Главная
страница 1
На правах рукописи

Тумаркина Людмила Павловна



Уголовная ответственность за коммерческий подкуп

специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук
Москва 2007
Диссертация выполнена на кафедре уголовно-правовых дисциплин Института международного права и экономики имени А. С. Грибоедова


Научный руководитель: доктор юридических наук, доцент

Капинус Оксана Сергеевна




Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Динека Виктор Иванович


кандидат юридических наук

Голубов Игорь Иванович




Ведущая организация: Российский университет дружбы народов

Защита состоится «25» мая 2007 г. в «16-00» часов на заседании диссертационного совета по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата юридических наук при Институте международного права и экономики им. А. С. Грибоедова по адресу: 105066, г. Москва, ул. Спартаковская, д. 2/1 стр. 5

C диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Институте международного права и экономики им. А. С. Грибоедова.
Автореферат разослан «___» апреля 2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат юридических наук, доцент Лобов И. И.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Реформирование экономики в Российской Федерации, процессы разгосударствления, демонополизации и приватизации, обусловившие свободу предпринимательства, отказ государства от административно-командных методов, используемых при ведении хозяйственной деятельности, вызвали к жизни новые организационно-правовые формы юридических лиц как субъектов предпринимательской и иной социально-полезной деятельности, которые при возвращении российского общества к рыночным общественным отношениям стали играть одну из ключевых ролей в экономике страны. Аппарат таких коммерческих и некоммерческих организаций напрямую не участвует в государственном управлении, но многие его служащие наделены управленческими полномочиями, злоупотребляя которыми способны причинить серьезный ущерб правам и законным интересам граждан, интересам организаций, в которых они работают или других организаций, а также общественным и государственным интересам. Формирование системы взаимоотношений, основанных на незаконно получаемом вознаграждении криминализирует экономику, делает «непрозрачной», что влечет к созданию и развитию теневой экономической структуры. В результате сокращается налогооблагаемая база, потребителям поставляются некачественные товары и услуги, создается благодатная почва для различного рода обмана и злоупотреблений.

В этих случаях государство, охраняя качественно новые общественные отношения во благо соблюдения режима законности, вынуждено противодействовать негативным проявлениям, используя среди иных правовых средств и уголовно-правовые. Указанное обстоятельство предопределило законодательное закрепление в УК Российской Федерации 1996 г. главы 23, предусматривающей ответственность за преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях.

Между тем, законодатель зачастую запаздывает с криминализацией общественно опасных деяний в сфере экономических отношений. Статья в уголовном законе появляется нередко уже после того, как соответствующие деяния приобрели распространение, носящее угрожающий характер. Аналогичная ситуация сложилась и с коммерческим подкупом. Это при том, что, учитывая обоюдовыгодный характер рассматриваемого деяния, оно традиционно относится к преступлениям с повышенной степенью латентности. Проведенное исследование показывает, что латентность коммерческого подкупа составляет 97,2%. Из этого следует, что регистрируется менее двух процентов противоправных посягательств от реального количества совершенных преступлений, сопряженных с коммерческим подкупом. В этой связи, трудности, преодолеваемые сотрудниками правоохранительных органов в процессе расследования и рассмотрения в суде дел данной категории, закономерны.

Вместе с тем, динамика зарегистрированных преступлений, предусмотренных ст. 204 УК РФ, имеет устойчивую тенденцию к росту, что свидетельствует об их социальной востребованности. Так, в 1997 г. в России зарегистрировано 470 случаев совершения коммерческого подкупа, в 1998 г. – 974 (прирост к аналогичному показателю прошлого года составил 107.2 %), в 1999 – 1236 (+26.9%); в 2000 – 2146 (+73.6%); в 2001 – 2542 (+18.5%); в 2002 – 2780 (+9.4%). Далее наблюдается некоторое снижение темпов прироста, 2006 г. – 1751 преступление. Общий прирост 2006 года по отношению к 1997 составляет 272.6 %.

Криминализация деяний, ранее не признававшихся преступными, недостаточная четкость законодательных формулировок, сложность для уяснения и перенесения в сферу уголовного права понятий и категорий из других отраслей системы права, используемых законодателем для описания составов служебных преступлений, коллизия норм материального и процессуального уголовного права, становятся существенным препятствием в реализации уголовной ответственности за преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Учитывая определяющую роль коммерческих и некоммерческих организаций как субъектов экономической деятельности, широкую распространенность одновременно при высокой степени опасности получения коммерческого подкупа, задача борьбы с этим преступлением приобретает чрезвычайно важное значение. А это, в свою очередь, ставит перед наукой уголовного права задачи связанные с совершенствованием соответствующей части уголовного законодательства и разработкой рекомендаций по применению указанных норм в практической деятельности.

Указанные обстоятельства предопределили выбор темы исследования и свидетельствуют в пользу ее актуальности.



Степень научной разработанности проблемы. Следует отметить, что проблемой уголовной ответственности за коммерческий подкуп занимались такие ученые-юристы, как Г. А. Аванесов, Р. Ф. Асанов, А. А. Аслаханов, Г. Н. Борзенков, Б. В. Волженкин, Л. Д. Гаухман, С. А. Гордейчик, А. С. Горелик, П. И. Гришаев, В. И. Динека, Н. Д. Дурманов, А. Э. Жалинский, Б. В. Здравомыслов, С. В. Изосимов, А. К. Квициния, Н. П. Кучерявый, Н.А. Лопашенко, Ю. И. Ляпунов, С. В. Максимов, А. В. Наумов, А. Я. Светлов, Э. Н. Скрябин, А. Л. Степанов, А. Н. Трайнин, Н. Н. Цугленок, П. С. Яни и другие. Но, вопреки высокому научному уровню работ указанных ученых, отдельные важные ее аспекты по-прежнему остаются неосвещенными, а мнения – спорными, требующими дальнейшего исследования, в том числе и с учетом произошедших последних изменений в социальной, экономической, политической и правовой жизни страны.

Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования является коммерческий подкуп как социально-правовое явление, а также общественные отношения, возникающие в связи с совершением преступления, предусмотренного ст. 204 УК РФ. Предмет исследования – отечественное и зарубежное законодательство, устанавливающее ответственность за коммерческий подкуп, практика его применения.

Цель и задачи диссертационного исследования. Целью данного исследования является комплексное изучение общественной опасности, уголовно-правовой природы и вопросов квалификации коммерческого подкупа.

Указанная цель конкретизируется в постановке и решении ряда следующих основных задач:



1. Провести анализ развития норм отечественного законодательства об ответственности за преступления по службе и выявить ее социально-исторические детерминанты.

2. Исследовать характер и степень общественной опасности коммерческого подкупа.

3. Проанализировать юридические признаки коммерческого подкупа.

4. Осуществить сравнительно-правовой анализ преступления, закрепленного в ст. 204 УК РФ.

5. Исследовать проблемные вопросы квалификации данного преступления, а также разработать необходимые предложения по совершенствованию уголовного закона.

6. Рассмотреть иные вопросы, связанные с применением ст. 204 УК РФ на практике.

Методология и методика исследования. Методологическую основу диссертационного исследования составляют методы традиционной диалектической логики. Наряду с общефилософскими методами анализа правовых явлений, в диссертации используются логико-правовой, историко-правовой, системно-структурный, социологический и некоторые другие методы. В процессе написания применялись результаты, полученные в рамках наук уголовного, гражданского права, общей теории права, психологии, социологии, философии, филологии и др.

Эмпирическую базу исследования составили данные, полученные в результате изучения, обобщения и научного анализа 120 уголовных дел о коммерческом подкупе, рассмотренных судами за период с 1997 по 2006 годы. Кроме того, опрошено 200 предпринимателей, 100 сотрудников следственных подразделений МВД РФ, 50 работников прокуратуры и суда, 25 научных работников и 15 преподавателей юридических вузов.

В ходе работы исследованы статистические данные ГУБЭП МВД РФ, НИИ Генеральной прокуратуры РФ, аналитические материалы и обобщения НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ по делам рассматриваемой категории.



Нормативная правовая база диссертационного исследования. Выводы диссертационного исследования основываются на положениях Конституции Российской Федерации, действующего отечественного законодательства, а также постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Научная новизна диссертационного исследования определяется, прежде всего, кругом анализируемых вопросов, относящихся к объекту и предмету исследования. Автором представлено развернутое теоретическое исследование уголовно-правовой характеристики коммерческого подкупа.

В диссертации решены ряд общетеоретических и практических проблем противодействия рассматриваемому виду преступления: выявлены факторы общественной опасности коммерческого подкупа в свете новых условий жизнедеятельности общества, сформулированы причины роста рассматриваемого преступления, предложены пути выхода из проблем, касающихся объективных и субъективных признаков составов преступлений, предусмотренных ст. 204 УК РФ. В научный оборот вводятся новые эмпирические данные и отдельные понятия, характеризующие предмет исследования; получили новую интерпретацию отдельные признаки составов названных преступлений. Кроме того, в работе поднимаются спорные вопросы квалификации указанных преступлений, отграничения от смежных составов.

При подготовке диссертации и обосновании выносимых на защиту положений автор опирался на имеющийся в данной области зарубежный опыт, определяя возможности его восприятия применительно к деятельности отечественного законодателя, правоохранительных органов.

Научная новизна сформулированных автором выводов и рекомендаций нашла свое отражение в основных положениях, выносимых на защиту.



Основные положения, выносимые на защиту:

1. Социально-правовая обусловленность установления уголовной ответственности за преступления против интересов в коммерческих и иных организациях путем выделения в уголовном законе главы 23 УК детерминирована особенностями исторического и социально-экономического развития РФ, предоставлением свободы экономической и иной некоммерческой деятельности, что повлекло выделение категории субъектов, отличных от представителей власти и иных должностных лиц.

2. Относительная доступность достижения преступного результата при совершении коммерческого подкупа провоцирует конкретное лицо, преступную группу на совершение новых преступлений данного вида. Если виновные не изобличены в кратчайшие сроки после совершения первого преступления, то они не прекращают свою преступную деятельность, то есть преступления, как правило, носят многоэпизодный характер.

3. В связи с неполнотой перечня признаков лиц, выполняющих управленческие полномочия в коммерческих или иных организациях, указанного в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 года № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе», считаем необходимым изменить п. 6 данного постановления, изложив его в следующей редакции: «6. Лица, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой или иной организации независимо от формы собственности либо в некоммерческой организации не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, а также поверенные, представляющие интересы государства в органах управления акционерных обществ (хозяйственных товариществ), часть акций (доли, вклады) которых закреплена (находится) в государственной собственности, и арбитражные управляющие, назначенные соответствующим решением арбитражного суда, не могут быть признаны должностными лицами и в случае незаконного получения ими ценностей либо пользования услугами за совершение действия (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым служебным положением подлежат ответственности по статье 204 УК РФ».

4. Мотив корыстной или иной личной заинтересованности при коммерческом подкупе может получать реализацию посредством выполнения как законных, так и незаконных действий или бездействия лица, осуществляющего управленческие полномочия в коммерческой или иной организации, а также в общем покровительстве или попустительстве по службе в коммерческой или иной организации.

5. Определение понятия «услуг имущественного характера» (совершение определенных действий независимо от наличия материального результата таковых, которые поддаются стоимостной оценке в денежном эквиваленте), как предмета коммерческого подкупа.

6. Предметом рассматриваемого преступления должны признаваться и блага неимущественного характера, под которыми понимается совершение действий или осуществление определенной деятельности, направленной на удовлетворение потребностей нематериального свойства. Главное, чтобы они представляли для получателя ценность, ради которой последний был готов пойти на злоупотребление своим служебным положением. В качестве таковых, могут служить продвижение по службе, представление к награде, положительная рецензия, написание диссертации, статьи или монографии, включение в соавторы и т.д. Признание предметом коммерческого подкупа лишь материальных благ оставляет за рамками уголовной ответственности целый ряд деяний, которые по своей сути являются коммерческим подкупом.

7. Ценность (материальная или социальная) предмета коммерческого подкупа должна определяться, в том числе, и конкретными условиями жизни общества.

8. Предложения по совершенствованию уголовного законодательства по вопросам, связанным с коммерческим подкупом:

8.1. Представляется целесообразным предусмотреть в диспозиции ст. 204 УК РФ ответственность за оказание/пользование услуг(ами) не только имущественного, но равно и неимущественного характера.

8.2. В примечании к ст. 204 УК РФ уголовный закон предусматривает основание освобождения лица, передавшего предмет коммерческого подкупа управленцу, от уголовной ответственности в связи с добровольным сообщением о совершенном преступлении. Так как коммерческий подкуп невозможен без определенных активных действий подкупаемого, полагаем, что правильным будет предусмотреть аналогичное основание освобождения от уголовной ответственности за коммерческий подкуп лица, получившего незаконное вознаграждение. Данное основание следует изложить в примечании к ст. 204 УК РФ следующим образом: «Лицо, совершившее деяние, предусмотренное частью третьей настоящей статьи, освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольно сообщило об этом правоохранительным органам».

8.3. Позиция законодателя, заключающаяся в квалификации действий, составляющих посредничество при коммерческом подкупе по общим правилам соучастия, представляется не точной. Учитывая роль посредника, которая, зачастую, более значима, чем роль подкупающего, целесообразно ввести в Особенную часть уголовного закона норму, предусматривающую ответственность за посредничество в коммерческом подкупе – ст. 204-1 УК РФ.

8.4. Если коммерческий подкуп содержит признаки малозначительности деяния, то это является основанием освобождения от уголовной ответственности. В связи с отсутствием в уголовном законе критериев такого определения при коммерческом подкупе полагаем необходимым изложить данные критерии в примечании к ст. 204 УК РФ: «Лицо, совершившее деяния, предусмотренные частями первой и третьей настоящей статьи, освобождается от уголовной ответственности, если размер полученного незаконного вознаграждения не превышает 500 рублей, и не причинен значительный вред интересам организации, в которой подкупаемое лицо осуществляло управленческие функции».

Теоретическая и практическая значимость результатов диссертационного исследования. Теоретическое значение диссертационной работы состоит в научном обосновании социально-юридической природы коммерческого подкупа, повышения эффективности применения уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за данное преступление, в правоприменительной практике. В диссертации представлен материал, касающийся становления и развития нормы об ответственности за коммерческий подкуп, а также проанализировано зарубежное уголовное законодательство в сфере борьбы с указанным видом преступной деятельности. На этой основе сделаны научные выводы о необходимости совершенствования уголовного законодательства в части ответственности за коммерческий подкуп.

Результаты исследования обогащают теоретические представления об уголовно-правовых нормах, квалифицирующих признаках коммерческого подкупа и обстоятельствах, отягчающих наказание. Кроме того, результаты исследования будут способствовать улучшению понятийного аппарата, в сфере ответственности за коммерческий подкуп, единообразному применению закона, дальнейшей теоретической разработке проблем квалификации коммерческого подкупа и отграничения его от смежных преступлений.

Практическая значимость исследования заключается в том, что положения, выводы и предложения, сформулированные в работе, могут быть учтены и использованы для совершенствования действующего уголовного законодательства Российской Федерации.

Выводы и рекомендации, содержащиеся в работе, представляются полезными для использования сотрудниками правоохранительных органов и судов в практической деятельности по расследованию и судебному разбирательству дел о коммерческом подкупе.



Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в учебном процессе по учебному курсу «Уголовное право России. Особенная часть» в высших образовательных учреждениях юридического профиля.

Достоверность результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре уголовно-правовых дисциплин Института международного права и экономики им. А. С. Грибоедова, где проводилось ее рецензирование и обсуждение. Основные положения и выводы диссертации изложены в 3-х научных статьях и одной монографии, докладах и сообщениях на заседаниях кафедры, а также на научно-практических конференциях, в т. ч. международной конференции «Конституционные основы уголовного права», I Всероссийском конгрессе по уголовному праву (Москва, МГУ, май 2006) и международной конференции «Уголовное право: стратегия развития в ХХI веке» (МГЮА, январь 2007).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих в себя восемь параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяются объект и предмет исследования, формулируются его цели и задачи, раскрываются методологическая, теоретическая, нормативно-правовая и эмпирическая основы проведенного исследования, его научная новизна, теоретическая и практическая значимость, излагаются положения, выносимые на защиту, приводятся данные об апробации и внедрении полученных результатов.

Глава 1 «Коммерческий подкуп: сущность и обоснование законодательной регламентации», посвящена историческому и сравнительно-правовому анализу коммерческого подкупа как социально-правового явления.


В первом параграфе «Историко-правовой экскурс в развитие коммерческого подкупа как социально-правового явления» раскрывается историко-правовой процесс появления, становления и развития коммерческого подкупа.

Историческая ретроспекция дает основание утверждать, что такие явления как взяточничество, подкуп появились вместе с возникновением государственной организации общества, причем практически во всех государствах мира. Не избежало этого и российское государство, в законодательных актах которого с XIV века (Псковская судная грамота 1397 г., Судебник 1497 г. и др.) отражается получение вознаграждения как социально негативное явление социально-правовой действительности. При этом подкуп в коммерческой сфере, в т.н. непубличной области не выделялся в российском законодательстве вплоть до последнего десятилетия ХХ века. Хотя элементы косвенной регламентации имели место, например, в ст. 1198 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных. С принятием Конституции 1993 г., закрепившей новую социально-экономическую политику России, выразившуюся, в том числе, в провозглашении свободы предпринимательской деятельности, появились многочисленные коммерческие структуры, занимающиеся различными видами коммерческой деятельности, сотрудники которых осуществляют управленческие функции в области экономики, не участвуя при этом в государственном управлении. Изменения в экономической ситуации, закономерно подтолкнули законодателя к разделению ответственности должностных лиц и лиц, осуществляющих управленческие функции в коммерческих и некоммерческих организациях. Традиционно построенная система должностных преступлений, существовавшая на протяжении весьма продолжительного времени, подверглась пересмотру. Новая система преступлений поставила перед практикой целый ряд вопросов. Несмотря на то, что ответы на некоторые из них даны в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 6 от 10 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе», разногласия и разночтения возникают, при чем как среди научных деятелей, так и практических работников.

В работе подчеркивается, что общественно-экономический кризис, произошедший в России в начале 90-х годов, дефицит значительного числа промышленных и продовольственных товаров обусловили широкое распространение незаконного вознаграждения в системе распределительных отношений. В этих условиях получила развитие система коммерческих отношений, которая изначально была ориентирована только на посредничество между производителем или поставщиком и покупателем. Большинство коммерческих структур, учитывая существующие на тот период времени пробелы правового регулирования в сфере экономических отношений, заключали сделки, которые приносили многократную неучтенную прибыль.

Общественная опасность коммерческого подкупа очевидна, однако привлечение к уголовной ответственности за это преступление осложняется не только высоким уровнем латентности, но и рядом проблем как материально-правового, так и процессуального плана.

В тексте диссертации изложена система факторов, повлиявших на тенденцию увеличения количества преступлений, предусмотренных ст. 204 УК РФ.

В работе последовательно проводится мысль о том, что Российское государство прилагает значительные усилия для реформирования различных аспектов экономических отношений. Стремление придать этим отношениями такие свойства и черты, которые должны соответствовать требованиям европейского и мирового сообщества, закономерно связано с желанием России реально стать полноправным партнером в сфере реализации взаимовыгодных экономических проектов.

Новая экономическая модель основывается на праве свободного предпринимательства, которое при возможности выбора того или иного действия все же ограничено рядом правовых запретов. Одним из таких законодательных императивов является обязанность служащего организации, осуществляющей экономическую деятельность, выполнять свои функциональные обязанности только во благо законных интересов этой организации. Таким образом, законодательство обязывает каждого служащего коммерческой или некоммерческой организации, осуществляющей экономическую деятельность, соблюдать режим законности и интересы своей организации. При этом законодатель оставляет на усмотрение хозяйствующего субъекта форму материального поощрения деятельности своих служащих, поэтому в отличие от государственных и муниципальных структур служащие данных организаций могут иметь личный материальный интерес в деятельности своей организации, который может проявляться в виде получения процента от прибыли по акциям и облигациям или права совладения имуществом организации. Вместе с тем, обязательным условием личного интереса в деятельности экономической структуры является легитимность данного интереса.

Основы такой политики заложены и в нормах международного уголовного права в его отношении к коммерческому подкупу (Конвенция об уголовной ответственности за коррупцию (Страсбург 1999 г.); Конвенция ООН «Против коррупции» (2003 г.), ратифицированная ФЗ РФ от 17 февраля 2006 г.), что в определенной степени налагает на государства дополнительные обязательства в этой области, в том, числе в части введения соответствующих норм в национальное законодательство. Однако, в настоящее время лишь отдельные государства (Россия, США, Бельгия, Франция и некоторые др.) пошли по пути криминализации подкупа в частной сфере. В этой связи целесообразно обращение к опыту указанных стран в регулировании отношений, связанных с коммерческим подкупом.

Во втором параграфе «Уголовная ответственность за коммерческий подкуп по зарубежному законодательству» содержится анализ мировых тенденций криминализации коммерческого подкупа, изучение законодательных конструкций этого состава и определение особенностей и динамики назначения наказания за это деяние по уголовному законодательству зарубежных стран.

Сравнительно-правовой анализ источников уголовного права ряда стран показывает, что законодателем представлены различные составы, осуществляемые путем коммерческого подкупа. Характерными чертами уголовного законодательства зарубежных стран является установление в ряде случаев равной ответственности как для дающего, так и для принимающего предмет подкупа. Уголовно-правовые акты отдельных зарубежных стран содержат случаи подробного описания механизма коммерческого подкупа, касающегося, например, положений о защите производственной и коммерческой тайны от ее незаконного получения, использования в противоречии с интересами их владельцев или лиц, которым она доверена в силу занимаемого служебного положения.

По сути, можно констатировать, что анализ уголовного законодательства зарубежных стран позволил проследить общие и особенные черты иностранного уголовного права по вопросам определения ответственности за коммерческий подкуп и сделать ряд выводов, которые касаются зарубежного опыта борьбы с коммерческим подкупом посредством уголовно-правовых запретов.

Во-первых, конструктивные особенности формулирования состава преступления, предусмотренного ст. 204 УК РФ, по сравнению с аналогичными преступлениями в уголовных законах зарубежных государств находятся в более выгодном свете. Так, в отдельных странах коммерческий подкуп в уголовном законе как категория не определен. По сути, происходит смешивание подкупа и взяточничества, что принципиально недопустимо с точки зрения целесообразности разграничения составов преступлений.

Во-вторых, российский уголовный закон содержит примечание к ст.204 УК РФ, в котором предусмотрен ряд условий освобождения лица, совершившего коммерческий подкуп, от уголовной ответственности. В уголовно-правовых актах рассмотренных зарубежных государств такая практика отсутствует, что говорит о характерной защите в России потерпевших от вымогательства при коммерческом подкупе, гуманизме уголовного закона, предоставлении возможности виновному сделать выбор в пользу деятельного раскаяния.



В-третьих, уголовно-правовые нормы США, Великобритании, ФРГ, предусматривающие ответственность за коммерческий подкуп, с точки зрения юридической техники менее абстрактны. Это создает определенные трудности при квалификации содеянного и назначении адекватной меры наказания.

И, в-четвертых, понятна позиция отечественного законодателя, который исходит из уголовно-правовой доктрины соразмерности преступления и наказания. Зарубежное же уголовное законодательство, особенно США, находится под воздействием соответствующих традиций. Так, если в одном штате мера наказания за коммерческий подкуп относительно слаба, то в другом штате соответствующая мера имеет более весомый характер. Традиции же отечественного уголовного закона такое не позволяют, что делает деликт одинаково опасным на всей территории Российской Федерации.

Глава 2 «Уголовно-правовой анализ коммерческого подкупа», посвящена анализу объективных и субъективных признаков состава коммерческого подкупа по российскому законодательству, а также квалифицирующих обстоятельств рассматриваемого общественно опасного деяния.

В первом параграфе «Объект и предмет коммерческого подкупа», представлено развернутое исследование объекта и предмета состава рассматриваемого преступления, в том числе проблем возникающих в процессе его квалификации.

В работе дано авторское определение видового, родового и непосредственный объекта преступления, предусмотренного ст. 204 УК РФ. В частности, под непосредственным объектом данного преступного деяния следует понимать совокупность общественных отношений, регулирующих порядок осуществления служебной деятельности в коммерческих и иных организациях, осуществляющих экономическую деятельность, связанных с получением вознаграждения за осуществление данной деятельности.

Помимо объекта преступления важное квалифицирующее значение для преступления, закрепленного в ст. 204 УК РФ, имеет предмет преступления. В этом вопросе УК РФ воспринял преобладающую в теории уголовного права и судебной практике позицию, согласно которой предмет коммерческого подкупа должен представлять собой определенную имущественную характеристику. Для квалификации коммерческого подкупа не имеет значения характеристика имущества. Это может быть как движимое, так и недвижимое имущество, ценные бумаги, а также деньги в любой валюте – как в национальной, так и в иностранной. К предмету коммерческого подкупа также следует отнести вещи, изъятые из гражданского оборота или ограниченные в обороте (например, наркотические средства или оружие). Однако действия субъекта должны квалифицироваться не только как коммерческий подкуп, но и по статьям, предусматривающим уголовную ответственность за незаконный оборот данных веществ.

И, если, понятия денег, ценных бумаг и иного имущества (включая имущественные права) как предмета коммерческого подкупа на практике фактически не вызывают разногласий, то определение категории услуг имущественного характера в силу своей неоднозначности, представляет трудности. В этой связи следует обратиться к гражданскому праву, в рамках которого разработано данное понятие, и выяснить, насколько оно применимо в заданном контексте. Упоминая услуги в ряду объектов гражданских прав, ГК РФ не дифференцирует их на имущественные и неимущественные. В юридической литературе под услугами имущественного характера принято понимать «услуги, связанные с приобретением и/или потреблением материальных благ» т. е., услуги, оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате (предоставление бесплатных проезда, путевки, ремонта, строительства и других работ; предоставление в пользование квартир и пр.). Предложенная трактовка услуг имущественного характера в ракурсе вида коммерческого подкупа представляется не совсем удачной. Услуга как объект гражданских прав заключается в совершении определенных действий, отдельные из которых могут и не иметь материального воплощения (например, медицинские). В то же время такого рода услуги поддаются стоимостной оценке в денежном эквиваленте и потому могут выступать в качестве предмета подкупа.

В науке уголовного права существует суждение, что услуги имущественного характера являются одной из разновидностей предмета коммерческого подкупа. Этой же позиции придерживается судебная практика. В п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 года № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» указывается, что услуги имущественного характера относятся к предмету коммерческого подкупа. Однако теория уголовного права под предметом преступления традиционно понимает предметы материального мира. Услуга же является действием, некоей процедурой, даже результатом, но никак не предметом материального мира. Отнесение услуг имущественного характера к предмету рассматриваемого преступления только потому, что данные услуги имеют имущественный характер, нам представляется не совсем верным. Во-первых, в данном вопросе необходимо сместить акцент с общего понятия услуги на стоимость данной услуги. Оказываемая услуга имеет имущественный характер и соответственно плата за эту услугу определяет размер её стоимости. Стоимость услуги всегда определяется через всеобщий эквивалент стоимости, то есть через деньги. Таким образом, можно сказать, что услуга имущественного характера при коммерческом подкупе – это совершение действий или осуществление определенной деятельности независимо от наличия материального результата таковых, которые поддаются стоимостной оценке в денежном эквиваленте.

Во-вторых, мы придерживаемся точки зрения, согласно которой предметом рассматриваемого преступления могут признаваться и блага неимущественного характера, под которыми понимается совершение действий или осуществление определенной деятельности, направленной на удовлетворение потребностей нематериального свойства. Главное, чтобы они представляли для получателя ценность, ради которой последний был готов пойти на злоупотребление своим служебным положением.

Еще один аспект, который, при установлении ценности предмета коммерческого подкупа нельзя игнорировать, проявляется в следующем. Ценность (материальная или социальная) предмета подкупа должна определяться не только его свойствами, но в том числе и конкретными условиями жизни общества. В зависимости от контекста различных общественных отношений, а также положения самого подкупаемого может меняться ценность предмета подкупа, при чем как в сторону ее возрастания, так и абсолютного обесценивания. Поэтому при определении последней следует принимать в расчет специфику социальной составляющей в свете которой осуществляется данное преступление. В связи с ранее сказанным, в работе также уделено особое внимание вопросу о сексуальных услугах как о предмете коммерческого подкупа.

Кроме того, в тексте диссертации предложено решение вопроса о минимально допустимом размере предмета коммерческого подкупа. Поскольку отсутствие данного критерия нарушает принцип справедливости уголовного закона (ст. 6 УК РФ), так как фактически делается неприменимым положение о малозначительности деяния относительно исследуемого преступления. Поэтому представляется целесообразным дополнить уголовный закон указанием на минимальный размер предмета коммерческого подкупа. При формулировании данного указания необходимо учесть важный момент, который заключается в том, что малозначительность деяния определяется через общественную опасность данного деяния, точнее сказать через ее отсутствие. Исходя из сказанного, полагаем целесообразным внести в примечание к ст. 204 УК РФ дополнительный пункт в следующей редакции: «Лицо, совершившее деяния, предусмотренные частями первой и третьей настоящей статьи, освобождается от уголовной ответственности, если размер полученного незаконного вознаграждения не превышает 500 рублей, и не причинен значительный вред интересам организации, в которой подкупаемое лицо осуществляло управленческие функции».

Во втором параграфе «Объективная сторона преступлений, закрепленных в ч. 1 и 3 ст. 204 УК РФ» рассмотрено содержание объективной стороны коммерческого подкупа, а также спорные вопросы, возникающие при квалификации содеянного.

Исходя из определения объективной стороны состава преступления, закрепленного в ч. 1 ст. 204 УК РФ, следует вывод, что данный состав преступления по своей конструкции является формальным. Диспозиция рассматриваемой нормы сформулирована законодателем в виде описания двух альтернативных действий: передачи имущества и оказания услуг имущественного характера.

Полагаем уместным сделать оговорку следующего свойства, как уже было сказано ранее, мы придерживаемся позиции, согласно которой услуги при коммерческом подкупе могут носить и неимущественный характер, при условии, что предмет подкупа представляет некую ценность в глазах того, кому он передается, и это может повлиять на его поведение. Поэтому представляется целесообразным дополнить диспозицию ст. 204 УК РФ указанием на оказание или пользование услугами не только материального, но и нематериального характера.

В работе сделан акцент на том, что действия лица, предоставляющего предмет коммерческого подкупа вне зависимости от вида деяния, являются самостоятельными только до момента согласия получателя принять соответствующие выгоды. Поэтому для того, чтобы состоялся фактический переход имущества или произошло пользование услугами необходимо согласие получателя. Наличие согласия получателя указывает на обязательную договорную основу деяний подкупаемого и подкупающего, реализуемую только при определенном волеизъявлении подкупаемого. Рассматриваемая нами норма именуется как подкуп, то есть склонение одним лицом другого к чему-либо. В этом случае цель возможно рассматривать достигнутой, когда склоняемый согласиться с предложением склоняющего.

Вместе с тем, согласие подкупаемого принять незаконное вознаграждение по свойствам объективной стороны коммерческого подкупа не может рассматриваться как момент окончания преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 204 УК РФ. В этой связи мы разделяем толкование момента окончания передачи предмета коммерческого подкупа, изложенного в п. 11 указанного нами постановления Пленума Верховного Суда РФ, согласно которому коммерческий подкуп «считается оконченным с момента принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей».

Обязательным условием наступления уголовной ответственности за описанные нами деяния законодатель назвал незаконность передачи имущества и оказания услуг. Это один из наиболее сложных вопросов применительно к коммерческому подкупу. Дело в том, что для государственных и муниципальных служащих имеется прямой запрет, на получение ими какого-либо стороннего материального вознаграждения в связи с занимаемой должностью или выполнением служебных обязанностей (исключение составляют обычные подарки в соответствии со ст. 575 ГК РФ). Для лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, подобных нормативных ограничений не существует.



В работе сделан вывод, что под незаконными следует считать такие действия или бездействие, которое прямо запрещены законодательством или учредительными документами, либо не вытекают в соответствии с законом из характера заключаемого соглашения, оказываемой услуги, либо иного вида правомерной деятельности лица, либо осуществляются тайно, либо под прикрытием совершения иных законных действий. Совершенно очевидно, что передача денег или оказание услуг в рамках исполнения обязательств по договору не может рассматриваться как коммерческий подкуп (задаток, предоплата и т. п.).

Проблема незаконности вознаграждения управленческих работников коммерческих и иных организаций тесно связана с принятой в деловых кругах практикой проведения всякого рода мероприятий, зачастую сопровождающихся вручением представительских подарков, и что сам по себе институт представительских расходов является вполне легальным.

В тексте диссертации представлено рассмотрение вопроса представительских расходов, а также проведено их отграничение от незаконного вознаграждения. Ключевым моментом здесь будет отсутствие или наличие конкретной связи предоставления указанных благ с просьбой лица, которому инкриминируется передача подкупа, о совершении в его (или представляемых) интересах определенных служебных действий.

В исследовании дано понятие коммерческой или иной некоммерческой организации, понятие и содержание управленческих функций, а также их разновидности (постоянные, временные или осуществляемые по специальному полномочию).

Сделан вывод, что получателем коммерческого подкупа следует рассматривать помимо непосредственно самого управленца, также его родственников (п. 4 ст. 5 УПК РФ) и близких лиц (п. 3 ст. 5 УПК РФ). Поскольку при удовлетворении имущественных интересов лиц, близких управленцу, с его согласия либо если он не возражал против этого и использовал свои служебные полномочия в пользу подкупающего мы видим, что управленец рассматривает интересы своих близких как свои собственные. Поэтому было бы вполне разумно в качестве возможных получателей предмета коммерческого подкупа признавать близких лиц, так как лицо, осуществляющее управленческие функции, субъективно воспринимает предлагаемые имущественные блага как предназначенные лично себе. Удовлетворение корыстных побуждений через обогащение третьих лиц не меняет ни характера, ни степени общественной опасности коммерческого подкупа. Поэтому мы полагаем, что в качестве возможного получателя предмета подкупа следует рассматривать и лиц, близких управленцу.

Одним из наиболее важных для квалификации и вместе с тем достаточно спорным в теоретическом плане по-прежнему остается вопрос о том, обязателен ли признак обусловленности действий (бездействия) лица, осуществляющего управленческие полномочия, подкупом или же для состава коммерческого подкупа такой обусловленности не требуется. В этой связи нуждается в оценке и другой вопрос, о правомерности одинаковой квалификации «подкупа» и «вознаграждения». Стало быть, поведение лица, выполняющего управленческие полномочия в коммерческой или иной некоммерческой организации, должно быть всегда обусловлено подкупом. Получение же заранее не обусловленного вознаграждения после совершения им действий вследствие занимаемого положения нельзя рассматривать как коммерческий подкуп. В такой ситуации действия (бездействие) по службе совершаются без расчета на вознаграждение и его получение никак не связано с использованием служебного положения.

Под обусловленностью мы понимаем как наличие предварительного вербального, литерального или конклюдентного соглашения, договоренности между субъектами подкупа (объективная и субъективная обусловленность), так и при отсутствии такого соглашения, субъективный расчет на будущее вознаграждение (субъективная обусловленность). В противном случае, действия (бездействие) лица, выполняющего управленческие полномочия в коммерческой или иной организации, не образуют состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 204 УК РФ.

В свете сказанного, представляется целесообразным, внести в диспозицию ч. 1 ст. 204 УК РФ указание на общее покровительство и попустительство по службе как вида деятельности управленца в пользу подкупающего.



Третий параграф «Субъективные признаки коммерческого подкупа» содержит анализ таких элементов состава коммерческого подкупа как субъект преступления, вина, мотив и цель.

Субъект получения коммерческого подкупа – специальный. Субъект передачи подкупа может быть как специальным, так и общим. Если лицо, непосредственно передавшее подкуп, действует по поручению руководителя коммерческой или иной организации, либо должностного лица, состоящего на государственной или муниципальной службе, последние несут ответственность и как соисполнители, ибо в данном случае должна применяться формула «лично или через посредника».

Лица, выполняющие управленческие функции в непосредственно хозяйствующих государственных и муниципальных организациях, несут ответственность по ст. 204, а не по ст. 290 и 291 УК РФ. Вместе с тем, если подкуп со стороны этих лиц маскируется служебным подлогом, ответственность наступает по совокупности и за него (ст. 292 УК).

Субъективная сторона рассматриваемых деяний – прямой умысел. В работе делается акцент на необходимости доказывать конкретный мотив каждого из участников преступной сделки, так как без этого весьма затруднительна индивидуализация ответственности и дифференциация наказания. Корыстная и иная личная заинтересованность дающего может проявляться в действиях не только в свою пользу, но и в пользу третьих лиц.



В четвертом параграфе «Квалифицирующие обстоятельства коммерческого подкупа» осуществлено подробное рассмотрение обстоятельств отягчающих ответственность за коммерческий подкуп, предложены пути решения проблем, возникающих у правоприменителей.

Квалифицирующие признаки состава преступления являются важным средством дифференциации ответственности в уголовном праве. В уголовном законе указаны квалифицирующие признаки, повышающие общественную опасность передачи и получения предмета коммерческого подкупа. Общим для них являются два квалифицирующих признака – совершение преступления группой лиц по предварительному сговору и совершение преступления организованной группой. Наряду с ними в число квалифицирующих признаков входит признак сопряженности с вымогательством.

Результаты изучения уголовных дел показывают, что характеристика соучастия в совершении коммерческого подкупа может быть охарактеризована следующими показателями. Доля преступлений, совершенных при отсутствии группового признака, предусмотренного ст. 204 УК РФ (совершенное либо при отсутствии признаков соисполнительства, либо группой лиц без предварительного сговора) составляет значительное большинство – 66,4%. Удельный же вес коммерческого подкупа, совершенного группой лиц по предварительному сговору и организованными преступными группами значительно ниже – 26,4% и 7,2% соответственно

Следует обратить внимание на то, что по существующей практике опасность вымогательства подкупа определяется исходя не столько из требования незаконного вознаграждения, сколько из действий, которыми подкрепляется его обязательность для потерпевшего. Виновный принуждает лицо совершить коммерческий подкуп, ставя под угрозу нарушения (или фактически нарушая) права и интересы последнего, которые охраняются законом.

Мы же полагаем, что выполнение своего служебного долга в рамках закона и предоставленных полномочий по сути не может причинять вред чьим-либо правоохраняемым интересам. Поэтому и угроза совершить законные действия не может рассматриваться как угроза причинить вред законным интересам какого-либо лица.

Признак «сопряженности с вымогательством» является исчерпывающим для описания требования передачи предмета коммерческого подкупа, поэтому квалификация деяния по совокупности со ст. 163 УК РФ исключается.

Согласно материалам изученных уголовных дел, удельный вес коммерческого подкупа, сопряженного с вымогательством в структуре всех деяний, предусмотренных ст. 204 УК РФ, достаточно высок. Результаты исследования показывают, что доля преступлений, указанных в ч. 4 ст. 204 УК РФ, составляет 21,2%. В целом, анализ уголовных дел о коммерческом подкупе, сопряженном с вымогательством, свидетельствует о том, что психическое насилие, применяемое в большинстве случаев (85,7%) при совершении исследуемого деяния, представляет собой угрозу оглашения позорящих сведений о потерпевшем или о его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких. Угроза уничтожением или повреждением имущества использовалась виновными в 23,3% случаев, угроза физической расправой над потерпевшим или его близкими, применялась крайне редко – только в 7,2 % случаев.

В 41 % случаев от общего числа изученных дел применялось и физическое насилие. Применяемые при этом побои и иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие причинения легкого вреда здоровью, составили 88,4 % случаев. В 11,6 % случаев имело место причинение вреда здоровью легкой и средней тяжести.



ГЛАВА 3 «Отдельные вопросы уголовной ответственности за коммерческий подкуп» посвящена исследованию проблем, возникающих при отграничении коммерческого подкупа от смежных составов преступлений, а также ответственности соучастников в коммерческом подкупе.

В первом параграфе «Соотношение коммерческого подкупа с другими преступлениями» определяется общее и различное между коммерческим подкупом и смежными составами преступлений.

В работе проведено отграничение получения незаконного вознаграждения управленцем (ч. 3 ст. 204 УК РФ) и злоупотребления служебными полномочиями (ст. 201 УК РФ); отграничение коммерческого подкупа от взяточничества (должностного подкупа); разграничение коммерческого подкупа и подкупа участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст. 184 УК РФ); коммерческого подкупа и подкупа участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов (ст. 184 УК РФ); коммерческого подкупа и мошенничества.

В процессе квалификации преступлений в связи с наличием смежных преступлений возникают вопросы, связанные не только с разграничением данных преступлений, но и с правильным определением совокупности преступлений.



Второй параграф «Уголовная ответственность за коммерческий подкуп при соучастии в преступлении» содержит анализ проблемных вопросов, возникающих при назначении наказания соучастникам коммерческого подкупа.

С точки зрения теории уголовного права квалификация соучастия в коммерческом подкупе отвечает общим правилам учения о соучастии, при этом, однако, имеет и некоторые специфические черты.

Автор обращает особое внимание на квалификацию действий посредника, полагая, что подкупающий выделен искусственного из вынужденного соучастия, а посредник, играющий порой более важную роль, выполняя волю дающего, законодателем оставлен в пределах соучастия. В этой связи позиция законодателя, заключающаяся в квалификации действий, составляющих посредничество при коммерческом подкупе по общим правилам соучастия представляется не точной. Целесообразно ввести в Особенную часть уголовного закона норму, предусматривающую ответственность за посредничество в коммерческом подкупе – ст. 204-1 УК РФ.

Кроме того, в рамках данного параграфа сделан ряд выводов следующего свойства. В частности, целесообразно законодательно установить для получателя предмета коммерческого подкупа условия, при наличии которых он может быть освобожден от уголовной ответственности. Подобный шаг заметно уменьшил бы число заинтересованных лиц, стремящихся решить свои проблемы при помощи подкупа управленцев, так как при этом существенно увеличивается риск их разоблачения. Однако условия освобождения получателя должны быть более жесткими. Так, было бы несправедливым освобождать от уголовной ответственности управленца, вымогавшего подкуп, а затем добровольно заявившего о совершенном деянии. Нельзя освобождать от уголовной ответственности управленца и в том случае, если он действовал в составе группы управленцев, получавших незаконное вознаграждение.



Таким образом, учитывая объективные трудности в борьбе с коммерческим подкупом и высокую латентность составляющих это понятие преступлений, целесообразно законодательно закрепить основание освобождения управленца от уголовной ответственности за получение незаконного вознаграждения. По данным опроса оперативных работников, следователей органов внутренних дел, более 65% указанных респондентов высказались в пользу внесения соответствующих дополнений в действующий уголовный закон. По их мнению, такая новелла будет способствовать как уменьшению уровня латентности данного преступного посягательства, так и снижению общего фона криминализации коммерческо-посреднических отношений.

Исходя из вышеизложенного, мы полагаем, что в примечании к ст. 204 УК РФ следует изложить основание освобождения получателя предмета коммерческого подкупа от уголовной ответственности: «Лицо, совершившее деяние, предусмотренное частью третьей настоящей статьи, освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольно сообщило об этом правоохранительным органам».

Весьма важным является вопрос об уголовной ответственности соучастников коммерческого подкупа при освобождении от ответственности исполнителя на основании положений, указанных в примечании к ст. 204 УК РФ. В данном случае мы полагаем, что характер ответственности соучастников изменяться не должен. Акцессорная теория увязывает ответственность соучастников с деянием исполнителя при совершении преступления. Основания освобождения от уголовной ответственности, изложенные в примечании к ст. 204 УК РФ, применяются только на стадии оконченного преступления, то есть после фактического выполнения состава преступления, закрепленного в ч. 1 или 2 ст. 204 УК РФ. Поэтому указанные основания применяются строго индивидуально по отношению к конкретному лицу и не влияют на характер ответственности других лиц участвовавших в совершении преступления. Таким образом, при освобождении исполнителя преступления, предусмотренного ч. 1 или 2 ст. 204 УК РФ, от уголовной ответственности по основаниям, закрепленным в примечании к ст. 204 УК РФ, действия иных соучастников коммерческого подкупа следует квалифицировать как соучастие в оконченном преступлении.

В заключении диссертации сформулированы обобщенные выводы и предложения, полученные в результате проведенного исследования.

Завершает диссертационную работу список использованной литературы и приложения в виде форм использованных опросных листов и программы изучения уголовных дел.



РАБОТЫ АВТОРА ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Тумаркина Л. П. Коммерческий подкуп. Монография. Издательский дом «Камерон», М., 2005. 11,0 п. л.

  2. Тумаркина Л. П. Вопросы совокупности коммерческого подкупа с другими преступлениями // Закон. № 1. 2005. 0,5 п. л. (в соавторстве).

  3. Тумаркина Л. П. Вопросы соучастия в коммерческом подкупе // Современное право. № 12, 2005. 0,25 п. л.

  4. Тумаркина Л. П. Общественная опасность коммерческого подкупа // Право и жизнь. № 108. 2007. (в соавторстве).


Смотрите также:
Уголовная ответственность за коммерческий подкуп
363.58kb.
1 стр.
Уголовная ответственность за доведение до самоубийства или до покушения на самоубийство
322.09kb.
1 стр.
Уголовная ответственность за незаконное предпринимательство (ст. 171 Ук рф) в профессиональном спорте
113.68kb.
1 стр.
3 Борьба с коррупцией в избирательной сфере 6
439.98kb.
1 стр.
Учебная программа дисциплины «Уголовная ответственность за преступления в сфере экономики» для специальности 030501. 65, «Юриспруденция 4
184.41kb.
1 стр.
Уголовная ответственность за самоуправство
311.29kb.
1 стр.
Уголовная ответственность за экологические преступления
622.59kb.
3 стр.
Юридическая ответственность за нарушение законодательства о выборах
195.16kb.
1 стр.
Обобщение судебной практики Октябрьского районного суда г. Тамбова по уголовным делам о взяточничестве и коммерческом подкупе, рассмотренным в 2011 году
43.02kb.
1 стр.
Памятка в помощь партнеру. Публичное вещание телеканалов. Риски. Ответственность. Закон україни
47.09kb.
1 стр.
Коммерческий отдел: 8(347) 246-06-18
86.79kb.
1 стр.
Коррупция в образовании: миф или реальность
99.89kb.
1 стр.