Главная
страница 1
Кораблик.

Сказка для недетей.

Малыш стоял на старенькой кровати, расплющив нос о стекло. Там, за окном, Пустошь покрывалась снегом, бурым, словно кто-то заранее смешал его с грязью. “Погулять бы…” – грустно подумал мальчик. Но тетка Мари была категорична, сначала - прописи, потом – игры. Малыш вернулся за свой низенький столик. Теперь перед ним был лист. Большой и разбитый на строчки. Вначале каждой строки стояла закорючка, повторить которую надо не меньше двадцати раз. А если делать неаккуратно, тетка обязательно вырвет страницу и заставит переделывать все, да еще и баба Нина будет грозить толстым пальцем: “Смотри, не хочешь учиться, в изолятор пойдешь!”. “Не пойду я туда и все! Не маленький!” – упрямился Малыш, - “И не заставите!” – но крючки выводил старательней. Мало ли… В изоляторе он жил четыре года из своих, неполных, семи. Одеяло там насквозь пропахло спиртом и гадкой травой, а на ночь тетка Мари делала болючий укол. Малыш горько плакал и она, почему-то, тоже плакала вместе с ним. Но однажды приехал Андрей – тощий веселый парень с обожженной щекой. Он велел выпустить Малыша и тетка Мари с бабой Ниной почему-то послушались. А дядя Вова смеялся, глядя как испуганно и любопытно мальчик смотрит на Пустошь. Андрей стал первым другом. Рассказал Малышу, что когда-то здесь была деревня, и в каждом домике кто-то жил (представляешь, сколько народу?). Мальчик не представлял. Потом случилось что-то страшное, такое, что люди бросали вещи и убегали. А кто не успел – умирал.

-Что такое смерть, знаешь?

-Угу. Человек перестает дышать, потому что душалка на небо уходит, - кивал Малыш, грызя ноготь.

-Душа, ты хотел сказать? – Андрей осторожно убрал руки мальчика от лица.

-Ну, да. Баба Нина говорила.

Но разговоров таких было мало. Гораздо чаще, они играли в футбол, дрались на палках (это же меч! Как у рыцарей на картинках!), лепили снеговиков… а потом Андрей лег. Малыш пробовал растормошить его или, хотя бы, поиграть в слова, но взрослые прогнали его. Через три дня первый друг умер. Мальчик даже заплакал – кто ж теперь сделает кораблик, чтобы в речке пускать весной?

- Кораблик! А человека тебе не жалко, да? Бессовестный! – упрекнула его тетка. Малыш удивился. Почему жалко? Все ж умирают, соседи умерли, папа умер, мама умерла, брат умер…остался только он, тётя, баба Нина и дядя Вова. Но они тоже скоро умрут. Чего жалко-то?

Мальчик снова принялся за строчки. Он даже высунул язык (так часто делают в книжках, вдруг поможет?). “Ну, вот, почти полстраницы готово…молодец я!”. Хлопнула дверь. В комнату заглянул дядя Вова и взволнованным шепотом позвал тетю Мари.

-Да я не сплю, можете громко говорить! – ободрил его Малыш, но тот в ответ странно пожал плечами и увел тётю на улицу. Мальчик сразу понял – секретничают. Такие же странные лица были у них перед появлением Андрея. “Может, у меня будет ещё один друг!” – он накинул старую курточку, прокрался в коридор и прижался ухом к входной двери. Конечно, подслушивать грех, но баба Нина как раз недавно сказала, что все-все детки попадают в рай, так, что… Тихие голоса разрывались ветром, скрипом поленьев в печи, храпом из соседней комнаты, но самое главное Малыш почти понял. С Большой Земли (наверное, сказочное какое-то место) сообщили, что в Пустоши, совсем рядом, железки (латары, так их дядя Вова назвал?) нашли человека, может даже ребенка, и его надо забрать. Но воздух там еще хуже, чем в деревни, непонятно, кому идти – баба Нюра уже старая, без единственного мужика, дяди Вовы, жить страшно…а если тетя Мари пропадет, кто ж тогда Малыша воспитает? Мальчик вернулся в комнату, вытащил из шкафа горсть сухарей, натянул шапку и вышел на улицу. Взрослые резко замолчали.

-Можно гулять? Я уже почти всё сделал.

-Пойди, только не бегай. Дай только шарфик завяжу, - тётка поправила одежду, чмокнула воспитанника в лоб и торопливо повела в дом дядю Вову. А у Малыша созрел план. Вскоре, он уже бежал по серому снегу к старым сараям. Там когда-то держали скот, но теперь помещения были завалены всяким хламом. Впрочем, изредка, там попадались вполне приличные вещи. На дверях висел амбарный замок, но мальчик, цепляясь тощими ручонками за бревна, проворно забрался на крышу. Оттуда, через дыру, он легко спрыгнул в сарай, на гнилое сено. Лег и прижался к разбухшим доскам – надо было успокоить дыхание и молоточки, стучащие в висках. Из носа снова шла кровь. Всегда шла, когда Малыш прыгал или лазил. Теперь, правда, её было чуть-чуть. Подумаешь, пару капель. Лишь бы тетка Мари не заметила следы на рукаве, а то ругаться будет. Отдохнув, мальчик начал копаться в старых вещах. Не то, не то, не то…о, нашел! Противогаз. Старый, но целенький…по-крайней мере, дядя Вова говорил, что проверил. Все, можно идти. А то взрослые пока решат… Малыш уже представлял, как он будет вдвоем с кем-то лепить баб и играть в снежки. Почему-то казалось, что этот кто-то похож на Андрея. Ну, что вперед?

Начинался буран. Где-то в снегу выли оборотни. По-крайней мере, так всегда называла их баба Нина. Малыш ложился, вставал и снова шёл. Кажется, время растягивалось вместе с бесконечным расстоянием от мальчика до деревни. Вот исчез из виду последний домик, путешественник встряхнулся – раз видна только Пустошь, значит, он далеко, скоро найдёт друга. И уже почему-то не холодно. Может, присесть? На секундочку! …А потом были сны…сиренево-желтые, яркие и горячие. Иногда счастливые – снилась мама, она почему-то выглядывала из печки и громко смеялась…иногда – страшные: на него, совсем кроху, падало огромное-огромное солнце, а когда упало, все вокруг стало черным. После опять летел снег, и где-то в нем кричал Андрей. Он просил сделать кораблик. Кажется, иногда, Малыш просыпался. Вставал, шел и снова засыпал. Или это был кто-то другой?..

Очнулся мальчик в своей старенькой кровати, под окном. У печи хлопотала баба Нина. Малыш хотел позвать её, но вместо слов вышел короткий стон.

-Слава тебе, Господи! Очухался! Мариша, Мариша!

В комнату влетела тетка Мари.

-Живой?

-Я искал его…даже противогаз взял… - прошептал мальчик. Голос куда-то пропал, оставив нечто хрипло-шипящее.



-Кого искал, горюшко ты наше? – по красному тётиному лицу катились круглые слёзы. Малыш испуганно погладил её по щеке.

-Того…потерявшегося…

Мари опустилась на стул и зарыдала в голос.

-Кинулись искать тебя…сперва дядя Вова пошел, потом мы подождали, и она вон пошла…хорошо, ветер стих, сразу увидела тебя на снегу…принесли окоченелого, думали, всё уже – дрожащим голосом объяснила баба Нина, - Только никакого протигазу не было на тебе. А Володенька так и не вернулся… Мальчик плохо понял, что случилось. Но все плакали, и он тоже заплакал. Потом его кутали тяжелым одеялом, растирали горячей водой и вонючкой, от которой перехватывало дыханье, поили травяным чаем. На этот раз снов не было – только жаркая тягучая темнота.

* * *

Зима кончилась также внезапно, как и началась. Малыш почти выздоровел, от тяжелой лихорадки остался лишь сухой кашель. На улицу, правда, ещё не пускали. Поэтому, мальчик опять сидел за столом, поглядывая в окно и старательно выводя в прописях “мама”, “папа”, “дом”, “кошка”. Баба Нина подметала пол, тётя пекла блины. Аромат растекался по всей кухне, и Малыш почувствовал, как урчит в животе. “Ничего, страничку доделаю и пойду попрошу блинчик…”. Он выписал еще пару слов и тоскливо глянул в окно. Привычно серый цвет неба мешался с вечерним, неярко-голубым – даже через этот купол пробивалась весна. Чернела Пустошь. Каждый год мальчик искал там свежие травинки, но пока безуспешно. “А вдруг на этот раз повезет? Скорей бы кашель прошел!”.



Ужинали. Скрипнула дверь. Она не должна была скрипеть – все свои здесь, за столом. Тётка выронила масленку. Малыш хотел было стащить еще один блин, пока не смотрят, но передумал. В комнату ввалился мужчина. Толстый, закутанный в два тулупа и широкий платок. Он странно придерживал свой живот. Баба Нина вскрикнула.

-Володя…ты? Володя!

Гость опустился на пол и бессмысленным взглядом пялился на Малыша. Мальчику стало неловко, он встал, протянул дяде надкусанный блин.

-Вы кушать хотите? Я наелся уже, возьмите, - и, покосившись на тетку Мари, вежливо добавил, - Спасибо большое, очень вкусно!

Мужчина угощение взял, но не стал кушать, а потрогал Малыша.

-Так ты живой?

-Живой. Ой, это вы, дядя Вова?!

-Я.


Будто б очнувшись, все забегали, засуетились, наперебой стали плакать и говорить.

-Тише…дитя разбудите… - оказалось, под шубами, в “животе” у дяди Вовы спала девочка лет четырех. Скуластая, тощая, с черными завитками волос и тремя ручками вместо двух. Она, впрочем, не проснулась, даже когда баба Нина переложила ее на постель и закутала в одеяло.

-Эк оно вышло…- повторял мужчина, опрокидывая сто грамм и жадно закусывая блинами. Оказалось, в ту ночь он честно искал Малыша. И даже нашел. Но, ощупав замерзшее тельце, решил, что мальчик умер, а где-то в Пустоши, возможно, ждет помощи еще один, живой, ребенок. Снял с Малыша противогаз, перекрестился, пообещал вернуться похоронить, да и побрел куда-то в буран. А на утро вышел к еще одной опустевшей деревне. Там, в полуразваленном доме, нашел женщину с дочкой. Женщина сильно болела. “ После катастрофы осталась одна вот, беременная,” - рассказывала она, - “Родила Данку…вроде здоровая девчушка, только ручек не две, а три. Тяжко пришлось, конечно, ну, ничего, справлялись…а теперь вот болею. Доча, чтоб нас нашли, дня три-четыре назад бегала вокруг дома с бенгальскими огнями – вдруг кто заметит. Вот и заметили! Вы же из спасательной службы, да? Заберете на Большую Землю?” – она смотрела с такой надеждой, что дядя Вова соврал. Обещал – заберу, как только поправитесь. А утром женщина умерла. Зимовали с Данкой. “Сметливая, проворная девочка. Тихая только…” – вздохнул мужчина, убирая со стола бутылку, - “Пусть теперь с нами…”

В другой комнате Данка проснулась. Огляделась, заморгала черешнями-глазками и расплакалась.

-Не плачь, - Малыш подбежал к кровати, - Я тебе кораблик сделаю! Настоящий! Вот сойдет лед, будем на речке пускать!

Через неделю, когда самодельный парусник гордо бежал по волнам, дядя Вова отозвал мальчика и, отвернувшись, дал ему противогаз.



-Держи. Твой теперь. Не велика игрушка, но без него черта с два я дошел бы до той деревни. И вообще…прости, что тогда…

-Ничего. Я понимаю. Спасибо, - Малыш взял подарок и по-взрослому пожал мужчине руку. Данка оглянулась на них, хотела подбежать, но передумала – ветер уже гнал кораблик, надо было за ним успеть.


Смотрите также:
Сказка для недетей
64.09kb.
1 стр.
Сказка о Тройке 2 ниичаво 3 «Сказка о Тройке 2»: Сталкер; 2004
1318.95kb.
6 стр.
Сказка для взрослых и детей Для семейного просмотра
48.19kb.
1 стр.
Конкурс поэтов «Я с детства Пушкина люблю!»
109.74kb.
1 стр.
Сказка из всех ледовых самая ледовая сказка из всех новогодних
16.3kb.
1 стр.
Сказка для взрослых по одноименной повести Н. Гоголя
72.83kb.
1 стр.
Что читать рекомендательные списки для чтения 1 класс М. Бородицкая «Первое сентября»
54.75kb.
1 стр.
Конкурс инсценированной сказки с элементами игровой программы
65.02kb.
1 стр.
Программа «От рождения до школы»
103.92kb.
1 стр.
Конспект урока по литературному чтению дмитрий наркисович мамин-сибиряк. «Аленушкины сказки»
25.69kb.
1 стр.
Сказка по лесу идет Сказка за руку ведет
98.06kb.
1 стр.
Урок литературного чтения по теме Л. С. Петрушевская «Сказка о часах»
47.43kb.
1 стр.