Главная
страница 1


МБОУ «Лицей № 4»

Рузаевского муниципального района Республики Мордовия

Исследовательская работа

Свадебные обряды мордвы.

Номинация «Этнография»

Выполнила

учащаяся 8 «Б» класса

МБОУ «Лицей № 4»

Саранцева Юлия.

Руководитель – Зимина

Надежда Васильевна,

учитель русского языка

и литературы.

Рузаевка – 2013

Содержание

I. Введение. 3 – 5


  1. Цель исследования. 5

  2. Задачи исследования. 5

  3. Методы исследования. 5

  4. Объект исследования. 5

  5. Актуальность исследования. 5

II. Основная часть. 6 – 16

1. Мордовская семья. 6 – 9

2. Свадебные обряды мордвы. 9 – 16


III. Заключение. 16

IV. Библиография. 17



  1. Приложение. 18 – 25



I. Введение.

Земля появилась – обычай появился,

Без обычаев на земле не проживёшь,

Без обычаев на земле жить не будешь.

Вся жизнь людьми делается,

Все обычаи людьми устанавливаются…

Мордовская песня.

В словах старой мордовской песни воплощена народная мудрость, осознание того, что традиция, обычай – основа жизни.

Каждый народ на Земле, независимо от цвета кожи и расы, имеет свои обычаи и верования, свой язык и свои легенды. Каждый народ имеет свою историю. Каждый народ внес в общечеловеческую культуру свой вклад. Неважно, велик этот вклад или мал, важно то, что он неповторим. Своя история, свой вклад и у мордовского народа.1

Обрядовость любого народа представляет тот слой культуры, который в современных условиях несёт основную этническую нагрузку. Конечно, многие элементы обрядов мордвы ушли в прошлое, претерпели значительные изменения. Но, прослеживая изменения и инновации, происходящие в различные периоды, реконструируя древние пласты обрядовой культуры, можно получить глубокое представление об этнической истории народа, эволюции его мировоззрения, о различных аспектах духовной и материальной культуры. Обычаи и обряды являются своего рода хранителями достижений прошлого. С их помощью народ воспроизводит себя, свою культуру и характер из поколения в поколение.

Изучение культуры мордовского народа, как материальной, так и духовной, имеет длительную историю. В дореволюционной России оно велось в основном в русле этнографических исследований, организуемых Российской академией наук, научными обществами страны, музеями. Изучение это не было достаточно систематическим. Но уже в 19 веке в свет начали выходить крупные исследования отечественных авторов: работы П.И.Мельникова, В.Н.Майнова, И.Н.Смирнова, А.А.Шахматова, С.К.Кузнецова, М.Е.Евсевьева и др. П.И.Мельников основную часть своей книги «Очерки мордвы» посвятил анализу религиозных верований и обрядов. Эта работа была первым крупным исследованием мордвы, по существу открывшим её для широкого круга читателей России.2

Со второй половины 80-х годов 19 века начинается научная деятельность М.Е.Евсевьева, первого мордовского этнографа, филолога и просветителя. В 1892г. в журнале «Живая старина» была опубликована его статья «Мордовская свадьба».

Велики заслуги в изучении культуры мордвы А.А.Шахматова. В 1910 году в Петербурге вышел в свет «Мордовский этнографический сборник».

Наиболее крупной работой о мордовском народе были историко-этнографические очерки «Мордва» профессора Казанского университета И.Н.Смирнова.

С этнокультурой мордвы связаны исследования Н.Ф.Мокшина, известного учёного, доктора исторических наук, профессора. Это книги «Религиозные верования мордвы» (1968, 1998), «Этническая история мордвы» (1977), «Мордовский этнос» (1989), «Тайны мордовских имён» (1991), «Материальная культура мордвы» (2002) и др. Обрядовая жизнь мордовского народа рассмотрена в трудах Г.А.Корнишиной, Н.Ф.Беляевой, Л.И.Никоновой, Ю.Н.Мокшиной. Отмеченные исследования убедительно аргументируют единство мордовского народа и его культуры.


1.Цель исследования.

Выяснить сущность мордовской свадьбы, проследить особенности свадебных обрядов мордвы.



2. Задачи исследования.

  • Проанализировать публицистические и литературные источники, посвящённые данной теме.

  • Рассмотреть структуру свадебного обряда мордвы.

  • Воссоздать целостную картину бытования свадьбы.

  • Обобщить изученный материал.

  • Сделать выводы по изученной литературе.

3. Методы исследования.

В данной работе использованы следующие теоретические методы исследования:

1. Выборка материала по теме.

2. Анализ литературы по теме.

3. Обобщение изученного материала.

4. Выводы по собранному материалу.



4. Объект исследования - мордовская свадьба как историко-культурное и этнографическое явление.

5. Актуальность исследования.

Актуальность данной темы обусловлена всё возрастающим интересом мордовского народа, а также людей других национальностей, живущих на территории республики Мордовия, к своему историческому прошлому.

В настоящее время наметилась тенденция возрождения национальных традиций, обычаев и обрядов. К ним относится свадебный обряд - наиболее знаменательное событие в жизни любого народа. Свадьба является краеугольным камнем в процессе создания семьи.

I. Основная часть.



1. Мордовская семья.

Семья – древнейший институт человеческого общества. Как же строились семейные отношения в мордовских семьях, например, в18- 19 веках?

В мордовских языках отсутствует слово семья в современном его значении. В обыденном употреблении этому понятию соответствует слово куд (мокш.), кудо (эрз.) – дом. В народной традиции дом воспринимается не только как жилище, но и как сообщество, объединяющее людей по родственному признаку. Семья и дом – синонимы. Это нашло отражение в пословицах: «Кодама азорсь, стама и кудонь семьясь»(м.) - «Каков хозяин – таков и дом (семья)»; «Эйкакш марто кудось – уцяскав кудо»(э.) – «Дом с детьми – счастливый дом»; «Цебярь идень мархта семьясь (кудсь) – павазу семья (куд)»(м.) – «С хорошими детьми семья (дом) – счастливая семья (дом)».3

По обычаю, во главе семьи стоял самый старший мужчина – кудазор (м.), покштя (э.), по отношению к младшим – дед или прадед.4 После его смерти у эрзи тут же это место переходило к старшему из братьев. У мокши приступали к выбору нового главы семьи по истечении шести недель. Считалось, что покойный до этого срока ещё принимал участие во всех семейных делах.

Глава семьи являлся непререкаемым авторитетом для её членов. «И царь хотел, да отец не велел» - говорится в старинной мордовской пословице. Он же был представителем семьи перед властями, общиной и церковью, платил за всю семью подати, одним словом, вёл дела дома. Он же был ответчиком за членов семьи, за их поведение. Все они не смели ослушаться и жены главы семейства.5 Высокий статус имела жена главы семейства – кудазорава (м.), покштява (э.) (большуха, главная хозяйка). В нороде говорили: «Машты кудазорава мархта кудса рай, а аф цебярть мархта – тона ши» (м.) – «При умелой хозяйке в доме рай, а при плохой – ад».6 Её функции были чрезвычайно многообразны. Она ведала всеми женскими делами, управляла и распоряжалась всеми женщинами. Невестки находились в полной зависимости от неё. Работы между женщинами распределяла домохозяйка согласно их наклонностям и возрасту, но поровну. Она была полновластной хозяйкой кладовой. В ряде случаев у неё в руках оказывалась семейная касса.

Хозяйке дома принадлежала огромная роль по уходу за младенцем. Кудазорава нянчила, ласкала, лечила, воспитывала, закладывала основы нравственности и трудолюбия. Народная мудрость утверждает: «Тядяце шачфттанза, а бабаце касфттанза» (м.) – «Мать родит, а бабушка растит, «Тядясь шачфты, а бабась ванни» (м.) – «Мать рожает, а бабушка нянчит». На свадьбе её одаривали равноценным подарком, что и мать. За менее почётный и значимый дар невеста подвергалась осуждению.

Отношения между мужем и женой обычно характеризовались сердечностью. Муж по всем вопросам советовался с женой. Не случайно мордовские пословицы гласят: «С соседом обходись рублём, а с женой – лаской», «Живут – друг другу угождают, друг друга уважают». 7

Положение других женщин в большой семье определялось традицией обычного права, а также личными качествами и тем трудом, который вкладывали в общее хозяйство. Сильная, работящая сноха пользовалась уважением. Входя в новый дом, невестка теряла своё имя. По обычаю, её нарекали именем в соответствии с возрастной иерархией её мужа среди других сыновей. Так, жену старшего сына или брата звали Парава (пара (м.) – хорошо), второго сына или брата–Мазава (мазы (м.)–красивая), третьего–Вежава (вежа (э.) – малый). А свёкор и свекровь называли всех снох рьвяня (м.), урьвя (э.) – сноха, невестка.8

В мордовских домах не существовало деления на две обособленные половины, не отгораживался специальный женский угол. Мокшанки и эрзянки не знали затворничества, участвовали в семейных и общественных праздниках, посещали женские посиделки, в отсутствие мужа могли принимать гостей.

Незамужние дочери, хотя они во всём зависели от воли родителей и в семейной иерархии находились ниже своих братьев, всё же пользовались относительной свободой и выполняли меньше работ. Большая часть времени у них уходила на подготовку приданого, свадебных подарков.

В мордовской семье каждая девушка имела своё личное имущество, которое включало праздничную одежду, головной убор, украшения. Девочки с ранних лет начинали вышивать себе рубахи, подбирать бусы, пуговицы, жетоны. Из семейного бюджета дочерям выделялась определённая сумма денег для приобретения нужных предметов. Их собственный доход мог складываться также от продажи ягод, грибов, орехов. Нередко девушки нанимались на сторону полоть огород, молотить хлеб, вязать снопы, ощипывать гусей.

Исключительно женским имуществом являлся бабий короб – парь – долблёная кадушка с праздничной одеждой и разнообразными украшениями (бусы, застёжки, бисерные воротники, головные уборы с богатым бисерным шитьём, подвески, поясные украшения). Предметы из короба никогда не продавались, а переходили из поколения в поколение. Парь в раздел никогда не поступал, и женщина могла распоряжаться своей собственностью независимо от мужа, она являлась неприкосновенной, и никто не имел права её растрачивать.9

Дети в мордовской семье слушались родителей и повиновались им. Волю родителей мордва ставит чрезвычайно высоко. Непочтительного сына отец мог лишить наследства и выгнать из дома. Это, разумеется, не означает, что отношения между отцами и детьми у мордвы строились лишь на одном страхе. Доказывают это и мордовские пословицы: «Собаку учи дубиной, дитя – любовью», «За каждым ребёнком столько забот, сколько на голове у него волос», «Учи детей, пока малы – хороши будут взрослыми».10

В брак мордовская молодёжь, имевшая в личных делах большую свободу, вступала в большинстве случаев по обоюдному согласию. Но непременно требовалось и согласие родителей, ибо без родительского благословения брак не мыслился11



2. Свадебные обряды мордвы.

Свадьба — одно из наиболее важных событий в жизни семьи. Традиционные обряды, приуроченные к разным этапам свадьбы, должны были способствовать её благополучному ходу, а также объявлять о событии односельчанам и родственникам. Свадебные обряды отличались большой сложностью и разнообразием.

При выборе невесты родители часто основное внимание обращали на имущественное положение её семьи, трудолюбие и здоровье девушки. По возрасту невесты иногда бывали старше своих женихов. Встречались браки между малолетними мальчиками 8–12 лет и девушками 20 и более лет. Объяснялось это стремлением родителей жениха путём женитьбы сына получить дополнительные рабочие руки, а родители невесты стремились как можно дольше удержать дочь в своём доме. Поэтому их раньше 25 лет не отдавали, это была самая молодая невеста. К 19 веку брачный возраст женихов и невест выровнялся. Как правило, браки заключались в своей этнической среде, но встречались и смешанные брачные союзы, особенно мордовско-русские.

Оформление брака обычно происходило по полному свадебному обряду. Но имели место и другие формы заключения брака, например, умыкание невест (похищение). В «Очерках мордвы» П.И.Мельников в главе «Эрзянская свадьба» так говорит об этом: «Мордвину захотелось жениться, приметил он где-нибудь хорошую девку…вот и подговаривает он своих родственников, или товарищей – ехать за женой. Отправляются в её деревню тайком и стараются застать девку в поле, или на ключах, ну словом, где-нибудь, только непременно под открытым небом. Девку хватают и увозят. Бывали и погони за похитителями: если догоняли их на своём ещё поле, то без всякой ссоры несчастный жених должен был возвратить свою невесту её родственникам и, кроме того, заплатить ещё им пеню за бесчестье; если догоняли на чужом поле, то бывали драки: иногда жених отбивал невесту, иногда у него отбивали её, но ни в каком случае он уже не платил пени. Но если погоня настигала похитителей на их поле, то родственники невесты, поплакавши, возвращались домой».12

Были известны у мордвы и браки уходом, или самокрутки, когда девушка убегала из дома. Такие свадьбы устраивали из-за бедности жениха и неспособности оплатить выкуп за невесту или из-за несогласия родителей женить парня на понравившейся ему девушке. Иногда такая свадьба происходила и с тайного согласия родителей, чтобы избежать лишних расходов на свадьбу: самоходка в пять раз дешевле свадьбы, справляемой по всей форме.

Но обычно, как бы ни были бедны родители молодых, они старались устраивать для своих детей полную свадьбу.

Начинался свадебный цикл со сватовства – ладяма (м.), ладямо (э.)

Перед тем как отправиться сватать невесту, отец жениха приносил жертвы богам-покровителям дома, двора и умершим предкам. Затем отрезал от хлеба горбушку, вынимал из нее мякиш и заполнял ме­дом. Ночью верхом на лошади он ехал к дому невесты и клал горбушку на во­ротный столб. Потом стучал кнутом в окно, говорил хозяину, что приехал сватать его дочь, и быстро уезжал. Отец девушки со своими сыновьями или бра­тьями устраивал за ним погоню. Если им удавалось догнать отца жениха, то ему возвращали хлеб с медом, а самого избивали. В противном случае отец де­вушки, подъехав к его дому, тоже сту­чал кнутом в окно, соглашаясь выдать дочь за сына хозяина. Отказываться от такого сватовства мордва не решалась, опасаясь гнева богов. Однако если дочь сватали в бедный дом, то отец невесты действи­тельно стремился догнать свата, а если в богатый, то создавали только видимость погони.

Вот какое описание сватовства мокшан находим мы в «Очерках мордвы» П.И.Мельникова: «Отец и мать жениха сперва приносили дома жертву Юртазораве и Кудазораве. Первая богиня усадебного места — двора, другая — дома. Пекли из теста изобра­жения разных домашних животных и с особенными об­рядами, призывая Юртазораву и Кудазораву и умер­ших предков, клали их под порог дома и под воротную верею. Принесши таким образом жертву, отец жениха отрезывал горбушку от хлеба, положенного на стол во время жертвоприношения, выдалбливал ее и клал в неё меду. В глухую полночь, тайно от всех, он отправлялся верхом к дому, где живет невеста, клал горбушку с ме­дом на столб у ворот и, постучав в окно кнутовищем, кричал:

Сетя, монь Вешняк МазаканьСтарцень Кодайт цьоразети. Урати вешан; севк ортань столбаста кшизень мед марта и озандт13.

Сказав это, Вешняк скачет домой сломя голову. Сетя встает, поспешно одевается и с детьми или родственниками, оседлав коней, скачет в погоню за Вешняком. Беда его, если Сетя догонит на дороге: изобьют его до полусмерти и бросят ему в лицо горбушку, и свадьбе не бывать. Если же не догонят, то, подъезжая ко двору свата, стучатся и спрашивают, дома ли хозяин. Он должен показаться в окно для удостоверения, что действительно успел уехать от погони, в противном случае, предполагая, что Вешняк спрятался где-нибудь на дороге, чтобы укрыться от побоев, Сетя бросает ему в окошко горбушку. Это тоже отказ. Но если отец жениха показался в окно, уже не было средств уничтожить сватовство и отказать жениху».14

Второй этап сватовства – собственно само сватовство. Во время него договаривались о расходах на свадьбу, о количестве приданого. После успешных переговоров сваты надевали рукавицы и били по рукам. Но окончательно просватанными считались молодые люди только после третьего этапа сватовства – чиямо (э.), прокс симомась (м.) – окончательный пропой. После него девушка переставала ходить на посиделки и начинала готовить подарки к свадьбе.

Приготовление к свадьбе невесты являлось очень важным делом, поскольку раньше невесте необходимо было иметь для себя и для даров от 10 до 20 вышитых женских и мужских рубах и платьев. Такое множество даров нельзя было быстро приготовить. Да и девушка имела немного времени, чтобы приготовить себе приданое, так как «зимой и летом девушка работает на семью, а только в май и июль – это месяца для сидения, она работает на себя»15. Поэтому между сватовством и самой свадьбой был достаточно большой промежуток времени.

Последний этап сватовства – назначение дня свадьбы шинь путома (м.), чинь путомо (э.). С этого дня до самой свадьбы невеста должна была причитать утром и вечером, прощаясь с родным домом, с вольной девичьей жизнью. В 18– начале 19 в. невеста причитала 15 и более вечеров, к концу 19 в. – 2-4 вечера.16

Центральным этапом свадебного цикла была свадьба в доме жениха и невесты. Мордовская свадьба обычно проходила в «лёгкий день» - воскресенье. За день до свадьбы проводили «день каши», который символизирует прощание невесты со своей роднёй и подругами. Каждая приглашённая женщина приносила с собой чугунок каши и несколько сдобных лепёшек, а от своих мужей - по паре лаптей. Их клали затем в сундук невесты вместе с ее при­даным.

Широко распространенным предсвадеб­ным обрядом было мытье невесты в бане. Там невесте расплетали косу, мыли её последний раз. По возвращении из бани, подруги заплетали ей уже две косы (у мордвы незамужние девушки носили одну косу, а замужние – две). Посещение девичьей бани сопровождалось причитаниями. Мать невесты в этот день готовила угощения подругам, а невеста дарила им подарки – платочки, ленты.

Обязательным предметом утвари мордвы были свадебные долбленые сундуки — парь, парьня (м.); парь, аванъ парь, эрямо парь (э.). Делали их из липы с хорошо подогнанным днищем и плотной крышкой. Парь готовил свекор в подарок невестке.

Обряд укладки сундука являлся важным моментом мордовской свадьбы. Он был не только знакомством с материальным благосостоянием невесты, но и должен был «обеспечить» ей счастливую семейную жизнь. Поэтому вначале парь очищали от «нечистой силы» (обводили зажженной свечой, иконой, сыпали щепотку соли), затем на его дно клали деньги, хлеб, лепешки, иногда посуду, чтобы «сундук всю жизнь не был пуст, чтобы молодые жили богато».17После укладывания вещей невеста прощалась с улицей. К её дому собирались парни и девушки со всего села. Всех парней невеста угощала вином, а девушкам дарила кольца. Это было её прощание со своими сверстниками.

Утром в день свадьбы в доме жениха пекли пироги, их насчитывалось от 5 до 9. Каждый пирог имел своё название и назначение. Самый большой пирог преподносили отцу невесты. Второй по важности пирог (входной пирог) облегчал поезжанам вход в дом невесты и её родственников, где она скрывалась от сватов. Другой пирог (материнское молоко) предназначался матери невесты за воспитание дочери. Пекли девичий пирог для подруг невесты. Во многих местах пекли курник. Вместо начинки внутрь клали овёс, поэтому на еду он не годился. Зато его очень красиво украшали бумажными цветами, лентами. Курник носили во время свадьбы за молодыми повсюду: в церковь, по домам родственников. Родственницы невесты тоже пекли пирог, предназначенный будущему зятю (пирог зятя).

Утром свадебного дня жених мылся в бане, надевал новую одежду. Для предохранения от нечистой силы в его одежду, на грудь и спину, втыкали иголки, после чего он вместе с родственницами отправлялся за свахой, которая играла главную роль в свадебном поезде. Обычно свахой (кудавой) бывает крёстная мать жениха. Вторым лицом по почёту и важности в поезде являлся торонь канды (м.), уредев (э.) – дружка. Его обязанность – охранять жениха и весь поезд от порчи. Для этого он трижды с иконой в руках обходил вокруг свадебного поезда перед его отъездом в дом невесты.

Когда свадебный поезд подъезжал к дому невесты, её родственники запирали ворота и требовали выкуп. Сваха у ворот тоже пела, прося быстрее впустить поезжан в дом. Войдя в дом, поезжане должны были дать ещё ряд выкупов, в частности выкупить место около невесты. Затем поезжане ставили на стол пироги и другую еду, и после моления начиналось угощение. По окончании пиршества родственницы невесты одаривали поезжан. Невеста в это время сидела в другой комнате, затем её выводили, и начинался обряд прощания невесты со своими родными. Вся родня начинала причитать, старухи молиться. Невеста подходит к родителям, мать благословляет её иконой, которой её благословляла её мать. Невеста эту икону отдаёт свёкру со словами: «Икону эту нужно беречь», свёкор её уводит с собой со словами: «Как благословили, так будешь жить».18

После благословения урьвалят (провожатые невесты – её родные и двоюродные братья) брали невесту на руки и выносили во двор. При этом она пыталась сопротивляться, в своих причитаниях выказывала нежелание покидать родительский дом.

Из дома невесты свадебный поезд отправлялся в церковь, а оттуда в дом жениха. В доме родителей мужа молодых после венчания встречали с хлебом-солью, осыпали хмелем, зерном. Когда молодых вводили в дом, устраивали моление и кормление их обедом. На колени молодой сажали ребёнка, чтобы у новобрачных родились дети.

На второй день свадьбы происходил обряд наречения невестки, ей давали новое имя, которое она носила до смерти: Мазава (э.), Мазай (м.) – красивая, Павай (м.) – счастливая, Ашава (э.) – белая, Парава (э.) – хорошая, Сырняава (м.) – золотая женщина, Вежава (э.), Вяжяй (м.) – младшая женщина.

На третий день свадьбы для молодых устраивали угощение их родственники. Этот обычай назывался хождение молодухи. Обход домов начинался обязательно с дома уредева.19 В этот день молодую вели обязательно к речке или ручью, где она делала богине воды Ведь аве приношение, обычно кольцо или полотенце.

Последним обрядом свадьбы являлось моление лепёшек – сюкоронь ознома (э.), цюкоронь озондома (м.). Оно посвящалось божеству дома Куд аве, в дар молодая приносила полотенце или скатерть, а также привезённые из родительского дома лепёшки. После окончания моления поезжан угощали обедом, и они разъезжались по домам.

Через 5-6 недель после брака совершался обряд надевания молодой женского головного убора. Обряд сопровождался жертвоприношениями покровителям дома, двора и предкам.

В настоящее время заметно упростилась свадебная обрядность. Так, исчезли былые плачи невесты. Сватовство наполнилось новым содержанием. Теперь жених и невеста в первую очередь сами договариваются о заключении брака. Но до сих пор считается крепким брак, заключённый с одобрения родителей. Шуточными и игровыми стали обычаи не пускать в дом сватов, приехавших за невестой, родственникам невесты ходить к жениху «дом глядеть», обсыпать молодых хмелем, нарекать невестку новым, «домашним», именем и некоторые другие.20 И всё-таки мордовская свадьба – это яркое, самобытное явление культуры. Это самое интересное и уникальное по своему национальному, традиционному масштабу торжество, которое сохранило свою важность до настоящего времени.21



III. Заключение

Многое можно увидеть в исторических далях, если посмотреть на развитие народа пристально и не спеша. Великий французский историк Марк Блок писал: «Человек века электричества или авиации чувствует себя – возможно, не без некоторых оснований – очень далёким от своих предков. Из этого он легко делает уже, пожалуй, неосторожный вывод, что он ими больше не детерминирован». Но вряд ли это соответствует истине.22

Прошлое, настоящее и будущее составляют непрерывный поток жизни народа. Его частью являемся и мы сами. И разорвать эту цепь или изъять хотя бы одно её звено просто немыслимо. Ничто не может быть зачёркнуто, предано забвению из того, что было.

История мордовского народа, как и любая иная история – часть современной культуры, а не угасший мир. Всё большее число людей приобщается к ней, познавая и осмысливая обряды и обычаи мордвы.

В последние годы получило распространение такое явление, как «манкуртизм». Манкурт – человек без памяти, без традиций, человек, оторванный от своего народа, от его культуры и истории. Он утратил связь с родной культурой, но и не обрёл связей с иными культурами. Он оказался как бы вне традиции, как национальной, так и общечеловеческой. Манкуртизм – явление страшное, грозящее подорвать корни человеческой цивилизации. Именно поэтому обращение к прошлому, к истокам просто необходимо. Необходимо для восстановления исторической памяти, для возобновления прерванной связи времён.23

IV. Библиография


  1. Архив ЛИК БГПУ. Материалы ИЭЭ – 2003г.

  2. Беляева Н.Ф. Мордовская семья //Мордва. Очерки по истории, этнографии и культуре мордовского народа/ Гл.редкол.: Н.П.Макаркин, А.С.Лузгин, Н.Ф.Мокшин и др. Сост. С.С.Маркова. – Саранск: Мордов. кн. изд-во, 2004.

  3. Гаушева Т. И. Мордва: этнографический очерк. htt://www.torama.ru.

  4. Евсевьев М.Е. Мордовская свадьба. – Саранск, 1959.

  5. Историко-этнографический сайт

http://zubova-poliana.narod.ru/history-marriages.htm

  1. Корнишина Г.А. Традиционно-обрядовая культура мордвы//Мордва. Очерки по истории, этнографии и культуре мордовского народа/ Гл.редкол.: Н.П.Макаркин, А.С.Лузгин, Н.Ф.Мокшин и др. Сост. С.С.Маркова. – Саранск: Мордов.кн.изд-во, 2004.

  2. Мельников П.И. Очерки мордвы. – Саранска: Мордов. кн.изд-во, 1981.

  3. Мокшин Н.Ф. Материальная культура мордвы: Этногр.справ. – Саранска: Мордов. кн. изд-во, 2002.

  4. Мокшин Н.Ф. Мы – мордва! Рассказы о родном крае и мордовском народе. – Саранск: Издательский центр ИСИ МГУ им. Н.П.Огарёва, 2007.

  5. Мокшин Н.Ф. Религиозные верования мордвы: историко-этнографические очерки. – Саранска: Мордов. кн. изд-во, 1968.

  6. Мордва. Очерки по истории, этнографии и культуре мордовского народа/ Гл.редкол.: Н.П.Макаркин, А.С.Лузгин, Н.Ф.Мокшин и др. Сост. С.С.Маркова. – Саранск: Мордов.кн.изд-во, 2004.

  7. Юрченков В.А. Хронограф, или повествование о мордовском народе и его истории: Очерки, рассказы. – Саранск: Мордов.кн.изд-во, 1991.


V. Приложение


Эрзянская свадьба в Саранском уезде.

"Он-ава". Так называлась кибитка, в которой размещалась невеста. Рядом — один из братьев или дядьёв ("урваля") с саблей, служившей в качестве оберега от "нечистой силы".

Фото М. Евсевьева начала XX в.

Историко-этнографический сайт



http://zubova-poliana.narod.ru/history-marriages.htm

Гонцы с приглашением на эрзянскую свадьбу. Симбирская губерния. 19 в.

http://zubova-poliana.narod.ru/history-marriages7.jpg



Эрзянская невеста с подругами.

Тамбовская губерния, Темниковский уезд, с. Стандрово. Фото начала XX в.



http://finugor.ru/node/14653/449?titles=off


Невеста-эрзянка.

Белебеевский уезд Уфимской губернии. Фото М. Евсевьева начала XX в.



http://finugor.ru/node/14653/449?titles=off



Женщина-эрзянка в костюме свахи. Пензенская губерния. Начало XX в.

Фото М. Евсевьева.



http://zubova-poliana.narod.ru/history-marriages91.jpg



Молодые в праздничной одежде.

Темниковский уезд Тамбовской губернии, начало XX в.



http://zubova-poliana.narod.ru/history-marriages9.jpg






Свадьба в мокшанском селе. Представление невесты Ведяве. Темниковский уезд. Фото М. Евсевьева началаXX в.

http://zubova-poliana.narod.ru/history-marriages2.htm

Невеста-мокшанка.

Из фондов Мордовского краеведческого музея.



http://zubova-poliana.narod.ru/history-marriages2.htm

.

Молодые из с. Мордовские Юнки Торбеевского района

Мордовии. 1930 г





Костюм невесты-мокшанки.

Темниковский уезд Тамбовской губернии. Конец XIX – начала XX в



http://finugor.ru/node/14653/449?titles=off




Приготовление приданого.

Реконструкция. Фото из альбома "Мордовское платье".



http://finugor.ru/node/14653/450?titles=off


Ф. В. Сычков "Молодая", 1925 г.

http://zubova-poliana.narod.ru/history-marriages4.jpg

И. Сидельников "Вышивальщицы. Приданое", 1972 г.

http://zubova-poliana.narod.ru/history-marriages5.jpg

МБОУ «Лицей № 4»



Музей национальной культуры







1 Юрченков В.А. Хронограф, или повествование о мордовском народе и его истории: Очерки, рассказы. – Саранск: Мордов.кн.изд-во, 1991. – С. 5

2 Мокшин Н.Ф. Российская наука о мордве //Мордва. Очерки по истории, этнографии и культуре мордовского народа/ Гл.редкол.:Н.П.Макаркин, А.С.Лузгин, Н.Ф.Мокшин и др. Сост. С.С.Маркова. – Саранск: Мордов.кн.изд-во, 2004. – С.25-26.


3 Беляева Н.Ф. Мордовская семья //Мордва. Очерки по истории, этнографии и культуре мордовского народа/ Гл.редкол.:Н.П.Макаркин, А.С.Лузгин, Н.Ф.Мокшин и др. Сост. С.С.Маркова. – Саранск: Мордов.кн.изд-во, 2004. – С.357.

4 Там же. – С.362.

5 Мокшин Н.Ф. Материальная культура мордвы: Этногр.справ.– Саранска: Мордов.кн.изд-во, 2002.– С.20-21

6 Беляева Н.Ф. Мордовская семья //Мордва. Очерки по истории, этнографии и культуре мордовского народа/ Гл.редкол.:Н.П.Макаркин, А.С.Лузгин, Н.Ф.Мокшин и др. Сост. С.С.Маркова. – Саранск: Мордов.кн.изд-во, 2004. – С.363.

7 Мокшин Н.Ф. Материальная культура мордвы: Этногр.справ. – Саранска: Мордов.кн.изд-во, 2002. – С.21

8 Беляева Н.Ф. Мордовская семья //Мордва. Очерки по истории, этнографии и культуре мордовского народа/ Гл.редкол.:Н.П.Макаркин, А.С.Лузгин, Н.Ф.Мокшин и др. Сост. С.С.Маркова. – Саранск: Мордов.кн.изд-во, 2004. – С.364.

9 Беляева Н.Ф. Мордовская семья //Мордва. Очерки по истории, этнографии и культуре мордовского народа/ Гл.редкол.:Н.П.Макаркин, А.С.Лузгин, Н.Ф.Мокшин и др. Сост. С.С.Маркова. – Саранск: Мордов.кн.изд-во, 2004. – С.366-367.

10 Мокшин Н.Ф. Материальная культура мордвы: Этногр.справ. – Саранска: Мордов.кн.изд-во, 2002. – С.21.

11Там же. – С.21.

12 Мельников П.И. Очерки мордвы. – Саранска: Мордов.кн.изд-во, 1981. – С.109-110


13 Сетя (имя), я Вешняк Мазяков. Девку твою Кодай (имя) сватаю за парня моего Уру (имя), возьми с воротнего столба хлеб с медом и молись.

14 Мельников П.И. Очерки мордвы. – Саранска: Мордов.кн.изд-во, 1981. – С.125-126

15 Архив ЛИК БГПУ. Материалы ИЭЭ-2003г. (Залесовский район). Меморат № 9. Кротова М.Е.

16 Корнишина Г.А. Традиционно-обрядовая культура мордвы//Мордва. Очерки по истории, этнографии и культуре мордовского народа/ Гл.редкол.:Н.П.Макаркин, А.С.Лузгин, Н.Ф.Мокшин и др. Сост. С.С.Маркова. – Саранск: Мордов.кн.изд-во, 2004. – С.418-419.

17 Корнишина Г.А. Традиционно-обрядовая культура мордвы//Мордва. Очерки по истории, этнографии и культуре мордовского народа/ Гл.редкол.:Н.П.Макаркин, А.С.Лузгин, Н.Ф.Мокшин и др. Сост. С.С.Маркова. – Саранск: Мордов.кн.изд-во, 2004. –С.420.

18 Архив ЛИК БГПУ. Материалы ИЭЭ – 2003г. (Залесовский район). Меморат №2. Дьякова Ф. Я.

19 Корнишина Г.А. Традиционно-обрядовая культура мордвы//Мордва. Очерки по истории, этнографии и культуре мордовского народа/ Гл.редкол.:Н.П.Макаркин, А.С.Лузгин, Н.Ф.Мокшин и др. Сост. С.С.Маркова. – Саранск: Мордов.кн.изд-во, 2004. – С.424-425.

20 Мокшин Н. Мы – мордва! Рассказы о родном крае и мордовском народе. – Саранск: Изд.центр ИСИ МГУ им. Н.П. Огарёва, 2007. – С. 35.

21 Гаушева Т. И. Мордва: этнографический очерк. htt://www.torama.ru. (март 2003)

22 Юрченков В.А. Хронограф, или повествование о мордовском народе и его истории: Очерки, рассказы. – Саранск: Мордов.кн.изд-во, 1991. – С. 360.

23 Там же. – С.361




Смотрите также:
Исследовательская работа Свадебные обряды мордвы. Номинация «Этнография»
216.55kb.
1 стр.
Номинация Научно-исследовательская работа
196.6kb.
1 стр.
Исследовательская работа Номинация «Географическое краеведение»
122.36kb.
1 стр.
Исследовательская работа «Жили ли русалки в нашей реке?»
275.83kb.
1 стр.
Исследовательская работа. Туфелька! Но не для Золушки. Номинация: биология. Работу
71.03kb.
1 стр.
Свадебные обычаи Непала
71.61kb.
1 стр.
Научно-исследовательская работа. Научно-исследовательская работа в семестре. Педагогическая практика. Педагогическая психология
18.88kb.
1 стр.
Вопросы к экзамену по курсу "Этнография и этнология Беларуси"
33.43kb.
1 стр.
Исследовательская работа «История развития астрономии»
111.35kb.
1 стр.
Исследовательская работа преподавателей и студентов как условие эффективного учебного процесса: исторический аспект
90.75kb.
1 стр.
Осинцева Татьяна Сергеевна Консультант: директор Першинского краеведческого музея Созонова Любовь Михайловна 2012 Районная научно-практическая конференция молодых исследователей «Шаг в будущее» Научно- исследовательская работа
204.01kb.
1 стр.
Областная конференция «Отечество–2011» на «Хлебниковской веранде». 28 января 2011 года на базе Дома-музея Велимира Хлебникова состоялась работа секции «Культурное наследие. Этнография. Школьные музеи»
10.38kb.
1 стр.