Главная
страница 1страница 2 ... страница 6страница 7






ПАРАМОНИАНА
Мини-рассказец №1

Парамонов зашел в контору ритуальных услуг при кладбище и постучал в окошко администратора. "Девушка, - обратился он к рыжей девице с отсутствующим взглядом, - понимаете, меня несколько лет не было дома. Работал в тайге". Рыжая скосила на него глаза, и Парамонов продолжил: "Пока меня не было, умерла мать. Похоронили без меня. Я даже не знаю, где она лежит. Вы не могли бы помочь?". "Имя", - глядя куда-то внутрь себя, произнесла рыжая. Парамонов назвал фамилию и имя матери, администратор повторила его, и тут же из-за двери напротив вышел человек в черном костюме. Таким же отсутствующим взглядом он окинул зал, кивнул Парамонову и сказал: "Пойдем, я тебя отведу".

Они шли по дорожке между ровными рядами могил, и служитель как заклинания тихо проговаривал какие-то незнакомые слова. Погруженный в свои мысли, Парамонов не обращал на него внимания. Он рассеянно поглядывал на торцы стандартных надгробий и думал, что скажет на могиле и нужно ли вообще что-то говорить. Наконец они прошли табличку "Бесплатный аккаунт", и служитель указал ему на могилу: "Это ваша".

"Спасибо", - поблагодарил Парамонов и посмотрел на надгробие. Вместо фотографии на черном могильном камне красовалась яркая цветная картинка 20 на 20 сантиметров. На ней почему-то была изображена подмигивающая облезлая псина с фужером в лапе. Под картинкой значилось: "starayasuka", а под этим странным словом до самого постамента шел не менее странный список: "Друзья: mudilobezdoma, piderboll, vsehernya, redya0017...". Парамонов испуганно огляделся. На всех надгробных плитах была примерно та же картина. "Эй, - закричал Парамонов уходящему служителю, - кто здесь похоронен?". Служитель удивленно глянул на него, что-то тихо проговорил, ткнул пальцем в ухо и только после этого громко ответил: "Что, твою мать, свою мать не узнаешь?". "Вообще-то, нет, - печально проговорил Парамонов, но служитель уже двинулся дальше. Потоптавшись на месте, Парамонов пожал плечами, подошел ближе к надгробию и наконец произнес: "Ну, здравствуй, мама".


Мини-рассказец №2

Парамонову предложили сесть. Он устроился в кресле напротив хозяина дома, и тот, посмотрев на книжный шкаф, вдруг сказал: "Наташа, сделай-ка нам чайку". Парамонов оглянулся, но никого не увидел. "Простите, профессор, к кому вы сейчас обращались?" - спросил Парамонов. "К своей гоничной", - ответил хозяин дома. "Но здесь же никого нет". "Да? - удивился профессор. - Простите, это последствия приема лекарств. Так что вас интересует?". Парамонов устроился поудобнее и начал: "Понимаете, профессор, я прочитал вашу монографию о воздействии ЛСД на человеческую психику. Я несколько лет проработал в тайге, проводил на себе опыты с мухоморами и открыл одну странную особенность того, что мы называем реальностью...". За спиной скрипнула дверь. Парамонов обернулся и увидел молодую женщину, по-видимому, горничную Наташу. Она оглядела гостя с ног до головы и осторожно поинтересовалась: "С кем это вы здесь разговариваете?". "С профессором Дрофом", - ответил Парамонов. "Профессор в саду", - пристально глядя на него, сказала горничная, и Парамонов увидел, что действительно, кресло напротив пусто. - "Пойдемте, я вас провожу к нему, - предложила Наташа. Парамонов поднялся, и горничная продолжила: - Профессор сегодня себя плохо чувствует, поэтому вы не долго, пожалуйста". В этот момент дверь в кабинет распахнулась и в кабинет вошел сам хозяин дома. Он удивленно глянул на горничную и спросил: "Наташа, с кем ты говоришь?" "К вам вот господин..." - показала она рукой, и тут увидела, что в кабинете никого, кроме нее и профессора нет. "Ой! - воскликнула горничная. - Простите, мне показалось". "Эх, Наташа, Наташа, - покачал головой профессор Дроф. - Опять ты посолила овсянку не солью, а диэтиламидом лизергиновой кислоты. Внимательней надо быть. Запомни, что в какой банке...". "Здравствуйте, профессор, с кем это вы разговариваете? - услышал хозяин дома и только сейчас заметил в глубине кабинета посетителя. "Здравствуйте, вы к кому?" - растерянно проговорил профессор Дроф. Парамонов шагнул к нему навстречу и протянул руку. "Парамонов. Я вам звонил, и вы мне назначили встречу. Понимаете, я прочитал вашу монографию о воздействии ЛСД на человеческую психику". "Да, да, я вас вспомнил", - ответил хозяин дома и предложил Парамонову сесть.

Мини-рассказец №3

Парамонов сидел за столом напротив бывшей жены, курил и нервно постукивал пальцами по блюдечку. "Ты где-то годами бродишь по тайге, - помешивая чай, сказала жена, - а я здесь совсем одна. А мне, между прочим, всего 32". "Я же не на гулянке был", - едва сдерживая гнев, ответил Парамонов. Он ткнул сигарету в большую хрустальную пепельницу и закричал: "Я работал! Зарабатывал деньги! ". "И чего орет? - подумала пепельница. - Ушла и ушла. Женщин что ли мало? Наверное, десятый окурок в меня ткнул. И тычет, и тычет! Неврастеник! Господи, и зачем меня сделали такой красивой? Вот неповезло. На какую-нибудь дешевую фаянсовую тарелку котлеты кладут, разные там овощи. А я вся такая прозрачная и хрустальная ничего, кроме окурков не вижу. Как же все-таки несправедливо устроен мир. А ведь как хорошо живут хрустальные фужеры и рюмки. Не жизнь, а сплошной праздник души. Эх, - с горечью подумала пепельница, - каждому свое. Хорошо хоть не унитаз. Тому еще хуже приходится".

Парамонов продолжал выяснять отношения с женой. Оба уже перешли на крик. Парамонов в очередной раз загасил сигарету, и пепельница про себя воскликнула: "Зараза! Прекратится это когда-нибудь или нет?! И тычут, и тычут! Уже полная! Господи, и почему ты не сотворил меня птицей? Летала бы я сейчас в чистом небе, ловила мошек и горя не знала. Как там в священном писании сказано: "Взгляните на птицу небесную, не сеет, не жнет...". В это время раздался страшный крик: "Ну, так не доставайся же ты никому!". Парамонов схватил тяжелую хрустальную пепельницу и с силой швырнул ее в жену. "Лечу! - с восторгом подумала пепельница. - Я лечу! Как это прекрасно!"

Пепельница ударилась о голову жены Парамонова, та вскрикнула и повалилась на бок. "Да, это был настоящий полет! - падая на пол, подумала пепельница. - Как жаль, что он так быстро закончился. Господи, я же вся в крови! Вот она плата за мечту!".

Пепельница упала на пол и раскололась на две части. Но в самый момент удара она все же успела подумать: "Я знала... знала, что создана для полета!".

Мини-рассказец №4

Парамонов проснулся от какого-то непоятного стука. Он нагло вторгался в сон и своей внезапностью каждый раз уродовал сюжет сновидения. Это было тем более обидно, что сон у Парамонова был безмятежный, как у всякого человека с чистой совестью, и приятный. Ему снилось, будто гуляет он с красивой юницей по океанскому пляжу. Справа - неправдоподобно длинные кокосовые пальмы, слева - мелкая лазурная вода атолла, а впереди - многообещающий вечер, который во сне долго ждать не пришлось бы.

Парамонов сел на кровати и оглядел комнату. Под потолком пролетела мелкая серая птица. Набрав скорость, она врезалась в оконное стекло, упала на подоконник, но тут же вспорхнула и взвилась под потолок. "Этого еще не хватало", - пробормотал Парамонов. Он сразу вспомнил, что его бывшая жена с проломленной головой лежит в больнице. Вспомнил и примету, которая в этих обстоятельствах выглядела более чем зловеще. Птица, залетевшая в дом предвещала несчастье - кто-то должен был умереть. "Она скончалась", - подумал Парамонов о жене. Он не сомневался, что так оно и было. Накануне, когда он уходил из больницы, врач сказал, что шансы выжить у жены крайне маленькие. "Она пришла проститься со мной, - обхватив голову руками, пробормотал Парамонов. - Бедная, ей, наверное, было так больно", Птица снова ударилась о стекло, упала, побарахталась на подоконнике и взлетела. На глазах у Парамонова выступили слезы. "Прости меня, милая, - наблюдая за полетом, сказал Парамонов. - Как бы там ни было, я тебя любил. Чего нельзя сказать о тебе. Жаль. А ведь все могло бы быть иначе".

Пролетая над ним, птица пронзительно вскрикнула. На Парамонова упала большая белая капля и расстеклась по голому плечу. Парамонов брезгливо смахнул ее, вытер руку о спинку кровати и недовольно проворчал: "При жизни поливала меня дерьмом, и после смерти нагадила. Другого от тебя я и не ждал!". Парамонов встал и широко раскрыл балконную дверь, но птица снова врезалась в оконное стекло, встряхнулась и упорхнула в комнату. "Дверь-то открыта, - раздраженно проговорил Парамонов. - Не видишь, что ли? При жизни была тупой, тупой и осталась". Он взял джинсы и, размахивая ими, стал выгонять птицу из комнаты. Увлекшись, Парамонов джинсами посрывал с люстры плафоны, смел со шкафов все, что там стояло и лежало, поднял тучу пыли, но птица продолжала летать.

Парамонов гонялся за мелкой пичугой и яростно ругался: "Сволочь! При жизни не давала покоя, так и после смерти не даешь! Ненавижу! Идиотка! Тупая дура! Поймаю, убью!". Птица еще раз, в том же самом месте ударилась о стекло, и Парамонов не выдержал. Он запустил в нее тяжелую книгу. Окно разбилось, и вестница смерти, наконец, вырвалась на улицу.

Парамонов сидел в разгромленной комнате, смотрел в разбитое окно и вспоминал первые годы жизни с женой. Постепенно глаза его увлажнились, он тяжело вздохнул и едва слышно проговорил: "Прощай, милая. Мне будет очень не хватать тебя".

Мини-рассказец №5

Парамонов стоял в магазине "Дары природы" и внимательно разглядывал витрину. "Что вас интересует?" - поинтересовалась молодая, привлекательная продавец. "Я бы хотел что-нибудь экзотическое, - ответил Парамонов. - Лофофору или псилоцибы. На худой конец - пиптадемию". "К сожалению, экзотики у нас нет вот уже месяца два, - мило улыбаясь, ответила девушка. - Разве не слышали, Россия наложила эмбарго на ввоз галлюцинегенных растений из Южной Америки и Индии. Индусы обнаглели, вместо пиптадемии присылали какую-то сушеную траву. А мексиканцы и вовсе резали маммилярию Вильде и консервировали под видом лофофоры. Пойди, разбери, что там в банке нарезано. Очень много было возвратов". "Жаль", - печально проговорил Парамонов. "А вы возьмите что-нибудь наше", - посоветовала девушка. Она сняла с полки банку и протянула покупателю. "Вот, гармала обыкновенная. Еще ее называют "могильник". "Да я знаю", - ответил Парамонов. "У вас нет аллергии на алкалоиды гермин и пеганин?" - вежливо спросила продавец. "Нет", - ответил Парамонов и жестом дал понять, что могильник его не устраивает. "Тогда возьмите черную белену, - сказала девушка и сняла с полки еще одну банку. - Как вы переносите атропин и скополамин?". "Вообще-то, нормально, - ответил Парамонов. - Но все равно, не надо. Черная белена слишком тяжелая". "Возьмите красный мухомор", - терпеливо продолжала продавец. Она достала банку с сушеными грибами и снова поинтересовалась: "Аллергии на мускарин и мускаридин нет?". "Нет, все в порядке, - ответил Парамонов и наконец согласился: - Заверните. Я беру".

Дома Парамонов сделал себе мухоморный отвар, выпил его горячим и сел за компьютер работать. Вот уже девять месяцев он трудился над таблицей Парамонова, которая, по его мнению, должна была принести ему мировую славу. Как и полагалось, через 40 минут он встал, прошел на кухню и открыл холодильник. Там в жемчужном тумане, в невероятно соблазнительной позе сидела обнаженная девушка ослепительной красоты. Она посмотрела на Парамонова, послала ему воздушный поцелуй и произнесла: "Здравствуй, милый. Пора?". "Сиди, сиди, потом. Все потом. Я работаю, - ответил Парамонов и закрыл холодильник. Он вернулся к компьютеру и записал в таблице под номером 108: "Красавица в жемчужном сиянии". Затем, Парамонов допил мухоморный отвар, подождал немного и снова открыл холодильник. На этот раз там сидел зеленый инопланетянин в каске пожарного и с брандспойтом в руках. Парамонов поприветствовал его, захлопнул дверцу и отправился к компьютеру вносить данные в таблицу. По пути ему пришлось вброд перейти ручей, спрыгнуть со скалы, а у самого письменного стола он едва не увяз в зыбучих песках. Внеся данные в таблицу, Парамонов принял несколько таблеток активированного угля, откинулся на спинку стула и стал дожидаться, когда ослабнет действие буфотенина, и он сможет вернуться к 108-му элементу. "Не надо было мне добавлять, - вяло подумал Парамонов. - Эти последние элементы такие нестабильные. Эх, идиот!".

Мини-рассказец №6

Женщинам, детям и домашним животным читать не рекомендуется.
Перед отъездом с дачи Парамонов случайно уснул у телевизора и проснулся после полуночи. Пришлось возвращаться в Москву последней электричкой. В плохо освещенном вагоне, а возможно, и во всем поезде, кроме него никого не было. По окнам хлестал осенний дождь. На улице было так темно, что казалось, будто с обратной стороны окна закрасили черной краской. Но Парамонов знал, что по обе стороны дороги тянется густой хвойный лес. Тем не менее, ехать в пустом вагоне было неуютно и как-то тревожно. А тут еще откуда-то потянуло сыростью и тленом. Затем у Парамонова заложило уши. Он вдруг заметил, что едет в абсолютной тишине. Не было слышно ни стука колес, ни гудения ветра в вентиляции.

Сердце у Парамонова заныло от нехорошего предчувствия. Он стал беспокойно озираться, тут двери вагона медленно раздвинулись, и вошел пассажир. Лицо его было неестественно бледным и страшно изуродовано. Из открытых ран на лбу, щеке и шее сочилась густая темная кровь. Одежда бедняги была такой грязной, словно его протащили волоком по всему составу. Но самыми страшными казались глаза - они были мертвыми.

Парамонов застыл от ужаса. Он уже готов был ко всему, но пассажир, не глядя на него, медленно проследовал по проходу и скрылся за противоположными дверьми. Не успел Парамонов перевести дух, как в вагон вошел еще один странный пассажир. Как и первый, он был чудовищно изувечен. У него было перерезано горло, выбит глаз, а лицо представляло сплошной кровоподтек. Парамонов почувствовал, как от страха к горлу подкатывает тошнота. Он весь покрылся липким потом. Боясь даже моргнуть, Парамонов смотрел на обезображенное лицо и не понимал, что происходит.

Вслед за вторым, появился третий пассажир, затем, четвертый, пятый. А дальше они потянулись сплошным потоком. Вздувшиеся и посиневшие, с размозженными головами и переломанными шеями, кровоточащими ранами и вывернутыми конечностями. В полнейшей тишине они шли друг за другом и изчезали за дверью. И тут Парамонов вспомнил слова белетерши, которые посчитал глупой шуткой. Отсчитывая ему сдачу, она сказала, что каждое последнее воскресенье октября в последней электричке появляются все те, кого зарезали или забили в ночных поездах. Они молча проходят по вагонам в надежде отыскать своих обидчиков, и не дай бог, кому-то из шпаны появиться у них на пути.

Минут через пятнадцать поток мертвецов стал иссякать, а затем и вовсе сошел на нет. За окном появились огни, и Парамонов вдруг осознал, что снова слышит стук колес.

В Москве Парамонов перекрестился, выскочил из вагона и побежал к вокзалу. В два часа ночи он был совершенно безлюдным. Шаги Парамонова гулко отдавались во всех уголках здания, и проскочив турникет, он поспешил на улицу. Там он добежал до остановки такси, сел в первую попавшуюся машину и только после этого с облегчением вздохнул. "Куда?" - не оборачиваясь, мрачно спросил водитель. "Домой", - как-то даже весело ответил Парамонов. "Домой, так домой", - проговорил водитель. Машина рванулась с места и водитель тихо добавил: "Лично я уже дома". Парамонов хотел было назвать улицу, на которой жил, но глянул в зеркало заднего вида и осекся. Он увидел, что у водителя начисто отсутствует добрая половина лица. "Останови", - сиплым голосом едва выговорил Парамонов, но водитель лишь сильнее надавил на газ.

Мини-рассказец №7
Парамонов заварил мухоморов, включил телевизор и устроился в кресле. По НТВ шла передача "К вольеру!". Один из выступающих, а именно, Жирковский яростно орал на своего оппонента: "Урод! Ты лучше скажи, кто финансирует вашу партию?!". "Сам урод! - не менее эмоционально отвечал ему Земцов. - Мы существуем на взносы членов партии! А вот ты скажи...". "Ничего, вот придем к власти, всех уродов пересажаем, - не слушая Земцова, кричал Жирковский. - Всех до одного! Придурки!!! Бандиты!!!". "От придурка слышу! - огрызался Земцов. - Вот из-за таких уродов...". "Господа! Господа, - пытаясь перекричать их, заорал ведущий передачи Морокин. - Вы оба уроды, но давайте же соблюдать хоть какие-то правила!". "А ты вообще молчи, урод!" - рявкнул на него Жирковский. "Да, - поддержал его Земцов. - И как только таких уродов берут в ведущие?!"

Парамонов переключил телевизор на другую программу. Там шел фильм о жизни заключенных в обычной российской тюрьме. Главный герой, местный пахан, на койке насиловал засланного оперативника, а его шестерки выстроились рядом и дожидались своей очереди. "Всюду жизнь", - пробормотал Парамонов и переключил на другую программу, по которой показывали отечественный боевик. Именно в этот момент в грязном подвале два огромных мужика в смокингах бейсбольными битами лупили по голове третьего. Когда у них уставали руки, они принимались месить его ногами, пытаясь попасть носком ботинка в лицо или в висок. При этом они очень натурально ругались: "Тварь поганая! Волк позорный! Сука рваная!". Здоровяки в смокингах снова принялись бить свою жертву битами по голове. Но затем, что-то отвлекло их, и они куда-то отошли. Воспользовавшись этим, избитый герой поднялся, ладонью вытер разбитый нос, достал мобильный телефон и куда-то позвонил. "Это я, Вован, - сказал он. - Да, бабки я надежно припрятал. Все нормально". Вернулись мучители и снова начали с исступлением бить его битами по голове.

Парамонов переключил на другую программу. Там шла передача о нехороших милиционерах, которые в служебное время грабили и избивали ни в чем не повинных граждан. "Мда", - задумчиво произнес Парамонов и отхлебнул мухоморного отвара. Милиционеры на экране каялись и обещали, что больше никогда не будут бить граждан во во время работы. Ведущий передачи им явно верил, но вслух все же высказал сомнение, что они не отделаются выговором.

Парамонов допил отвар. В голове у него немного прояснилось. Он переключил телевизор на НТВ и вдруг услышал слова Жирковского: "Простите, коллега, что я вас обидел. Поверьте, это никогда не повторится". "И вы меня простите, коллега", - ответил Земцов и с доброй улыбкой протянул своему оппоненту руку. Парамонов переключил на фильм из жизни заключенных. Пахан с засланным оперативником в обнимку сидели на койке и пахан виновато объяснялся: "Прости, товарищ, что изнасиловал тебя в заднепроходное отверстие. Сам не знаю, как это получилось". "Да, да, - вторили ему шестерки. - И нас пожалуйста прости. Мы больше не будем".

Парамонов переключил телефизор на боевик. Два здоровяка в смокингах отложили бейсбольные биты и с раскаянием на лицах помогали своей жертве. Один чистым носовым платком бережно вытирал ему кровь, другой тут же заклеивал царапины пластырем. "Фф-фу-у! - облегченно вздохнул Парамонов. - Кажется, настроил". Остаток вечера Парамонов смотрел фильм о явке бандитов Петербурга с повинной. Бандиты приходили сдаваться в милицию с цветами, братались с оперативниками, и очередь желающих признаться в совершении преступления протянулась на добрых три километра.

Мини-рассказец №8

Профессор Кабанов произвел на Парамонова хорошее впечатление. Уютный кабинет с большим кожаным диваном, пенсне в золотой оправе, мягкий приглушенный свет и академическая бородка располагали к откровенному разговору. "Понимаете, профессор, - начал Парамонов, - в последнее время я очень плохо сплю. Снится черт знает что. Сны какие-то темные, беспросветные. Просыпаюсь в холодном поту, а потом до утра не могу уснуть". "И при этом много курите", - подсказал ему Кабанов. "Да, профессор, очень много". "А что курите, если не секрет?" - внимательно разглядывая пациента, поинтересовался Кабанов. "Ну, какие от вас могут быть секреты, - вздохнул Парамонов. - Беломор. Иногда добавляю в табак... ну... сами понимаете". "Понимаю, - кивнул профессор. Он встал и медленно прошелся по кабинету. - Вы что-нибудь слышали о темной материи? - остановившись напротив, спросил Кабанов. Парамонов пожал плечами и ответил: "Так, немного". "Вот-вот! - профессор поднял указательный палец. - Человечество до сих пор не знает, из чего состоит мир, в котором живет. А темной материи, между прочим, в нашем мире больше девяноста процентов. И она пронизывает все наше пространство. Вот сейчас через наши тела, дома, города, планету проходят огромные объекты из темной материи, а мы их не ощущаем". "Ужас! - воскликнул Парамонов, хотя никакого ужаса не испытывал. "Но это еще не все, - сказал Кабанов и вернулся за свой письменный стол. - Недавно ученые установили, что во вселенной существует еще и светлая материя. Правда, ее совсем немного, меньше десяти процентов от обычной". "Да-а? - удивился Парамонов. - И что все это значит?". "Не догадываетесь? - мягко улыбнувшись, спросил Кабанов. "Неужели?!" - после небольшой паузы воскликнул Парамонов. "Да, да, да, - покачал головой профессор. - Мы с вами живем в Чистилище, между двумя загадочными мирами - темным и светлым".

Парамонов обеспокоенно заерзал на диване. "Знаете, профессор, хочу признаться, я принимаю внутрь мухоморы, вернее, настойку...". "Да, принимайте, что хотите, - перебил его Кабанов. - Вы крещеный?". "Нет, но я могу...". "Не надо, - махнул рукой хозяин кабинета. - Бесполезно. Там, - он поднял глаза к потолку, - судят по делам, а не по принадлежности к одной из конфессий. Добро надо творить, голубчик. Добро!". "Понятно, - сказал Парамонов. - Спасибо, профессор!".

Расплатившись, Парамонов вышел из дома. На улице было очень ветренно и промозгло. Рядом с подъездом стояла старушонка в жалких лохмотьях и протягивала к прохожим руку. Парамонов залез в карман, достал мелочь и высыпал старушенке в ладонь. Он двинулся было дальше, но вдруг остановился, достал бумажник и отдал старухе все, что в нем было. "Возьмите, бабушка" - убирая пустой бумажник, ласково проговорил он. "Да ладно, чего уж там, возьму, - ответила старушка. - Чего бы и не взять-то?".

Едва Парамонов удалился, как старушка выудила из лохмотьев мобильный телефон и набрала номер. "Дохтур! Слышь, дохтур, - сказала она. - Там у тебя много еще клиентов?" "Еще два", - услышала она. "Ну, ты уж с ними не размазывай, - попросила старушка и добавила: - Холодно".

Мини-рассказец №9
Специально для романтических особ.
В театр Парамонов ходил редко, но когда знакомая предложила ему один билет в "Магический театр на Солянке", он не стал отказываться - ему понравилось название театра. В назначенный день Парамонов приехал на Солянку. Он с трудом нашел здание театра - оно пряталось в глубине старого двора. Парамонова удивила лишь табличка, извещавшая о том, что это именно храм Мельпомены, а не химчистка и не магазин. Табличка была маленькой и больше походила на кладбищенскую трафаретку, на которой пишут фамилию и имя покойного.

Парамонов вошел в темный коридор. Впереди едва виднелась обшарпанная дверь. Он толкнул ее, раздвинул тяжелые бархатные кулисы и почему-то оказался на сцене. Зальчик был небольшим. В нем сидело человек тридцать. Зрители поприветствовали Парамонова аплодисментами, и Парамонов обратился к сидящим в первом ряду: "Простите, а как попасть в зал?". Зрители засмеялись. Кто-то крикнул: "Ты уже в зале, болван!". Парамонову ничего не оставалось делать, как подойти к краю сцены и спрыгнуть вниз. Он прошел по проходу, вышел из зала, но попал не в фойе, а сразу в буфет. "Ну, да, магический театр", - вспомнил он и обратился к скучающей буфетчице: "Скажите, где здесь можно раздеться и сдать пальто?". "Давайте я у себя повешу", - предложила буфетчица, и Парамонов слегка растерялся. "Нет, все это как-то несерьезно, - наконец сказал он. - А где здесь выход? Я, пожалуй, пойду". "Выход сзади вас", - холодно ответила буфетчица и отвернулась. В этот момент в буфет вошла молодая пара. Они ссорились. Девушка едва ли не кричала: "Зачем ты меня сюда привел?!". Ее друг пытался что-то объяснить, и Парамонов решил встрять в разговор: "Я тоже заблудился, - со смехом сказал он. - Не театр, а черти что". "А тебя не спрашивают", - ответил молодой человек. "Вот только тыкать мне не надо, сопляк", - возмутился Парамонов. "Да пошел ты!" - сказал молодой человек и грубо схватил девушку за локоть. - Пойдем отсюда". "Никуда я с тобой не пойду", - ответила она и оттолкнула своего друга. "Послушайте, - обратился к нему Парамонов, - вы пришли в театр, так и ведите себя соответствующе". "Не лезь не в свое дело, придурок!", - рявкнул на него молодой человек, и Парамонов не стерпел. Завязалась патасовка. На крик буфетчицы и девушки сбежались пьяные рабочие сцены. Они скрутили разбушевавшегося молодого человека и вывели его из буфета.


следующая страница >>
Смотрите также:
Парамонов зашел в контору ритуальных услуг при кладбище и постучал в окошко администратора. "Девушка, обратился он к рыжей девице с отсутствующим взглядом, понимаете, меня несколько лет не было дома. Работал в тайге"
973.03kb.
7 стр.
Из парижа без грусти
153.83kb.
1 стр.
Наиля Магеррамова (Первомайский), Андрей Парамонов (Харьков)
96.21kb.
1 стр.
Рассказ удочерёной
75.55kb.
1 стр.
Итоговый контрольный диктант за курс 5 класса Встреча в тайге
138.12kb.
1 стр.
Первый настоятель храма Великом
16.5kb.
1 стр.
Конкурсу «Лучший товар снг». Участник ООО «ЛюМир Групп»
86.65kb.
1 стр.
Р оль государства в приобретении жилья (опыт Германии)
133.64kb.
1 стр.
Место: 16 Побед (дома/выезд): 2/1 Ничьих (дома/выезд): 1/2 Поражения (дома/выезд): 12/12 Очков (дома/выезд): 7/5 Забитых (дома/выезд): 8/9 Пропущенных (дома/выезд): 43/41
119.86kb.
1 стр.
Администратора баз данных должностная инструкция
79.8kb.
1 стр.
История Католической Церкви в г. Актобе
33.2kb.
1 стр.
Ларец духовной мудрости
78.23kb.
1 стр.