Главная
страница 1страница 2страница 3страница 4

Таблица 2. Показатели динамики доходов населения (в процентах)





Рост за три предыдущих года (2011 к 2008)

Рост за три предстоящих года (2014 к 2011)

в том числе ближайшие параметры

2011

2012

Реально располагаемые доходы населения

21,3-20,8

7,7

2,4-2,0

2,0

Реальная заработная плата

8,6 -8,2

12,5

4,0-3,7

3,6

Реальная пенсия

42

6,1

1,2-0,8

1,4

Индекс потребительских цен

31

20,8

8,6-9,0

7,0

По мнению экспертов Общественного совета, было бы целесообразно разработать городской проект реформирования пенсионной системы. Это тем более актуально в настоящее время – на фоне широкого обсуждения аналитического доклада Минздравсоцразвития «Итоги пенсионной реформы и долгосрочные перспективы развития пенсионной системы Российской Федерации с учетом влияния мирового финансового кризиса», усилий исполнительной власти и экспертного сообщества по корректировке Стратегии социально-экономического развития России до 2020 года, работе по подготовке обновленного проекта Стратегии социально-экономического развития города Москвы на период до 2025 года.

При анализе особенностей московской бюджетной политики в отношении населения вполне уместно сравнить индикаторы по доходам и ценам с проектом федерального бюджета на тот же период. При этом несложно увидеть как общие подходы, так и отличия в программировании некоторых направлений бюджетной политики. В федеральном бюджете намечается более высокий, чем в Москве, рост реальных доходов населения, а также рост реальной зарплаты и реальной пенсии.

Вместе с тем такое сравнение показателей столицы и страны (см. табл.3) позволяет увидеть, что при заметных внешних отличиях в абсолютных размерах доходов москвичей, они не так уж принципиально отличаются от общероссийских с учетом стоимости жизни (этот показатель мы измерили в сопоставимых величинах - нормативах прожиточного минимума).



Таблица 3. Сравнение некоторых показателей федеральной и московской бюджетных политик на 2012-2014 гг.

Показатели прогноза
Темпы прироста

2011 год

2014 год

2012-2014 гг.

МБ*

ФБ**

МБ

ФБ

МБ

ФБ

Реально располагаемые доходы населения (в %)

2,4-2,0

1,5

3,0

5,3

7,7

15,9

Реальная заработная плата (в %)

4,0-3,7

3,6

4,4

6,5

12,6

18,5

Реальная пенсия (трудовая) (в %)

1,2-0,8

1,2

2,3

4,0

6,1

11,8

Зарплата (в прожиточном минимуме)

4,0

3,3

4,4

3,8







Пенсия (трудовая) (в прожиточном минимуме)

1,5

1,65

1,4

1,6







Коэффициент замещения пенсией заработной платы (в %)

21

28

19

23







*МБ – московский бюджет

**ФБ - федеральный бюджет

Московский бюджет отличается от федерального и в постановке целей развития на трехлетие. На наш взгляд, не все из намечаемых целей соотнесены с актуальными общенациональными задачами и проблемами. К примеру, федеральные власти подчеркивают остроту демографических проблем в стране (есть Концепция демографического развития до 2025 г.), но в материалах проекта столичного бюджета эта проблематика четко не обозначена. Должным образом не выделены вопросы об увеличении рождаемости, снижении смертности, продолжительности жизни, отсутствуют показатели, измеряющие эти данные на начальном и завершающем этапе трехлетнего планирования. Необходимо этот недостаток устранить. Более того – именно демографические индикаторы должны быть главными измерителями качества жизни москвичей. Неполнота этих показателей не позволяет оценить главную результирующую всех финансируемых городом государственных программ.

По нашему мнению, центром системы целевых социальных показателей должно быть главное социальное достижение – увеличение продолжительности жизни москвичей и рост рождаемости.2 Это самые сущностные проблемы, прямо связанные с уровнем жизни граждан. И программные меры в итоге должны способствовать, прежде всего, их решению. Необходимо четко определить и представить общественности конкретные показатели, особо актуальные для населения (и при этом характеризующие динамику развития): размеры пособий, городские минимальные стандарты выплат, численность охваченных различными видами социальных услуг.

Мы уже отмечали, что в целом информационно-статистическая база проекта бюджета не позволяет общественности и всем заинтересованным лицам объективно оценить многие программные направления, в том числе связанные и с социальной поддержкой населения. В проекте государственной программы «Социальная поддержка жителей Москвы на 2012-2016 гг.» разнообразная статистика по годам планируемого периода представлена только в процентах, которые нельзя однозначно оценить, поскольку нет базового абсолютного показателя, от которого исчисляются эти проценты.

Что можно понять из процентов сокращения бедности, когда нет исходного индикатора – доля бедных в населении Москвы в 2011 г. (в высшей степени принципиальный показатель, серьезно влияющий на планирование уровня жизни). 6 октября 2011 г. в интервью «Российской газете» руководитель Департамента социальной защиты населения города Москвы В.А.Петросян озвучил этот показатель: около 11% (по предшествующей открытой информации год назад их было 10%). А сколько их будет в 2014 году? Как можно планировать прожиточный минимум предстоящих трех лет, если не определять их численность?

Нет в материалах проекта бюджета и профильной государственной программы данных о числе пенсионеров, получающих доплату, числе детей, получающих пособия, числе детей, посещающих дошкольные учреждения и точных сведений об очереди на устройство в дошкольные учреждения (по данным открытых источников в сентябре она составляла 6 тыс. детей; при этом обеспеченность местами ДДУ дошкольников в проекте программы - 85%, а по данным Мосгорстата в 2009 г. - 57%). И этот перечень самых разнообразных и необходимых, но, к сожалению, отсутствующих в проекте показателей по важнейшим направлениям социальной политики, можно еще расширить.

При таких недостатках статистического инструментария представленного проекта крайне сложно отслеживать и оценивать и текущую, и итоговую результативность планируемых работ. К сожалению, эти, на первый взгляд, технические издержки изложения материала в проекте могут иметь своим следствием и серьезные репутационные потери. Ведь открытость и понятность важнейших социальных параметров столичного бюджета в последние годы неизменно была его отличительной характеристикой. Для иллюстрации приведем позиции, которые в материалах бюджетов 2010 и 2011 г. были открытыми и содержали как плановые показатели, так и данные предшествующего года и прогнозные показатели.



Показатели, характеризующие уровень жизни населения

и социальную политику города Москвы
Демографическая ситуация

Рождаемость

Смертность

Младенческая смертность

Численность детей в учреждениях дошкольного образования

Численность учащихся в учреждениях общего образования

Численность пенсионеров, состоящих на учете в Пенсионном фонде

Социальная защита населения

Ежемесячные городские доплаты к пенсиям до прожиточного минимума пенсионера

Количество пенсионеров, получающих доплату

Ежемесячные городские денежные выплаты (ЕГДВ)

Количество человек, получающих денежную выплату (ЕГДВ)

Компенсация за пользование городским телефоном

Количество человек, получающих компенсации

Бесплатные и льготные медикаменты, зубопротезирование

Ежемесячные пособия гражданам, имеющим детей

Количество человек, получающих пособия

Расходы на школьное питание, дотации на оплату ДОУ, на детский отдых

Субсидии на реализацию социальной поддержки по оплате проезда на городском пассажирском транспорте, на московском метрополитене, на пригородном пассажирском транспорте

Денежные компенсации взамен натуральных льгот

Количество человек, получающих денежную компенсацию

Субсидии на оплату жилищно-коммунальных услуг, в том числе семей с детьми,

Меры по реализации жилищной программы для молодых семей, многодетных, других льготных категорий

Субсидии на оплату жилищно-коммунальных услуг

Меры социальной поддержки по оплате жилищно-коммунальных услуг и услуг связи (радио-трансляции и телевизионной антенны)


Показатели обеспечения

Капитальный ремонт жилищного фонда

Расходы по эксплуатации жилищного фонда

Обеспеченность населения:

больничными койками (без дневных стационаров); средним медицинским персоналом

Обеспечение:

стационарными учреждениями социального обслуживания престарелых и инвалидов (взрослых и детей)

дошкольными образовательными учреждениями детей дошкольного возраста

общеобразовательными школами

общедоступными библиотеками

культурно-досуговыми учреждениями

Полагаем, что органы исполнительной власти все же располагают соответствующей статистической информацией на планируемый период. Отсутствие таких данных сделало бы процесс планирования совершенно непродуктивным. Но если эти показатели и в нынешнем году использовались органами власти при разработке проекта городского бюджета, то почему они не представлены в материалах, вынесенных на обсуждение и последующее утверждение? В профильных государственных программах, где они, казалось бы, должны быть раскрыты с еще большей полнотой, их тоже фактически нет.

Обратим внимание еще и на то, что, по мнению экспертов Общественного совета, принципы программно-целевого планирования в проекте бюджета и проектах государственных программ социальной направленности не всегда реализованы достаточно корректно и в полном соответствии с установленной методологией. Это, прежде всего, неточно сформулированные цели и задачи, из-за чего планируемые результаты во многом оказываются либо неконкретными, либо необоснованными, либо недостижимыми.

Для примера обратимся к государственной программе «Развитие здравоохранения города Москвы» («Столичное здравоохранение»). Вот как разработчики формулируют ее цели: «обеспечение эффективного функционирования и развития системы здравоохранения города, обеспечение выполнения программы государственных гарантий обеспечения населения бесплатной медицинской помощью, повышение доступности и качества медицинской помощи населению, улучшение состояния здоровья жителей города, формирование у населения мотивации к здоровому образу жизни». Из перечисленного в целях таковой является лишь одна – улучшение состояния здоровья жителей города, все остальное может фигурировать только в качестве обеспечивающих данную цель задач.

Многие из заявленных в программе результатов никак не влияют на достижение главной цели. Так, одно из основных планируемых достижений – «увеличение числа пациентов, пролеченных в соответствии со стандартами». Но от количества «пролеченных» пациентов общее качество здоровья практически не зависит. Увеличение числа обращений одних и тех же пациентов в краткосрочный период, наоборот, может свидетельствовать об ухудшении их здоровья. Весьма сомнительным результатом является и «снижение длительности госпитализации». К тому же появляются риски статистического манипулирования: «пролеченных», но не долеченных пациентов можно раньше выписывать из больниц (чтобы не портить статистической динамики), куда они, разумеется, вернутся, но при этом будут уже новыми «пролеченными», успешно включаемыми в требуемый показатель роста.

Следует отметить также, что для определения качества собственной деятельности в данном случае используются показатели внутренней статистики, что побуждает систему избирать для внешнего контроля «удобные» и «выгодные» цифры, которые не могут быть основой для объективной оценки качества деятельности профильного ведомства и всей системы здравоохранения в целом. Аналогичные претензии можно предъявить и к другим вынесенным на общественное обсуждение проектам программ.

По ходу анализа проектов заметно, что программное планирование разработчиками понимается преимущественно как форма ведомственного управления. Цель, система мероприятий, показатели, инструменты реализации – все это прямолинейно определяется традиционными направлениями работы департаментов или комитетов (иногда и вовсе дублируя нормативно определенные для них цели, задачи, функции). Такая соотнесенность, казалось бы, закономерна и понятна. Но, по нашему мнению, программно-целевое планирование в значительной степени ориентировано на комплексность решения проблем, на координацию усилий разных ведомств, работающих на результат.

И если руководствоваться таким подходом, то мы неизбежно придем к пониманию того, что нам сегодня, к примеру, нужна не программа «Столичное здравоохранение», а программа «Охрана здоровья жителей Москвы». Мы уже ранее заметили, что такие показатели, как продолжительность жизни и рост рождаемости, связываются главным образом с состоянием системы здравоохранения. Но в то же время вряд ли кто-то серьезно будет спорить с тем, что продолжительность жизни лишь частично зависит от эффективности городской системы здравоохранения. Этот показатель – следствие воздействия самых разнообразных факторов, многие их которых вообще развиваются вне сферы здравоохранения (и соответственно не являются объектом внимания Департамента здравоохранения).

В этом случае становится понятным, что решение задачи увеличения продолжительности жизни москвичей на два года (до 76 лет к 2016 г.), роста рождаемости, снижения смертности должно быть итогом усилий не исключительно медицинских работников, а серьезных улучшений во многих сферах и отраслях. Тогда в центре соответствующей программы будет не только (и не столько) вопрос перемещения ответственности за здоровье пациента с больницы на поликлинику, а вопрос о формировании культуры здорового образа жизни, о развитии профилактики и др. (в ныне сформированной программе эти вопросы не находят детального освещения, в полной мере адекватного их значению).

Тот факт, что в социальной сфере принимаются ведомственные целевые программы, неизбежно приводит к «растаскиванию» проблем по компетенциям тех или иных управленческих структур. Таким образом, увеличиваются риски лишь частичного (а не полного) решения проблем тех или иных групп населения. Хорошо известно, что многие социальные проблемы не связаны только с какой-либо одной сферой. К примеру, проблемы ребенка в трудной жизненной ситуации многообразны, а потому не могут быть решены только одним ведомством в рамках финансирования одной программы.

«Закрепление» проблем за ведомством затрудняет понимание того, насколько эффективно оно действует при решении этих проблем. Индикаторы эффективности выбираются неизбежно «внутренние» те, которые далеко не всегда могут быть по-настоящему объективны и точны. Очевидно, что отчетность только по внутриведомственным индикаторам приводит к рискам начётничества и приписок.

Важно подчеркнуть еще и то, что переход к программно-целевым принципам управления (в т.ч. и планирования) неизбежно заставляет нас переосмыслить устойчивые ценностные стереотипы. Если ставить целью увеличение продолжительности здоровой жизни, то нельзя, к примеру, делать акцент на задаче оказания высокотехнологичной медицинской помощи. Более важно – результативно заниматься предупреждением и ранним выявлением заболеваний и тем самым предотвращать необходимость обращения к дорогостоящей медицинской помощи, и уж никак не стоит выпячивать умение экономить на всем, чтобы за счет этого находить ресурсы для внедрения высоких технологий. Лучше качественно охранять репродуктивное здоровье женщин и мужчин, чем строить дорогостоящие перинатальные центры по выхаживанию недоношенных младенцев.

Активно развивая в сфере медицинских услуг онлайн-технологии (электронная запись на прием, электронная медицинская карта и т.п.), было бы нелишним внедрять и более соответствующие современным критериям нормативы обеспеченности лекарствами, питанием, бельем в стационарах и др.

Мы убеждены также в том, что нельзя считать полноценной программой развития планы, ориентированные лишь на консервативное повторение и незначительное улучшение текущей ситуации. В реализации городской социальной политики обязательно нужна новизна: разумеется, не самоцельная, а направленная на решение наиболее острых проблем. В свое время большой общественный отклик имело решение о бесплатном зубопротезировании московских пенсионеров-льготников. Может, новой исполнительной власти города аналогичным образом изыскать возможность для не менее актуальной меры социальной поддержки московских пенсионеров – бесплатной операции по удалению катаракты? Разумеется, это лишь предложение в его первоначальной постановке. Оно требует серьезной проработки. Но о подобной социальной новации вполне уместно говорить, поскольку программно-целевое бюджетирование предполагает постоянное расширение горизонтов развития, в том числе и в социальной сфере.

На наш взгляд, модернизационный потенциал государственной программы «Социальная поддержка жителей Москвы на 2012-2016 гг.» (и ее подпрограммы «Модернизация и развитие системы социальной защиты населения города Москвы»), как и других социально ориентированных городских программ, может быть расширен. При этом мы имеем в виду не только конкретные мероприятия. По нашему убеждению, программы нуждаются и в новых, современных индикаторах развития.

В их числе следует особо выделить стандарт экономической устойчивости семьи, разработанный экспертами по заказу московского Правительства. Приближение к этому стандарту позволило бы оценить интенсивность улучшения общей ситуации для населения столицы. Адаптировать расчет стандарта экономической устойчивости для семьи с детьми на 2012-2016 гг. вполне реально, и его мониторинговый контроль, отслеживание явилось бы действительной инновацией в системы управления городской социальной сферой. В числе инноваций также рекомендуется показатель увеличения доли социальных контрактов в оказании материальной помощи семьям с детьми, тем более, что в порядке эксперимента эта работа в город уже ведется.

Поскольку важнейшей составляющей социальной политики города является программа «Социальная поддержка жителей Москвы на 2012-2016 гг.», считаем необходимым в этой записке еще раз обратить внимание на те замечания и предложения, которые эксперты Общественного совета уже высказывали в ходе публичного обсуждения проекта этой программы.

Следует уточнить цель программы: она сформулирована довольно узко – сугубо для бедных граждан по критерию дохода. Но в социальной поддержке, как известно, нуждаются не только малообеспеченные граждане, но и другие социально уязвимые группы (инвалиды, беременные женщины, родители и дети в трудной жизненной ситуации, пожилые, участники Великой Отечественной войны и др.), что учитывается категориальным подходом. Более того – необходимо расширить целевые группы адресатов Программы за счет ряда категорий, имеющих особые потребности и нуждающихся в особом внимании органов управления: многодетные семьи, участники ликвидации Чернобыльской аварии, инвалиды вследствие психических заболеваний.

Отметим, что в истории новой России организация социальной защиты по доходу не удалась в сложные 90-е годы, вряд ли эта система будет эффективна для значительно более благополучной Москвы, особенно с учетом усложнения демографических проблем.

В связи с целеполаганием исключительно на бедность, программой предлагается унификация детских пособий, в том числе сокращение 15 видов компенсационных выплат на базе единого пособия на детей из бедных семей. Но сейчас многие компенсации выплачиваются без учета доходов, по категориальному признаку (одинокие родители, семьи военнослужащих по призыву, разведенные, сироты и семьи-усыновители и пр.), реализация планов унификации означает, по нашему мнению, снижение уровня их жизни.

Ужесточение контроля над доходами предлагается через создание специальной службы участковых социальных инспекторов-контролеров. Мы не поддерживаем данную новацию по ряду соображений. Во-первых, в социальном обслуживании важнее не финансовая, а защитная, поддерживающая сторона; во-вторых, сегодня не хватает квалифицированных кадров даже для исполнения ведущей функции – социального сопровождения семей в трудной жизненной ситуации (к сожалению, программа не уделяет этому внимания); в-третьих, содержание нового аппарата, на наш взгляд, превысит возможную экономию и обременит Департамент социальной защиты населения несвойственной ему контрольно-инспекционной работой.

Акцентируя фискально-контрольную функцию системы пособий по доходу, программа не раскрывает стандарт дохода семьи для их получения. Если он проектируется на уровне минимума, то сейчас он в 1,5 раза выше, и сведение к минимуму будет, по сути, для столицы шагом назад с соответствующей реакцией населения. Такой же вопрос о границе бедности актуален и для пенсионеров, получающих городскую надбавку при доходе, в 2 раза превышающем прожиточный минимум нетрудоспособного жителя Москвы.

Социальная поддержка может и должна осуществляться не только в виде выплат и пособий, но и в виде помощи в решении жилищных проблем. Такой помощью, к примеру, может быть предоставление субсидии многодетной семье при коммерческом найме жилья, что соответствует международной практике. Можно рекомендовать для молодых семей с невысоким доходом разовую выплату по социальному контракту за несколько лет вперед для направления данных средств на улучшение жилищных условий.

В связи с этим рекомендуется ввести в состав соисполнителей программы Департамент жилищной политики и жилищного фонда города Москвы. Программе также необходим дополнительный показатель, предусматривающий увеличение доли социальных контрактов в оказании материальной помощи семьям с детьми.

Необходимость улучшения демографической ситуации и увеличения доли детей в структуре населении Москвы констатируют «Основные направления по реализации государственной программы». Однако предлагаемые приоритетные направления (поддержка семьи при рождении ребенка и при попадании в трудную жизненную ситуацию и поддержка молодых семей) не решают данной задачи. Она может быть решена только при существенном увеличении числа многодетных семей, которых сейчас в Москве 1,1% от всех семей и 2,5% от общего числа семей с детьми до 18 лет соответственно. Это более чем в 2 раза ниже общероссийского уровня. В связи с этим считаем целесообразным дополнить приоритетные направления программы пунктом «Поддержка многодетных семей» и разработать для нее отдельную подпрограмму. В подавляющем большинстве субъектов Российской Федерации программы социальной поддержки многодетных семей разработаны и реализуются. В Москве подобной целевой программы пока нет.

Требуются уточнения в организации социальной защиты инвалидов. Отношение здесь недостаточно дифференцированно, и отсюда эффективность поддержки снижается. В реальности инвалидность каждой из нозологий связана с определенным комплексом проблем: одно дело – ребенок-инвалид, который, к примеру, не видит или самостоятельно не передвигается, другое дело – ребенок без руки и т.п. В связи с этим необходимо, наряду с общими мерами социальной поддержки инвалидов, в Программе планировать раздельные комплексы социальных услуг для компенсации дефицитарности каждого из видов инвалидности. На этой основе следует сформировать механизм согласования перечня потребностей исполнительной властью и представителями инвалидов. .Мониторинг и оценка эффективности программ социальной защиты инвалидов должны проводиться при активном участии самих инвалидов – как организаций, так и отдельных граждан, родителей детей-инвалидов. Наболевший вопрос – качество проведения конкурсов на закупку продукции для инвалидов. Как правило, приобретается дешевая продукция низкого качества, а ведь наиболее тяжелым инвалидам требуются очень сложные и совершенные протезы и изделия медицинского и бытового назначения, т.е. необходим отбор в госзакупках образцов, приближающихся к лучшим мировым стандартам.

В программе нет раздела, предусматривающего привлечение добровольцев для оказания социальной поддержки населению (а это эффективный общепризнанный инструмент решения социальных задач). То же относится и к некоммерческим организациям, оказывающим социальные услуги населению. Предлагается ввести такой раздел и в качестве целевых индикаторов и показателей эффективности использовать следующие:

- доля некоммерческих организаций, оказывающих социальные услуги (с заданием увеличить ее до 40-50% по уровню развитых стран);

- число договоров, которые заключили социальные учреждения с некоммерческими организациями, в том числе привлекающими добровольцев для оказания социальных услуг;

- доля добровольцев, оказывающих социальные услуги жителям Москвы в соответствии с государственной программой, к общей численности сотрудников, организаций, оказывающих социальные услуги;

- доля специализированных мест для работы добровольцев в государственных социальных учреждениях города в общем числе рабочих мест.

Заслуживают в целом поддержки многие идеи подпрограммы «Модернизация и развитие системы социальной защиты». Общественный Совет города Москвы, исходя из наработок своих экспертов, предлагает дополнительно включить в подпрограмму ряд позиций, реализация которых усилит ее инновационную направленность. В их числе:

– создание специализированного сайта социального блока с информированием москвичей об уровне жизни (с использованием данных статистики, социологических исследований, экспертиз законопроектов, отчетов государственных и общественных организаций);

- расширение обратной связи с некоммерческими организациями, включая участие их представителей в работе над фундаментальными проектами в социальной сфере, значительное увеличение числа научных исследований по ключевым темам социальной политики, реорганизация социальной статистики;

- разработка структурных новаций в системе органов управления, ответственных за улучшение положения семей с детьми (в частности, создание алиментной службы, алиментного фонда с функциями защиты прав детей, социальной работы с родителями в конфликтных ситуациях, межведомственной координации);

- расширение помощи по временному присмотру за детьми на дому, вне создаваемых групп и центров их пребывания, по типу разработанного экспертами Общественного совета проекта «Городская няня»;

- ежегодная разработка программно-целевых социальных бюджетов города, фиксирующие затраты бюджета и фондов социального страхования на родительство и детство – Детский бюджет, а также Пенсионный бюджет, аккумулирующий все выплаты и льготы старшему поколению Москвы.


<< предыдущая страница   следующая страница >>
Смотрите также:
Замечания и предложения Общественного совета города Москвы по проекту бюджета города Москвы на 2012 год и плановый период 2013-2014 годов
639.55kb.
4 стр.
Постановление От 25. 10. 2012 г №421-п о методике формирования местного бюджета на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов
120.63kb.
1 стр.
Пояснительная записка к проекту бюджета Троснянского муниципального района на 2013 год и на плановый период 2014 и 2015 годов
73.97kb.
1 стр.
О мерах по реализации решения Совета народных депутатов города Александров от 30. 11. 2011 №70 «Об утверждении бюджета муниципального образования город Александров на 2012 год и на плановый период 2013 и 2014 годов»
250.84kb.
1 стр.
Информация о некоторых решениях Совета депутатов города Новосибирска, принятых на 29 сессии 28. 11. 2012 Решение Совета депутатов города Новосибирска от 28. 11
118.32kb.
1 стр.
Закон липецкой области об областном бюджете на 2012 год и на плановый период 2013 и 2014 годов принят
27144.22kb.
121 стр.
Закон челябинской области об областном бюджете на 2012 год и на плановый период 2013 и 2014 годов
335.74kb.
1 стр.
Закон псковской области об областном бюджете на 2012 год и на плановый период 2013 и 2014 годов
9651.75kb.
36 стр.
Закон о федеральном бюджете на 2012 год и на плановый период 2013 и 2014 годов
72393.16kb.
364 стр.
Закон о федеральном бюджете на 2012 год и на плановый период 2013 и 2014 годов
63444.99kb.
259 стр.
Счетная палата города Оренбурга Заключение Счетной палаты города Оренбурга на проект решения Оренбургского городского Совета «О бюджете города Оренбурга на 2012 год и на плановый период 2013 и 2014 годов»
2466.36kb.
12 стр.
Публичных слушаний по проекту решения Смоленского городского Совета
33.95kb.
1 стр.