Главная
страница 1
Ж. Турмагамбетова – исполнительный директор ОФ «Хартия по правам человека»

Е. Жовтис – председатель Совета Бюро, эксперт-консультант




ЗАМЕЧАНИЯ К ПРОЕКТУ НОВОГО УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН В ОТНОШЕНИИ ПРИМЕНЕНИЯ СМЕРТНОЙ КАЗНИ
История закрепления такого вида наказания, как смертная казнь, в уголовном законодательстве Республики Казахстан характеризовалась постепенным сужением сферы ее применения и введением моратория на исполнение приговоров к смертной казни.
Так, начиная с 1994 г., придерживаясь общепризнанного международного курса, Республика Казахстан проводила политику поэтапной отмены смертной казни.

На первом этапе правовой реформы в результате принятия в 1997 г. нового Уголовного кодекса в законодательстве было практически вдвое сокращено количество преступлений, за совершение которых предусматривалась такая мера наказания, как смертная казнь.

В Концепции правовой политики Республики Казахстан от 20 сентября 2002 г. был закреплен курс «на постепенное сужение сферы применения смертной казни».

19 декабря 2003 г. Президентом Республики был объявлен бессрочный мораторий на исполнение смертной казни до решения вопроса о ее полной отмене.

В качестве альтернативы смертной казни в марте 2004 года введено пожизненное лишение свободы.

В мае 2007 г., в результате внесения поправок в статью 15 Конституции РК, была существенно ограничена сфера возможного применения смертной казни, которая теперь может устанавливаться только за террористические преступления, сопряженные с гибелью людей, и особо тяжкие преступления, совершаемые в военное время.



В Концепции правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года указано, что «сфера применения смертной казни сокращена и ограничена исключительно террористическими преступлениями, сопряженными с гибелью людей, и особо тяжкими преступлениями, совершенными в военное время, что в условиях Казахстана означает фактическую отмену смертной казни».

При этом далее отмечается, что «уголовная политика государства должна быть направлена на… продолжение курса на постепенное сужение сферы применения смертной казни».

В рамках выбранного подхода к постепенному решению вопроса отмены смертной казни Республика Казахстан присоединилась к Заявлению Европейского Союза об отмене смертной казни, сделанному на 61-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН 19 декабря 2006 г.

Казахстан также поддержал резолюцию 62-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН «Мораторий на высшую меру наказания с дальнейшим рассмотрением возможности отмены смертной казни», одобренную 18 декабря 2007 г. При этом резолюцию поддержали 104 государства, «против» выступили 54 и воздержались - 29.

В ноябре 2005 г. Республикой Казахстан был ратифицирован Международный пакт о гражданских и политических правах (МПГПП), и на повестку дня встал вопрос, связанный с ратификацией Второго Факультативного протокола к МПГПП, направленного на отмену смертной казни.
В течение последних нескольких лет по вопросу сохранения такого вида наказания, как смертная казнь, выявляются два принципиально различных подхода:
1. Формальное приведение уголовного и уголовно-процессуального законодательства в соответствие с изменениями, внесенными в Конституцию РК в мае 2007 г., и, таким образом, создание очевидных препятствий в ратификации Второго Факультативного протокола к МПГПП, направленного на отмену смертной казни, или ратификация его с оговоркой, касающейся особо тяжких преступлений военного характера, совершенных в военное время.

2. Полное исключение такого вида наказания, как смертная казнь, из уголовного законодательства Республики Казахстан и, таким образом, устранение любых препятствий в ратификации Второго Факультативного протокола к МПГПП, направленного на отмену смертной казни, причем без оговорок.
Подобные различия в подходах связаны с тем, что внесенные в мае 2007 г. поправки в ст. 15 Конституции РК, несмотря на определенный прогресс в вопросе поэтапной отмены смертной казни, являлись, по нашему мнению, все же половинчатыми и не вполне последовательными.

Проведенные международные исследования, а также информация, представленная Верховным судом РК и Генеральной прокуратурой РК при обсуждении вопроса о ратификации Второго Факультативного протокола к МПГПП, убедительно показывали, что смертная казнь не является сдерживающим фактором в предупреждении особо тяжких преступлений. Во всяком случае, никаких убедительных доказательств этого нет.

Согласно той же информации, за последние годы наказание в виде смертной казни назначалось только по отдельным составам преступления, предусмотренного ст. 96 УК РК, т. е. - за убийство при отягчающих обстоятельствах. Террористических преступлений и военных преступлений, за совершение которых предусматриваются наиболее строгие виды наказания, в том числе и в виде смертной казни, в Казахстане не совершалось.

Это же отмечено и в Концепции нового Уголовного кодекса и в Концепции правовой политики на 2010 - 2020 гг.

Поэтому, исключив такую меру наказания, как смертная казнь, за убийство при отягчающих обстоятельствах, притом, что практически 100% приговоров к этой мере наказания в Казахстане были связаны с совершением именно этого преступления, нелогично оставлять ее за совершение преступлений, которые в Казахстане практически не совершаются, несмотря даже на то, что они относятся к категории особо тяжких и их серьезность признается международным сообществом.

Современные теория и практика международного права основываются на том, что те или иные ограничения прав человека, в том числе и применение репрессии в качестве меры сдерживания преступности, должны быть связаны с настоятельной социальной или общественной необходимостью, которая в настоящее время в этом отношении в нашей стране отсутствует.

А сохранение этой меры наказания «на будущее», в качестве профилактической меры в случае возникновения такой необходимости, не вполне согласуется с явно выраженной политической волей руководства страны на поэтапную полную отмену смертной казни.
Согласно п. 2 ст. 15 Конституции РК (в редакции Закона РК от 21.05.07 г. № 254-III): «Никто не вправе произвольно лишать человека жизни. Смертная казнь устанавливается законом как исключительная мера наказания за террористические преступления, сопряженные с гибелью людей, а также за особо тяжкие преступления, совершенные в военное время, с предоставлением приговоренному права ходатайствовать о помиловании».

Данную формулировку, с нашей точки зрения, надо понимать не как императивное установление смертной казни за указанные преступления, а как определение процедуры – «устанавливается законом», и как ограничение сферы применения – «за террористические преступления, сопряженные с гибелью людей, а также за особо тяжкие преступления, совершенные в военное время».

То есть Конституция не содержит нормы об обязательном закреплении в уголовном законе такой меры наказания, как смертная казнь, за террористические и военные преступления, а лишь закрепляет обязательность установления такой меры наказания законом. Это подтверждается и тем, что во всех случаях совершения указанных преступлений уголовное законодательство предусматривает альтернативные меры наказания, в том числе и пожизненное лишение свободы.

В связи с этой нашей позицией, неоднократно изложенной на заседаниях Межведомственной комиссии по гуманитарному праву и Комиссии по изучению вопроса об отмене смертной казни, членами которой мы являлись, считаем необходимым еще раз поддержать тезис о том, что конституционная новелла определила максимально допустимые пределы возможного применения смертной казни, но не предусматривает ее применение в качестве обязательной меры наказания.

То есть отсутствие в уголовном законе такой меры наказания, как смертная казнь, в том числе и за указанные преступления, не будет противоречить Конституции РК, тем более, если рассматривать конституционные нормы в их внутренней взаимосвязи, например, имея в виду п. 1 ст. 1 Конституции РК: «Республика Казахстан утверждает себя демократическим, светским, правовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь, права и свободы».

Таким образом, исключение из уголовного закона такой меры наказания, как смертная казнь, с одной стороны, не будет противоречить Конституции РК, а с другой - снимет все препятствия в отношении ратификации Второго Факультативного протокола к МПГПП.

Присоединение и ратификация Республикой Казахстан Второго Факультативного протокола к МПГПП при отсутствии в уголовном законе такой меры наказания, как смертная казнь, с нашей точки зрения, не имеют никаких конституционных препятствий, а сам этот международный договор, так же как и другие международные договоры по правам человека, уже ратифицированные РК, будет иметь приоритет над нормами внутреннего права, создавая необходимую законодательную базу для неприменения смертной казни.

В ряде дискуссий сторонниками сохранения смертной казни приводились аргументы в пользу ее применения за террористические преступления и ряд военных преступлений.

Возражая против этих аргументов, мы указывали, что мировое сообщество действительно признает акты терроризма как серьезную угрозу международному правопорядку и интересам всего человечества. Тем не менее ни в одном из принятых по этому поводу решений Совета Безопасности Организации Объединенных Наций, конвенций ООН и других международных документов, принятых международными организациями и направленных на борьбу с терроризмом, нет даже упоминания о возможности применения смертной казни за террористические преступления.

Мы приводили данные, что ни одно из государств-участников Второго Факультативного протокола к МПГПП, в том числе и подвергшихся террористическим атакам (Великобритания, Испания и др.), не ставило вопрос о пересмотре этого международного договора.

Аналогично ни одно из государств-участников, подвергшихся террористическим атакам, не ставило вопрос о внесении изменений в свое уголовное законодательство и восстановлении в нем такой меры наказания.

Наконец, мы призывали обратить внимание на то, что террористические преступления в 21-м веке в значительной степени приобрели международный характер и необходимо посмотреть на международную практику в этом вопросе.

Согласно принятому в 1998 г. и вступившему в силу в 2002 г. Римскому Статуту Международного уголовного суда, п. 1. ст. 5: «Юрисдикция Суда ограничивается самыми серьезными преступлениями, вызывающими озабоченность всего международного сообщества. В соответствии с настоящим Статутом Суд обладает юрисдикцией в отношении следующих преступлений:

a) преступление геноцида;

b) преступления против человечности;

c) военные преступления;

d) преступление агрессии».

То есть Международный уголовный суд рассматривает дела о самых серьезных преступлениях, зачастую имеющих международный характер и характеризующихся гибелью большого количества людей.

Тем не менее, согласно ст. 77 Римского Статута Международного уголовного суда «…Суд может назначить одну из следующих мер наказания лицу, признанному виновным в совершении преступления, предусмотренного в статье 5 настоящего Статута:

a) лишение свободы на определенный срок, исчисляемый в количестве лет, которое не превышает максимального количества в 30 лет, или

b) пожизненное лишение свободы в тех случаях, когда это оправдано исключительно тяжким характером преступления и индивидуальными обстоятельствами лица, признанного виновным в его совершении.

2. Помимо лишения свободы, Суд может назначить:

a) штраф в соответствии с критериями, предусмотренными в Правилах процедуры и доказывания;

b) конфискацию доходов, имущества и активов, полученных прямо или косвенно в результате преступления, без ущерба для прав bonafide третьих сторон».

То есть наиболее строгим видом наказания за особо тяжкие преступления, имеющие международный характер и характеризующиеся гибелью (иногда массовой) людей, является пожизненное лишение свободы.

В Римском Статуте Международного уголовного суда, ратифицированном более чем 100 государствами, нашла свое отражение международная тенденция безусловной и полной отмены смертной казни, в том числе и за наиболее серьезные преступления, вызывающие озабоченность мирового сообщества.

На настоящий момент времени (сентябрь 2012 г.) 97 стран мира, а также 17 штатов США, отменили смертную казнь за все виды преступлений, 9 стран – за все виды преступлений, кроме совершенных в военное время, 35 – ввели мораторий на вынесение или исполнение приговоров к смертной казни. Всего – 141 страна, т. е. более 2/3 всех стран и территорий мира.


В противоречии с этими тенденциями и международной практикой в новом проекте Уголовного кодекса смертная казнь сохраняется как вид наказания в Общей части (ст.ст. 10, 11, 41, 47, 48, 61, 63, 71, 81) и Особенной части (ст. 172 «Планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны», ст. 175 «Применение запрещенных средств и методов ведения войны», ст. 176 «Нарушение законов и обычаев войны», ст. 180 «Геноцид», ст. 182 «Наемничество», ст. 184 «Международный терроризм», ст. 187 «Государственная измена», ст. 189 «Посягательство на жизнь Первого Президента Республики Казахстан - Лидера Нации», ст. 190 «Посягательство на жизнь Президента Республики Казахстан», ст. 195 «Диверсия», ст. 270 «Терроризм», ст. 461 «Неповиновение или иное неисполнение приказа», ст. 462 «Сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению служебных обязанностей», ст. 463 «Насильственные действия в отношении начальника», ст. 467 «Дезертирство с воинской службы путем членовредительства или иным способом», ст. 469 «Нарушение правил несения боевого дежурства», ст. 475 «Злоупотребление властью», ст. 476 «Превышение власти», ст. 480 «Сдача или оставление противнику средств ведения войны»).
Более того, например, при ратификации государством Второго Факультативного протокола к МПГПП с оговоркой о применении смертной казни в военное время в Замечании общего порядка № 24, касающегося оговорок, принятому Комитетом ООН по правам человека на пятьдесят второй сессии (1994 г.):

«….Пункт 1 статьи 2 (Второго факультативного протокола к МПГПП) обязывает такое государство сообщить Генеральному секретарю в момент ратификации или присоединения о соответствующих положениях своего национального законодательства, применяемого в военного время. Это положение явно направлено на достижение конкретизации и транспарентности, и, по мнению Комитета, упомянутая оговорка, не сопровождаемая такой информацией, не будет иметь юридической силы. Пункт 3 статьи 2 обязывает государство, делающее такую оговорку, уведомить Генерального секретаря о начале или прекращении состояния войны применительно к своей территории. По мнению Комитета, ни одно государство не может прибегнуть к такой оговорке (а именно считать смертную казнь во время войны законной), если оно не выполнило процедурное требование пункта 3 статьи 2».


Таким образом, одним из важных условий применения смертной казни за преступления военного характера, совершенные в военное время, обосновывающих оговорку при присоединении и ратификации Второго Факультативного протокола к МПГПП, является состояние войны. То есть Республика Казахстан должна либо объявить войну другому государству, либо оказаться в состоянии войны с другим государством, напавшим на нее. Однако в настоящее время, а также в краткосрочной и среднесрочной перспективе, с учетом миролюбивой политики нашего государства и дружеских отношений с соседними и другими государствами, нет никаких оснований полагать, что Республика Казахстан окажется в состоянии войны с каким-либо государством.

Сохранение в уголовном законодательстве Республики Казахстан смертной казни за преступления военного характера, совершенные в военное время, будет означать, что наша страна допускает возможность того, что она окажется в состоянии войны с другим государством, что будет являться достаточно тревожным сигналом мировому сообществу.

Понятие «в военное время», согласно ст. 3 Второго Факультативного протокола к МПГПП, означает состояние войны и не допускает никакого иного толкования.
Согласно п. 6 Замечания общего порядка № 6 к статье 6 МПГПП (право на жизнь), принятого Комитетом ООН по правам человека на шестнадцатой сессии (1982 г.), государства-участники МПГПП обязаны ограничивать применение этого наказания и, в частности, отменять его во всех случаях за исключением «самых тяжких преступлений», причем прямо увязанных с военными действиями.

Второй Факультативный протокол к МПГПП не содержит определения, что понимается под упомянутыми в п. 1 ст. 2 МПГПП «…наиболее тяжкими преступлениями военного характера, совершенными в военное время…».

Изучение и систематизация всех основных интерпретирующих материалов, выпущенных различными органами ООН, в том числе Комитетом ООН по правам человека, показывает, что под «наиболее тяжкими преступлениями» в контексте п. 1 ст. 2 Второго Факультативного протокола к МПГПП следует понимать преступления, где намерением являлось убийство человека и оно привело к потере человеческой жизни.

Например, в п. 1 резолюции № 1984/50 Экономического и Социального Совета ООН от 25 мая 1984 г. «Меры, гарантирующие защиту прав тех, кто приговорен к смертной казни» это сформулировано следующим образом:

«В странах, которые не отменили смертной казни, смертный приговор может быть вынесен лишь за самые серьезные преступления, причем предусматривается, что их состав ограничивается преднамеренными преступлениями со смертельным исходом или другими чрезвычайно тяжелыми последствиями».

Данный документ, так же как и Замечания общего порядка Комитета ООН по правам человека, является основным интерпретирующим документом при оценке правомерности оговорки, сделанной государством в соответствии с п. 1 ст. 2 Второго Факультативного протокола к МПГПП, и рассмотрении доклада государства о выполнении МПГПП.


Поскольку в международном праве четко не указано, какие именно преступления относятся к «преступлениям военного характера, совершенным в военное время», то очевидно, что они охватываются понятием «военные преступления», перечень которых (причем не только военного характера) содержится в Римском Статуте Международного уголовного суда.

Согласно статье 8 Римского Статута МУС «Военные преступления», к ним относятся:



«…a) серьезные нарушения Женевских конвенций от 12 августа 1949 года, а именно любое из следующих деяний против лиц или имущества, охраняемых согласно положениям соответствующей Женевской конвенции:

i) умышленное убийство;

ii) пытки или бесчеловечное обращение, включая биологические эксперименты;

iii) умышленное причинение сильных страданий или серьезных телесных повреждений или ущерба здоровью;

iv) незаконное, бессмысленное и крупномасштабное уничтожение и присвоение имущества, не вызванное военной необходимостью;

v) принуждение военнопленного или другого охраняемого лица к службе в вооруженных силах неприятельской державы;

vi) умышленное лишение военнопленного или другого охраняемого лица права на справедливое и нормальное судопроизводство;

vii) незаконная депортация или перемещение или незаконное лишение свободы;

viii) взятие заложников;

b) другие серьезные нарушения законов и обычаев, применимых в международных вооруженных конфликтах в установленных рамках международного права, а именно любое из следующих деяний:

i) умышленные нападения на гражданское население как таковое или отдельных гражданских лиц, не принимающих непосредственного участия в военных действиях;

ii) умышленные нападения на гражданские объекты, т. е. объекты, которые не являются военными целями;

iii) умышленное нанесение ударов по персоналу, объектам, материалам, подразделениям или транспортным средствам, задействованным в оказании гуманитарной помощи или в миссии по поддержанию мира в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций, пока они имеют право на защиту, которой пользуются гражданские лица или гражданские объекты по международному праву вооруженных конфликтов;

iv) умышленное совершение нападения, когда известно, что такое нападение явится причиной случайной гибели или увечья гражданских лиц или ущерба гражданским объектам или обширного, долгосрочного и серьезного ущерба окружающей природной среде, который будет явно несоизмерим с конкретным и непосредственно ожидаемым общим военным превосходством;

v) нападение на незащищенные и не являющиеся военными целями города, деревни, жилища или здания или их обстрел с применением каких бы то ни было средств;

vi) убийство или ранение комбатанта, который, сложив оружие или не имея более средств защиты, безоговорочно сдался;

vii) ненадлежащее использование флага парламентера, флага или военных знаков различия и формы неприятеля или Организации Объединенных Наций, а также отличительных эмблем, установленных Женевскими конвенциями, следствием которого является смерть или причинение ущерба личности;

viii) перемещение, прямо или косвенно, оккупирующей державой части ее собственного гражданского населения на оккупируемую ею территорию, или депортация или перемещение населения оккупируемой территории или отдельных частей его в пределах или за пределы этой территории;

ix) умышленное нанесение ударов по зданиям, предназначенным для целей религии, образования, искусства, науки или благотворительности, историческим памятникам, госпиталям и местам сосредоточения больных и раненых, при условии, что они не являются военными целями;

x) причинение лицам, которые находятся под властью противной стороны, физических увечий или совершение над ними медицинских или научных экспериментов любого рода, которые не оправданы необходимостью медицинского, зубоврачебного или больничного лечения соответствующего лица и не осуществляются в его интересах и которые вызывают смерть или серьезно угрожают здоровью такого лица или лиц;

xi) вероломное убийство или ранение лиц, принадлежащих к неприятельской нации или армии;

xii) заявление о том, что пощады не будет;

xiii) уничтожение или захват имущества неприятеля, за исключением случаев, когда такое уничтожение или захват настоятельно диктуются военной необходимостью;

xiv) объявление отмененными, приостановленными или недопустимыми в суде прав и исков граждан противной стороны;

xv) принуждение граждан противной стороны к участию в военных действиях против их собственной страны, даже если они находились на службе воюющей стороны до начала войны;

xvi) разграбление города или населенного пункта, даже если он захвачен штурмом;

xvii) применение яда или отравленного оружия;

xviii) применение удушающих, ядовитых или других газов и любых аналогичных жидкостей, материалов или средств;

xix) применение пуль, которые легко разрываются или сплющиваются в теле человека, таких, как оболочечные пули, твердая оболочка которых не покрывает всего сердечника или имеет надрезы;

xx) применение оружия, боеприпасов и техники, а также методов ведения войны такого характера, которые вызывают чрезмерные повреждения или ненужные страдания или которые являются неизбирательными по своей сути в нарушение норм международного права вооруженных конфликтов, при условии, что такое оружие, такие боеприпасы, такая техника и такие методы ведения войны являются предметом всеобъемлющего запрещения и включены в приложение к настоящему Статуту путем поправки согласно соответствующему положению, изложенному в статьях 121 и 123;

xxi) посягательство на человеческое достоинство, в частности оскорбительное и унижающее обращение;

xxii) изнасилование, обращение в сексуальное рабство, принуждение к проституции, принудительная беременность, как она определена в пункте 2(f) статьи 7, принудительная стерилизация и любые другие виды сексуального насилия, также являющиеся грубым нарушением Женевских конвенций;

xxiii) использование присутствия гражданского лица или другого охраняемого лица для защиты от военных действий определенных пунктов, районов или вооруженных сил;

xxiv) умышленное нанесение ударов по зданиям, материалам, медицинским учреждениям и транспортным средствам, а также персоналу, использующим в соответствии с международным правом отличительные эмблемы, установленные Женевскими конвенциями;

xxv) умышленное совершение действий, подвергающих гражданское население голоду, в качестве способа ведения войны путем лишения его предметов, необходимых для выживания, включая умышленное создание препятствий для предоставления помощи, как это предусмотрено в Женевских конвенциях;

xxvi) набор или вербовка детей в возрасте до пятнадцати лет в состав национальных вооруженных сил или их использование для активного участия в боевых действиях…».

Далее в Римском Статуте МУС перечисляются военные преступления в случае вооруженного конфликта немеждународного характера, причем это не применяется к случаям нарушения внутреннего порядка и возникновения напряженности, таким как беспорядки, отдельные и спорадические акты насилия или иные акты аналогичного характера, а применяется в отношении вооруженных конфликтов, которые имеют место на территории государства, когда идет длительный вооруженный конфликт между правительственными властями и организованными вооруженными группами или между самими такими группами…».


Как следует из приведенного выше определения, в понятие «военные преступления» включены не только преступления военного характера, и не только наиболее серьезные. Тем не менее все эти преступления совершаются в военное время и относятся к военным преступлениям.
С этой точки зрения спорным является отнесение к преступлениям военного характера в военное время планирования, подготовки, развязывания или ведения агрессивной войны. Эта формулировка скорее относится к преступлению агрессии, в отношении которого еще нет согласованного определения в международном праве.

Неправомерным и несоответствующим интерпретации в международном праве понятия «особо тяжкое преступление», за которое может быть установлена такая мера наказания, как смертная казнь, является сохранение, согласно проекту нового Уголовного кодекса, смертной казни за государственную измену, даже и во время войны, поскольку здесь нет прямого умысла на убийство и нет непосредственно наступивших тяжких последствий в виде лишения жизни.

Это же замечание относится и к сохранению смертной казни за неповиновение или неисполнение приказа, сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению служебных обязанностей, насильственные действия в отношении начальника, дезертирство, уклонение от военной службы путем членовредительства или иным способом, нарушение правил несения боевого дежурства, злоупотребление властью, превышение или бездействие власти, сдача или оставление противнику средств ведения войны.

Недостаточно указать в уголовном законе, что смертная казнь за эти преступления назначается только, если они совершены в военное время. Как уже указывалось выше, в соответствии с современной интерпретацией понятия «особо тяжкие преступления», за которые может быть назначена смертная казнь (в том случае, если она полностью не отменена в данной стране), необходим прямой умысел на убийство и наступление тяжких последствий в виде лишения человека жизни (см. резолюцию № 1984/50 Экономического и Социального Совета ООН от 25 мая 1984 г. «Меры, гарантирующие защиту прав тех, кто приговорен к смертной казни»).


Перечисленные выше преступления, предусмотренные проектом нового Уголовного кодекса, за совершение которых возможно назначение такой меры наказания, как смертная казнь, этим требованиям не соответствуют.
В связи с вышеизложенным полагаем, что необходимо принять очевидное и обоснованное решение о полной отмене смертной казни в уголовном законодательстве Республики Казахстан.

В соответствии с этим необходимо исключить из проекта нового Уголовного кодекса такую меру наказания, как смертная казнь.


г. Алматы, 12 ноября 2012 г.


Смотрите также:
Замечания к проекту нового уголовного кодекса республики казахстан в отношении применения смертной казни
189.03kb.
1 стр.
К пункту 3 повестки 3-го заседания мвк по изучению вопроса об отмене смертной казни в рк информация о применении смертной казни судами Республики Казахстан за период с 2000 по 2006 годы и 9 месяцев 2007 года
94.82kb.
1 стр.
2 История смертной казни 4 Понятие и признаки смертной казни 9 Проблемы смертной казни 16
372.1kb.
1 стр.
29 октября вс РФ ставит вопрос о возможности применения смертной казни с 1 января
112.52kb.
1 стр.
Кодекс республики казахстан (с изменениями и дополнениями по состоянию на 05. 07. 2008 г.)
5638.53kb.
21 стр.
Кодекс республики казахстан (с изменениями и дополнениями по состоянию на 29. 01. 2013 г.)
7785.83kb.
30 стр.
Закон Республики Казахстан от 18 декабря 2000 года №126-ii о страховой деятельности
1980.4kb.
9 стр.
Кодекс Республики Казахстан (по состоянию на 26 мая 2004г.)
2945.58kb.
10 стр.
В день всех влюбленных
15.45kb.
1 стр.
Кодекс Республики Казахстан от 30 января 2001 года №155
8434.6kb.
38 стр.
Социальная справедливость в вопросах применения смертной казни
166.19kb.
1 стр.
Пояснительная записка к проекту решения городского маслихата «О бюджете города Усть-Каменогорска на 2012-2014 годы»
278.65kb.
1 стр.