Главная
страница 1


Работа выполнена на кафедре уголовного права и криминологии государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Ульяновский государственный университет

Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор

Чучаев Александр Иванович
Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Талан Мария Вячеславовна

кандидат юридических наук

Хамитов Радик Накимович

Ведущая организация: Самарский государственный университет

Защита состоится 13 ноября 2003 г. в 12 часов на заседании диссертационного совета Д 212.081.13 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора юридических наук при Казанском государственном университете им. В.И. Ульянова-Ленина по адресу: 420008, г. Казань, ул. Кремлевская, д. 18, юридический факультет, ауд. 326.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. Н.И. Лобачевского Казанского государственного университета им. В.И. Ульянова-Ленина.

Автореферат разослан «___»__________2003 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат юридических наук,

доцент А.Р. Каюмова


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Сознавая особое значение культурных ценностей и их важнейшую роль в развитии образования, науки, культуры, а также в обогащении культурной жизни народов и взаимного сотрудничества, каждое государство стремится к сохранению этих предметов для последующих поколений.

В начале девяностых годов в России наметилась стабильная тенденция к утрате культурных ценностей. Из-за повышенной потребительской стоимости, неподверженной инфляции, они стали наиболее выгодным средством вложения капитала. В короткие сроки получил широкий размах и приобрел устойчивые формы нелегальный бизнес, связанный с ними, и особенно – с их перепродажей за границу. Незаконный оборот культурных ценностей по масштабам встал практически на один уровень с теневым оборотом оружия и наркотиков. Достаточно сказать, что сумма прибылей, извлекаемых преступным миром от их продажи, исчисляется несколькими миллиардами долларов в год.

В результате стремительного роста преступной деятельности значительная часть культурных ценностей была разграблена и вывезена за границу. По оценкам экспертов, Россия потеряла до восьмидесяти процентов произведений искусства допетровской Руси.

Для устранения сложившейся ситуации в 1994 году российское уголовное законодательство было дополнено тремя нормами, предусматривающими ответственность за хищение, контрабанду и невозвращение культурных ценностей на территорию Российской Федерации, что стало свидетельством стремления государства адекватно отражать потребности общества в защите его интересов. Однако принятие указанных мер не привело к желаемому результату, не остановило роста преступности в отношении уникальных предметов, обладающих особым историческим, художественным, археологическим или иным культурным значением. Их нелегальный оборот укреплял свои позиции, а число хищений и случаев противоправного вывоза этих предметов за рубеж продолжало неуклонно расти.

Введение в действие нового Уголовного кодекса РФ также не решило многих проблем обеспечения сохранности названных предметов. В настоящее время число хищений ценностей культуры по официальной статистике превышает две тысячи в год. Доля пресеченных попыток их контрабанды равняется примерно пятнадцати процентам от всех регистрируемых случаев незаконного перемещения товаров через таможенную границу.

Выявление, пресечение и предупреждение преступлений, посягающих на культурные ценности, затрудняется их повышенной латентностью и отсутствием единообразия в практической деятельности правоохранительных органов по применению уголовно-правовых средств. В большей степени это связано с наличием существенных пробелов в законодательстве.

В нормах об уголовной ответственности за посягательства на культурные ценности (ст. 164, ч. 2 ст. 188, ст. 190, 243 УК) отсутствует универсальная терминология, используемая для описания предмета преступления, что затрудняет его установление при квалификации деяний и ведет к неправильному применению закона. При формировании нормы об ответственности за хищение культурных ценностей нарушены технико-юридические критерии, в результате чего Уголовный кодекс допускает ситуации, когда за хищение этих предметов предусматривается более мягкое наказание, чем за то же деяние, совершенное в отношении иного имущества. Не всегда законодатель адекватно отражает степень общественной опасности посягательств на указанные предметы. Значительным недостатком уголовного законодательства является отсутствие специальной нормы об ответственности за неосторожное уничтожение или повреждение культурных ценностей.

Все это свидетельствует о необходимости углубленного теоретического анализа проблем социальной обусловленности, юридической природы, классификации и практики применения уголовно-правовых норм об ответственности за посягательства на культурные ценности, а также выработки соответствующих научно обоснованных рекомендации по их совершенствованию.



Состояние научной разработки проблемы. Вопросы обеспечения сохранности культурных ценностей средствами уголовного права – одни из наименее исследованных в российской юридической науке. В настоящий период не существует монографических работ, специально посвященных комплексному изучению проблем уголовно-правовой охраны этих предметов. Исключение составляет, пожалуй, лишь диссертационное исследование Т.Р. Сабитова (Охрана культурных ценностей: уголовно-правовые и криминологические аспекты. - Омск, 2002) Однако оно, во-первых, касается в основном криминологических аспектов данной проблемы, а, во-вторых, содержит ряд весьма спорных принципиальных моментов.

В советский период вопросы правовой охраны культурных ценностей (в основном общие положения правового регулирования использования и охраны этих предметов) в той или иной степени рассматривались в трудах Д.И. Амбресене, М.М. Богуславского, Н.Д. Бобоедовой, М.В. Васильевой, Н.Н. Гагарова, Л.Н. Галенской, Н.Д. Гнедовского, В.Г. Горбачева, А.И. Гурова, И.В. Гуськовой, С.Н. Дьяченко, Н.Ф. Кузнецовой, Ю.Н. Маркина, В.А. Михальцевича, Н.А. Рябовой, А.С. Работкевич, В.Г. Растопчина, К.П. Рубаник, Р.А. Сабитова, И.В. Савельевой, А.П. Сергеева, Л.А. Стешенко, В.Н. Тищенко, В.Д. Тепферова, С.А. Чернышевой, А.В. Чудинова, Л.В. Щенниковой, Е.Н. Щукиной и др.

В современный период отдельные аспекты правового обеспечения общественных отношений, связанных с использованием и охраной культурных ценностей, раскрываются в работах А.В. Аграшенкова, Р.Б. Булатова, А.Д. Диригина, С.Г. Долгова, Е.Ю. Егоровой, А.В. Карпенко, В.Г. Качаловой, А.В. Куражова, А.С. Линникова, Ю.П. Марданова, С.Н. Молчанова, Д.В. Никифорова, В.В. Петракова, В.И. Прозорова, А.Н. Романова, Е.З. Трошкина, Т.В. Трунаевой, Р. Хирти, О.Н. Хлестова и др.

Некоторые моменты уголовной ответственности за посягательства на культурные ценности исследовались такими авторами, как А.В. Ашурков, В.В. Братанов, А.В. Гайдашов, В.А. Гусак, В.А. Жбанков, С.Ю. Иванова, С.М. Кочои, А.А. Луговой, И.А. Мартыненко, В.П. Марущак, В.И. Михайлов, В.В. Мытарев, С.А. Овчинникова, В.М. Первушин, С.А. Приданов, А.П. Резван, А.С. Сенцов, Ю.И. Сучков, В.М. Сырых, А.В. Федоров, Е.Б. Хабаров, А.И. Чучаев, С.П. Щерба, С.П. Яковлев, С.А. Яни и др.

Несмотря на определенный интерес, проявляемый в последнее время отечественными учеными к рассматриваемой теме, уголовно-правовые проблемы охраны культурных ценностей до сих пор не получили должного освещения в юридической литературе. Настоящая работа является первой попыткой комплексного исследования действующего механизма уголовно-правовой защиты культурных ценностей.

Цели и задачи исследования. Целями диссертационной работы являются исследование социальной обусловленности криминализации посягательств на культурные ценности, углубленный анализ наиболее значимых и дискуссионных вопросов уголовно-правовой охраны данных проблем, разработка научно обоснованных рекомендаций по совершенствованию уголовно-правового обеспечения сохранности культурных ценностей.

Указанные цели обусловили постановку и решение следующих задач:

– формулирование общего понятия «культурные ценности» на основе выделения их признаков;

– уяснение содержания конкретных видов культурных ценностей, исходя из соответствующих положений международного, гражданского, административного и иных отраслей права;

– определение специфики причиняемого посягательствами на культурные ценности вреда личности, обществу и государству;

– историко-правовое и сравнительно-правовое исследование уголовно-правовой охраны культурных ценностей;

– анализ норм уголовного закона, непосредственно направленных на защиту культурных ценностей, изучение элементов и признаков соответствующих составов преступлений;

- разработка предложений по совершенствованию уголовно-правовых норм об ответственности за посягательства на культурные ценности;

- выработка рекомендаций по применению уголовно-правовых норм об ответственности за преступления, посягающие на культурные ценности.

Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования выступают проблемы уголовно-правового обеспечения сохранности культурных ценностей.

Предметом исследования являются:

– нормы дореволюционного законодательства России об охране культурных ценностей, соответствующие положения нормативных правовых актов СССР и РСФСР;

– действующее уголовное законодательство Российской Федерации, предусматривающее ответственность за совершение деяний, посягающих на культурные ценности;

– международно-правовые, конституционно-правовые, гражданско-правовые, административно-правовые и нормы иных отраслей современного российского права, регулирующие общественные отношения в сфере использования и охраны культурных ценностей;

– зарубежное уголовное законодательство XIX – XX вв. в рассматриваемой области;

– научные публикации (монографии, статьи, диссертационные исследования, учебная литература), в которых затрагиваются вопросы правового обеспечения сохранности культурных ценностей;



– судебно-следственная практика по делам о преступлениях, посягающих на культурные ценности.

Методология и методика исследования. В качестве методологической основы диссертационного исследования выступают диалектический, догматический (формально-логический), системный, социологический, историко-правовой, сравнительно-правовой и другие методы научного познания.

Теоретические и правовые основы работы. Теоретическую базу диссертации составляют научные труды в области философии, культурологии, социологии, истории, международного права, общей теории права, уголовного, гражданского, административного, таможенного, канонического права. В частности, использованы труды Д.И. Амбресене, А.В. Ашуркова, В.В. Братанова, Н.Д. Бобоедовой, М.М. Богуславского, М.В. Васильевой, Н.Н. Гагарова, А.В. Гайдашова, Л.Н. Галенской, Н.Д. Гнедовского, В.Г. Горбачева, А.И. Гурова, В.А. Гусака, И.В. Гуськовой, С.Н. Дьяченко, В.А. Жбанкова, С.Ю. Ивановой, С.М. Кочои, Н.Ф. Кузнецовой, А.А. Лугового, Ю.Н. Маркина, И.А. Мартыненко, В.П. Марущак, В.И. Михайлова, В.А. Михальцевича, В.В. Мытарева, А.В. Наумова, С.А. Овчинниковой, В.М. Первушина, С.А. Приданова, А.С. Работкевич, А.И. Рарога, В.Г. Растопчина, А.П. Резвана, К.П. Рубаник, Н.А. Рябовой, Р.А. Сабитова, Т.Р. Сабитова, И.В. Савельевой, А.С. Сенцова, А.П. Сергеева, Л.А. Стешенко, Ю.И. Сучкова, В.М. Сырых, В.Н. Тищенко, В.Д. Тепферова, А.В. Федорова, Е.Б. Хабарова, А.И. Чучаева, С.П. Щербы, С.П. Яковлева, С.А. Яни и др.

Правовую основу работы образуют памятники русского права до 1917 г. (прежде всего Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., Уголовное уложение 1903 г., Проект положения об охране древностей 1906 г.), законодательные акты советского периода развития российского государства (Декрет «О запрещении вывоза и продажи за границу предметов особого художественного и исторического значения» 1918 г., Декрет «О регистрации, приеме на учет и охранении памятников искусства и старины, находящихся во владении частных лиц, обществ и учреждений» 1918 г., Уголовные кодексы РСФСР 1922, 1926 и 1960 гг.), конвенции об охране культурных ценностей (Конвенция об охране культурных ценностей в случае вооруженного конфликта 1954 г., Конвенция о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности, 1970 г., Конвенция об охране всемирного культурного и природного наследия 1972 г. и др.), Конституция РФ 1993 г., Уголовный кодекс РФ 1996 г., Модельный уголовный кодекс для государств – участников СНГ, нормы гражданского, административного, таможенного, и иных отраслей права, направленные на охрану культурных ценностей, а также соответствующие положения уголовного законодательства ряда зарубежных стран (Республика Беларусь, Испания, Китай, Польша и др.).

Эмпирической базой диссертации являются опубликованная судебная практика с 1961 года, результаты экспертных оценок 30 ученых-юристов, материалы анкетирования и интервьюирования 100 прокуроров, судей, следователей, адвокатов, сотрудников подразделений Министерства культуры РФ, данные опроса граждан, публикации по рассматриваемой тематике за последние 35 лет.

Научная новизна исследования определяется тем, что это первая монографическая работа, специально посвященная комплексному анализу вопросов уголовно-правового обеспечения сохранности культурных ценностей, выполненная на базе положений международных правовых актов, Конституции РФ 1993 г., Уголовного кодекса РФ 1996 г., иных нормативных правовых актов Российской Федерации, с учетом соответствующего исторического и зарубежного опыта. В результате проведенного исследования сформулировано общее понятие культурных ценностей, выделены их признаки, дана их классификация, осуществлен анализ соответствующих составов преступлений, углублен и уточнен ряд теоретических положений, внесены предложения по совершенствованию уголовного законодательства, разработаны рекомендации по его применению в судебно-следственной практике.

На защиту выносятся следующие научные положения, выводы и рекомендации:

1. Культурные ценности в философском аспекте представляют собой конкретно выраженный, наилучший творческий результат общественного труда определенной исторической эпохи, признаваемый национальным или всеобщим ориентиром человеческой деятельности на протяжении многих поколений.

2. Культурные ценности в правовом аспекте – это уникальные предметы материального мира, являющиеся результатом человеческой деятельности прошлых поколений или тесно связанные с ней, имеющие общенациональное или общечеловеческое культурное значение. Они обладают следующими признаками: а) обусловленность человеческой деятельностью или тесная связь с ней; б) уникальность; в) всеобщность; г) особая значимость для общества; д) возраст.

3. Культурные ценности по внутреннему ценностному содержанию классифицируются: 1) по родовому признаку - на научные ценности и ценности искусства; 2) по видовому признаку - на исторические, археологические, палеонтологические, филателистические, нумизматические и т.д. (научные ценности); художественные, музыкальные, кинематографические, ценности архитектуры и скульптуры и т.п. (ценности искусства).

4. Преступления, посягающие на культурные ценности, – это общественно опасные, виновные деяния, наносящие невосполнимый ущерб национальному культурному наследию Российской Федерации, а также существенно нарушающие общественные отношения, предметом которых выступают культурные ценности.

5. Святотатство следует признать первым преступлением против культурных ценностей, предусмотренным Уложением о наказаниях уголовных и исправительных (в ред. 1885 г.). Длительное время советское государство обеспечивало культурные ценности специальными мерами уголовно-правовой защиты только в двух случаях: а) незаконного перемещения и продажи их за границу; б) сокрытия их от государственного учета. Кардинальные изменения в деле охраны указанных предметов средствами уголовного права начали происходить с конца прошлого столетия.

6. По действующему законодательству механизм уголовно-правовой защиты культурных ценностей включает следующие уголовно-правовые запреты: 1) хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 164 УК); 2) контрабанда культурных ценностей (ч. 2 ст. 188 УК); невозвращение на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния Российской Федерации и зарубежных стран (ст. 190 УК); уничтожение или повреждение памятников истории и культуры (ст. 243 УК).

7. Основной непосредственный объект посягательств на культурные ценности определяется в зависимости от предмета нарушаемых преступлением общественных отношений. Основным непосредственным объектом хищения предметов, имеющих особую ценность (ст. 164 УК), следует считать отношения собственности; контрабанды культурных ценностей (ч. 2 ст. 188 УК) и невозвращения на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния Российской Федерации и зарубежных стран (ст. 190 УК) – установленный государством порядок перемещения через таможенную границу товаров и предметов; уничтожения или повреждения культурных ценностей (ст. 243 УК) – общественную нравственность.

8. В целях совершенствования законодательства об уголовно-правовой охране культурных ценностей предлагается:

а) исключить из Уголовного кодекса ст. 164;

б) дополнить ч. 4 ст. 158 УК, ч. 3 ст. 159, 160, 161, 162 УК пунктом «в целях завладения культурными ценностями», ч. 3 ст. 163 УК пунктом «в целях получения культурных ценностей».

в) внести изменения:

- в ч. 2 ст. 188 УК словосочетание «культурных ценностей, в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу Российской Федерации» заменить следующими словами: «культурных ценностей, запрещенных к такому перемещению»;

- в п. «б» ч. 3 ст. 188 УК вместо словосочетания «должностное лицо, использующее свое служебное положение» указать: «должностное лицо, использующее свои должностные полномочия».

г) изложить в другой редакции:

«Статья 190. Невозвращение на территорию Российской Федерации культурных ценностей

Невозвращение в установленный срок на территорию Российской Федерации культурных ценностей, вывезенных за ее пределы, если такое возвращение является обязательным в соответствии с законодательством, –

наказывается…»

«Статья 243. Умышленные уничтожение или повреждение культурных ценностей

1.Умышленные уничтожение или повреждение культурных ценностей –

наказывается…

2. Те же деяния, совершенные путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом либо повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, –

наказываются…»

д) дополнить Уголовный кодекс:

«Статья 2431. Уничтожение или повреждение культурных ценностей по неосторожности

1. Уничтожение или повреждение культурных ценностей, совершенные по неосторожности, –

наказываются…

2. Те же деяния, совершенные путем неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности либо повлекшие по неосторожности тяжкие последствия, –

наказываются…»

Теоретическая и практическая значимость работы определяются тем, что она представляет собой впервые осуществленное на монографическом уровне комплексное исследование механизма уголовно-правового обеспечения сохранности культурных ценностей. Изложенные в работе выводы и рекомендации могут быть использованы в качестве теоретической базы при совершенствовании норм уголовного закона об ответственности за посягательства на культурные ценности, а также учтены при внесении изменений и дополнений в соответствующие положения иных отраслей российского законодательства. Результаты проведенного исследования могут быть положены в основу дальнейших научных разработок в области правовой охраны культурных ценностей.

Практическая значимость работы обусловлена ее направленностью на обеспечение точного и единообразного применения уголовно-правовых норм, устанавливающих ответственность за посягательства на культурные ценности, исключение из судебно-следственной практики ошибок, связанных с неверным толкованием юридически значимых признаков соответствующих деяний и неправильной квалификации последних. Отдельные положения исследования также могут быть приняты во внимание при подготовке постановлений Пленума Верховного Суда РФ, посвященных вопросам применения законодательства о преступлениях, посягающих на культурные ценности. Материалы диссертационного исследования могут использоваться в процессе проведения учебных занятий по уголовному праву и спецкурсам (спецсеминарам) по темам: «Уголовно-правовая охрана культурных ценностей», «Таможенные преступления» и др., при подготовке и переподготовке сотрудников правоохранительных органов и т. д.



Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена на кафедре уголовного права и криминологии Ульяновского государственного университета, где и проводилось ее обсуждение. Основные теоретические положения работы, выводы и рекомендации опубликованы в научных статьях и представлены на научных конференциях, проходивших в 2002 – 2003 гг. в г. Ульяновске. На их базе разработан и внедрен в учебную программу Института права и государственной службы Ульяновского государственного университета спецкурс: «Уголовно-правовая охрана культурных ценностей».

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, включающих девять параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, указываются его цели и задачи, определяется состояние научной разработки проблемы, раскрываются научная новизна, методологическая, правовая, теоретическая и эмпирическая основы диссертации, формулируются основные положения, выносимые на защиту, аргументируются теоретическое и практическое значение работы, приводятся сведения об апробации результатов проведенного исследования.

Первая глава «Культурные ценности: понятие, виды, эволюция уголовно-правовой охраны» состоит из четырех параграфов.


В первом параграфе «Культурные ценности как философская категория» дается общая характеристика культурных ценностей с точки зрения философских наук. Рассмотрение культурных ценностей именно с позиции философии позволяет раскрыть их сущностные стороны и в дальнейшем перейти к их определению в праве. На основе анализа данной категории делается вывод о ее субъективно-объективном характере. Ценности культуры являются величиной, производной от соотношения мира и человека, и включают и то, что есть в мире, и то, что создает человек в процессе истории.

Через соотношение понятий «ценность» и «культура» выявляются черты указанных предметов. Культурные ценности обретают свое реальное существование только для человека и только через человека в процессе его осознанной жизнедеятельности. Их происхождение определяется процессом взаимодействия человека и окружающего мира. При этом сами культурные ценности выступают в нем (во взаимодействии) результатом и мерой освоения человеком явлений объективной действительности, преобразования их в соответствии со своими потребностями и интересами, представляют собой своеобразный показатель последовательного развития общества, человеческой культуры, изменяющийся в соответствии с эволюцией человеческого бытия. Они, воплощая в себе все лучшее, что было создано или обработано человеком, обладают особым значением для общества и являются ориентиром человеческой деятельности. Культурные ценности приобретают свой статус не просто в процессе практической деятельности, а на основе исторического опыта. Это связано с тем, что выявление способности определенных объектов удовлетворять общественные и личностные потребности и осознание их важности требует многократного практического обоснования. Они обретают свое истинное значение только по прошествии промежутка времени, отражающего процесс преемственности поколений. Культурные ценности характеризуются также уникальностью. К ним относятся произведения определенных авторов, сохраняющие неповторимый внутренний мир конкретной личности, ее индивидуальный почерк, духовный и физический потенциал, исключительные талант и мастерство.

Второй параграф «Правовое понятие культурных ценностей» раскрывает сущность культурных ценностей в нормативно-правовой интерпретации. По сравнению с философским, правовое понятие «культурные ценности» имеет несколько иное содержание. С одной стороны, юридическое понятие перенимает лишь те основные признаки, которые по своей природе представляют интерес с позиции правового регулирования, с другой – дополняется новыми, собственно правовыми элементами. В праве, помимо прочего, особое внимание уделяется возрасту происхождения предметов, а также их имущественным характеристикам. Диссертант аргументирует правомерность включения в состав охраняемых законом культурных ценностей предметов природного происхождения. Указанные предметы материального мира рождены природой, без участия человека, однако вовлечены в его активную творческую деятельность и заключают в себе определенный человеческий смысл. Присоединение такого рода «не созданных человеком» предметов к ценностям культуры обусловлено тем, что они имеют важное значение для жизнедеятельности людей и играют определенную роль в познании человеком самого себя.

Вопреки устоявшемуся мнению о том, что понятие «культурные ценности» в юридическом смысле, по сравнению с общефилософским, значительно уже и может охватывать лишь предметы материального мира, автор приходит к выводу о необходимости распространения его и на духовные ценности культуры. В противном случае, при формировании определения в праве лишь для части предметов (материальных), относящихся к ним, теряется элемент смысла понятия и в некоторой степени изменяется его сущность.

На данный момент в законодательстве содержится несколько различных типов описания культурных ценностей, что ведет либо к расширительному, либо, наоборот, к ограничительному толкованию предмета правовой охраны. В связи с этим в работе проводится разграничение понятия «культурные ценности» и определений «культурное наследие», «культурное достояние», «культурные блага», «памятники истории и культуры», «антиквариат», которые не подходят для указанных выше целей по смыслу или по объему. Диссертант приходит к выводу о необходимости унификации терминологии, употребляемой в праве и использовании во всех нормативных актах единого определения «культурные ценности», предлагает его формулировку.

В третьем параграфе «Виды культурных ценностей» для наиболее полного представления о культурных ценностях в праве проводится их классификация. Круг предметов, относящихся к культурным ценностям, широк и разнообразен. Они различаются по природе происхождения, по форме воплощения, по значению, представляемому для общественного развития, и многим другим критериям. Естественно, все эти отличия отражаются и на правовом регулировании культурных ценностей. По мнению автора, с юридической точки зрения представляет интерес деление указанных предметов на: духовные и материальные; движимые и недвижимые; по значению – на ценности общечеловеческого, федерального и местного значения; по форме собственности – на ценности, находящиеся в федеральной, муниципальной и частной собственности; по назначению – на ценности, которые в связи со своими качественными характеристиками должны быть использованы в основном в научно-исследовательских, а также в культурно-просветительных и воспитательных целях, ценности культуры, главной целью организации использования которых является обеспечение их оптимальной сохранности с одной стороны, и доступности для экскурсионных осмотров и туристов с другой и ценности, достаточно хорошо сохранившие свое функциональное назначение, которые на этом основании могут использоваться в тех же или близких к ним общественных, хозяйственных или иных целях в современных условиях.

Важное значение для права представляет классификация рассматриваемых предметов по их внутреннему ценностному содержанию, поскольку она позволяет создать наиболее полное представление о составе ценностей культуры. В законодательстве и в литературе отсутствует деление, в основу которого был бы положен единый критерий, позволяющий выделить самостоятельные, взаимно не поглощаемые и не перекрещивающиеся группы культурных ценностей. В целях устранения данного недостатка предлагается классификация, принципы построения которой совпадают с давно сложившимся представлением о существовании самостоятельных отраслей науки и видах и жанрах искусства.

В четвертом параграфе «Охрана культурных ценностей в истории уголовного законодательства России» исследуется процесс эволюции уголовно-правовой охраны культурных ценностей в законодательстве России от Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. (в ред. 1885 г.) до Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г. С определенными оговорками, автор предлагает считать точкой отсчета в деле уголовно-правовой охраны культурных ценностей момент выделения в уголовном законодательстве царской России религиозных преступлений, а точнее, когда в Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. (в ред. 1885 г.), в гл. 4 раздела «Преступления против веры» была закреплена норма о святотатстве. С ее появлением впервые часть церковных предметов, по существу относящихся к культурным ценностям, стала предметом отдельных преступных посягательств. Тем не менее, выделение указанной нормы в уголовном законе было направлено в первую очередь на обеспечение неприкосновенности церкви, а не сохранности культурного достояния России, и в глазах разработчиков Уложения о наказаниях общественная опасность святотатства заключалась прежде всего в нарушении религиозных канонов и в причинении вреда церкви. Поэтому включение в названный законодательный акт состава святотатства можно считать специальной мерой уголовно-правовой охраны ценностей культуры весьма условно.

Ввиду фактического отсутствия законодательства о комплексной защите культурных ценностей в царской России, анализируется нормотворческая деятельность ее государственных органов в данном направлении. Дается характеристика проекта Положения об охране древностей, который содержал прототип системы мер, образующих механизм уголовно-правового обеспечения сохранности культурных ценностей и отличался достаточно высоким уровнем законодательной техники.

Начавшиеся в первые годы существования советской власти массовые уничтожение и вывоз культурных ценностей за границу побудили государство к принятию адекватных мер. В уголовном законодательстве России, по существу впервые, появились нормы об ответственности за посягательства на культурные ценности (контрабанду и сокрытие коллекций и памятников старины и искусства, подлежащих регистрации, учету или передаче в государственные хранилища). Их закрепление в УК РСФСР 1922 г., несомненно, стало важным шагом в деле обеспечения сохранности культурных ценностей средствами уголовного права, однако данные нормы имели существенные недостатки. Они охватывали лишь небольшую часть общественных отношений по поводу обращения с ценностями культуры и содержали различные и в то же время весьма расплывчатые определения предмета преступления, что значительно затрудняло его установление при квалификации деяний. Затем в связи с изменением социально-политической ситуации в стране и значительным снижением уровня преступности названные составы преступлений были упразднены, а в УК РСФСР 1960 г. была включена всего одна норма об ответственности за уничтожение или повреждение памятников истории и культуры.

Существенные изменения в уголовном законодательстве об охране культурных ценностей произошли в 1994 г., когда был принят Федеральный закон Российской Федерации от 1 июля 1994 г. №10-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР». Этим законом была установлена специальная ответственность сразу за три новых преступления: хищение, контрабанду и невозвращение на территорию Российской Федерации культурных ценностей. С их выделением в УК, наконец, появилась определенная система уголовно-правовых запретов в сфере обращения с культурными ценностями, которая регулировала наиболее важный круг этих общественных отношений и способна была обеспечивать рассматриваемые предметы комплексной защитой.

Вторая глава «Преступления, посягающие на культурные ценности (проблемы законодательного регулирования, теории и практики) включает пять параграфов.

В первом параграфе «Общая характеристика преступлений, посягающих на культурные ценности» очерчен круг запретов, образующих механизм обеспечения сохранности культурных ценностей (ст. 164, ч. 2 ст. 188, ст.ст. 190, 243 УК), который на данный момент представляет собой систему предусмотренных уголовным законом норм, направленных на борьбу с незаконным оборотом этих предметов и ненадлежащим обращением с ними. Вред, причиняемый а результате таких преступлений, как хищение, контрабанда, невозвращение на территорию Российской Федерации указанных предметов, а также их уничтожения или повреждения, проявляется многопланово. Общественная опасность посягательств на культурные ценности, с одной стороны, состоит в нанесении невосполнимого ущерба национальному культурному наследию России в виде утраты составляющих его уникальных предметов. С другой стороны, она заключается в нарушении функционирования общественных отношений, предметом которых являются культурные ценности, и причинении им значительного вреда. Диссертантом формулируется понятие преступлений, посягающих на культурные ценности.

Особенностью указанных посягательств является то, что их видовые объекты различаются в зависимости от того, предметом каких общественных отношений выступают культурные ценности. Видовым объектом хищения предметов, имеющих особую ценность, выступают отношения собственности; контрабанды культурных ценностей и невозвращения на территорию РФ предметов художественного, исторического и археологического достояния Российской Федерации и зарубежных стран – совокупность общественных отношений, регулирующих сферу экономической деятельности; уничтожения или повреждения памятников истории и культуры – отношения в области общественной нравственности.

Выделение посягательств на культурные ценности в самостоятельные составы преступлений в УК и объединение их в одну группу обусловлено исключительно особенностями предмета преступления. Между тем именно с этим признаком сегодня связаны основные трудности квалификации названных деяний и применения перечисленных выше норм Уголовного кодекса на практике. В действующем УК РФ содержится четыре различных определения рассматриваемого предмета преступления. В ст. 164 УК говорится о предметах или документах, имеющих особую историческую, научную, художественную или иную культурную ценность; в ст. 188 УК фигурирует термин «культурные ценности»; в ст. 190 УК под предметом преступления понимаются предметы художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран, в ст. 243 УК – памятники истории и культуры. Все предложенные законодателем определения предмета исследуемых составов преступлений значительно различаются между собой, хотя по смыслу довольно близки друг с другом, либо соотносятся как часть и целое. В то же время ни одно из них фактически не отражает сущностных черт культурных ценностей. Такое неоднозначное и поверхностное изложение общего признака характеризуемых посягательств в Уголовном кодексе, наряду с неопределенностью содержания понятия «культурные ценности» в законодательстве об их охране и использовании, не позволяет создать четкого представления о рассматриваемом предмете преступления у правоприменителя. В связи со сложившимся положением в отношении законодательного понятия «культурные ценности», делается вывод о необходимости закрепления универсального определения, отражающего все сущностные признаки названных предметов, в самом Уголовном кодексе.

В работе анализируются также признаки, относящиеся к другим элементам составов преступлений данной группы.

Во втором параграфе «Хищение предметов, имеющих особую ценность» характеризуется состав преступления, предусмотренный ст. 164 УК РФ. Хищение указанных предметов является наиболее опасным и в то же время самым распространенным на практике преступлением среди посягательств на культурные ценности. Оно не только наносит невосполнимый ущерб национальному культурному наследию, но и причиняет вред ряду общественных отношений. Основным непосредственным объектом данного преступления выступают отношения собственности, дополнительным – общественная нравственность. В зависимости от способа совершения указанное посягательство может причинять вред и другим объектам (например, здоровью, личной неприкосновенности, чести и достоинству, а также иным правам личности).

Выделяя хищение предметов, имеющих особую ценность, в Уголовном кодексе как самостоятельное преступление, законодатель установил ответственность за него независимо от способа совершения деяния. В результате создания подобной конструкции нормы за рамками состава преступления остаются некоторые характерные для того или иного способа совершения преступления признаки, существенно повышающие степень его общественной опасности. При этом Уголовный кодекс допускает ситуации, когда за хищение «простого» имущества устанавливается более строгое наказание, чем за совершение того же деяния в отношении культурных ценностей. Так, грабеж чужого имущества, совершенный в крупном размере (ч. 3 ст. 161 УК РФ), наказывается лишением свободы от шести до двенадцати лет с конфискацией имущества. В то же время открытое хищение предметов, имеющих особую ценность, независимо от размера стоимости похищенного подлежит по ч. 1 ст. 164 УК РФ наказанию в виде лишения свободы от шести до десяти лет с конфискацией имущества или без таковой. Если за хищение «обычного» имущества, совершенное путем разбоя, с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище, а также с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, в соответствии с п.п. «в» и «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от семи до двенадцати лет, то за это же деяние, совершенное в отношении культурных ценностей, согласно ч. 1 ст. 164 УК РФ – от шести до десяти лет.

Указанные обстоятельства убеждают в целесообразности исключения из УК РФ ст. 164 и дополнения ч. 4 ст. 158, ч. 3 ст.ст. 159, 160, 161 и 162 УК РФ квалифицирующим признаком, предусматривающим более суровое наказание за совершение деяний в отношении культурных ценностей.

Аргументируется также необходимость установления уголовной ответственности и за их вымогательство, которое в той же мере наносит ущерб национальному культурному наследию России, посягает на отношения собственности по поводу этих предметов и причиняет не меньший имущественный ущерб, в связи с чем характеризуется и не меньшей степенью общественной опасности, чем их хищение.

В третьем параграфе «Контрабанда культурных ценностей» проводится анализ состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 188 УК. Основной вред в результате совершения контрабанды культурных ценностей наносится установленному государством порядку перемещения через таможенную границу Российской Федерации товаров и предметов. Дополнительными объектами данного преступления выступают финансовая система государства при незаконном перемещении культурных ценностей, не запрещенных к вывозу из страны или ввозу на ее территорию; общественная безопасность, национальная безопасность и безопасность мирового сообщества – в том случае, если предметы, представляющие собой культурную ценность, одновременно являются огнестрельным оружием, относятся к вооружению, взрывным устройствам и т.д.; личность – если преступление совершается с применением насилия к лицу, осуществляющему таможенный контроль.

В соответствии с законодательной формулировкой под предметом названного преступления понимаются культурные ценности, «в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу Российской Федерации». Если следовать логике закона, то специальные правила перемещения через таможенную границу Российской Федерации распространяются на все движимые культурные ценности. Однако в данном случае теряется смысл установления уголовной ответственности за контрабанду указанных предметов. Определенный их круг, не относящийся к категории особо ценных, согласно нормативным правовым актам может перемещаться за пределы государства, поскольку предполагается, что вывоз этих предметов не наносит какого-либо ущерба культурному наследию России. Нормы об уголовной ответственности за посягательства на культурные ценности преследуют те же цели, что и правовое регулирование их использования и охраны в целом. Смысл установления специального порядка их вывоза и ввоза заключается прежде всего в обеспечении сохранности наиболее важной части культурного наследия России и мирового культурного наследия. Опасность для общества представляет перемещение за пределы РФ лишь особой категории культурных ценностей, на вывоз которых государство устанавливает запрет. С учетом приведенных доводов диссертант предлагает внести изменения в рассматриваемую норму уголовного закона и установить ответственность за контрабанду культурных ценностей, запрещенных к перемещению через таможенную границу РФ.

Состав преступления является формальным. При определении момента его окончания следует исходить из фактического перемещения товаров и предметов через таможенную границу РФ (фактического пересечения таможенной границы Российской Федерации), что полностью отвечает требованиям института стадиальности совершения преступлений и принципам реализации уголовной ответственности.

В п. «б» ч. 3 ст. 188 УК имеется указание на специальный субъект преступления – должностное лицо. Из буквального толкования определения «должностное лицо, использующее свое служебное положение» вытекает, что под специальным субъектом контрабанды необходимо понимать всех лиц, указанных в примечании 1 к ст. 285 УК. Это не совсем верно (поскольку круг полномочий большинства из них исключает возможность злоупотребления в сфере таможенной деятельности). В данной связи автор приходит к выводу о необходимости уточнения признаков специального субъекта данного преступления, отнесения к нему лиц, в полномочия которых входит осуществление контрольных функций или иных требований таможенного законодательства.

Четвертый параграф «Невозвращение на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния Российской Федерации и зарубежных стран» посвящен характеристике состава преступления, предусмотренного ст. 190 УК. Указанная норма касается специфической области государственного регулирования – регулирования временного и бессрочного вывоза культурных ценностей за территорию России. Основным непосредственным объектом преступления является установленный государством специальный порядок временного вывоза за территорию РФ товаров и предметов. В качестве дополнительного объекта посягательства выступает межгосударственное сотрудничество в области культуры.

Предложенное законодателем определение предмета преступления не соответствует ни одному из терминов, употребляемых в нормативных правовых актах, регулирующих общественные отношения в области использования и охраны культурных ценностей. В связи с этим предлагается изменить название статьи, а также заменить содержащееся в диспозиции нормы определение предмета преступления.

Предметом преступления, предусмотренного ст. 190 УК РФ, выступают не все культурные ценности, а лишь определенный их круг. В него входят имеющие наиболее важное для общества и государства значение предметы, которые не могут быть с учетом данного обстоятельства вывезены из Российской Федерации на постоянной основе. При квалификации деяния для установления принадлежности культурных ценностей к предмету преступления достаточным основанием выступает наличие оформленного в установленном законом порядке свидетельства на право его временного вывоза за территорию России.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 190 УК РФ, выражается в бездействии и состоит в неисполнении обязанности по возвращению временно вывезенных за пределы Российской Федерации культурных ценностей в определенный срок. На лицо возлагается правовая обязанность возврата временно вывозимых им из России культурных ценностей после подписания этого документа сторонами, фактически – с момента пересечения государственной границы РФ при вывозе этих предметов за ее территорию. Невозвращение на территорию Российской Федерации культурных ценностей в установленные сроки составляет объективную сторону данного деяния в том случае, если оно не вызвано уважительными причинами.

По конструкции объективной стороны описываемое преступление является формальным. Такая конструкция обусловлена невозможностью определения конкретного ущерба, причиняемого в результате их совершения, т.к. фактическая утрата рассматриваемых предметов имеет место не всегда. При этом само деяние характеризуется достаточно высокой степенью общественной опасности. При определении момента окончания преступления возвращением временно вывозимых культурных ценностей следует считать момент пересечения государственной границы Российской Федерации.

По мнению диссертанта, данное посягательство характеризуется только прямым умыслом, то есть когда виновный, осознавая общественную опасность деяния, желает не возвращать вывезенные им предметы в Россию. Об этом свидетельствует многоступенчатый порядок получения права временного вывоза указанных предметов, который исключает его совершение с косвенным умыслом. Лицо, временно вывозящее культурные ценности за пределы Российской Федерации, в полной мере осознает особое значение и особую ценность указанных предметов, в связи с чем по объективным причинам не может относиться безразлично ни к ним, ни к совершаемым по отношению к ним действиям, тем более – по отношению к их невозвращению на территорию России.

Временный вывоз культурных ценностей представляет собой совокупность различных действий, которые по своему характеру могут образовывать объективную сторону не только преступления, предусмотренного ст. 190 УК, но и при наличии интеллектуального подлога – контрабанды, а в случае противоправных изъятия и (или) обращения предметов в пользу виновного или иных лиц, причинивших ущерб собственнику или иному владельцу, – хищения этих предметов.

В подобной ситуации следует исходить прежде всего из субъективного отношения преступника к совершаемому им посягательству. При этом для правильной квалификации деяния необходимо установление момента формирования и направленности умысла, мотива и цели преступления. Диссертант приходит к выводу о том, что в зависимости от времени и места возникновения умысла невозвращение культурных ценностей на территорию Российской Федерации может быть квалифицировано или по ст. 190 УК, или по ст. ст. 188 УК, 164 УК.

Субъект рассматриваемого преступного посягательства – специальный. Им является вменяемое физическое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста, обязанное в соответствии с законом к возвращению на территорию России культурных ценностей, вывезенных им за пределы государства.

В пятом параграфе «Уничтожение или повреждение культурных ценностей» исследуется преступление, предусмотренное ст. 243 УК. Его общественная опасность заключается в нанесении невосполнимого ущерба национальному культурному наследию России, а также в причинении вреда общественной нравственности. Кроме того, совершение данного преступления, в отношении культурных ценностей, не принадлежащих виновному, приводит к существенному нарушению отношений собственности. Указанное деяние, в отличие от других посягательств рассматриваемой группы, характеризуется тем, что приводит к фактической утрате культурных ценностей, либо к утрате ими своих уникальных специфических свойств.

По мнению автора, преступление может совершаться как путем действия, так и бездействия. Обязанность заботиться о сохранении памятников истории и культуры распространяется в соответствии с законодательством об охране и использовании культурных ценностей на достаточно большой круг лиц. Помимо должностных лиц к ним относятся все собственники и иные законные владельцы. Необходимость ее возложения обусловлена тем, что ценности культуры имеют значительный возраст происхождения и повышенную восприимчивость к факторам внешней среды. В случае непринятия определенных мер по их сохранению с течением времени влияние природного воздействия может привести к утрате данными предметами своих уникальных свойств либо даже к полному их разрушению. Поэтому если лицо умышленно или по легкомыслию либо по небрежности не выполняет своих обязанностей, что приводит к гибели названных предметов либо их повреждению, то его бездействие следует расценивать не иначе, как преступление, квалифицируемое по ст. 243 УК.

По своей природе уничтожение и повреждение культурных ценностей могут характеризоваться как умышленной, так и неосторожной формами вины. Диссертант аргументирует необходимость установления дифференцированной ответственности за их совершение.

Часть 2 ст. 243 УК предусматривает более суровое наказание за совершение описанных выше деяний в отношении особо ценных объектов или памятников общероссийского значения. Данные объекты отличаются специфическим правовым статусом, устанавливаемым в соответствии с законом или иными нормативными правовыми актами, и находятся под особой охраной государства. Установление более строгой ответственности за уничтожение или повреждение указанного вида ценностей культуры представляется нецелесообразным.

Состав особо ценных объектов и памятников общероссийского значения довольно часто меняется. Например, с момента вступления в законную силу Указа Президента РФ от 30 ноября 1992 г. № 1487 «Об особо ценных объектах культурного наследия народов Российской Федерации» в него было внесено пять дополнений. Их перечень охватывает лишь часть важнейших культурных ценностей Российской Федерации, в него фактически вообще не включены движимые предметы.

В некоторых случаях действия указанных нормативных актов не распространяются на предметы, по своему характеру немногим менее ценные, чем те, которые утверждены в соответствующем порядке в качестве объектов федерального значения или особо ценных объектов культурного наследия России.

Автором обосновывается целесообразность дополнения ст. 243 УК квалифицирующим признаком, предусматривающим более строгое наказание за совершение названного преступления путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом либо повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, выделения в Уголовном кодексе самостоятельной нормы об ответственности за неосторожное уничтожение или повреждение культурных ценностей.



В Заключении излагаются основные результаты проведенного диссертационного исследования и формулируются предложения по совершенствованию уголовного законодательства об охране культурных ценностей и практики его применения.
По теме диссертации опубликованы следующие работы:


  1. Чучаев А.И., Медведев Е.В. Философская концепция понятия культурных ценностей // Государство и право: проблемы, поиски решений, предложения / Под ред. А.И. Чучаева. – Ульяновск, 2000. – Вып. 3 (13). – 0,7 п. л.

  2. Чучаев А.И., Медведев Е.В. Культурные ценности как правовая категория // Государство и право: проблемы, поиски решений, предложения / Под ред. А.И. Чучаева. – Ульяновск, 2000. – Вып. 3 (13). – 0,7 п. л.

  3. Медведев Е.В. К вопросу о правовом понятии «культурные ценности» // Государство и право: проблемы, поиски решений, предложения. Тезисы докладов Региональной научно-практической конференции. – Ульяновск, 2002. – Вып. 1 (18). – 0,2 п. л.

  4. Медведев Е.В. Охрана культурных ценностей в истории уголовного законодательства // Государство и право: проблемы, поиски решений, предложения / Под ред. В.В. Иглина. – Ульяновск, 2002. – Вып. 2 (19). – 0,6 п. л.

  5. Медведев Е.В. Преступления, посягающие на культурные ценности // Политика, власть, право. – Спб. – 2002. – № 3 .– 0,6 п. л.

  6. Медведев Е.В. К вопросу о проблемах квалификации хищения культурных ценностей // Государство и право: проблемы, поиски решений, предложения / Под ред. В.В. Иглина. – Ульяновск, 2002. – Вып. 2 (19). – 0,6 п. л.

  7. Медведев Е.В. Уголовная ответственность за уничтожение или повреждение культурных ценностей // Новая правовая мысль. Волгоград. – 2003. – № 3. – 0,6 п. л.




Смотрите также:
Общая характеристика работы актуальность темы исследования
305.15kb.
1 стр.
Общая характеристика работы актуальность темы исследования
330.69kb.
1 стр.
I. Общая характеристика работы Актуальность темы исследования
320.66kb.
1 стр.
Общая характеристика работы Актуальность темы исследования
261.44kb.
1 стр.
I. общая характеристика работы актуальность темы исследования
434.26kb.
3 стр.
1. общая характеристика работы актуальность темы исследования
340.01kb.
1 стр.
Общая характеристика работы актуальность темы исследования
655.08kb.
3 стр.
1. общая характеристика работы актуальность темы исследования
514.15kb.
3 стр.
Общая характеристика работы актуальность темы
331.63kb.
1 стр.
Общая характеристика работы Актуальность темы исследования
254.37kb.
1 стр.
I. общая характеристика работы актуальность темы
519.67kb.
3 стр.
Общая характеристика работы актуальность темы
357.94kb.
1 стр.