместе оккупацию, лагерь, все лихолетья войны» - вспоминает Мария Никифоровна.

Возрождался колхоз, но война ещё продолжалась, жизнь была очень тяжёлая. Уходя, немцы оставили «сюрпризы» - детские игрушки, начиненные взрывчаткой. Много детей тогда покалечилось. Посуды не было никакой, ходили и собирали солдатские котелки, фляжки, ложки, каски. Это было СЧАСТЬЕ, ведь в каске и котелке варили еду. Продукты все были по карточкам, паек был слишком мал. Ели щавель, крапиву, акацию. И все время так хотелось есть! Но все вытерпели.

Сестру Наташу колхоз направил за скотом в Германию. За это ей выделили корову. Это была большая поддержка для нас. А 9 мая 1945 года по телефону в сельский совет сообщили о Победе над фашистской Германией. Эту великую радость невозможно передать словами, через это надо пройти, чтобы оценить эту весть.

В 1946 году Мария Никифоровна вышла замуж за Александра Андрияновича Гаврикова, земляка, который тоже был в лагере. Он работал главным бухгалтером в колхозе. Мария Никифоровна сначала тоже работала в колхозе, а потом - делопроизводителем и библиотекарем в школе. Сестра Наташа работала бригадиром в колхозе, но годы, проведённые в концлагере, не прошли даром. В 1949 году она умерла от туберкулёза лёгких. Младшая сестра Анна окончила железнодорожный техникум, вышла замуж, родила сына и работала начальником станции на Урале. Анна умерла в 1995 году. В 1984 году умер муж Александр Андриянович. В 1985 году Мария Никифоровна покинула родную Орловщину, и с тех пор проживает в Липецке.

У Марии Никифоровны три дочери. Жива только последняя, Светлана. С ней, ее мужем и внуком живет сегодня Мария Никифоровна в мире и согласии. Светлана очень гордится своей мамой. «Мама была и есть великая труженица. Из далекого детства помню ее красивой, доброй, ласковой, нежной, справедливой, участливой. Она учила меня быть внимательной к людям и делать добро, быть терпимой. Мама всегда говорит: «Делай людям добро, и оно к тебе вернётся». Все эти качества она сохранила до настоящего времени. Хоть я была единственным ребёнком в семье, но меня не баловали родители, мама говорила, чтобы жить достойно, надо много трудиться, многому надо научиться, быть целеустремлённым человеком. Благодаря такому воспитанию, я окончила 8 классов с отличием, поступила в техникум, потом в институт, потом в академию. Мама всегда поддерживала меня. Она обладает мудростью от Бога и, конечно, жизнь её многому научила. Пройдя все ужасы войны, лагеря, послевоенные годы разрухи, мама не «сломилась», не ожесточилась. Мои друзья тоже советуются с моей мамой. Я её очень люблю».

С особой теплотой говорит о Марии Никифоровне её зять: «Радушная, гостеприимная и трудолюбивая женщина, которая приняла меня как сына. Жили 8 лет вчетвером в однокомнатной квартире. Всем места хватало. Затем переехали в новую четырёхкомнатную квартиру. «Погода» в доме, безусловно, в большей части зависит от Марии Никифоровны. Мы всегда стараемся прислушиваться к её мнению».

Соседка по лестничной площадке говорит о ней, что лучшего друга она в своей жизни не видела. Марию Никифоровну отличают благородство, скромность, огромное желание оказать помощь в любой ситуации.

С 1975 года знакома с этой замечательной женщиной Зоя Васильевна Слепнёва. Судьба случайно свела её с семьёй Апариных. Но до сих пор она благодарна им за огромную помощь и поддержку в трудные моменты ее жизни. Мария Никифоровна умела найти нужные слова, успокоить и вселить надежду. Её любимое выражение: «В каждой избушке - своя горюшка». Но на свою жизнь она ни разу не пожаловалась. Лишь в прошлом году Зоя Васильевна случайно узнала от дочери Светланы о нелёгком жизненном пути Марии Никифоровны. Поистине, эта женщина достойна восхищения!

Много повидала на своём веку героиня моего исследования. Жила на оккупированной территории. Она, молодая девушка, сумела не только выжить, но и сохранить жизнь своих младших сестрёнок. Это ли не подвиг? Да, чуть не забыла, она сохранила свою роскошную косу! Как ей это удалось? В неволе старшая Мария сохранила, а потом бережно пронесла через всю последующую жизнь голубое покрывало. Думаю, что оно согревало её в страшные годы войны, напоминая о матери, о родном доме.

Теперь Марии Никифоровне уже за 80, но не забыла она о тех страшных годах. «Когда перебираю старые письма, фотографии, невольно наворачиваются слезы. Уж очень тяжелые воспоминания. Много прошло времени с тех пор, а прошлое не отпускает», - волнуясь, говорит Мария Никифоровна.

Правда, государство не забыло о ней. Как работница тыла, она имеет льготы. Справедливости ради, Германия начала осуществлять компенсационные выплаты жертвам фашистских концлагерей. Дочери Светлане пришлось долго добиваться этого. Неоднократно писали в Москву, в Литву, в Орёл, искали свидетелей. И в прошлом году Германия выплатила компенсацию в размере 40 тысяч рублей. В этом году получила тоже такую же сумму.

Пройдут годы, люди последующих поколений будут знать о немецком фашизме понаслышке, изучать по книгам. «Вечен ваш подвиг в сердцах поколений грядущих», - говорим мы, отдавая дань уважения героям ратного подвига.


Источники и литература:

  1. Воспоминания Апариной М.Н., Масловой С.А., Маслова В.П., Никитиной А.И., Грезина А.А.

  2. Карасик М. Заплатили кровью. // Липецкая неделя, 26 мая 2004 г.

  3. Суворова Е. Меня спасла болезнь. // Житье-Бытье,12 апреля 2004 г.

  4. Боева Е. Назад никто не возвращался. // Липецкая газета, 8 апреля 2004 г.

  5. Липчане - Великой Победе. – Липецк: Гэлион, 1995.

  6. СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945. - М., 1970.

  7. Федоров М.Н. Прошлое не отпускает. Вып. 1. - Липецк, 2000.


Ильвира Санфиева,

9 класс СОШ с. Пятницкое Измалковского района.

Научный руководитель: Н.Ф. Цыганкова,

педагог дополнительного образования.
ПОКЛОНИМСЯ ВЕЛИКИМ ТЕМ ГОДАМ




По заданию руководителя краеведческого кружка мы посещали участников Великой Отечественной войны. Об одном из них, Михаиле Максимовиче Белых, проживающем недалеко от моего дома, я хочу рассказать.

Миша родился в далёком 1920 году в селе Пятницкое, тогда - Орловской области. Семья Миши была большой, как и большинство семей в то время. С малых лет мальчик помогал родителям: ухаживал за скотом, ходил в лес за дровами, присматривал за младшими братьями и сестрами. В 9 лет пошел в 1-й класс Пятницкой начальной школы. Учился на «отлично», несмотря на то, что родители были неграмотными, а в школе не хватало учебников и тетрадей. Закончив 3 класса в Пятницкой школе, Миша перешёл учиться в Никольскую «министерку». Учителя Анна Ивановна Нецветаева, Екатерина Евграфовна Рыкова - гордились смышленым, рассудительным парнишкой и прочили ему большое будущее. Но - грянула война!

Как и все подростки, Михаил выполнял тяжелую мужскую работу: пахал, сеял, косил. В 1944 году был призван в Красную Армию. После учёбы обслуживал авиатехнику: скоростные истребители, тяжелые бомбардировщики. На всю жизнь запомнил Михаил Максимович встречу с легендарным маршалом Константином Константиновичем Рокоссовским. Высокий, статный, маршал доброжелательно разговаривал с солдатами, подбадривал их, желал успешной службы. Отведав солдатского обеда, похвалил угощение: «Суп - хорош!». Все, кто находился рядом, просто оторопели: не каждый раз и не всякому так с командующим фронтом встретиться доведётся! Великую Отечественную Михаил Максимович закончил в Кенигсберге. А потом - Дальний Восток, война с Японией. Вернулся домой только через 7 лет - в 1952 году.

После войны Михаил Максимович работал на пекарне. Женился. Построил дом. «Любая работа у хозяина моего ладилась, - рассказывает жена Клавдия Ивановна. - Муж смолоду все умел делать - что рамы повязать, что верх поставить, что стол сработать, полы замостить. Да что говорить: таких, как мой Михаил Максимович - мало. Никогда не курил, выпивал только по праздникам, и бранных слов я от него в жизни не слышала».

В мастерстве и трудолюбии Михаила Максимовича я убедилась, когда увидела, как он ремонтировал изгородь. И моего одноклассника, Дениса Степаненкова, он научил этому. Так толково и доступно объяснял он принцип своей работы, что и мне захотелось прибить одну штакетину к изгороди. И получилось! Вокруг дома у супругов Белых стоят добротные постройки для домашних животных и птицы, а также - русская банька. Но не только для себя строит Михаил Максимович так хорошо и добротно, он всегда помогает соседям, родственникам. Он – уважаемый в селе человек.

Клавдия Ивановна - очень гостеприимный человек. Радуется, когда мы приходим помочь по хозяйству, всегда просит заходить чаще, чтобы просто поговорить, пообщаться. Больше всего меня и моих товарищей поражает любовь Михаила Максимовича и Клавдии Ивановны к земле. Огород у них в образцовом порядке и урожай всегда - богатый. В этом мы убедились, когда помогали ветеранам убирать картошку осенью.

Гордятся супруги белых своими детьми – Сергеем и Николаем. Оба сына получили высшее образование. Сергей живет в Коми, Александр - в Москве. Подрастают на радость дедушке и бабушке внуки.

Историю делают люди, такие как наш земляк Михаил Михайлович Белых. Они вынесли войну и победили в ней. Спасибо им за это. Вечен ваш подвиг в сердцах поколений грядущих. Вы для нас - пример мужества, трудолюбия, добропорядочности. Счастья Вам, уважаемый Михаил Максимович, семейного, долголетия, благополучия!



Алеся Новикова,

9 класс СОШ № 1 с. Казаки Елецкого района.

Научный руководитель: Г.М. Терехова,

педагог дополнительного образования.
МОЙ ДЕДУШКА И.Д. КАБАНОВ
В этом году наша страна отмечает 60-летие со дня окончания Великой Отечественной войны. День Победы приближал и мой дед Иван Дмитриевич Кабанов. Я смотрю на потускневшие военные фотографии моего дедушки и вспоминаю его рассказы о войне. Как жаль, что он не дожил до юбилея Победы (умер в 1999 году). И мой долг - хотя бы вкратце воссоздать военную биографию моего деда, героически защищавшего нашу Родину.

Иван Дмитриевич Кабанов родился 8 февраля 1924 года в селе Казаки Елецкого района в многодетной семье, состоящей из девяти человек: отец - Дмитрий Яковлевич - мастер крахмалопаточного завода, мать Анастасия Ивановна - домохозяйка и семеро детей: Виталий, Василий, Николай, Иван, Венера, Александра, Михаил. Виталий окончил школу в родном селе и уехал работать на Донбасс (в Донецк). Василий и Венера окончили медицинский техникум. Мой дедушка в 1940 году окончил 10 классов Казацкой средней школы, в которой я сейчас учусь, затем поступил в Елецкий строительный техникум. В июле 1942 года после окончания второго курса был призван в ряды Красной Армии. Нашей семье повезло. Из четырех братьев, ушедших на фронт, вернулись все, хотя и были ранены.

Дети ковали победу на фронте, а Дмитрий Яковлевич, их отец, трудился в тылу, так как был уже преклонного возраста. За свой самоотверженный труд 6 июня 1945 года Указам Президиума Верховного Совета СССР он был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». В Книге Почета крахмалопаточного комбината - фотография моего прадеда.

Мой дедушка Иван Дмитриевич Кабанов с июля по ноябрь 1942 года находился на обучении в запасном полку. 7 ноября 1942 года он принял Присягу. Затем был направлен в Колинковичское военное пехотное училище, которое окончил в 1943 году. После военного училища ему было присвоено звание старшего сержанта. Потом дедушка воевал командиром минометного отделения Первой Гвардейской механизированной бригады.

Миномет - это гладкоствольное орудие, предназначенное для навесной стрельбы по укрытым целям, а также для разрушения полевых укреплений. Дедушка рассказывал, что самое трудное заключалась в переноске орудия от места к месту, так как миномет весил около 60 кг. Разбирался он на три части, и их приходилось нести его на плечах. Иван Дмитриевич, как командир, чаще всего брал самую тяжелую часть - опорную плиту, которая одевалась на плечи как рюкзак.

Свою первую награду Иван Дмитриевич получил 1 октября 1943 года. Это была медаль «За боевые заслуги». В бою отделение дедушки уничтожило дзот противника, который сдерживал наступление нашей пехоты. Затем был орден Славы III степени - почетная солдатская награда. Потом - орден Отечественной войны II степени. Ещё у дедушки был нагрудный знак «Гвардия». В первые годы Великой отечественной войны родилась Советская гвардия, присвоение звания «гвардейская» было почётной и желанной коллективной наградой. В торжественной обстановке таким частям вручались особые гвардейские знамёна, а весь личный состав получал право носить на груди знак «Гвардия». К сожалению, этот знак был утерян.

Первая Гвардейская механизированная бригада участвовала в освобождении Австрии и Венгрии от фашистских захватчиков. За эти сражения у дедушки много благодарностей от Верховного главнокомандующего Сталина и медаль «За взятие Будапешта». За участие в героическом штурме и освобождении Вены дедушка был награждён медалью «За взятие Вены».

8 апреля 1945 года Иван Дмитриевич был ранен в кисть руки. Находился на лечении в 48 медсанбате, но не долечился. Он сбежал на фронт, так как бригада продолжала наступление, и он не хотел отставать от своих сослуживцев.

Документов о ранении у дедушки не было. И только в 1992 году, когда они понадобились для оформления пенсии, он написал письмо в Центральный архив Министерства Обороны ССССР, откуда и пришло подтверждение. За бой, в котором он был ранен, дедушка получил орден Красной Звезды. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 мая 1945 года Иван Дмитриевич был награждён медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Мне запомнился один его рассказ. Произошло это на территории Германии. Чтобы прикрыть своё отступление, фашисты открыли шлюзы на реке. Вода затопила бомбоубежище, в котором находилось мирное население: дети, женщины, старики. Когда советские солдаты добрались до бомбоубежища, люди стояли по пояс в воде. Дедушка со своими товарищами выносил детей, помогал выйти старикам. «Советский воин со стариками и детьми не воюет», - так сказал мне дедушка.

Кроме военных, у дедушки много юбилейных наград.

В жизни дедушка был очень добрым, отзывчивым человеком. Своими делами он заслужил уважение земляков, до сих пор живёт благодарная память о нём. Он вырастил двух сыновей и дочь, воспитал трёх внуков. Построил дом и посадил не одно дерево. В общем, выполнил своё предназначение в жизни.

В краеведческом музее нашей школы на одном из стендов, посвящённом Великой Отечественной войне, есть фотография и моего деда. Я горжусь своим дедушкой и стараюсь сохранить память о нём.



9 мая 1996 года. И.Д. Кабанов четвертый справа.

Валентина Карасева,

9 класс СОШ с. Тербуны.

Руководитель: Е.Н. Шашкова,

педагог дополнительного образования
ВЕТЕРАН ВОЙНЫ М.М. МИТРОФАНОВ
Этого человека в Тербунах знают многие. Матвей Максимович Митрофанов – ветеран Великой Отечественной войны, военрук школы, учитель истории, а ныне - пенсионер. Матвей Максимович родился 7 ноября 1923 года в селе Солдатское. Отец Максим Николаевич и мать Пелагея Фёдоровна работали в колхозе. В семье Митрофановых было пятеро детей - четыре сына и одна дочь.

Матвей Максимович, окончив семь классов Солдатской школы, в 1939 году уехал в Ворошиловград. Работал на заводе и учился в вечерней школе. С начала войны в рядах Красной Армии. Получил специальность шофёра и в июне 1942 года принял боевое крещение в составе 1-го Донского танкового корпуса. В ноябре того же года в боях под Сталинградом был ранен. В декабре перешёл в разведку. Награждён орденом Красной Звезды. Под Сталинградом Матвей Максимович был принят кандидатом в члены партии, а немного позднее, на Орловско-Курской дуге, вступил в ряды КПСС. В боях на Курской дуге был ранен вторично. За мужество был представлен к медали «За отвагу». Ему, теперь уже сержанту, довелось сражаться на белорусской земле, освобождать города Бобруйск, Минск, Слоним, Колинковичи. Затем – Польша. За героизм, проявленный в боях за Варшаву, Матвей Максимович был награждён вторым орденом Красной Звезды и получил воинское звание - младший лейтенант. Потом - участие в форсировании Одера, в боях за взятие городов Страсбурга, Трептова, Ростока и других. В апреле был ранен в третий раз. День Победы встретил в госпитале.

Как дорогие реликвии хранит бывший воин 14 благодарностей от Верховного Главнокомандующего, два ордена Красной Звезды, медали «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За освобождение Варшавы», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией».

После демобилизации бывший фронтовик на комсомольской работе в Тербунском районе. С 1951 по 1956 гг. - заместитель директора Аннинской МТС. С 1956 года – учитель истории Тербунской средней школы, потом – военрук. Юнармейские команды, подготовленные М.М. Митрофановым, неизменно занимали призовые места в районных и областных играх «Орлёнок» и «Зарница». 87 воспитанников Матвея Максимовича поступили в военные училища.

Сейчас, несмотря на свои преклонные годы, Матвей Максимович – частый гость в нашей школе. Выступает на классных часах, на общешкольных мероприятиях. Я всегда внимательно слушаю его рассказы о Великой Отечественной войне, о героизме наших воинов, победивших немецко-фашистских захватчиков, о тяготах и лишениях, которые выпали на долю старшего поколения. Я преклоняюсь перед мужеством и героизмом своего земляка. Нам есть с кого брать пример. И мы должны делать все, чтобы не было войны.


Елена Мещалкина,

9 класс СОШ с. Ильино Липецкого района.

Научный руководитель: З.В. Слепнева,

педагог дополнительного образования.


<< предыдущая страница   следующая страница >>
Смотрите также:
Наша совесть
1654.65kb.
8 стр.
Если соберем волю каждого в одну волю выстоим! Если соберем совесть каждого в одну совесть выстоим!
25.58kb.
1 стр.
Наша школьная жизнь интересна, наша школа красива, мудра, весела. Здесь учитель спокойный и строгий, он поймет и поможет всегда. Школа наша всем сил придает, Она нас учит продвигаться вперед! С любовью и уважением Людмила Боганова
174.96kb.
1 стр.
Что выбрать: совесть или деньги?
26.85kb.
1 стр.
Воспитание патриотизма и гражданственности на уроках краеведения
24.64kb.
1 стр.
Совесть и раскаяние
73.18kb.
1 стр.
Экспозиция «Наша школа лучшая, потому что она наша». Экспозиция посвящена истории школы раздел «Так все начиналось»
29.31kb.
1 стр.
Дезинсекция квартир подразумевает уничтожение тараканов, клопов, блох и прочих насекомых. Наша организация
32.66kb.
1 стр.
А. С. Пушкин «Кавказский пленник» в 2012 году наша страна отмечает славный юбилей 200-летие победы России над Наполеоном в Отечественной войне. Наша ставропольская земля была вдали от военных действий. Но она хр
84.38kb.
1 стр.
Аркадий Петрович Гайдар "Совесть"
91.75kb.
1 стр.
Политика и совесть в. Гавел
132.12kb.
1 стр.
День памяти «афганистан – наша память и боль»
40.08kb.
1 стр.