Главная
страница 1страница 2страница 3страница 4

На правах рукописи

Ионесов Владимир Иванович

МОДЕЛИ ТРАНСФОРМАЦИИ КУЛЬТУРЫ: ТИПОЛОГИЯ ПЕРЕХОДНОГО ПРОЦЕССА


Специальность 24.00.01 – теория и история культуры

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора культурологии

Санкт-Петербург – 2011

Работа выполнена на кафедре теории и истории культуры ФГБОУ ВПО «Самарская государственная академия культуры и искусств»

Научный консультант: доктор культурологии, профессор



Куруленко Эллеонора Александровна

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор Пигров Константин Семёнович


доктор исторических наук, профессор

Полторак Сергей Николаевич

доктор философских наук, профессор



Селиванов Валерий Владимирович

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена»


Защита состоится 21 февраля 2012 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 210.019.01 по защите диссертаций на соискание учёной степени доктора наук при ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств» по адресу: 191186, Санкт-Петербург, Дворцовая набережная, 2, зал совета.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств».


Автореферат помещен на сайте ВАК Минобрнауки РФ «15» ноября 2011 г.

Автореферат разослан « » _____________ 2012 г.


Учёный секретарь

диссертационного совета В.Д. Лелеко




Общая характеристика работы
Актуальность темы исследования. Трансформация культуры – наиболее динамичный и значимый процесс социокультурного развития. Это время тотальной проверки стержневых ценностей и аксиом культуры на их подлинность и жизнеспособность. Здесь происходит формирование новой культурной реальности и смена мировоззренческих парадигм.

Современный мир вступил в полосу глобального перехода: всё становится многосоставным и взаимозависимым, но, вместе с тем, разрозненным и конфликтогенным. Глобальные трансформации усиливают неопределённость, нагнетают изменчивость и риски в социальной жизни. Всё, что не готово к изменениям в культуре, всё чаще становится жертвой перемен и вызовов глобализации. Среди этих вызовов наиболее значимыми являются критические состояния культуры или переходы, определяемые как кризис усложнённости, кризис управления, институциональный кризис, кризис различий и кризис идентичности. Скорость перемен в современной культуре сопровождается нагнетанием неопределённости, что проявляется в отсутствии у мирового сообщества единой и сбалансированной стратегии выживания и социального миропорядка. В этой ситуации наука о культуре обретает качество методологической стратегии управления сложными системами и становится как никогда востребованной в поддержании устойчивого баланса развития цивилизации. По этой причине вопрос о трансформации культуры выходит на первый план культурологических дискуссий и общественных преобразований.

Научная мысль рефлексирует на ситуацию глобальной трансформации по-разному, но почти всегда наделяя её статусом пограничности или промежуточности. Особенностью современного переходного процесса является сопряжение (сцепление) локальных и универсальных модусов в существовании культуры, где ничтожно малые величины могут равняться по силе предельно большим культурным образованиям, т. е. самое незначительное изменение на элементарном уровне может иметь эпохальные последствия. Это обстоятельство актуализирует вопросы изучения критических ситуаций и культурной транзитивности, включая разработку оптимальных моделей трансформации культуры и переходного развития. Культура на переходе – не только главный нарушитель спокойствия в мире, но и бесценный источник разнообразных знаний, мощный ресурс развития, катализатор инновационных идей и креативного управления социальными преобразованиями.

Исследование трансформации культуры и социодинамики перехода имеет особую актуальность для понимания содержания и направленности процесса модернизации современной России, для разработки стратегии поступательного и сбалансированного развития мультикультурного общества.



Степень разработанности проблемы. Переходные состояния в развитии культуры являются одной из сложнейших областей познания в социальных и гуманитарных науках. В истории общественной мысли значительные идеи в изучении социальных изменений и эпохальных переходов содержатся в трудах Августина, Й.Гердера, Г.-Ф.Гегеля, Ф.Ницше, О.Конта, К.Маркса, В.Вундта, З.Фрейда, О.Шпенглера, К.Ясперса, Х.Плеснера, П.Тиллиха, П.Сорокина, А.Тойнби, Э.Мунье, П.Тейяра де Шардена и др.

В российской классической историографии данная тема находит своё фундаментальное отражение в сочинениях М.П.Погодина, Н.И.Надеждина, Н.Я.Данилевского, Ф.М.Достоевского, К.Н.Леонтьева, Н.Ф.Фёдорова, В.С.Соловьёва, Е.Н.Трубецкого, М.О.Гершензона, А.Белого, В.В.Розанова, Н.А.Бердяева, С.Л.Франка, И.А.Ильина, Л.С.Выготского, М.М.Бахтина, Я.Э.Голосовкера, А.Ф.Лосева, Д.С.Лихачёва, Ю.М.Лотмана и др.

В современном гуманитарном знании различные трактовки переходного процесса и критических состояний культуры представлены в концепциях А.С.Ахиезера (переходная культура как кризис воспроизводства упорядоченности социальных связей), Э.С.Маркаряна (культурный кризис как дезинтеграция и дисфункция системных связей), В.М.Межуева (современность как кризис цивилизационной идентичности), Н.А.Хренова (переходный процесс как смена жизненных циклов культуры), А.М.Кантора (переходный процесс как способ перекодирования культуры), С.Хантингтона (глобальный кризис как столкновение цивилизаций), З.Баумана (современная культура как распад индивидуализма), Й.Галтунга (культурная напряжённость как структуральный конфликт), Ю.Хабермаса (глобализация культуры как коммуникативный сдвиг), А.Хоннета (кризис культуры как нарушение коллективного опыта), Ф.Фукуямы (современная культура как конфликт истории и постистории), И.Валлерстайна (глобальная трансформация культуры как кризис мир-системы), Ж.-Ф.Лиотара (кризис как недостаток культурной реальности), Р.Жирара (кризис как обезразличивание культуры), Ж.Бодрийяра (кризис как опустошение культуры и её симуляция), Э.Гидденса (кризис как де-институционализация культуры) и др.

По тематической направленности, характеру и специфике объектов интерпретации в современном гуманитарном знании выделяются четыре основных ракурса осмысления переходного процесса и трансформационной динамики культуры, которые рассматриваются:

1) в контексте изучения критических состояний культуры, смены исторических парадигм и глобальных вызовов цивилизации (А.С. Ахиезер, Д.Беннетт, В.П.Булдаков, И.Валлерстайн, Й.Галтунг, Э.Гидденс, Н.Гилхот, М.Годелье, Г.Г.Дилигенский, Л.Г.Ионин, Я.Р.Исар, А.М.Кантор, И.В.Кондаков, Э.Лясло, Х.Линдборг, А.П.Назаретян, К.С.Пигров, С.Н.Полторак, Г.Ритзер, Н.Своб-Докич, Т.Ю.Сидорина, Х.Старр, Е.И.Степанов, А.Г.Франк, С.Хантингтон, Д.Хедьд, Н.А.Хренов, Е.Б.Черняк, М.А.Чешков, Н.А.Чёрная, Ш.Эйзенштадт, Ю.В.Яковец, И.Г.Яковенко и др.);

2) в дискурсе культурно-генетического анализа антропологических оснований культуры, механизмов и артефактов исторической трансформации, становления, воспроизводства и диффузии культурных форм, способов опредмечивания, адаптации и выживания, взаимодействия традиций и инноваций, кросс-культурных и мультикультурных преобразований (С.А.Арутюнов, В.Н.Боряз, В.С.Бочаров, В.С.Бочкарёв, Ю.В.Бромлей, В.А.Геодакян, А.В.Коротаев, Р.Лайтон, Э.С.Маркарян, В.М.Массон, Ю.В.Павленко, Э.В.Сайко, М.Салинс, Ю.А.Смирнов, Д.Стюард, А.Я.Флиер, В.А.Шнирельман, П.Штомпка и др.);

3) как проблема феноменологического понимания сущности и специфики явлений переходности в русле изучения онтологических параметров культуры, анализа границы и перехода, пространства и времени, порядка и хаоса, постоянства и изменчивости, идентичности и разнообразия, индивидуального и универсального в культурном процессе и пр. (В.В.Василькова, Л.Е.Бляхер, Ж.Бодрийяр, Р.Будон, Д.Грин, Ж.Делёз, Ж.Деррида, М.С.Каган, В.А.Конев, Р.Ле Коадик, Ж.-Ф.Лиотар, С.Ф.Мартынович, В.М.Межуев, В.И. Свидерский, В.С.Степин, М.Фуко, Ю.Хабермас, А. Хоннет, О.М Штомпель и др.);

4) на уровне исследования генезиса и развития отдельных структур и институтов трансформации, включая инкультурацию, социализацию перехода, ритуальный процесс, мифо-символическую деятельность, коммуникативные технологии, социальное нормотворчество, визуальные и меморативные ценности и пр. (В.П.Большаков, С.Т.Вайман, О.Н.Глазунов, В.В.Глебкин, Я.Э.Голосовкер, Р.Жирар, С.Н.Иконникова, В.Капферер, Р.Кимболл, Х.Крамер, Э.А.Куруленко, В.Ла Барре, Ю.М.Лотман, С.Т.Махлина, Л.М.Морева, Л.М.Мосолова, А.А.Пелипенко, Ш.Плаггенборг, В.В.Селиванов, Д.И.Спивак, В.Тэрнер, В.Н.Топоров, С.С.Хоружий, М.А.Шабанова, Р.Шечнер и др.).

Важно различать в изучении смены культурных форм понятия изменение, трансформация и переход. Всякий переход есть изменение, но не всякое изменение можно классифицировать в строгом понимании термина как переход. По Б.Малиновскому культурные изменения есть более или менее быстрый процесс, при котором социальный порядок переводится из одного типа в другой. При этом изменения обычно не затрагивают сущностные стороны самой изменяемой вещи, и она может оставаться прежней. Трансформация представляет интерактивное социальное изменение системного характера. В современном мире трансформация обеспечивает структуры для культурных переходов от национальных к глобальным контекстам.

Собственно переход можно определить в культурологическом дискурсе как процесс, при котором происходят радикальные изменения, переводящие одно состояние культурной системы в другое в пределах одной процессуальной длительности. Переход может быть представлен как конечный результат изменения (транзиция) и как процессуальный континуум, актуализирующий перевод сущности из одного состояния в другое (транзитация). При этом трансформация выступает в качестве основного способа актуализации (осуществления) перехода, радикальное, качественное преобразование сущностных характеристик объекта (явления), вызванного воздействием на него некоторого фактора. Следует заметить, что понятие «переход» все чаще используется в социологии, культурной антропологии, демографии как синоним модернизации. Но некоторые исследователи предпочитают понятие «трансформация» – менее эволюционистское и более систематизированное.

Несмотря на многочисленные публикации по проблемам трансформации культуры, нельзя не признать, что в современной культурологии недостаточно представлены комплексные и системные исследования культуры на переходе. Практически отсутствуют концептуальные стратегии жизнеспособности и выживания переходной культуры. В связи с чем, возникает настоятельная необходимость в выявлении, обосновании и классификации переходного процесса как культурной реальности. При этом решать научную проблему целесообразно на основе социокультурного моделирования и культурно-генетической интерпретации динамики культурных трансформаций и сдвигов.

Цель исследования состоит в разработке и обосновании моделей трансформации культуры и типологии переходного процесса.

Для достижения поставленной цели формулируются следующие задачи:

1.Раскрыть историографические и когнитивные предпосылки, принципы и особенности исследования трансформации культуры и переходного процесса.

2.Обосновать феноменологические основания переходного процесса как культурной реальности и определить модели культурных изменений в ситуации перехода.

3.Выявить структуру и формы развёртывания трансформационного процесса в контексте его онтологических границ и осуществления переходов.

4.Показать модели взаимодействия и трансформации традиций и инноваций в меняющейся культуре.

5.Выявить типы культурных трансформаций в динамике переходного процесса.

6.Раскрыть содержание социо-нормативных манифестаций в адаптогенезе культуры и проанализировать символические, языковые и ритуально-мифологические способы трансформации культуры в переходном процессе, выявить их семантические и коммуникативные значения.

7.Раскрыть смысл и назначение предметных артикуляций (артефактов) и меморативных объектов (наследие) культуры в переходном процессе.

8.Показать особенности глобализации культуры как кризиса усложненности и конфликта перехода и определить модели мир-системной трансформации.

9.Классифицировать модели и типы мультикультурной трансформации и интеграции, выявить императивы и формы культурного разнообразия и устойчивого развития современной культуры.

Объектом исследования выступает феномен трансформации культуры как переходный процесс и его социокультурные манифестанты (модели).

Предметом исследования является переходный процесс в культуре: формы, типы и динамика становления, воспроизводства и изменения культурных систем в ситуации перехода и транскультурной интеграции.

Теоретические и методологические основы исследования составили, прежде всего, общие структуралистские (К.Леви-Строс, В.Тэрнер, Р.Жирар и др.) и философско-антропологические (Х.Плеснер, А.Гелен, Э.Ротхакер и др.) традиции в интерпретации культурных изменений. В работе использовались и другие общекогнитивные установки в анализе феномена трансформации. Так, в концептуализации и классификации моделей трансформации культуры и переходного процесса были востребованы методологические подходы и принципы, предлагающие рассматривать культуру как надсоматическую деятельность по преодолению (снятию) и минимизации социально-родовой отчуждённости человека (К.Маркс, З.Фрейд, К.Ясперс, П.Тиллих и др.), как способ упорядочивания и преобразования социальной действительности (В.С.Соловьёв, А.Ф.Лосев, Д.С.Лихачёв, С.С.Аверинцев) и учитывающие культурно-генетические (Э.Сепир, Г.Гирц, Э.С.Маркарян и др.) детерминанты культурных переходов. В построении содержательных моделей культурной трансформации, в выявлении структурной спецификации переходного процесса, в анализе его морфологии, стадиальности и направленности эвристически ценными явились идеи Х. Плеснера (принцип оппозиционного структурирования); К.Леви-Строса (концепции бинарных оппозиций и дифференциальных разрывов); И.Пригожина (теория неравновесных систем); В.И.Свидерского (понятия «пластические структуры», «отношения структур» и «структурный синтез»); Я.Э.Голосовкера (концепция имагинативного абсолюта – взаимоотношения постоянства и изменчивости в культуре); А.Крёбера (динамика конфигуративного роста); а также И. Валлерстайна (концепция сущностной рационализации и мир-системного анализа).

В изучении переходного процесса важным представляется использование системного подхода и определение исходных позиций и принципов рассмотрения меняющейся культурной реальности. В диссертации используется принцип моделирования культурных трансформаций как своего рода оптимальная «смотровая площадка» в анализе меняющейся реальности. Модель рассматривается как аналог изучаемого объекта или его идеальный шаблон, воспроизводящий при определённых условиях свойства оригинала. Принцип моделирования позволяет охватить наиболее существенные факты, признаки и грани изучаемого явления без потери его целостного образа. Моделирование культурных процессов предполагает также применение целостного подхода к изучению транзитивных состояний культуры. Под целостностью культурной системы понимается внутреннее структурное единство культуры, обеспечивающее её внешние функциональные связи со средой и другими культурами. Принцип моделирования и целостный подход позволяют выявить, обосновать и диверсифицировать системообразующие параметры и динамические свойства переходного процесса, а также типологизировать различные стадиальные и морфологические ситуации трансформации культуры.



Методы диссертационного исследования определяются тематическим ракурсом и спецификой изучаемого объекта, что обусловливает когнитивную плюралистичность и диверсификацию аналитического инструментария, применяемого в работе. Так, в раскрытии и обосновании логики и направленности развития культурного процесса целесообразно использовать различные методы: структурно-функциональный (для выявления и анализа иерархически организованных сущностей, принципов, морфологии и параметров социодинамики переходности и моделирования процесса культурной трансформации); типологический (для объективации стадиальной градации и классификации устойчивых наборов культурных признаков переходного процесса, выражающих отличие одного трансформационного ряда переходности от другого как во времени, так и в пространстве); семиологический (для раскрытия и толкования культурных значений переходности, её материальной (вещественной), ментальной, художественной и мифо-символической манифестаций); мир-системный анализ (для выявления и интерпретации динамических свойств мир-культурной целостности, функционирующей через взаимозависимость своих частей, а также для когнитивного анализа мультикультурных трансформаций и способов межкультурной интеграции); феноменологический (для установления сущностных оснований и онтологических границ переходности, событий и артефактов трансформации); культурно-генетический (для выявления антропологических детерминаций в становлении культуры, принципов и механизмов зарождения и трансформации культурных сущностей, их воспроизводства, интеграции и преобразования в новые культурные конфигурации).

Культурологический подход, используемый в диссертации, позволяет рассматривать каждый эволюционный ряд в развитии культуры как специфический способ существования данной культурной системы. Переход от одного такого способа существования к другому и составляет содержание культуры на переходе. Это содержание складывается из внешних и внутренних структурно-функциональных связей системы. Основными критериями типологии переходного процесса выступают содержательные компоненты (включая соотношение традиций и инноваций, степень структурирования культурных систем) и направленность развёртывания культурных сдвигов.

В качестве изучаемого субстрата развития принимаются социокультурные системы, где обнаруживаются как всеобщие системные качества, так и особенные манифестанты переходности или культурные универсалии, которыми выступают социальное нормотворчество, ритуальный процесс, символико-знаковые комплексы, художественно-эстетические ценности, меморативная практика, коммуникативные технологии и пр.



Аналогами исторической реальности выступают эпохальные переходы (от эгалитарных обществ к цивилизации, от машинной цивилизации к информационному обществу и др.), революционные и военные потрясения (утверждение советской власти, переход от тоталитаризма к демократии, гражданские войны и конфликты в постсоветском пространстве и в современном мире, включая революционные события 2011 года в странах арабского Востока и др.) и социокультурные сдвиги (от национальных культур к мультикультурным конгломерациям, от локального развития к глобальной интеграции и др.).

Источниками культурологического анализа и типологизации являются трансформирующиеся культуры, исторические ситуации, мир-системные сдвиги, социальные преобразования, ритуальные и символические действия (соционормативные отношения, язык, ритуал, предметные артикуляции (вещи), поведенческие стереотипы, меморативные комплексы и пр.) и их когнитивные модели.

Научная новизна диссертации. В диссертационной работе впервые комплексно и системно:

1.Обоснованы феноменологические основания переходного процесса как культурной реальности и определены парадигмы культурных изменений в ситуации перехода, представленные четырьмя моделями: деструктурация, транспликация, идеализация прошлого и абсолютизация будущего.

2.Раскрыты структурные и полифункциональные параметры (модальность, контентуальность, темпоральность и континуальность) переходного процесса и его морфологические компоненты (конкрет, контент, модус, траектория, тренд). Введены в научный оборот новые концепты: «транспликация культуры», «культурная трансспидальность», «культурная хронаксия» и др., позволяющие зафиксировать ключевые значения и положения транзитивных спецификаций в культурном процессе.

3.Определены модели взаимодействия традиций и инноваций в меняющейся культуре, в т.ч. модели синтетической, инновационной, традиционалистской и конфронтационной трансформаций.

4.Разработана типология переходного процесса (эпохальные, субэпохальные, локальные переходы) и дана классификация видов транзитивного развития (макропереход, метапереход, медиапереход).

5.Выделены области большой и малой трансформации в социодинамике переходной культуры, а также определены способы адаптации и выживания культуры в ситуации социальной конфронтации и кризиса. Установлено, что переходный процесс разворачивается в двух бинарных направлениях: институциональном и имагинативном, которые конституируют две содержательные транзитивные проекции: зоны стационарности и кризиса.

6.Выявлены и обоснованы способы адаптации культуры на переходе: мифологизация, ритуализация, символизация и эстетизация. Раскрыты адаптативно-компенсаторные функции социально-нормативных, ритуально-символических, вербально-коммуникативных комплексов как способов переквалификации трансформирующейся культуры в условиях её структурной недостаточности, а также выявлены культурологические основания в трансформации предметных (вещественных) и меморативных артикуляций культуры, показаны их креативные возможности в структуре социальных преобразований.

7.Показаны особенности глобализации культуры как кризиса усложненности и мир-системной трансформации и определены девять типов переходов в культурном процессе: временной – от консервативных традиций к инновационному проектированию; пространственный – от локализма к глобализму, от оседлости к неономадизму; социальный – от механического объединения людей к гражданскому обществу; антропологический – от унификации к индивидуализации; технологический – от машинного производства к информационно-коммуникативным технологиям; экономический – от локально-хозяйственной деятельности к транснациональной интеграции; политический – от авторитаризма к демократии; идеологический – от монополизма к плюрализму; культуральный от монокультуры к мультикультуре или мир-культуре.

8.Разработаны модели структурной трансформации и мультикультурной интеграции, фиксирующие различные уровни социодинамики культуры (модели синкретизма, сепарации, идентификации, диверсификации, и др.), а также концептуализирована стратегия социальных преобразований в культурном процессе (модель транспликации или мультикультурного синтеза).

9.Разработаны, на основе концепта культурной транспликации, модели мультикультурной трансформации и глобальных переходов как способов организации миропорядка в ситуации культурного разнообразия с высоким уровнем сложности культурной системы и показаны возможности и опыт участия России в этом интеграционном процессе.



Основные положения, выносимые на защиту. В соответствии с полученными результатами исследования сформулированы следующие положения:

  1. Трансформация культуры есть переходный процесс, в котором осуществляется радикальное, качественное преобразование культурной системы, направленное на преодоление и выстраивание границ посредством структурирования, реорганизации и опредмечивания культурных сущностей. Трансформационный процесс выражает ситуацию незавершённости культуры, которая служит условием и способом перехода, актуализирующего взаимодействие модусов отсутствующего и присутствующего бытия.

  2. Фундаментальным основанием трансформации культуры является онтологическая недостаточность, обусловленная генеральным противоречием между постоянством мир-культуры и изменчивостью мир-природы. Антропологические детерминанты трансформации позиционируют переход культуры от экзистенции (понимаемой в работе как отчуждение человека от его сущностного бытия) к эссенции (оптимальной структурной упорядоченности).

  3. Культурно-генетические механизмы взаимодействия традиций и инноваций в переходной культуре определяются социо-культурными (культурно-историческими) контекстами, их сопровождающими. Адаптивная устойчивость культурной системы на переходе обусловлена соответствием институциональных и имагинативных возможностей культуры, а также сбалансированным отношением традиционного и новаторского в культурном процессе (синтетическая модель культурной агрегации).

  4. Глобальные трансформации приводят в движение транзитивные процессы различных типов: онтологический–макропереход, парадигмальный – метапереход, интституциональный – медиапереход и пр. В этих условиях возникает необходимость формирования культуры перехода как стратегии управления культурными изменениями.

  5. Современность определяется как эпоха мультиперехода, при котором осуществляется мир-системная транспликация культур и на основе которых формируется интегральная функциональная целостность антропосферы или транскультура.

  6. В ситуации критической неопределённости возрастает регенерирующая роль социально-нормативных, ритуально-символических, вербально-коммуникативных и меморативных комплексов в доопределении и в достраивании меняющейся культуры. Способность этих универсалий упорядочивать, артикулировать, сохранять и ретранслировать смыслообразы переходности позволяет рассматривать их как адаптивные факторы и механизмы семиотической переквалификации, социализации и реорганизации культуры.

  7. Смысл символического моделирования переходного процесса состоит в том, что посредством социально-символических трансформаций не только снимается культурная дефициентность и конфликт изменений в переходной культуре, но и осуществляется необходимый структурный сдвиг по формированию новой культурной реальности. Метафоры трансформации позволяют этот сдвиг доопределить, ритуальные действия его экранизировать, а меморативные объекты – сохранить, а, следовательно, нейтрализовать непредсказуемые вызовы трансформации.

  8. В мультикультурализме, как многосоставном интегральном процессе и социокультурном движении, выявляется не столько синдром локального проектирования, сколько общечеловеческая стратегия адаптации и выживания в условиях роста культурного разнообразия и демократии. Культуры взаимодействуют в силу своих конфигуративных идентификационных особенностей и антропологической сущности не фронтально, а в композиции различных «выступов» и «срезов».

  9. Мультикультурная модель интеграции мир-культуры предполагает транспозицию и транспликацию (полиструктурное сцепление) различных культурных целостностей или культурных конфигураций. Современность предстаёт как глобальный идентификационный процесс генерализации и индивидуализации многосоставных переходных состояний или транспликация различных мультикультурных конгломераций.

Теоретическая и практическая значимость. Социально- феноменологические прояснения сущности культурных преобразований в ситуации перехода могут способствовать концептуализации проблемы адаптационных возможностей переходного общества и уточнению динамики конструктивного и деструктивного развития культуры.

Практическая значимость результатов диссертационного исследования связана с разработкой новых культурных технологий, конструктивно воздействующих на процесс современной модернизации и социально-культурных преобразований в России, что может способствовать практике эффективного управления инновационной деятельностью и сбалансированному развитию во взаимоотношениях государственных институтов и гражданского общества, а также содействовать разработке принципов разрешения и преодоления межкультурных конфликтов, социальной конфронтации и прочих деструктивных ситуаций. Разработанные в диссертации социокультурные модели переходного процесса («культурная транспликация», «структурная интеграция», «институциональная и имагинативная трансформации» и пр.) могут быть полезными в диагностике и профилактике культурных деформаций и критических состояний в меняющемся обществе, а также в практике преодоления кризиса и оптимального реагирования на вызовы глобализации как на уровне локальных (национальных) культур, так и в масштабе мультикультурных сообществ («транскультурный синтез»).



Апробация работы. Основные положения диссертации докладывались и обсуждались на международных научных форумах «Управление изменениями: креативная экономика и социальные инновации в мультикультурном мире» (Самара, 29 июня 2011 г.); «Креативность в пространстве традиции» (СПб., 27-29 октября 2010 г.); «Семиотика кризиса: императивы выживания, обновления и развития» (Самара, 19-20 мая 2010 г.); «Границы и переходы: социальные инновации в культурном процессе» (Самара, 25-26 марта 2010 г.); «Разнообразие и идентичность: гуманистические основания всемирного наследия и мультикультурного развития» (Самара, 26-27 ноября 2009 г.); «Инновации, творчество и изменения в глокализованном мире» (Лондон, 29-31 октября 2009 г.); «Трансформации: риск, кризис, адаптация» (Самара, 29-30 сентября 2008 г.); «Всемирный археологический конгресс – 6» (Дублин, 29 июня - 4 июля 2008 г.); «XV конгресс Международного союза доисторических и протоисторических наук» (Лиссабон, 4-9 сентября 2006 г.); «Европейская культура – 8» (Памплона, 26-29 октября, 2005 г.); «Преступление и наказание в пространстве культуры: теория, история, современность» (Самара, 17-18 декабря 2003 г.); «XXI век – век антропологии» (Уиллиамсбург (США), 26 июля – 1 августа 1998 г.), «Европейская культура – 4» (Памплона, 26-29 октября,1996 г.) и на всероссийских конференциях «Динамика культуры в обществе социальных инноваций», (Самара, 23-24 мая 2011 г.); «Трансформация артефактов и артефакты трансформации» (Иркутск, 14-24 апреля 2011 г.), «Я и Мы. История, психология, перспективы» (СПб, 30-31 мая 2002 г.) и др.

Материалы диссертации легли в основу специально организованных соискателем тематических секций «Ритуальный процесс и символическая идентичность» в рамках Пятого Всемирного археологического конгресса в Вашингтоне (21-26 июня 2003 г.) и «Культуры и переходы» на Четвёртой Международной конференции «Европейская культура» в Памплоне (26-29 октября, 1996 г.), а также были представлены в цикле организованных Самарским культурологическим обществом междисциплинарных форумов «Социальные инновации в культурном процессе» (Самара, 2004-2011 гг.) и на международных семинарах «Культурное наследие и новые технологии» (Вена, 8-12 апреля 2003 г. / 3-5 ноября 2008 г.).

Результаты и выводы диссертационного исследования использовались для разработки методических материалов и лекционных курсов по теории и методологии культуры, сравнительной культурологии, культурной антропологии, семиотике для студентов Самарской государственной академии культуры и искусств. Положения диссертации были изложены в 25 научных публикациях (общий объем – 71,3 п.л.), в том числе трёх монографиях. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры теории и истории культуры Самарской государственной академии культуры и искусств.

Структура и объём работы обусловлены целью и задачами диссертационного исследования, которое состоит из введения, трёх глав, включающих 13 параграфов, заключения и библиографического списка.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновываются актуальность темы исследования, теоретические и историографические предпосылки её разработки, определяются цели, задачи и методы работы.




следующая страница >>
Смотрите также:
Модели трансформации культуры: типология переходного процесса
664.42kb.
4 стр.
Предмет культурологии. Понятие культуры. Проблемы и подходы к изучению культуры. Функции культуры. Типология культуры
346.93kb.
1 стр.
Проектирование модели комплексно-тематического планирования образовательного процесса на год
170.9kb.
1 стр.
«сетевые» трансформации процесса социального взаимодействия в современном обществе
196.22kb.
1 стр.
Лекция №8 (t)=  β(t)=  (1-cos  t) α(t)=  β(t)= 
45.02kb.
1 стр.
Концепция раннеклассового общества и современное состояние вопроса о переходном этапе от первобытности к цивилизации
263.04kb.
1 стр.
Диссертация представляет собой историко-типологическое исследование художественной культуры Калмыкии на разных системных уровнях ее развития
171.91kb.
1 стр.
Использование 3d java для конструирования и визуализации клеточной организации раннего эмбриона морского ежа
37kb.
1 стр.
Момент перехода от года Петуха к году Собаки Осмысление формулы перехода
211.68kb.
1 стр.
Тема 3 Грамматические трансформации
101.46kb.
1 стр.
Резюме к магистерской диссертации Говорун Ксении Павловны «Региональная пресса Италии: типология и новостная повестка дня
18.08kb.
1 стр.
Изучение мотивации субьектов образовательного процесса на уроках физической культуры
97.16kb.
1 стр.