Главная
страница 1страница 2

«Послесказание» – кульминация романа и наиболее философски значимая часть произведения, в которой раскрывается центральная идея «Былины о Микуле Буяновиче», заключенная в словах «Херувимской песни»: «Всякое отныне житейское отложим попечение…». В «Послесказании» Г.Д. Гребенщиков выступает как народный философ, учение которого основывается не на отвлеченных метафизических рассуждениях, но на непосредственных наблюдениях за живой природой, предвечные законы которой раскрываются пытливому и заботливому взгляду ее главного работника-крестьянина. В гребенщиковском видении и восприятии сибирской природы воплотилось циклическое понимание времени, органического единства всего со всем, а главное – со Вселенной, народное крестьянское мировоззрение, восходящее к истокам древнерусского христианского представления о живом присутствии Бога в мире, о космосе как живом организме, находящемся в непрестанном взаимодействии с Творцом-Богом. Гребенщиков мудростью народной философии чувствует, что 1917 год не водораздел между «новым» и «старым», и возврат к прежнему, по сути, укладу, но на новом уровне возможен. Потому писатель обращается к своим современникам о тщетности поиска правых и виновных («думать надо – все повинные, все в ответе – все и всё получат, рано или поздно: и награду и возмездие»28), о необходимости каждому следовать своему пути и неустанно трудиться, чтобы построить жизнь заново («забота наша первая в том состоит теперь, чтоб <…> роздых-мир завоевать и к построению жизни новой, к построению храма мира и любви бессмертной приступить»29).

В романе автор обращается к народному творчеству, рассматриваемому в данной работе как отражение архаичной устойчивой системы представлений о мире, человеке и пр. и как целостная художественная система, проявляющаяся на уровне мировоззрения и мироощущения писателя.

Уже в названии романа писатель противопоставляет современного Микулу Буяновича былинному богатырю-крестьянину Микуле Селяниновичу. В авторском тексте имеются также ссылки на известную древнерусскую былину о богатыре-оратае Микуле Селяниновиче. Таким образом, в романе читатель невольно «прочитывает» два произведения – рассказ о судьбе сибирского мальчика Микулки и былину о богатыре Микуле Селяниновиче, неизбежно начиная сравнивать героев. Благодаря этому сравнению изменяется звучание романа, образ современного героя преображается, подсвеченный изнутри мифологическим светом древнерусского сказания.

Былинный богатырь-крестьянин Микула Селянинович – один из самых чествуемых героев русского крестьянства, первый оратай и любимый сын Матери Сырой Земли, единственный кому под силу поднять сумочку, заключающую «тягу земную». Именно земля наделяет Микулу невиданной богатырской силой, а тяжелый труд крестьянина на земле оправдывает его право распоряжаться своей богатырской силой. Интересно также отметить, что подобно тому, как при введении христианства поклонение многим языческим богам было перенесено на христианских святых (Грома Гремучего на почитание пророка Илии; Волоса – на святого Власия), так и почитание оратая Микулы Селяниновича было перенесено на христианского святого Николая Чудотворца. Обобщая вышесказанное, можно заключить, что в народном мировосприятии оратай Микула выступает не просто былинным героем, олицетворяющим представления народа об идеальном желаемом сыне Отечества, но, прежде всего, является животворящим богом земли, покровителем и заступником труженика-крестьянина.

Гребенщиковский Микула – «пра-пра-правнук» эпического богатыря – наделен невиданной богатырской силой, но преступление нравственных законов богатырства карается жестоким превращением, каторжным заточением, духовным падением. Однако писатель не теряет веры в возрождение своего народа, и Микула в конце своего жизненного пути находит спасение в покаянии и страшной и жестокой смертью искупает совершенные преступления. Таким образом, в «Былине о Микуле Буяновиче» Микула Селянинович выступает мерилом нравственности и бездуховности, чести и бесчестия современного героя, в котором воплотился русский народ-богоносец, отринувший истинные ценности и обратившийся к темной стороне своей силы.

При создании романа писатель прибегнул к былинной стилизации, что представляется совершенно закономерным, исходя из задач, которые должно было решить художественное произведение о современном богатыре – осмыслить трагические события в России начала XX века, попытаться пересмотреть традиционную систему ценностей с целью определить возможности альтернативного пути разрешения будущих политических и социальных конфликтов. Выбор автора в пользу былины (героического эпоса русского народа) объясняется, прежде всего, идейно-художественными особенностями данного фольклорного жанра, занимающего особое место в фольклорном творчестве, так как его появление знаменует переломный момент в истории народа, когда последний начинает осознавать себя как целостность, это свидетельство зреющего в народе государственного самосознания. При этом былины отражают не единичные события истории, но выражают вековые идеалы народа, его историческую волю и вековые стремления, его представления о «справедливой» истории.

В параграфе 2 «Портрет» русской души в романе «Былина о Микуле Буяновиче». Футурология Г.Д. Гребенщикова» анализируется авторская художественная концепция русского национального характера, его видение будущего России.

В романе «Былина о Микуле Буяновиче» Г.Д. Гребенщиков выступает как тонкий психолог, сумевший постичь народную душу и стремящийся дать ее истолкование. Критик Н.И. Мишеев писал о том, что в романе Гребенщикова «бесстрашно, беспощадно, бесконечно глубоко вскрывается душа народа <…> уже через несколько страниц видишь себя отторгнутым от всей европейской культуры, поставленным лицом к лицу с народной целиной, а вместе с тем с какими-то предвечными и исконными чертами человеческого духа»30.

В художественных образах романа автору удалось ярко изобразить полярность натуры русского человека, его способность к самым неожиданным перевоплощениям. Так, в первом сказании перед читателем – доверчивый диковатый Микулка, радующийся веселой весне, «с ручьями, с Пасхой, с красными яичками, с зелеными лужайками». Но первый гнев за «не по правде» загубленную сестру Дуню разбудил в нем грозного, неумолимого, беспощадного царя Буяна, «разбойного» и покаянного, понятного и близкого, по словам критика А.Л. Фовицкого, именно русскому человеку, «потому что у всех нас, сынов России, Стенька Разин в крови так чудно уживается со святым Серафимом в сердце»31.

Метаморфозы, происходящие с гребенщиковскими героями, находят свое отражение в изменении их имен, в которых, как в зеркале, отражается их судьба: Микулка – Матвей Бочкарь – Иван Лихой; Дуня – Овдотья.

Об этой черте русского характера – способности сочетать в себе прямо противоположные качества – писали многие русские мыслители. Н.А. Бердяев говорил об «антиномичности» России, Е.Н. Трубецкой называл русскую душу «разорванной, раздвоенной, истерзанной противоречиями», И.А. Ильин писал о «колеблющемся ритме» русской истории. Гребенщиковские герои – живое воплощение этого вечного внутреннего борения, преодоления, невозможности примириться с самим собой.

Гребенщикову удалось показать не только противоречивость русского характера, склонность его к самоотрицанию, но, прежде всего, уловить и убедительно изобразить внутреннее стремление русского человека к покаянию, позволяющее сохранить целостность души, вечный поиск смысла, правды жизни, попытки установить справедливость для всего мира.

Правдивость художественных образов, созданных Гребенщиковым, подтверждают глубокие рассуждения русских философов о русской «национально-христианской мечте о совершенстве» (И. Ильин), о желании русского человека действовать «всегда во имя чего-то абсолютного или абсолютизированного» (Н. Лосский).

Диалог литературы и философии всегда был характерен для отечественной культуры, и роман «Былина о Микуле Буяновиче» стал своеобразной формулой, раскрывающей историософию Гребенщикова, истоки его исторического оптимизма.

По мнению критиков, автор романа «Былина о Микуле Буяновиче» «интуитивно зрит» будущее России, вселяет в читателя веру в то, что «исторически не так уж страшен для нас тот неистовый ураган, который сейчас носится над равнинами России: Россию он не сметет, Россию он не загонит на погост, ибо России не привыкать к потрясениям <…> В огне российских бурь закаляется и крепнет сталь русской души»32. Критик И.Г. Савченко, характеризуя литературный талант Гребенщикова, назвал его «писателем-радостником», и убедительно доказывал, что всякий читатель, приобщающийся к творчеству такого писателя непременно найдет и почерпнет в нем «веру, твердость и непобедимую ничем жажду «укрепления» себя в мире»33.

Роман завершает сказка о построении храма, в которой нашло отражение авторское видение будущего духовного возрождения России. При этом сам писатель поясняет, что, говоря о возрождении всеобщего религиозного чувства русского народа, подразумевает не какое-либо вероисповедание или сектантство, а то, что русские люди «возвращаются к человечности, жаждут мира, примирения и труда» и, в конце концов, придут к пониманию того, что в сущности новых богов в мире нет, все старые – «суть лишь создания избытков человеческих страстей, и что истинным Богом человечества была и вечно будет всечеловеческая Любовь»34.

Вероятно, именно поэтому кризис, приведший Россию к мученичеству и унижению, в своей основе видится Гребенщикову не просто политическим, экономическим или социальным, но духовным. Причиной, порождающей духовное «бессилие», писатель называет неспособность русского человека ценить свободу, пока он ею обладает, неумении видеть радость бытия, чувствовать в ней «дыханье и благословенье Бога»35.

Писатель предвидел и проповедовал возрождение обновленной и просветленной России, которой суждено будет вывести другие народы на новую ступень общечеловеческой культуры. При этом Гребенщиков опасался, что и новому строительству грозит опасность окончиться «пустыми разговорами о безликих массах, желудочной проблеме и страхе перед бунтующей чернью», а потому обращался к потомкам с наставлением осознавать ответственность перед «страданиями великого Русского народа» и помнить, что «не для мещанского благополучия были принесены величайшие жертвы, а для каких-то более великих страниц Всероссийской и мировой истории»36.

В параграфе 3 «Роман Г.Д. Гребенщикова «Былина о Микуле Буяновиче» в американской перцепции» анализируются отзывы и рецензии на перевод романа Г.Д. Гребенщикова «Былина о Микуле Буяновиче» американских писателей и литературных критиков, сочинений американских студентов с точки зрения значения этого произведения для раскрытия особенностей русской «картины миры» для представителей западной культуры.

В 1940 г. Гребенщиков подготовил и опубликовал авторский перевод романа «Былина о Микуле Буяновиче» на английский язык. В английском переводе название романа звучит «The Turbulent Giant: An Epic Novel on Russian Peasantry». По замыслу автора роман должен был отобразить правдивый портрет русского народа, создать объективную картину русского национального характера с целью разрушить ошибочные стереотипные представления о русской культуре, порожденные печальными фактами жестокостей революции 1917 г., последовавшей гражданской войны, в результате которых на карте мира появилось советское государство, активно продвигавшее идею мировой революции в западный мир.

На выход романа откликнулись крупнейшие американские издания (“The Nation”, “The New York Times”, “The Herald Tribune”, “The Hartford Times”), признанные критики и известные литераторы (John Cournos, Paul Rosenfeld, Fred T. Marsh, Taylor Glenn, Leticia P. Osborn, Pearl Buck, Laura Abell, Antoine Bourdelle, Paul Boyer, Louis D. Froelick). Анализ показал, что рецензии американских критиков отличаются глубиной и детальной разработанностью как литературной, так и культурно-философской сторон романа.

Изучение критических статей позволяет выделить ряд особенностей романа, привлекавших внимание западных специалистов: оригинальность композиции романа, значение былинной стилизации, особенности авторского стиля повествования, сложная система символов романа, отражающая самобытный характер русского народа.

Критика особо отмечала, что автор выражает свои идеи не как пропагандист, но как писатель, посредством человеческих характеров, благодаря чему главные герои романа Микула, его сестра Дуня, непутевый Илья выступают живым воплощением русского духа, вечно устремленного к постижению жизни. Роман «The Turbulent Giant: An Epic Novel on Russian Peasantry» стал «окном» в неизвестный мир русского человека, возможностью понять его мироощущение, сравнить «свое» и «чужое».

Однако главным достижением русского писателя западным критикам представлялось то, что в национально самобытном Гребенщикову удалось выразить общечеловеческие, гуманистические идеи, потому западные читатели должны испытывать особое чувство благодарности автору за книгу, «рассказывающую о силе человеческого духа и объясняющую, что именно от этого духа <…> все человечество черпает свои лучшие силы»37.

Особый корпус западных исследований, посвященных русскому роману, составляют сочинения студентов Г.Д. Гребенщикова. Во многих студенческих сочинениях звучит мысль о том, что благодаря роману Гребенщикова они ближе узнали и стали лучше понимать русского человека, о том, что книга эта своевременна и актуальна для настоящего исторического момента. При этом в ряде студенческих работ встречается осмысление того, что глубокое понимание философского смысла романа, авторского послания читателю пришло к ним только после обсуждения книги в классе, изучения русской истории, традиций русской литературы. Это лишний раз свидетельствует о важности и необходимости изучения национальных особенностей страны, культура которой является «почвой» и «окружающей средой» для исследуемого произведения, без чего многие идеи, заложенные в произведении, будут непонятны или недостаточно глубоко поняты читателем-носителем иной культурной матрицы. Как и многие американские критики, студенты писателя отмечали, что, несмотря на то, что герой романа принадлежит русской культуре, и Гребенщикову как мастеру бытовых зарисовок удалось создать живую красочную картину русской жизни, трудно отрешиться от мысли, что Микула не просто представитель определенной культуры или нации, но, прежде всего, Человек в его вечном стремлении и поиске счастья.

Заключение. В этом разделе обобщены основные результаты работы и сформулированы выводы исследования.

Изучение документальных материалов показало, что культурно-просветительская и общественная деятельность писателя-эмигранта Г.Д. Гребенщикова, а также его литературное творчество являются выдающимся примером подвижнического служения отечественной культуре в течение многих десятилетий, проведенных в эмиграции (1920-1964). Деятельность Г.Д. Гребенщикова была не просто службой, но служением, по определению Л.Н. Гумилева являющимся высшей степенью пассионарности, когда человек посвящает свою жизнь служению идеалу, некоему «далекому прогнозу» и тем самым движет прогресс цивилизации.

Проведенное исследование позволило сформулировать следующие выводы:


  1. Сохранение и развитие национальной культуры в условиях культурной изоляции предполагает реконструкцию национальных культурных моделей как одного из способов преодоления «беспочвенности», сохранения и продолжения культурных традиций, – с одной стороны, и достижения лучшего взаимопонимания культуры–донора и культуры–реципиента, – с другой.

  2. Сохранение национальной культуры в эмиграции предполагает объединение эмигрантской колонии в инокультурной среде, противодействие языковой и культурной ассимиляции, сохранение и поддержание в чистоте родного языка (как своеобразного «генетического кода» культуры, дающего возможность интеллектуальной связи поколений), поддержание и развитие традиционного образования как гарантов национальной идентичности.

  3. Развитие национальной культуры в эмиграции возможно через представление и утверждение ее ценностей в инокультурной среде, интеграцию (укоренение) русской культуры в культуре Запада, активную культурную диффузию принимаемой и принимающей культур.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:




  1. Сирота О.С. К вопросу о культурно-исторической традиции в художественном тексте (на материале романа Г.Д. Гребенщикова «Былина о Микуле Буяновиче») // Материалы XI Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». – Выпуск 12. – М., 2004. – С. 81-82.

  2. Сирота О.С. Духовные искания русского народа в романе Г.Д. Гребенщикова «Былина о Микуле Буяновиче» // Алтайский текст в русской культуре: материалы второго научного семинара «Алтайский текст в русской культуре». – Выпуск 2. – Барнаул, 2004. – С. 41-50.

  3. Сирота О.С. Культура русского зарубежья и ее подвижники (к исследованию творчества Г.Д. Гребенщикова) // Материалы XII Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». – Т. 4. – М., 2005. – С. 23-25.

  4. Сирота О.С. Из истории культуры русского зарубежья: Г.Д. Гребенщиков // Сборник трудов молодых ученых. – Выпуск 2. – М., 2005. – С. 45-50.

  5. Сирота О.С. Культурно-историческое значение фольклорной традиции и ее воплощение в литературе (на примере романа Г.Д. Гребенщикова «Былина о Микуле Буяновиче») // Тезисы докладов научной конференции «Феномен творческой личности». – М., 2005. – С. 22-24.

  6. Сирота О.С., Уилкинсон М. На перекрестке культур: русско-канадский диалог о романе Г.Д. Гребенщикова «Былина о Микуле Буяновиче» / Across Cultures: Russian-Canadian Dialogue on G. Grebenstchikoff’s Novel “The Turbulent Giant” // Сборник материалов XI Международной конференции «Россия и Запад: диалог культур». – Выпуск 13. – Ч. 2. – М., 2006. – С. 217-230.

  7. Сирота О.С. Писатель в роли переводчика: переведенное произведение в контексте «чужой» культуры // Социокультурные проблемы перевода: Сбор. научн. трудов. – Вып. 7. – Воронеж, 2006. – С. 249-256.

  8. Сирота О.С. Г.Д. Гребенщиков: история «культурного строительства» в Америке // Материалы XIII Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов». – М., 2006. – С. 320-322.

  9. Сирота О.С. Роман Г.Д. Гребенщикова «Былина о Микуле Буяновиче» и его роль в развитии культурного диалога между Россией и США // Вестник Московского университета. Серия Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2007. №1. С. 195-201.

  10. Сирота О.С. Некоторые проблемы сохранения и развития национальной культуры в условиях эмиграции первой волны (на материале культурно-просветительской деятельности писателя-эмигранта Г.Д. Гребенщикова) // Материалы докладов XIV Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» [Электронный ресурс]. – М., 2007.

1 Русское зарубежье. Золотая книга эмиграции. Первая треть XX века: Энциклопедический биографический словарь. – М., 1997. – С. 5.

2 Язык русского зарубежья: Общие процессы и речевые портреты: Коллективная монография / Отв. ред. Е.А. Земская. – М., 2001.

3 Анастасьева И.Л. Книга Д.С. Мережковского «Иисус Неизвестный» в контексте религиозно-философских исканий в России начала XX века: Дис. … канд. культур. наук. – М., 2000; Ширко К.Н. Н.А. Бердяев о природе российской цивилизации: Автореф. дис. … канд. ист. наук. Томск, 2002; Бороздина Е.А. Социально-политическое учение И.А. Ильина: Автореф. дис. … канд. полит. наук. М., 2003; Лашов В.В. Гуманистические мотивы в творчестве Льва Шестова: Автореф. дис. … канд. филос. наук. М., 2002.

4 Ахиезер А. Эмиграция из России: культурно-исторический аспект // Свободная мысль. М., 1993; Еременко Л.И. Русская эмиграция как социально-культурный феномен: Дисс. … канд. филос. наук. М., 1993 и др.

5 Адамович Г. Вклад русской эмиграции в мировую культуру // Общественные науки за рубежом. Серия 7. Литературоведение. М., 1991; Рябушинский В. Значение русской эмиграции в идейной жизни современного мира // Рябушинский В. Старообрядчество и русское религиозное чувство. М., 1994; Шмидт С.О. Российское Зарубежье в системе общественного сознания и культуры России // Шмидт С.О. Путь историка. М., 1997 и др.

6 Изучение литературы русской эмиграции за рубежом (1920–1990-е гг.): Аннотированная библиография (монографии, сборники статей, библиографические и справочные издания) / Отв. ред. Т.Н. Белова. – М., 2002; Литература русского зарубежья в фондах библиотек Москвы: Краткий справочник / РГБ; ВГБИЛ. – М.: Рудомино, 1993; Литературная энциклопедия Русского зарубежья. 1918–1940/ИНИОН РАН; Под ред. А.Н. Николюкина. Т. 1-3. – М., 1994–1997; Русское зарубежье. Золотая книга эмиграции. Первая треть XX века: Энциклопедический биографический словарь. – М., 1997; Литературное зарубежье России: Энциклопедический справочник / Гл. ред. и сост. Ю.В. Мухачев. Под общ. ред. Е.П. Челышева и А.Я. Дегтярева. – М., 2006;

7 Буслакова Т.П. Литература русского зарубежья: Курс лекций. Учеб. пособие / Т.П. Буслакова – 2-е издание. – М., 2005; Литература русского зарубежья (1920–1990): учеб. пособие / под общ. ред. А.И. Смирновой. – М., 2006; Соколов А.Г. Судьбы русской литературной эмиграции 1920-х годов. – М., 1991; Русский Берлин / Составление, предисловие и персоналии В.В. Сорокиной. – М., 2003; Русский Париж / Сост. Т.П. Буслакова. – М., 1998.

8 См.: Яновский Н.Н. На переломе: Из литературного прошлого Барнаула: Статьи. – Барнаул, 1978; Яновский Н.Н. Гребенщиков Георгий Дмитриевич // Краткая литературная энциклопедия: В 9 т. Т. 2. – М., 1964.

9 См.: Черняева Т.Г. Г.Д. Гребенщиков в дореволюционной литературе Алтая: К проблеме становления регионального литературного процесса // Культура и текст. – СПб.; Барнаул, 1997; Черняева Т.Г. Творчество Г.Д. Гребенщикова // История Алтая: Учеб. пос.: Ч. 1. – Барнаул, 1995.

10 Царегородцева С.С. Г.Д. Гребенщиков: грани судьбы и творчества. – Усть-Каменогорск, 2003; Царегородцева С.С. Роман Г.Д. Гребенщикова «Чураевы» в социокультурном контексте эпохи: Дис. … канд. фил. наук. – Томск, 2005.

11 Тарлыкова О.М. А за строкой мне видится судьба. – Усть-Каменогорск, 2006.

12 Макаров А.А. Построение храма // Гребенщиков Г.Д. Гонец: Письма с Помперага. – М., 1996; Чистяков В.Д. Русская деревня Чураевка в 1999 году // Русский американец. – США, 2000. – № 22.

13 Росов В.А. Белый Храм на высоких горах: Очерки о русской эмиграции и сибирском писателе Георгии Гребенщикове. – СПб.: Алетейя, 2004; Росов В.А. Николай Рерих: Вестник Звенигорода. Экспедиции Н.К. Рериха по окраинам пустыни Гоби: Кн. I: Великий План. – СПб.; М., 2002.

14 Роман «Чураевы» стал первой книгой широко задуманной 12-томной эпопеи. Автору удалось завершить 8 книг эпопеи («Чураевы» («Братья» (1921-1922; 1925), «Спуск в долину» (1925), «Веления Земли» (1926), «Трубный глас» (1927), «Сто племен с единым» (1933), «Океан багряный» (1936), «Лобзания Змия» (1952).

15 Гребенщиков Г.Д. По Американской Руси. Запись беседы с писателем. Машинопись. 4 л. – ГМИЛИКА. ОФ 406/87. – Л. 2.

16 Гребенщиков Г.Д. Соберитесь вместе (к предстоящему Владимирову торжеству в Нью-Йорке). Машинопись. 2 л. 1938 г. – ГМИЛИКА. ОФ 16801/23.

17 Гребенщиков Г.Д. Испытание нашей русскости. Машинопись (без окончания). 2 л. – ГМИЛИКА. ОФ 16801/28.

18 См.: Милославский И.Г. Русский язык как культурная и интеллектуальная ценность и как школьный предмет // Знамя. – 2006. – №3; Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация. М., 2000.

19 Название поселению дала многотомная эпопея Г.Д. Гребенщикова «Чураевы». В 1988 году Чураевка была внесена в Национальный реестр исторических мест США и охраняется государством. В официальных документах бывшее поселение русских эмигрантов значится как Русская деревня (Russian Village Historic District). Общая площадь Русской деревни − 1100 акров (440га). На территории расположено 29 строений.

20 Гребенщиков Г.Д. Действия Чураевки // Гонец: Письма с Помперага. – Чураевка (Southbury, Conn.): Алатас, 1928. – С. 191.

21 Часовню Св. Сергию Радонежскому Г.Д. Гребенщиков построил по рисунку Н.К. Рериха своими руками из нарубленного из местных скал камня. Освящение чураевской часовни (14.09.1930) получило благословение митрополита Всеамериканского Платона (Пенсильвания), митрополита Евлогия (Париж) и митрополита Мефодия (Харбин) и стало значительным русско-американским культурным событием.

22 Гребенщиков Г. Радонега: Сказание о неугасимом свете и радужном знамении жития преподобного Сергия Радонежского к 600-летию со дня его вступления в Хотьковский монастырь. – Churaevka (Conn.): Alatas, 1938.

23 Les lieux de la mémoire / Réd. de P. Nora: En 4 vol. Paris, 1984; Франция-память / П. Нора, М. Озуф, Ж. де Пюимеж, М. Винок. – СПб., 1999.

24 Гребенщиков Г.Д. По Американской Руси. Запись беседы с писателем. 1930-е гг. Машинопись. 4 л. – ГМИЛИКА. ОФ 406/87. – Л. 3.

25 Гребенщиков Г.Д. Что ждет Америку. Письмо Г.Д. Гребенщикова из Америки. Машинопись. 1933 г. 19 л. – ГМИЛИКА. ОФ 15533/9.

26 Grebenstchikoff G.D. “It would be too conspicuous on my part…” (Речь, подготовленная для выступления на радиостанции «Голос Америки») // Архив В.А. Росова. Москва. Авторизованная машинопись. <1946>. 5 л.

27 Российский читатель получил возможность познакомиться с романом Г.Д. Гребенщикова на рубеже XX-XXI вв. Гребенщиков Г.Д. Былина о Микуле Буяновиче // Барнаул. 2000/2001; Гребенщиков Г.Д. Былина о Микуле Буяновиче. Роман в трех частях. – М.: Ариаварта-Пресс, 2003; Гребенщиков Г.Д. Былина о Микуле Буяновиче. Роман в трех частях / Гребенщиков Г.Д. Избранные произведения в двух томах. Т.1. Томск, 2004.

28 Гребенщиков Г.Д. Былина о Микуле Буяновиче. Роман в трех частях. – М., 2003. – С. 350.

29 Там же. С. 350.

30 Мишеев Н.И. «Вот дак царство! Вот дак государство!» К юбилею Г.Д. Гребенщикова // Перезвоны. 1926. №18. С. 543.

31 Фовицкий А. О «Былине» Г.Д. Гребенщикова // Зарница. 1926. №11. С. 3.

32 Савченко И.Г. Чураевская Русь // Зарница. 1926. №11. С. 4-5.

33 Там же. С. 4.

34 Гребенщиков Г.Д. О судьбе русской литературы. Статья. 1920-е гг. Машинопись с авторской правкой и рукописными дополнениями. 6 л. – ГМИЛИКА. ОФ 699/7. – Л. 2.

35 Гребенщиков Г.Д. Былина о Микуле Буяновиче. Роман в трех частях. – М., 2003. – С. 245.

36 Гребенщиков Г. Сибирь, как страна великого будущего (К 350-летию присоединения Сибири к России). Авторизованная машинопись. 9 л. – ГМИЛИКА. ОФ 16408/7. Л. 5.

37 A Brief Introduction to a Unique Book About a Strange and Colourful People Living in a Vast Land: The Turbulent Giant by George Grebenstchikoff (Брошюра) //. Архив В.А. Росова. Москва. <1940>. Л. 2.

<< предыдущая страница  
Смотрите также:
Проблемы сохранения и развития русской культуры в условиях эмиграции первой волны
417.73kb.
2 стр.
Проблемы воспитания детей в эмиграции: труды и дни Шуменской гимназии
284.32kb.
1 стр.
Журналистская и редакторская деятельность п. Б. Струве в контексте периодики русской эмиграции первой волны во франции
296.73kb.
1 стр.
Литература второй волны эмиграции: проблемы изучения
133.43kb.
1 стр.
После Октябрьской революции. В последние двадцать лет в историографии большое внимание уделяется изучению проблем русской эмиграции, особенно «первой волны»
180.39kb.
1 стр.
Многоликая мандолина
183.92kb.
1 стр.
П 30 Создание равных условий для культурного развития населяющих республику народов и культурно-досуговой деятельности населения
65.31kb.
1 стр.
Составители: зав филиалом
262.91kb.
1 стр.
Международная научно-практическая очно-заочная конференция "Проблемы изучения и сохранения культурного наследия и традиции в контексте современной культуры Балтии "
34.73kb.
1 стр.
Г. С. Корепанов На современном этапе развития перед Россией и ее регионами стоит важная задача
135.56kb.
1 стр.
Религиозный аспект педагогической деятельности русской эмиграции первой половины XX века
198.85kb.
1 стр.
Доклад Колымской национальной средней общеобразовательной школы имени Н. И. Таврата 2007-2008 уч год
304.68kb.
3 стр.