Главная
страница 1страница 2 ... страница 14страница 15

Антон Первушин

Первая экспедиция




«Первая экспедиция»: АСТ; 2010

ISBN 978-5-17-070786-7

Аннотация



Апрель 2026 года. Зона не та, что прежде. Транснациональные корпорации развернули бурную деятельность, стремясь превратить ее в комбинат по производству ценных арте¬фактов. Свалка — самый лакомый «кусок», и поэтому давно взята под контроль. Но именно там пропадает без вести хорошо оснащенная научная экспедиция Физического института. Почему-то никто не спешит искать физиков, и тогда в Зону отправляется сталкер-ветеран по прозвищу Плюмбум. Он рассчитывает на обычный поход по хорошо знакомым местам, но вместо этого ввязывается в череду головокружительных и опасных приключений. Плюмбуму и его друзьям-ученым казалось, что они знают о Зоне все, но аномальная территория подбросила им новые загадки. Чтобы разгадать их, придется заглянуть за «изнанку» Зоны, принять участие в ожесточенной войне группировок и проникнуть туда, где еше никто не бывал…

Антон Первушин

Первая экспедиция



Книга посвящается всем юным любителям компьютерных игр и прежде всего — Алёше Первушину и Боре Стругацкому (внуку).
Автор хотел бы поблагодарить тех, кто вольно или невольно помогал ему в работе над этой книгой:

братьев Аркадия и Бориса Стругацких — за повесть «Пикник на обочине»;

компанию «GSC Game World» — за три игры из серии «S.T.A.L.К.E.R.»;

Василия Орехова — за роман «Зона поражения»;

Александра Зорича — за роман «Беглый огонь»;

Сергея Слюсаренко — за роман «Кубатура сферы»;

Андрея Левицкого — за роман «Выбор оружия» и ценные советы;

Бернда Френца — за роман «Ад», и Елену Первушину за то, что блестяще перевела этот роман с немецкого языка на русский и придумала массу интересных идей для моего романа;

Ярослава Верова и Игоря Минакова — за повесть «CYGNUS DEI»;

Сергея Каташа — за добрые советы;

Ирину Кулагину и Геннадия Лямцева — за веселые анекдоты и моральную поддержку;

Андрея Синицына — за долготерпение и настойчивость.

Спасибо вам!

ПРОЛОГ

У дорожного знака «Лелiв» Привалов сел на грязный потрескавшийся асфальт и раздельно произнес:

— Я. Дальше. Не пойду.

Все остановились.

— Что значит «не пойду»? — спросил Плюмбум. — Сдохнуть хочешь?

Привалов не ответил, тупо глядя перед собой.

— Урод! Тряпка! — Плюмбум резко повысил голос. — Встал и пошел! Лариса идет, и ты пойдешь!

Привалов поднял глаза и мрачно ухмыльнулся — словно мертвец скалился.

— Ты на меня посмотри, — предложил он. — И на Ларису. Я больше не могу.

— Да, — согласился Плюмбум. — Нехрен было гамбургеры жрать. А сожрал — изволь пробежаться или отжаться. Но ты у меня пойдешь. Сейчас прямо встанешь и пойдешь, скотина жирная.

Он приблизился к Привалову с явным намерением ударить пару раз по обрюзгшей физиономии, поднять и погнать, но тут из подлеска справа от шоссе вдруг послышалось отчетливое потявкивание. А потом завыли три глотки.

— Блин, — сказал Плюмбум и вытащил пистолет из кобуры. — Откуда они берутся?


Из всей честной компании второй ПМ он доверил Ларе — после пяти километров по шоссе Плюмбум увидел, что она держится тверже любого из этой убогой и хлюповатой компании интеллигентов. Болек и Лёлек, на которых Плюмбум поначалу возлагал большие надежды, заистерили после нападения собак и шли боясь всю дорогу. Даром что отслужили в свое время на Кавказе. Если им оружие доверить, перестреляют всех на хрен. Шурик-С-Цитатой самоустранился — и без того немногословный, он окончательно замкнулся, хорошо хоть выполнял все, что ему приказывали. И на том спасибо. Сплошной балласт, короче. Но сбросить нельзя — все-таки живые люди. Хоть и интеллигенты.

Л ара тоже извлекла пистолет, сняла с предохранителя и кивком головы показала, что готова открыть огонь. Стояла она эффектно: стройная фигура в спортивном костюме, подсвеченная закатом, в правой отставленной руке — пистолет, левая рука перехватывает запястье правой, прям рекламная дива с плаката очередного американского блокбастера, залюбоваться можно, однако ситуация не располагала к любованиям. Увы.

Плюмбум, напрягая зрение, всмотрелся в подлесок. Показалось, что различил подвижные тени в кустах рябины, но скорее всего это была иллюзия, порожденная нервным ожиданием. На двоих с Ларой оставалось семь патронов. Если собак всего три, если подпустить их поближе и стрелять наверняка, то должно хватить. Если собак будет больше…

В ту же минуту качнулась земля — зону отчуждения затрясло, как трясло ее каждый час третьи сутки подряд, но на этот раз толчок оказался сильнее, в пять-шесть баллов по шкале МШК. И был он столь внезапен, что Плюмбум пошатнулся, потерял равновесие и упал на согнутое колено, зашипев от боли.

Собак оказалось больше — намного больше, чем надеялся Плюмбум. Стая из двенадцати особей под предводительством матерого альфа-самца вышла из подлеска и неторопливо двинулась в сторону шоссе, рассыпаясь в цепь. Собаки поскуливали и потявкивали, припадали к земле, но продолжали идти, словно их гнала неодолимая сила.

— Твою мать! — только и смог ругнуться Плюмбум.

Он не стал подниматься с колена, а вместо этого

по примеру Лары перехватил правую руку в запястье, чтобы не дрогнула, чтобы пуля ушла точно в цель.

В такие моменты лучше вообще не думать, волевым усилием очистить голову от посторонних мыслей, забыть о прошлом и не планировать будущее, однако Плюмбум не сумел справиться с собой — он никак не мог понять, почему одичавшие чернобыльские псы, эти гибриды из бульдога с носорогом, которые, начиная с третьего поколения, старательно избегали встреч с человеком, вдруг вышли на большую дорогу и принялись нападать — яростно и в то же время слепо, пренебрегая элементарными правилами охоты стаей. Собаки как будто взбесились, но ни пены на клыках, ни поджатых хвостов не видно. Что творится в этой чертовой зоне?!

Разумеется, сгаю заметили и другие. Болек тихо запричитал. Лёлек принялся бормотать молитвы — он недавно уверовал и воцерковился. Шурик-С-Цитатой просто сел рядом с Приваловым и закрылся руками.

— Сашка, встать! — крикнул Плюмбум, оглянувшись на спутников и увидев картину полной дезорганизации. — Достань нож.

Шурик-С-Цитатой вяло отмахнулся и снова спрятал голову.

— Твою мать, — сказал Плюмбум безнадежно.

Собаки приближались. Уже были видны их блестящие глаза.

Плюмбум прицелился в большого серого пса, которого определил как альфу. Надеялся, что если с первого выстрела уложит вожака, то остальные не смогут слаженно атаковать или вообще разбегутся. Надежда была слабенькая: чтобы остановить первую стаю, встреченную еще у пруда-охладителя, пришлось перестрелять ее всю, до последнего щенка.

— Пара, — сказал Плюмбум, — видишь суку слева от матерого? Она твоя. Потом берешь на себя весь левый сектор. Я стреляю в тех, кто справа.

— Поняла, — отозвалась девушка, голос ее чуть дрогнул. — Мой сектор левый.

— Держись, Лapa. — Плюмбум через силу постарался изобразить уверенность, однако получалось плохо. — Мы уберем их на раз.

Фраза из старой песни, которую часто исполнял на вечерних посиделках Шурик-С-Цитатой, помогла: Лара фыркнула, и, может быть, ей стало хоть на чуточку легче жить…

— Стреляй только по моей команде, — предупредил Плюмбум и зачем-то повторил: — Только по моей команде.

Собаки приближались. Десять метров… девять метров… восемь… семь… Интервалы между отдельными особями заметно увеличивались, крайние твари ускорились, цепь начала изгибаться, охватывая людей с флангов, и тогда Плюмбум негромко приказал:

— Огонь, — и сам нажал на спусковой крючок.

Он уложил альфа-самца с первого выстрела. Пуля

точно вошла в покатый, покрытый серой короткой шерстью лоб. Голова самца мотнулась, и он свалился на бок, судорожно перебирая лапами.


JIapa выстрелила с секундной задержкой и — промахнулась. Твою мать! Выстрелила снова, но намеченная в качестве цели сука явно не желала оставаться пассивной мишенью — она резко изменила направление, после чего бросилась на женщину, оскалив пасть. И только третья пуля, выпущенная в упор, остановила ее, отбросив назад.

Плюмбум краем глаза успевал наблюдать за происходящим слева, хотя и ему приходилось поворачиваться. Он высадил два оставшихся в обойме патрона, свалил пару собак, отбросил бесполезный ПМ, выпрямился во весь рост и вытащил нож. Оказалось, что очень вовремя — на него напали сразу два пса: совсем еще мелкие и пушистые, почти щенки. В другое время и в другом месте они, наверное, смотрелись бы умильно, вызывая безотчетное желание почесать их за ухом и потрепать, но только не сейчас, когда на мордах читалась темная ярость. Один, припав к земле, попытался вцепиться Плюмбуму в голень, но тот резко ударил пса носком сапога по ребрам, заставив взвизгнуть и откатиться. Второй подпрыгнул, силясь сбить человека ударом передних лап и, возможно, дотянуться до горла, — Плюмбум отступил, повернулся всем корпусом и отмахнулся ножом, глубоко и длинно пропоров мохнатый бок.

Слева закричала Лара — одна из псин все-таки добралась до нее, вцепилась клыками в бедро, разрывая штанину и мышцу. Плюмбум дернулся было к женщине, собираясь прийти на помощь, на мгновение утратил контроль над своим сектором и тут же поплатился за это: отброшенный ударом ноги щенок успел оправиться и добрался-таки до вожделенной голени, с хрустом сомкнув челюсти. Боль была дикой. Плюмбум приостановился, извернулся и вонзил щенку нож в загривок, понимая, что все это бесполезно, потому что челюсти, сведенные смертной судорогой, просто так не разомкнуть, потому что наперерез бежала очередная ощерившаяся сука, потому что Лара уже падала навзничь, потому что потекла кровь, потому что научная интеллигенция оказалась полным дерьмом, мать ее…

Вдруг произошло нечто невероятное. Привалов с бледным перекошенным лицом вскочил на ноги, подхватил с обочины булыжник и треснул им псину, грызущую Лару, по голове. Удар получился слабым и скользящим, но псина выпустила жертву и отбежала, припадая на заднюю лапу и подвывая. Крича что-то невнятное, Привалов развернулся и с размаху опустил свое «оружие пролетариата» на хребет подкрадывающейся суки.

Плюмбум, неистово кромсающий ножом висящего на голени щенка, успел оценить поступок и находчивость Привалова. Вот только большого выигрыша это не давало — остальные ученые продолжали сидеть и ждать, когда ими закусят, Лара выбыла из драки, а нож и камень — плохие помощники против озверевшей своры, которая не хочет отступать.

И тут что-то изменилось. По слуху ударил громкий тонкий звук — словно гигантская струна лопнула. Псы затявкали вполне по-собачьи, поджали хвосты и трусцой потянулись к обочине. Плюмбум, хрипло дыша от боли, огляделся и не поверил своим глазам. Ему даже подумалось, что вот его и настиг самый настоящий сдвиг по фазе. Пространство вокруг будто бы смялось, очертания ландшафта поплыли, низкое пылающее небо подернулось рябью, старое шоссе взбугрилось. Что за чертовщина?!

Но и это было еще не все. Прямо из воздуха, в десяти метрах от сидящих на асфальте ученых, выскочили раз-два-три-четыре фигуры, затянутые в необычные черные костюмы с глухими светоотражающими шлемами на головах. Все четверо были вооружены автоматами Калашникова — какой-то причудливой модификацией, которую Плюмбум при всем своем опыте не сумел с первого взгляда опознать. Принадлежность странных пришельцев к армии, силовой структуре или организации тоже оставалась загадкой: ни погон, ни нашивок с эмблемами на костюмах он не увидел.

— Так! Здесь люди! — лязгом прозвучал сильный голос. — Твари справа. Огонь!

Четыре автомата ударили в унисон, за пару секунд разметав в кровавые ошметки жмущуюся к обочине стаю.

Завершив стремительную расправу, пришельцы опустили стволы автоматов. Раздалась новая команда:

— Оказать помощь раненым!

Пришельцы разделились. Один направился к Ларе, которая уже перестала кричать и лишь слабо постанывала, лежа на асфальте и зажимая кровоточащую рану на бедре, — она явно находилась в посттравматическом шоке. Второй пошел к Привалову; тот стоял столбом, молча разевая рот, словно вытащенная на берег рыба. Третий приблизился к Плюмбуму, присел рядом так, что Плюмбум сумел увидеть искаженное отражение собственного лица в зеркале шлема. Затем пришелец отточенным движением закинул автомат за спину, извлек нож и разжал челюсти мертвого, но еще трепыхающегося щенка.

— Это было больно, — сказал пришелец скорее утвердительно, чем вопросительно.

Спрятав нож, он раскрыл висящий на поясе продолговатый контейнер и вытащил из хитроумной укладки одноразовый шприц с разноцветными полосками маркировки. Не медля, сбросил колпачок и вонзил иглу в мышцу Плюмбума сквозь штанину чуть выше раны. Плюмбум глазом моргнуть не успел, как бесцветная жидкость перекочевала ему под кожу, после чего пришелец в фантастическом костюме выбросил шприц, открыл другой контейнер и достал из него голубовато светящийся шар размером с кулак.

— Держи здесь, — посоветовал необычный лекарь своему пациенту, жестом предлагая придержать шар у раны.

Плюмбум принял странный предмет, и тут его ждало новое потрясение. Сначала за спиной пришельца появилась высокая и широкая тень, затем пространство снова зарябило и потекло, и тень в одно мгновение обрела зримые контуры, уплотнилась и превратилась в тупорылый вездеход на шести высоких колесах. Подобной машины Плюмбум никогда раньше не видел и даже не подозревал, что такие существуют: «дутые» шины-оболочки, неестественно большой клиренс, почти сплошное бронирование, длинный крытый кузов, соединенный с кабиной в единое целое, узкие щели бойниц, камуфляжная раскраска и надпись по борту: «ФИАН». Урча двигателем, вездеход остановился, открылась небольшая дверца в боковой стенке кузова, и в образовавшийся проем высунулась женщина — она была одета в такой же черный костюм, что и другие пришельцы, но без шлема, а ее пол Плюмбум определил по растрепанной копне длинных и светлых волос.

— Боже! — крикнула женщина. — Виктор, это же… — Она неожиданно осеклась, глядя вокруг широко раскрытыми глазами.

Пришелец, оказывавший помощь Плюмбуму, повернулся к вездеходу.

— Я вижу, — сказал он громко. — Плюс проблема, минус проблема. Круг замыкается.
С огромным изумлением Плюмбум вдруг понял, что знает эту женщину. И когда он понял, кто она, то шок от осознания невероятного факта был столь силен, что даже боль отступила.

— Вы… вы… — произнес он срывающимся голосом. — Вы… Кто вы?

Плюмбум не ждал ответа, но получил его почти сразу.

— Мы сталкеры, — ответил пришелец в шлеме. — И мы пришли, чтобы спасти вас. Потому что кто-то должен был вас спасти…




следующая страница >>
Смотрите также:
Антон Первушин Первая экспедиция
3429.2kb.
15 стр.
Первоисследователи природы и лесов амурской области
90.74kb.
1 стр.
Нищая кокетка (пьеса в четырех картинах) Действующие лица
274.95kb.
1 стр.
Антон брукнер (1824-1896) 1
24.11kb.
1 стр.
И. С. Астахова1 Археологические исследования Якутской
148.92kb.
1 стр.
Антон павлович чехов
313.74kb.
1 стр.
Её зовут Линда. Антон. Здравствуйте, Боб и Линда. Меня зовут Антон
318.71kb.
4 стр.
О проведении Года культуры в Тамбовской области
95.41kb.
1 стр.
Журнал «Промышленник России», №6-7, июнь-июль 2010 Антон Артемьев: «Самое главное преимущество это знать свои недостатки»
161.46kb.
1 стр.
Антон: Ловозерье Страна чудес и загадок. Множество экспедиций известных учёных, таких как Дёмин, Барченко, пытались раскрыть её бесчисленные тайны пирамиды, колодцы, огромные ступени, изображение человека на скале, массовый мор рыбы
51.8kb.
1 стр.
Антон Бабенин, основатель проекта «The Flame»: «На наших выступлениях можно почувствовать
34.79kb.
1 стр.
: Власов Александр Викторович (8-926-787-13-59), Зотов Антон Викторович (8-916-484-00-19); Васко Да Гама
24.44kb.
1 стр.