Главная
страница 1
На правах рукописи


ОСИПЯН Наталья Борисовна


ЛИЧНОСТНЫЕ ДЕТЕРМИНАНТЫ ПРОЯВЛЕНИЯ РИСКОВАННОГО ПОВЕДЕНИЯ У НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ УЧАСТНИКОВ ГРУППОВЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
19.00.06 — юридическая психология

(психологические науки)
АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Ростов-на-Дону

2007

Работа выполнена на кафедре юридической психологии и военной психологии факультета психологии РГУ


Научный руководитель -

доктор психологических наук, профессор

Михайлова Ольга Юрьевна













Официальные оппоненты:

доктор психологических наук, профессор

Лабунская Вера Александровна

кандидат психологических наук, доцент



Коноплева Инга Николаевна













Ведущая организация -

Государственное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования «Ростовский областной институт повышения квалификации и переподготовки работников образования»

Защита состоится «30» мая 2007 года в 11 часов на заседании Диссертационного Совета К-212.208.09 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата психологических наук при Южном федеральном университете по адресу: 344038, г. Ростов-на-Дону, пр. М. Нагибина, 13, ЮФУ, факультет психологии, ауд. 222.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Южного федерального университета по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148.


Автореферат разослан «28» апреля 2007 года.


Ученый секретарь

Диссертационного Совета,

кандидат педагогических наук,

доцент Г.Н. Юшко

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Борьба с преступностью, выявление, устранение и предупреждение причин и условий, ее порождающих, входят в число приоритетных задач обеспечения национальной безопасности России [Концепция национальной безопасности РФ, 2000]. На этом фоне особое беспокойство вызывает резкий рост преступности несовершеннолетних. Причем, с одной стороны, выявляется тенденция активизации и омоложения преступности, с другой, обнаруживаются неблагоприятные тенденции в изменении структуры молодежной преступности, увеличении числа преступлений, совершенных с особой жестокостью и цинизмом. Все это определяет необходимость коренного пересмотра концептуальных подходов к профилактике противоправных проявлений среди несовершеннолетних.

К настоящему времени имеются несомненные успехи в исследовании проблем подростково-молодежной преступности: изучается структура индивидуального преступного поведения (Н.А. Алемаскин, А.И. Долгова, А.А. Кокуев, В.В. Королев, И.А. Кудрявцев, О.Ю. Михайлова и др.), мотивация антиобщественного и преступного поведения (С.А. Беличева, П.Н. Ермаков, А.Е. Личко, О.А. Падун, Д.И. Фельдштейн и др.), особенности потребностно-ценностной сферы (Г.М. Бочкарева, Г.М. Миньковский, А.Р. Ратинов, А.А. Реан, А.М. Яковлев и др.). Однако есть все основания утверждать, что механизмы преступного поведения несовершеннолетних в группе изучены еще недостаточно. Социально-психологические аспекты изучения преступности несовершеннолетних тем более важны, что отличительной чертой является ее групповой характер (доля подростков, совершающих преступления в составе групп, по данным разных авторов, составляет от 60% до 80%).

Особое значение в рамках изучения проблематики подростково-молодежной преступности приобретает вопрос об особенностях их поведения в условиях неопределенности и риска, поскольку выбор несовершеннолетним противоправного варианта поведения всегда предполагает известный риск, связанный с возможностью наступления уголовной ответственности и последующего уголовного наказания.

Поведение в условиях риска, факторы, его определяющие, уже давно стали предметом психологического исследования (А.П. Альгин, Ю.А. Жуков, Ю.А. Зубок, Ю. Козелецкий, Т.В. Корнилова, А.Г. Костинская, В.А. Петровский, Г.Н. Солнцева и др.). Однако число исследований, посвященных вопросам принятия рискованных решений несовершеннолетними в уголовно релевантных ситуациях, явно недостаточно [Богомолова С.Н., 1979; Галам С., Московичи С., 1992; Михайлова О.Ю., 1984; Castellan N.J. и др., 1982]. Причем степень проявления тех или иных свойств личности, и в частности, склонности выбирать рискованный вариант поведения, в значительной степени зависит от того, действует ли человек в условиях относительной изоляции или в атмосфере прямого контакта с другими людьми. Именно поэтому для полной характеристики личности преступника необходимо выявить структуру отношений, существующих в рамках


его ближайшей социальной группы. Все вышеизложенное определяет актуальность цели диссертационного исследования.

ЦЕЛЬЮ исследования является изучение особенностей проявления рискованного поведения и факторов, его определяющих, у несовершеннолетних участников групповых преступлений.

ПРЕДМЕТОМ исследования являются особенности проявления поведенческого риска и связанные с ними личностные и социально-психологические характеристики несовершеннолетних участников групповых преступлений.

ОБЪЕКТОМ исследования стали несовершеннолетние осужденные мужского пола в возрасте 14-17 лет, отбывающие наказание в виде лишения свободы за совершение групповых преступлений. Всего в исследовании приняло участие 84 подростка.

Исследование проводилось в Азовской воспитательно-трудовой колонии Минюста РФ по Ростовской области (2002-2006 гг.) Диссертация подготовлена в рамках темы НИР факультета психологии ЮФУ (РГУ) «Социально-психологическая и медико-психологическая диагностика и реабилитация личности и группы», раздел «Психологические проблемы формирования девиантного поведения несовершеннолетних: диагностика и коррекция».



ГИПОТЕЗЫ исследования:

  1. Поведенческий риск у несовершеннолетних участников групповых преступлений может обнаруживаться и как проявление личностной характеристики подростков – склонности к риску, и как эффект «сдвига к риску» в группе.

  2. У несовершеннолетних участников групповых преступлений выраженность склонности к риску будет различаться в зависимости от группового статуса и роли в совершении конкретного преступления.

  3. Степень «сдвига к риску» у несовершеннолетних делинквентов связана с их групповым статусом и ролью в совершении отдельных преступлений.

  4. Склонность к риску и эффект «сдвига к риску» будут определяться своеобразным сочетанием личностных особенностей несовершеннолетних участников групповых преступлений.

Для достижения цели исследования и проверки выдвинутых гипотез потребовалось решение следующих ЗАДАЧ:

  1. Рассмотреть методологические и теоретические подходы к изучению риска, выделить криминально-психологические аспекты этой проблематики.

  2. На основании психологического анализа материалов уголовных дел изучить социально-психологические характеристики несовершеннолетних участников групповых преступлений (групповой статус и роль в организации преступления, за совершение которого они осуждены) и сформировать группы, подлежащие дальнейшему эмпирическому исследованию.

  3. Провести сравнительное изучение склонности к риску как личностной характеристики несовершеннолетних участников преступлений в зависимости от их статуса в группе и роли в организации преступления.

  4. Исследовать проявления эффекта «сдвига к риску» у несовершеннолетних участников преступлений в зависимости от их статуса в группе и роли в организации преступления.

  5. Изучить особенности ценностной сферы несовершеннолетних участников групповых преступлений, имеющих разный групповой статус и выполнявших разные функции при совершении преступления.

  6. Проанализировать основные тенденции поведения в реальной группе у несовершеннолетних преступников в зависимости от их статуса в группе и роли в организации преступления.

  7. Исследовать характер возложения ответственности, типичный для представителей разных групп несовершеннолетних участников групповых преступлений.

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИМИ И ТЕОРЕТИЧЕСКИМИ ПРЕДПОСЫЛКАМИ ИССЛЕДОВАНИЯ являются концептуальные методологические труды, системные построения и научные данные по психологии личности и группы (Г.М. Андреева, А.И. Донцов, Я.Л. Коломинский, В.А. Лабунская, В.Н. Мясищев, Н.Н. Обозов, Б.Д. Парыгин, А.В. Петровский, А.В. Сидоренков, Т.П. Скрипкина, Л.И. Уманский, П.Н. Шихирев и др.).

Теоретической базой исследования послужили работы специалистов в психологии риска и принятия решений в условиях неопределенности и риска (А.П. Альгин, А.К. Белоусова, Ю.А. Жуков, Ю.А. Зубок, Ю. Козелецкий, А.А. Кондрацкий, Т.В. Корнилова, А.Г. Костинская, В.А. Петровский, Г.Н. Солнцева и др.), в области юридической психологии (Ю.М. Антонян, И.П. Башкатов, С.Н. Ениколопов, П.Н. Ермаков, И.А. Кудрявцев, О.Ю. Михайлова, В.Ф. Пирожков, А.Р. Ратинов, А.А. Реан, Ф.С. Сафуанов, О.А. Ситковская, А.М. Яковлев и др.), а также специалистов в области уголовного права и криминологии (А.И. Долгова, Н.Ф. Кузнецова, Э.Б. Мельникова, В.В. Панкратов, О.В. Пристанская, С.В. Шестаков и др.).

Законодательную базу данного исследования составили Концепция национальной безопасности Российской Федерации, Руководящие принципы ООН предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Эр–Риядские принципы), Уголовный Кодекс Российской Федерации, Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».

МЕТОДЫ исследования. Решение методологических задач исследования осуществлялось посредствам теоретического анализа и обобщения концептуальных и эмпирических работ по проблемам, связанным с изучением преступности несовершеннолетних.

В эмпирическом исследовании были использованы следующие конкретные методы: психологический анализ материалов уголовных дел, опросник А.Г. Шмелева «Склонность к риску», методика М. Цукермана «Диагностика потребности в поисках ощущений», авторский оригинальный вариант опросника «Выбор из дилемм», методика «Уровень соотношения «ценности» и «доступности» в различных жизненных сферах» (УСЦД) [Фанталова Е.Б., 1992], методика В. Стефансона «Q-сортировка», методика «Уровень субъективного контроля» [Бажин Е.Ф., Голынкина С.А., Эткинд А.М., 1984].



Достоверность и обоснованность результатов исследования обеспечивалась теоретико-методологической обоснованностью исходных позиций, многоаспектностью исследуемой проблемы, достаточным объемом выборки, стандартизацией процедуры исследования. Достоверность результатов исследования обеспечивалась также применением адекватных методов математико-статистической обработки полученных эмпирических данных с помощью соответствующих компьютерных программ.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА диссертационного исследования:

В работе впервые проведено исследование особенностей проявления поведенческого риска у несовершеннолетних участников групповых преступлений в зависимости от их группового статуса и роли в совершении конкретного преступления.

Впервые изучена готовность к риску в разных жизненных сферах у несовершеннолетних участников групповых преступлений с разным групповым статусом и ролью в совершении конкретного преступления.

Впервые выявлена специфика ценностной сферы личности участников групповых преступлений несовершеннолетних, различающихся особенностями проявления поведенческого риска.

Впервые проведено исследование основных тенденций поведения несовершеннолетних в группе и присущего им характера возложения ответственности в зависимости от особенностей их поведенческого риска.

ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ И ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ. Результаты диссертационного исследования дополняют и расширяют имеющиеся в юридической психологии представления об особенностях личности несовершеннолетних делинквентов, уточняют и конкретизируют криминально-психологические представления о формировании поведенческого риска у таких преступников.

Обнаруженные в ходе эмпирического исследования характеристики и психологические особенности личности несовершеннолетних участников групповых преступлений способствуют более глубокому пониманию причин совершения правонарушений в подростковом возрасте и позволяют разработать критерии прогноза склонности к риску, и, в том числе, вероятности совершения преступления.

Изучение психологических особенностей готовности к риску в подростковом возрасте делает возможным последующую разработку методических рекомендаций, адресованных судьям, работникам правоохранительных органов, социальным работникам и специализированным службам для несовершеннолетних.

Разработанные в диссертационном исследовании положения имеют важное значение при определении возможностей работы с несовершеннолетним в процессе расследования и судебного разбирательства, способствуют решению задачи дифференциации и индивидуализации ответственности и исполнения наказания.

В пенитенциарной практике полученные данные позволяют точнее определять психологически оптимальную систему воспитательных и коррекционных мероприятий, обеспечивают научно-обоснованную оценку эффективности применяемых мер. В настоящее время материалы диссертационного исследования используются в работе Межрегиональной психологической лаборатории ГУФСИН по Ростовской области.

Разработанные теоретические положения и результаты экспериментального исследования используются в учебном процессе при чтении курсов «Юридическая психология», «Криминальная психология», «Психология преступных групп» и «Психология преступности несовершеннолетних» для студентов факультета психологии и юридического факультета ЮФУ, отделения психологии Донского государственного технического университета, Ростовского филиала Российской академии правосудия.

Полученные новые эмпирические данные могут найти применение в научных психолого-правовых исследованиях, методических разработках, а также в практической работе психологов и криминологов, занимающихся проблемами диагностики, оценки и коррекции преступного поведения несовершеннолетних.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

1. Поведенческий риск несовершеннолетних участников групповых преступлений определяется выраженностью личностной склонности к риску и эффектом «сдвига к риску» под влиянием группы.

2. Склонность к риску как личностная характеристика в наибольшей степени характерна для несовершеннолетних организаторов групповых преступлений и связана с такими личностными особенностями, как высокая ценность риска, независимость, принятие «борьбы» и преимущественно интернальный характер возложения ответственности.

3. Большая выраженность «сдвига к риску» характерна для лидеров преступных групп несовершеннолетних, что связано с высокой ценностью потребностей в общении и признании, а также высоким уровнем ориентации на группу и преобладанием экстернального типа локуса контроля.



АПРОБАЦИЯ РАБОТЫ. Основные положения и результаты диссертационного исследования докладывались и обсуждались на 2-й Межрегиональной научно-практической конференции «Молодежь XXI века – будущее Российской науки» (Ростов-на-Дону, 2004) и Всероссийской научно-практической конференции «Использование психологических знаний в интересах правосудия» (Екатеринбург, 2006). Материалы исследования также представлялись на конференциях аспирантов и соискателей в рамках «Недели науки» РГУ (2003-2004 г.г.), на XXXIV научной конференции сотрудников, аспирантов и студентов факультета психологии РГУ (2006 г.), а также на заседаниях кафедры юридической психологии и военной психологии факультета психологии Ростовского госуниверситета.

ПУБЛИКАЦИИ. По теме диссертационного исследования опубликовано 6 научных работ общим объемом около 1,1 п.л.

СТРУКТУРА И ОБЪЕМ ДИССЕРТАЦИИ. Работа изложена на 138 страницах машинописного текста, иллюстрирована 30 рисунками (графиками и диаграммами) и 16 таблицами. Состоит из введения, трех глав, выводов, списка используемой литературы, включающего 223 источника, в том числе 25 на иностранных языках, и приложений.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении представлены основные теоретические положения диссертационного исследования: обосновывается актуальность проблемы, определены цель, предмет и задачи исследования, сформулированы гипотезы, показаны новизна, теоретическая и практическая значимость работы, приведены положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Теоретико-методологические основы изучения поведенческого риска несовершеннолетних участников групповых преступлений» представлен междисциплинарный подход к рассмотрению понятия «риска», рассматриваются психологические особенности преступных групп несовершеннолетних, обсуждаются детерминанты их поведенческого риска.

В параграфе 1.1 «Понятие поведенческого риска и психологические проблемы его изучения» рассматривается феномен «риска» и его понимание в различных отраслях научного знания.

Проведенный теоретический анализ научной литературы по исследуемой проблеме показал, что проблема риска носит междисциплинарный характер, чем и определяется различие подходов к его изучению и несогласованность позиций отдельных исследователей как в определении понятия риска, так и в оценке факторов, его детерминирующих. В настоящее время проблема риска разрабатывается в экономике, истории, социологии, политологии, естественных и технических науках, медицине и т.д., найдя отражение в ряде работ (У. Бек, А.Н. Берестовой, П.А. Ваганов, Е.С. Дзекцер, Зубок, Ю.М. В.В. Ильин, В.П. Очередько, Дж.М. Кейнс, Н. Луман, Ю.А. Плотинский, В. Романов, У. Хэлленбеки др.).

Традиционно уделяется внимание проблеме риска и в юридических науках. Учеными-юристами сделаны попытки отграничить обоснованный риск от необоснованного, в том числе и противоправного, разделить риск на правомерный и неправомерный (Р.С. Белкин, Ю.В. Баулин, М.С. Гринберг, В.В. Мамчун, К. Лиховидов, А.А. Пионтковский, В.И. Серебровский, О.Д. Ситковская, Ю.Э. Райдл, Ю.Ю. Осипов и др.).

В основополагающих психологических исследованиях риска можно выделять три основных направления. Первое направление исследует риск в рамках теории мотивации достижения успеха [Козелецкий Ю., 1979]. В контексте этого направления под риском понимается ситуация неизбежного выбора между несколькими вариантами действия: менее привлекательным, но надежным и более привлекательным, но менее надежным. Второе направление, возникшее в рамках психологической теории принятия решений [Данэм Б., 1968; Лефевр В.А., 1991; и др.] трактует понятие «риск» как ситуативную характеристику деятельности с ориентацией на возможность неуспеха. И, наконец, третье направление, развивающееся в рамках концепции надситуативной активности [Петровский В.А., 1973], рассматривает риск как ситуативную характеристику деятельности, состоящую в неопределённости ее исхода и возможных неблагоприятных последствиях в случае неудачи.

На основе анализа научной литературы в качестве рабочих мы выделили три основных понятия, используемые в нашем исследовании.

Под поведенческим риском мы понимали выбор субъектом модели поведения, с большой вероятностью предполагающей наступление неблагоприятных для него последствий [Ростовцев В.Н. и др., 2005].

В этом плане термин «готовность к риску» несколько уже и, на наш взгляд, предполагает указание на определенную сферу жизни, в рамках которой субъект может проявить поведенческий риск. То есть в одних случаях человек может быть готов принять неблагоприятные последствия в случае неудачи (например, финансовые потери), а в других случаях – нет (утрата материального благополучия вообще). Мы полагаем, что готовность к риску представляет собой личностный потенциал субъекта действовать в ситуации неопределенности [Корнилова Т.В., 1997] и связана с системой ценностей субъекта и субъективной оценкой тяжести возможных последствий.

И, наконец, «склонность к риску», которую мы рассматриваем как личностную характеристику, проявляющуюся как индивидуальная предрасположенность субъекта к деятельности с определенным уровнем риска вне контекста самой деятельности и ситуации [Козелецкий Ю., 1979]. Наличие этой личностной характеристики может определяться потребностью в острых ощущениях, надситуативной активностью или типичными для субъекта способами саморегуляции своего состояния. Однако, будучи сформирована, она определяет поведение человека в ситуациях неопределенности.



В параграфе 1.2 «Проблемы исследования групповой преступности несовершеннолетних в праве и криминальной психологии» анализируются уголовно-правовые нормы, предусматривающие групповые формы совершения преступлений несовершеннолетними или с их участием, и рассматриваются подходы к изучению групповой преступности в криминальной психологии.

Показано, что до принятия уголовного законодательства 1997 года групповая преступность в уголовном праве рассматривалась в общей теории соучастия [Иванов М.Г., 1991; Ковалев М.И., 1962; Кригер Г.А. , 1974; Мазунин А.М., 1996; Новикова Ю.В. 2003 и т.д.], а понятие «группа лиц» дано впервые в УК РФ 1997 г. Однако в уголовном законодательстве и в научной литературе имеется ряд теоретических проблем, которые приводят к затруднениям в правоприменительной практике [Мавренкова Е.А., 2005; Пристанская О.В., 2000].

В теории уголовного права и криминологии складывается представление о преступной группе как о малой неформальной группе, объединяющейся на основе совместной антиобщественной противоправной деятельности людей, стремящихся к достижению общей преступной цели [Быков В.М., 1986; Попова Г.М., 1976; Рябис Л.А., 1978]. Более того, при анализе проблем групповой преступности правоведы используют понятия, имеющие психологическое содержание: «организационное единство», «сплоченность» и «устойчивость» группы, «лидерство» и т.д., традиционно ссылаясь на психологические работы. Однако механический перенос на криминологическую почву психологических данных, принадлежащих разным психологическим школам и концепциям, явно недостаточен для анализа реальных проблем групповой преступности. Решение этих вопросов возможно на основе глубокого анализа психологических закономерностей формирования преступных групп несовершеннолетних и личности их участников.

Изучению механизмов объединения несовершеннолетних в группу, психологии внутригруппового общения, мотивов, побуждающих подростка к вступлению в ту или иную группу посвящено множество работ [Бандура А., 2000; Долгова А.И., 1980; Коэн А.К., 1972; Ратинов А.Р., 1979 и др.]. Немало исследований посвящено изучению закономерностей формирования и функционирования асоциальных, делинквентных и криминогенных групп несовершеннолетних и молодежи [Клауорд Р.А., Оулин Л.Е., 1966; Попова Г.М., 1976; Яблонский Л., 1966 и т.д.]. Соучастие предполагает разделение ролей и участие в конкретном преступлении, которое проявляется в пособнической, подстрекательской или организаторской и исполнительской (соисполнительской) деятельности. Однако действие каждого соучастника по-разному влияет на преступный результат, различной является и степень общественной опасности его личности, и мотивы и цели, побуждающие его к соучастию. Необходимо отметить, что в научной литературе большинство исследований посвящено личности лидеров преступных группировок. При этом психологические особенности личности других соучастников в научной литературе до сих пор остаются вне поля зрения исследователей.



В параграфе 1.3 «Психологические факторы поведенческого риска в подростковом возрасте» анализируются особенности подросткового возраста, выделяются факторы, детерминирующие склонность к риску у несовершеннолетних.

Факторы, влияющие на поведение подростка в ситуациях неопределенности и детерминирующие его склонность к риску, могут быть условно разделены на три группы: 1) характеристики ситуаций и задачи; 2) особенности личности; 3) взаимодействие в группе.

Влияние на процесс принятия решений таких индивидуальных качеств как самосознание, мотивационная составляющая и уровень притязаний, анализируется в работах А.В. Карпова, М.А. Котик, Е.П. Ильина, В.А. Петровского, А.У. Хараш и др. Особое внимание уделяется влиянию на склонность к риску личностных ценностей (А.Г. Асмолов, В. Лефевр, А.Р. Ратинов, О.Д. Ситковская и др.). Другим важным компонентом, влияющим на регуляцию поведения, является нравственное самосознание несовершеннолетних (К.Е. Игошев, Ю.В. Чуфаровский и т.д.). Исследовано влияние на формирование склонности к риску особенностей самооценки (В.Г. Деев, А.С. Новоселова, Н.Я. Константинова, Е.М. Собчик и др.), волевой сферы (А.П. Альгин, В.А. Петровский и др.), эмоциональной сферы и процесса принятия решений (А.А. Долныкова, В.Д. Рудашевский, Т.В. Корнилова и т.д.). В контексте когнитивных исследований склонность к риску сопоставлялась с локусом контроля (Н.Л. Шлыкова, В.М. Львов).

В качестве отдельного направления исследований рискованного поведения можно выделить работы, направленные на изучение эффекта «сдвига к риску». Этот феномен, обнаруженный Дж. Стоунером в 1961 г., проявляется в том, что групповое решение является более рискованным по сравнению со средним от индивидуальных решений, принятых до проведения групповой дискуссии. В настоящее время накоплен довольно обширный эмпирический материал об эффекте «сдвига к риску» и условиях его возникновения [Бовина И.Б., 1998; Богомолова С.Н., 1979; Галам С., Московиси С., 1992; Жуков Ю.А., 1976; Костинская А.Г., 1978; Михайлова О.Ю., 1984; Castellan N.J., Sawyer T.A., 1990; Janis I.L., 1982; Klein G., Orasanu J., Calerwood R., Zsambook C., 1993; Wallach M., Kogan N., 1961].Необходимо отметить, что приведенные результаты исследований принятия решений в условиях риска в подавляющем большинстве не затрагивают в своем контексте особенности подросткового возраста. Обращает на себя внимание и явный недостаток работ, посвященных исследованию особенностей рискованного поведения у несовершеннолетних преступников.



Вторая глава — «Программа и методы эмпирического психологического исследования» посвящена описанию специфических характеристик выборки исследования, программы эмпирического исследования и использованных в работе методов математической статистики.

В параграфе 2.1 «Общая характеристика и принципы формирования объекта эмпирического исследования» описывается объект исследования, в качестве которого выступили 84 подростка мужского пола в возрасте 14-17 лет, отбывающих наказание в воспитательно-трудовой колонии для несовершеннолетних (г. Азов Ростовской области). Несовершеннолетние, вошедшие в состав эмпирической выборки были осуждены за совершение корыстных (ст. 158 ч. 1, 2, 3, ст. 159 ч. 2, ст. 228 ч. 1, 2 УК РФ) – 26 человек (31%), насильственных (ст. 105 ч. 1,2, ст. 111 ч. 1, 4, ст. 132 ч. 3 УК РФ) – 18 человек (21%) и корыстно-насильственных преступлений (ст. 161 ч. 1, 2, ст. 162 ч. 1, 2, 3, ст. 163 ч. 1, 3, УК РФ) – 40 человек (48%).

Отбор в группы, подлежащие эмпирическому исследованию, производился с учетом двух критериев: психологического – групповой статус подростка – и правового – роль несовершеннолетнего в организации и совершении конкретного преступного деяния. На основании психологического анализа материалов уголовных дел были сформированы четыре группы несовершеннолетних участников групповых преступлений: организаторы – лидеры (16 человек), исполнители – лидеры (19 человек), организаторы – не лидеры (15 человек) и исполнители – не лидеры (34 человека).



В параграфе 2.2 «Программа и методы эмпирического исследования» обосновывается выбор и описаны методы эмпирического исследования: опросник А.Г. Шмелева «Склонность к риску», методика М. Цукермана «Диагностика потребности в поисках ощущений», авторский оригинальный вариант опросника «Выбор из дилемм», методика Е.Б. Фанталовой «Уровень соотношения «ценности» и «доступности» в различных жизненных сферах» (УСЦД), методика В. Стефансона «Q-сортировка», методика «Уровень субъективного контроля» в адаптации Е.Ф. Бажина, С.А. Голынкиной, А.М. Эткинда.

В параграфе 2.3 «Математические методы обработки и анализа результатов» описаны методы математической и статистической обработки данных. Компьютерная обработка результатов проводилась с помощью программы «STATISTICA StatSoft», версия 6 [Боровиков В., 2003].

Третья глава «Результаты эмпирического исследования личностных детерминант поведенческого риска несовершеннолетних участников групповых преступлений» посвящена обсуждению результатов изучения психологических особенностей личности несовершеннолетних, осужденных за совершение преступлений в составе группы.

Параграф 3.1 «Склонность к риску как личностная характеристика несовершеннолетних участников групповых преступлений» посвящен изучению склонности к риску в соотношении с потребностью в поисках ощущений у членов выделенных нами групп несовершеннолетних участников групповых преступлений. Исследование показало, что высокий уровень склонности к риску и высокая выраженность потребности в поисках ощущений отмечаются только у представителей группы «организаторы – лидеры». Результаты, полученные в других группах («исполнители – лидеры», «организаторы – не лидеры» и «исполнители – не лидеры») свидетельствуют о среднем уровне выраженности этих показателей. Вместе с тем проведенный нами дисперсионный анализ позволяет сделать вывод о неоднородности выделенных групп по исследуемому признаку (см. рисунок 1).

















Обозначения: Уровень выраженности склонности к риску:



Рисунок 1. Количественное соотношение подростков с различной склонностью к риску в анализируемых группах

Таким образом, склонность к риску как личностная характеристика связана не столько с групповым статусом несовершеннолетних, сколько с их ролью в совершении преступления, и в наибольшей степени она характерна для несовершеннолетних организаторов групповых преступлений.



Параграф 3.2 «Эффект «сдвига к риску» как показатель поведенческого риска у несовершеннолетних участников групповых преступлений» посвящен изучению особенностей проявления несовершеннолетними правонарушителями готовности к риску в различных сферах и эффекта «сдвига к риску» под влиянием группы. Показано, что средние значения готовности к риску выделенных групп несовершеннолетних правонарушителей существенно отличаются в зависимости от сферы, в рамках которой представлена рискованная ситуация.

Исследование показало, что члены всех групп несовершеннолетних во всех жизненных сферах обнаружили эффект «сдвиг к риску», хотя его выраженность в разных сферах специфична для групп с разными социально-психологическими характеристиками.

Наибольший по выборке эффект «сдвига к риску» обнаружила группа «исполнителей–лидеров». Причем его величина достоверно (на 99%-ом уровне) отличается от аналогичных показателей, полученных в остальных трех группах несовершеннолетних.

Наименьший эффект «сдвига к риску» выявился в группе несовершеннолетних исполнителей – не лидеров. Эта группа оказалась вообще наименее склонной к риску, как до дискуссии, так и после нее. В то же время у представителей этой группы наибольший показатель «сдвига к риску» обнаруживается в ситуациях, связанных с нарушением правовых запретов и вероятностью наступления уголовной ответственности. Причем достоверность выявляемых различий с показателями в других сферах находится на 99%-ом уровне. Полученные результаты свидетельствуют о том, что эти подростки демонстрируют выраженную готовность к выбору рискованных вариантов поведения в правовой сфере, причем преимущественно в группе.

Примечательно, что если полученные до дискуссии результаты указывали на высокое сходство профилей готовности к риску у несовершеннолетних, разделенных по роли в организации преступления, то во втором исследовании обнаруживается высокое сходство графиков у подростков, распределенных по их групповому статусу. Профили готовности к риску лидеров преступных групп несовершеннолетних, независимо от их роли в совершении конкретного преступления, достоверно выше по уровню рискованных решений в социальной и материальной сфере, чем графики исполнителей. Можно полагать, что более выраженный эффект «сдвига к риску» у лидеров преступных групп несовершеннолетних определяется их большей ориентацией на систему групповых ценностей.

В параграфе 3.3 «Особенности ценностной сферы несовершеннолетних участников групповых преступлений» реализуется следующий этап психологического исследования, предполагающий изучение системы ценностей несовершеннолетних участников групповых преступлений и степени фрустрированности у них отдельных групп потребностей.

Обнаружено, что группа несовершеннолетних организаторов групповых преступлений характеризуется высоким уровнем напряженности мотивационной сферы. Причем наиболее фрустрированными у них оказались потребности в самовыражении и активности и потребность в новых впечатлениях, степень выраженности расхождения между их значимостью и доступностью достигает уровня внутреннего конфликта (RIV = 8,71). Высоким уровнем побудительной силы обладают потребности в признании. По-видимому, все это и определяет как выявленную у них склонность и готовность к риску, так и их активную роль в совершении преступлений.

Различия в уровне напряженности мотивационной сферы между группами несовершеннолетних, разделенных по их групповому статусу, менее выражены. В то же время у лидеров преступных групп несовершеннолетних, в отличие от рядовых членов группы, обнаруживается высокий уровень фрустрированности потребностей в признании и общении. При этом лидеры характеризуются выраженной личностной зрелостью, что проявляется в ориентации на ценности более высокого порядка.

Параграф 3.4 «Основные тенденции поведения в реальной группе у несовершеннолетних участников групповых преступлений» посвящен изучению особенностей поведения в реальной группе несовершеннолетних правонарушителей в зависимости от их социально-психологических характеристик.

Анализ полученных результатов свидетельствует о том, что организаторы групповых преступлений несовершеннолетних характеризуются выраженностью двух основных тенденций в поведении: «принятием борьбы» (0,59) и «независимостью» (0,88). При этом в группе «организаторов – лидеров» тенденция «принятия борьбы» более выражена (0,81) и сочетается с отрицательными значениями показателя «избегание борьбы» (-0,16). В группе «организаторов – не лидеров» такое сочетание обнаруживается в тенденциях «независимость» – «зависимость».

Основной тенденцией поведения в группе подростков, обладающих статусом лидера, является общительность (0,74). В их позиции сочетаются противоположные тенденции «зависимости» (0,07) и «независимости» (0,80), а также «принятие борьбы» (0,62) и «избегание борьбы» (0,10), что определяется, по-видимому, многообразием функций лидера в группе. В свою очередь, несовершеннолетние не лидеры отличаются повышенным уровнем тенденции «избегания борьбы» (0,46) и необщительностью (0,40), хотя и противоположные тенденции у них также выражены.

Таким образом, в зависимости от социально-психологических характеристик несовершеннолетних участников групповых преступлений различаются их типичные тенденции поведения в реальной группе.



Параграф 3.5 «Особенности характера возложения ответственности у несовершеннолетних участников групповых преступлений» приведены результаты изучения уровня субъективного контроля, типичного для групп несовершеннолетних участников групповых преступлений.

Проведенное исследование позволило установить, что уровень субъективного контроля несовершеннолетних связан с их групповым статусом, ролью в организации преступления и уровнем склонности к риску.

Для всех подростков характерен экстернальный тип возложения ответственности в области неудач, что в определенной степени объясняет проявление ими рискованного поведения. Следующей сходной для всех чертой в особенностях возложения ответственности является высокий уровень экстернальности в области здоровья, что подтверждает полученные ранее данные о низкой значимости этой ценности.

Для группы «организаторы – лидеры» характерен наиболее выраженный по выборке уровень общей интернальности: практически все показатели, за исключением возложения ответственности в области неудач и здоровья, выше среднего уровня. Представители группы «организаторы – не лидеры» также обнаруживают интернальность, однако их показатели достоверно ниже (р < 0,05).

Для «лидеров – исполнителей» свойственен экстернальный тип возложения ответственности, что возможно связано со стремлением снять с себя ответственность как защитной реакцией на факт осуждения.

И, наконец, «исполнители – не лидеры» характеризуются неопределенным типом возложения ответственности: преимущественно их показатели находятся в области средних значений.

Проведенное эмпирическое исследование личностных детерминант поведенческого риска несовершеннолетних участников групповых преступлений позволило сделать следующие выводы:

1. Исследование показало, что склонность к риску как личностная характеристика связана не столько с групповым статусом несовершеннолетних участников групповых преступлений, сколько с их ролью в совершении преступления, и в наибольшей степени она характерна для несовершеннолетних организаторов групповых преступлений.

Несовершеннолетние организаторы групповых преступлений по сравнению с исполнителями обнаруживают значимые различия как в выраженности склонности к риску, достигающей у них высокого уровня (р < 0,01), так и в обнаруживаемой ими потребности в поисках ощущений (р < 0,05).

Анализ выраженности исследуемых характеристик в группах несовершеннолетних, выделенных по их групповому статусу, выявил достоверные различия только по выраженности склонности к риску (р < 0,05). Выраженность потребности в поисках ощущений, в обеих группах примерно одинакова, а выявляемые различия не достоверны.

2. Установлено, что несовершеннолетние – организаторы групповых преступлений, независимо от их группового статуса, обнаруживают более высокий уровень готовности к риску, особенно отчетливо проявляемый в ситуациях, связанных с вероятностью материальных потерь и угрозой социального осуждения.

Большинство обследованных нами несовершеннолетних участников групповых преступлений, за исключением представителей группы исполнителей – не лидеров, уже исходно в первом исследовании обнаружили готовность выбирать рискованные варианты поведения в ситуациях, связанных с правовыми запретами. . Причем выявляемые различия между показателем последней группы и первыми тремя статистически значимы (р < 0,01).

3. Выявлено, что представители всех групп несовершеннолетних во всех жизненных сферах обнаружили эффект «сдвига к риску», хотя его выраженность в разных группах и в разных сферах различна.

Наибольший по выборке эффект «сдвига к риску» обнаружила группа «исполнителей–лидеров». Причем его величина достоверно (на 99%-ом уровне) отличается от аналогичных показателей, полученных в остальных трех группах несовершеннолетних. Наименьший эффект «сдвига к риску» выявился в группе несовершеннолетних исполнителей-не лидеров. В то же время у представителей этой группы наибольший показатель «сдвига к риску» обнаруживается в ситуациях, связанных с нарушением правовых запретов (р < 0,01), что свидетельствует о их выраженной готовности к рискованным вариантам поведения в правовой сфере преимущественно в группе.

4. В исследовании обнаружено, что группа несовершеннолетних организаторов групповых преступлений характеризуется высоким уровнем напряженности мотивационной сферы. Причем наиболее фрустрированными у них оказались потребности в самовыражении и активности и потребность в новых впечатлениях, степень выраженности расхождения между их значимостью и доступностью достигает уровня внутреннего конфликта. Высоким уровнем побудительной силы обладают потребности в признании. По-видимому, все это и определяет как выявленную у них склонность и готовность к риску, так и их активную роль в совершении преступлений.

Различия в уровне напряженности мотивационной сферы между группами несовершеннолетних, разделенных по их групповому статусу, менее выражены. В то же время у лидеров преступных групп несовершеннолетних, в отличие от рядовых членов группы, обнаруживается высокий уровень фрустрированности потребностей в признании и общении. При этом лидеры характеризуются выраженной личностной зрелостью, что проявляется в ориентации на ценности более высокого порядка.

5. Выявлено, что у организаторов групповых преступлений основными тенденциями поведения в группе являются «независимость» и высокий уровень «принятия борьбы», достигающие выраженности устойчивых тенденций. При этом в группе «организаторов – лидеров» более выражена тенденция «принятия борьбы», а у «организаторов – не лидеров» – тенденция к «независимости».

В позициях лидеров преступных групп сочетаются противоположные тенденции «зависимости» и «независимости», а также «принятие борьбы» и «избегание борьбы», что определяется, по-видимому, многообразием функций лидера в группе. Наиболее отчетливой тенденцией поведения у них является высокий уровень «общительности».

6. Установлено, что организаторы групповых преступлений характеризуются выраженностью интернального типа возложения ответственности, только в области неудач они демонстрируют экстернальный тип контроля.

Лидеры преступных групп несовершеннолетних обнаруживают неопределенный тип возложения ответственности, обнаруживая интернальность только в области достижений и межличностных отношений.


По теме диссертационного исследования автором опубликованы следующие работы:

Статьи в журналах по перечню ВАК Минобрнауки РФ, учебно-методические пособия:

1. Осипян Н.Б. Личностные предпосылки поведенческого риска несовершеннолетних участников групповых преступлений // Российский психологический журнал. Т. 4.- 2007. - №1. - С. 44-45. - 0,1 п.л.



Статьи, тезисы докладов и статей:

2. Осипян Н.Б. Роль «склонности к риску» в механизме преступного поведения // Труды аспирантов и соискателей Ростовского Государственного Университета. Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 2003. Т. 9. С. 168-170. - 0,1 п.л.

3. Осипян Н.Б. Психологические аспекты изучения склонности к риску в механизме преступного поведения несовершеннолетних правонарушителей // Труды аспирантов и соискателей Ростовского Государственного Университета. Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 2004. Том 10. С. 160-162. - 0,1 п.л.

4. Осипян Н.Б. К вопросу об изучении склонности к риску в механизме преступного поведения несовершеннолетних правонарушителей // «Молодежь XXI века – будущее Российской науки» (тезисы докладов II Межрегиональной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых 21-22 мая 2004 г.). – Ростов-на-Дону: Изд-во ООО «ЦВВР», 2004. С. 248-251. - 0,1 п.л.

5. Осипян Н.Б. Индивидуально-психологические особенности личности как детерминанты склонности к риску в подростковом возрасте // Материалы XXXIV научной конференции сотрудников, аспирантов и студентов факультета психологии РГУ (20-22 апреля 2006 г.) – Ростов-на-Дону: Изд-во «ИРБИС», 2006. С. 130-133. - 0,2 п.л.

6. Михайлова О.Ю., Осипян Н.Б. Психологические проблемы склонности к риску в контексте групповой преступности несовершеннолетних // Использование психологических знаний в интересах правосудия: Материалы научно-практической конференции (18-19 мая 2006 года). – Екатеринбург: Издательский дом «Уральская государственная юридическая академия», 2006. С. 49-56. - 0,5 п.л. (0,2 п.л.).



Осипян Н.Б. Личностные детерминанты проявления рискованного поведения у несовершеннолетних участников групповых преступлений: Автореф. дисс. … канд. психол. наук: 19.00.06. – Ростов-на-Дону: ЮФУ, 2007. – 17 с.


Смотрите также:
Личностные детерминанты проявления рискованного поведения у несовершеннолетних участников групповых преступлений 19. 00. 06 юридическая психология
305.81kb.
1 стр.
Ч 81 Чуфаровский Ю. В. Юридическая психология
4706.84kb.
24 стр.
Учебно-методический комплекс по дисциплине экономическая психология
269.83kb.
1 стр.
Планы семинарских занятий по курсу «Юридическая психология» 2013г. Предмет, методы, система юридической психологии юридическая психология как теоретико-прикладная наука
312.6kb.
1 стр.
Виктимологические аспекты профилактики преступлений в отношении несовершеннолетних
249.51kb.
1 стр.
Специфика отношения к здоровью и рискованного поведения населения в условиях распространения эпидемии вич/спид
114.72kb.
1 стр.
Программа дисциплины Юридическая психология для специальности 030301. 65 «Психология»
319.48kb.
1 стр.
Учебно-методический комплекс дисциплины «Зоопсихология и сравнительная психология»
250.58kb.
1 стр.
Статистические данные о состоянии преступности среди несовершеннолетних и преступлений, совершенных в отношении несовершеннолетних за 10 месяцев 2011 г.
61.52kb.
1 стр.
Зелинский А. Ф. Криминальная психология
2787.73kb.
9 стр.
Памятка психологам образовательных учреждений по выявлению и предупреждению суицидального поведения среди несовершеннолетних
294.85kb.
1 стр.
Влияние молодежных субкультур на развитие общества
86.27kb.
1 стр.