Главная
страница 1

Т.Я. Еремина,

учитель русского языка и литературы,
Санкт-Петербург




АЛЕКСАНДР СОЛЖЕНИЦЫН

Рассказ «Один день Ивана Денисовича»
в 10 или 11 классе


(Культура письменной речи;
http://gramma.ru/EDU/?id=3.58&PHPSESSID=2395085e31ad0d20a8253a1be49090cb)

— Я очень горжусь тем, что пишу с ним на одном языке. Я считаю его одним из величайших… и отважных людей этого столетия. Я считаю его совершенно выдающимся писателем…

…Когда человек говорит об уничтожении, о ликвидации шестидесяти миллионов человек, нельзя говорить о литературе и о том, хорошая ли это литература или нет. В его случае литература поглощена тем, что он рассказывает…

…Я думаю, что советская система обрела своего Гомера в случае с Солженицыным…

Иосиф Бродский1

Перечитывая ответ И. Бродского журналистам из интервью 1978 года, вспомним и слова Б. Пастернака об истинном поэте, о «строчках с кровью», ибо проза Александра Исаевича Солженицына, предлагаемая современным старшеклассникам, — это, конечно, произведения литературы, но все же «здесь кончается искусство и дышат почва и судьба». Отсюда и проблемы, и задачи изучения рассказов «Один день Ивана Денисовича» и «Матренин двор», а при возможности — знакомства с книгой «Архипелаг ГУЛАГ»2.

Рассмотрим, с какими проблемами сталкиваются старшеклассники, а с какими — учитель литературы при изучении двух рассказов.

Во-первых, «Один день Ивана Денисовича» и «Матренин двор» стали для современного читателя произведениями об ушедшей истории середины ХХ века. А ее нынешние школьники знают очень неглубоко, и даже если изучали, то плохо помнят и понимают. Значит, надо «обновлять» эти знания, основываясь на истории литературы (биографиях писателей, например), ибо без них рассказы совсем непонятны.

Во-вторых, герои обоих произведений по образу жизни, кругу интересов не очень-то близки детям — особенно городским школьникам. Следовательно, нужно показать, где связь между сегодня и вчера, где общесоциальное и общечеловеческое в далеком.

В-третьих, для значительной части учеников чтение прозы Солженицына — это труд, требующий усилий, как, впрочем, и для многих взрослых. Это связано с использованием разного рода диалектизмов, в том числе грамматических, своеобразных неологизмов, широким введением «вариантной» речи — то есть с речевой свободой автора. Не забудем также о типах повествования, о стихии сказа, о смене рассказчиков… Значит, все это нужно предвидеть, вовремя предупреждая учеников, правильно организуя их деятельность и не думая, что они обязаны заранее все знать, понимать, уметь.

Можно представить себе монографическое изучение темы «А.И. Солженицын» только в конце 11 класса, например, после Шолохова. В этом есть логический резон.

Так, образ Ивана Денисовича Шухова, конечно, заставляет соотнести реальность и вымысел, шолоховское приукрашенное, идеализированное, тенденциозное изображение коллективизации и военных судеб людей со страшной правдой советского быта и бытия. А судьба Матрены, изменения в российской деревне, авторское осмысление нравов, характеров людей — опора для перехода к проблемам, образам рассказов В. Шукшина, В. Тендрякова, повестей В. Распутина, романов В. Астафьева. Но писатель-современник Солженицын при «отложенном» изучении останется слишком долго таинственным незнакомцем, и возникнут еще проблемы…

Предложим другие основания для распределения часов.

«Один день Ивана Денисовича» — это новелла, по словам И. Бродского, или повесть, с точки зрения многих критиков, но всё же рассказ, по авторскому определению, в котором звучат размышления Солженицына не только о судьбе простого человека, крестьянина, но о многих судьбах самых разных героев, а также о смысле происходящих исторических процессов. То есть — о «правде сущей, правде, прямо в душу бьющей, да была б она погуще, как бы ни была горька», как писал Твардовский в своей народной поэме. В рассказе Солженицына речь идет и о коллективизации, и о страшной войне, и о лагерях; о связи людей со своей национальной стихией (эстонцах, украинца, латышах…), о мере ответственности человека перед государством и государства перед народом — и каждым его представителем… Автор заставляет задуматься о роли природы для своего героя, о роли труда для русского человека… Но ведь всё это — «мысль народная», не так ли?

Еще одна «подсказка» — в письме Ю.О. Домбровского: «…Почему герой носит имя и фамилию Ивана Шухова? Я бы назвал его «Платон Каратаев в лагере»3.

Итак, рассказ «Один день Ивана Денисовича» можно изучать в 10 классе сразу после романа-эпопеи Л.Н. Толстого «Война и мир».

А когда же — «Матренин двор»? Рекомендация изучать рассказ в 9 классе не представляется убедительной. Учащиеся в это время, как нам кажется, еще не подготовлены к восприятию авторского замысла. Но перечитаем пушкинские строки — эпиграфы ко второй главе «Евгения Онегина» —


«O rus!

Hor.


О Русь!» —
и увидим давно известное: поэт соединил звучание строки Горация о деревне со смыслом собственных размышлений о судьбе русского человека. В 11 классе мы возвращаемся к этой игре смыслов в связи с «Деревней» И. Бунина: «Да она вся — деревня, на носу заруби себе это!» — говорит самоучка Балашкин Кузьме Красову о России. (Кроме того, изучен уже Некрасов…)

В размышлениях о судьбе России, ее народа, об истоках и развитии национального характера в ХХ столетии, об изменениях в российской ментальности можно опираться именно на бунинскую «Деревню», а поскольку эта повесть сложна для старшеклассников, то неплохо бы разговор продолжить вскоре после ее изучения. Итак, есть смысл «деревенскую» литературу ХХ века изучать сразу после темы «И.А. Бунин» в 11 классе, то есть осенью. В таком случае литература второй половины века не потеряется в «быстроходном» изучении конца учебного года, исторические соответствия будут живыми, книги — прочитанными, пусть и бегло, но не только для экзаменов. А ведь это, помимо «Матренина двора», и рассказы В. Тендрякова, и В. Шукшина, и творчество В. Распутина, В. Аста­фье­ва… Опыт показал, что такое изучение возможно и достаточно результативно.

Распределение часов: 2 урока + 1 урок развития речи (можно — из часов русского языка).

После окончания темы «Л.Н. Толстой» десятиклассники получают домашнее задание.

1) Перечитать рассказ А. Солженицына «Один день Ивана Денисовича» (про плану чтения — из летнего списка литературы) и приготовить вопросы о непонятном, записать в тетрадь.

2) Пересмотреть главы «Войны и мира» о Платоне Каратаеве (том IV часть I, главы 12–13, часть II, главы 11–12, часть III, главы 12–14) и приготовить устный ответ на вопрос: почему некоторые читатели сравнивали Ивана Денисовича Шухова с Платоном Каратаевым?

Можно сразу познакомить учеников с мнением Ю.О. Домбровского: «…Почему герой носит имя и фамилию Ивана Шухова? Я бы назвал его «Платон Каратаев в лагере». (Хорошо бы заранее записать эту мысль на доске, а теперь открыть.)

Согласимся с мнением писателя или оспорим его?



Варианты индивидуальных заданий к 1 уроку по теме:

1. Краткий рассказ о жизни А.И. Солженицына. Основные произведения — для записи на доску.

2. Составление таблицы «Иван Шухов и Платон Каратаев» — в свободной форме, в любом порядке. Второе задание лучше давать двоим, чтобы можно было сравнить наблюдения прямо на уроке. Попросим объяснить, что именно сравнивали.

(Дополнительно. 3. История публикации рассказа «Один день Ивана Денисовича».) Индивидуальные задания нуждаются в предварительном объяснении учителя.

Биография в изложении ученика не должна стать кратким перечнем фактов, потому что речь не просто о знакомстве — надо удивить, заинтересовать. Если подготовка невозможна, учитель должен взять изложение на себя, при этом прозвучит нечто вроде слова о писателе. Ученика же можно попросить сделать список событий жизни и творчества Солженицына — приготовить краткую хронологическую канву для записи на доске.

Составление таблицы «Иван Шухов и Платон Каратаев» под силу старательным, думающим ученикам, хотя и они сделают только часть работы. При объяснении можно назвать некоторые основания для сравнения: в чем проявляется крестьянское в обоих героях, как относятся к труду, что умеют, как ведут себя по отношению к близким и чужим людям, к врагам… И надо предложить добавить свои линии сопоставления. Можно подсказать, что сравнимы и факты жизни, и характеры, и поведение.

История публикации рассказа заслуживает внимания, так как открывает атмосферу восприятия рассказа первыми его читателями. Историю эту можно не вычленять из биографии для отдельного рассказа, но при наличии времени полезно рассказать подробно.


Урок 1. Знакомство с автором. «Один день Ивана Денисовича» (1959)
Первое название — «Щ–854 (Один день одного зэка)»

В основе урока — лекция учителя и последующая беседа.

Слово об авторе произнесет учитель или хорошо подготовленный ученик. Сохраняя обычное в таких случаях задание конспектировать главное, попросим подчеркнуть при записи самые удивительные или непонятные сведения.

Расскажем коротко об обстоятельствах жизни юного способного студента, который учился одновременно математике и физике в ростовском университете, а то же время поступил заочно учиться в ИФЛИ4. Значит, свой писательский дар почувствовал рано. Расскажем, как был арестован в 1944 году дошедший со своей частью до Кенигсберга боевой офицер Солженицын, имевший очень уважаемые награды: и орден красной Звезды, и орден Отечественной войны 2 степени… И объясним детям, за что арестован — за то, что в письме товарищу высказал свои взгляды на происходящее вокруг… (Нынешние старшеклассники верят, но не очень; не до конца не понимают, как это — за свое мнение...) И был осужден на восемь лет лагерей и ссылку.

Как долго будем говорить о биографии? Как разрешит время. Главное — сделать акцент на том страшном опыте, который был пережит (включая близкую смерть — и не раз: на войне, в тюрьмах и лагерях, от рака…), и на той удивительной силе духа, которая помогла выдюжить, не сломиться, поставить цели — и достичь их. Включим также в пересказе фрагменты из книги «Бодался теленок с дубом» (как выслали писателя из страны, как спускался с трапа самолета, а сам не знал, куда привезли, — оказался в Западном Берлине, где встречал Генрих Бёлль). Включим и высказывания современников об Александре Солженицыне.

Анна Ахматова, прочитав рассказ, сказала автору при встрече-знакомстве: «Знаете ли вы, что через месяц вы будете самым знаменитым человеком на земном шаре?» А через несколько лет, когда Солженицын станет гонимым, Михаил Шолохов в речи на IV съезде советских писателей гневно произнесет: «Кто такой Солженицын? — Сумасшедший… Что с ним надлежит делать? — Посадить в сумасшедший дом…».

Не забудем о том, что был писатель исключен из Союза советских писателей, а вскоре после того удостоен Нобелевской премии (1970). Обратим внимание учеников как читателей и к рассказам 1990 х годов. Для дальнейшего знакомства с биографией писателя можно адресовать не только к учебнику, но и к книге В.М. Акимова «От Блока до Солженицына», а также к статье В. Котельникова в «Библиографическом словаре»5. Заслуживает всяческого внимания история публикации рассказа. Наивно думать, что это материал для урока истории (проверено не раз — не изучается!). Это именно история литературы, как история ссылок Пушкина. Лермонтова, публикации стихотворения «Смерть поэта» и откликов на роман Тургенева «Отцы и дети». При нехватке времени на уроке перенесем разговор на спецкурс или превратим в текст для изложения. Но не забудем.

История публикации рассказа заслуживает внимания и тем, что открывает атмосферу восприятия рассказа первыми его читателями.

Об истории публикации6

Рязанский учитель физики и математики А.И. Солженицын написал свой рассказ в 1959 году, назвав «Щ–854 (Один день одного зэка)». Скажем сразу, что Солженицын считает правильно писать ЗЭК — с буквой Э. Герою он отдал свой собственный лагерный номер.

(Обратим внимание, что в названии нет имени — только номер — и получим в ответ воспоминание учеников: как «нумер» в романе Е. Замятина «Мы». Конечно, они вспомнят, если читали, то есть или при изучении в конце 11 класса, или если роман изучался после «Преступления и наказания» в 10 классе. В противном случае пусть сам учитель теперь же обратит внимание учеников на роман Замятина — писателя, который предвидел и предупреждал, во что обойдется человеку создание Единого государства… Это будет вариант рекомендации к летнему чтению перед 11 классом.)

Рассказ Солженицына написан за 3 недели в 1959 году. Летом 1962 года его привез в Москву и принес в редакцию журнала «Новый мир» товарищ писателя по Марфинской «шарашке» Лев Копелев. Рукопись попала к редактору Анне Берзер, сразу прочитавшей ее и положившей на стол главному редактору журнала А.Т. Твардовскому. (Объясним детям, что не всякая рукопись доходила до главного редактора и не всякую он соглашался утвердить в печать.) Но, прочитав «Щ-854…», Твардовский был потрясен, решил добиться разрешения печатать произведение и передал помощнику главы государства В.С. Лебедеву.

Отдыхавший в Пицунде Н.С. Хрущев, по совету Лебедева прочитавший рассказ Солженицына, был изумлен правдой о русском мужике. Исторический казус: глава государства начала 60 х годов ХХ века мог запретить публикацию, но не имел права сам разрешить и потому велел отпечатать 20 экземпляров рассказа для членов Президиума ЦК КПСС. Вопрос был включен в повестку дня, но только на втором заседании Президиума ЦК КПСС, после долгих сомнений, решение печатать было принято, причем единогласно.

Известно, что «Один день Ивана Денисовича» (название было изменено Твардовским с разрешения автора) был опубликован в 11 номере журнала «Новый мир» за 1962 год. Как был воспринято произведение в обществе? В газете «Правда» 23 ноября 1962 года появилась статья «Во имя правды, во имя жизни». «…Повесть Александра Солженицына напоминает толстовскую художественную силу в изображении народного характера», — писал Владимир Ермилов, конъюнктурный7 критик. (Сразу можно спросить: так рассказ или повесть перед нами?)

Вскоре автора рассказа приняли в Союз советских писателей по инициативе самого Союза. В январе 1963 года «Один день Ивана Денисовича» был опубликован тиражом 750 тысяч экземпляров, из которых 100 000 разошлись за 1 месяц. А в конце 1963 года рассказ был выдвинут редакцией «Нового мира» на Ленинскую премию по литературе.

Если рассказывал ученик, то теперь зазвучит речь учителя. Вот мнение из письма Ю.О. Домбровского — опытнейшего читателя и прекрасного писателя, пережившего два десятка лет лагерей и ссылок: «Москва сошла с ума от той части правды, которую он высказал. Только почему герой носит имя и фамилию Ивана Шухова? Я бы назвал его «Платон Каратаев в лагере». Впечатление у меня двойственное. Это, конечно, только правда, одна только правда, но не вся правда… Человеческая плазма, конечно, состояла только из подобных Иванов Денисовичей, но лицо-то лагеря делали никак не они, они и там были нулями, и сказать об этом необходимо. Впрочем, мастерство автора, его писательская зрелость, точность глаза и слуха, умелость — неоспоримы». Согласимся ли мы с определением «человеческая плазма» по отношению к Ивану Денисовичу? Задумаемся, что имел в виду Домбровский. Поставим вопросы — и только опросим мнения еще не изучивших рассказ читателей. Понимают ли они, что человек в советской системе 30–40 х годов был объявлен винтиком государственной машины? А крепчайшая из налаженных «машин» — это лагеря… (Помним ли мы сами грустные строки И. Уткина: «Я рад, что в огне мирового пожара мой маленький домик сгорит»? Интересно, обрадовался бы Шухов такому повороту событий?..)
Продолжим лекцию-беседу. Сначала спросим детей: что неожиданного, нового, непонятного в рассказе для современного читателя (для вас)? Про современного читателя спросить бывает полезно потому, что тогда ученик сможет говорить как бы не о себе, то есть отстранится от себя — иногда так легче высказать и собственное понимание. В процессе беседы выяснится, чего не знают или не понимают дети. Если на уроках истории уже говорилось о 30-х годах ХХ века — а к апрелю так должно быть, — они должны представлять, что такое тоталитарное государство. Правда, большая часть учеников все равно не понимает, что такое полное подавление человеческой личности. И, кроме конкретных слов, связанных с лагерем, с крестьянской жизнью, им все равно непонятно многое, и прежде всего — отношения между людьми, между человеком и советским государством.

Следующий вопрос: как вы думаете, что потрясло первых читателей рассказа? (Вспомогательный вопрос: чего не знали обычные жители страны, не прошедшие через лагеря, верившие правительству?)

Ученики скажут о тяжести жизни в лагере, о несправедливости власти. Но они не сразу увидят, что речь — об отношении к человеку во всей советской стране. Ведь пели: «Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек!» И — смею уверить молодых коллег — многие пели совершенно искренне, уверенные, что так и есть, много лет подряд. И вот открылась страшная правда: оказывается, не «вольно», а иногда и вовсе не может дышать — и не один человек, а сотни, тысячи, миллионы. Открыто скажет об этом Солженицын в «Архипелаге…», но неглупый читатель быстро понял, увидев колоссальное обобщение за фигурами отдельных героев уже в рассказе.

«В числе признаков великого писателя — дар открытия новых миров. «Один день Ивана Денисовича» был землетрясением, которое обрушило могучие стены лжи и открыло землю ГУЛАГ…», — писал историк Михаил Геллер. Что это были за открытия? Обычный советский читатель узнал правду о том, кто и за что сидит в лагерях: чаще невинные жертвы и, например, герои войны; узнал о нечеловеческих условиях жизни «зэков»; о жестокости власти — от конвоиров до тех, кто издает декреты; узнал об извращении идей и колоссальной лжи в основе «социалистического строительства». А еще автор показал, что человеческая правда может быть выше государственной. Ведь государство объявило врагами своих попавших в плен граждан. Обратим внимание на некоторые фрагменты рассказа. Что не очевидно, что нуждается в осмыслении?

На первом плане — историческое неведение. Поэтому учителю стоит проверить, понятен ли, например, рассказ бригадира Тюрина о своей судьбе. В частности, что сделал он позже и почему для одной из спасших его девушек? «…Она в тридцать пятом в кировском потоке попала, доходила на общих, я ее в портняжную устроил» — здесь каждая синтагма требует объяснения…

Дети не всегда понимают, как автор оценивает Цезаря Марковича. Видят не самоуверенность, ограниченность этого героя, а «везение» и умение приспосабливаться. Только опытные и внимательные читатели разберутся и в смысле диалога Цезаря с каторжанином X–123 о фильме С. Эйзенштейна «Иоанн Грозный» (надо знать о фильме, времени и причинах постановки). А ведь речь «двадцатилетника», по-видимому, передает точку зрения автора: «Гении не подгоняют трактовку под вкус тиранов!». И, однако, важно, что во время «образованного разговора» собеседники не замечают Ивана Денисовича, который Цезарю кашу принес и о котором тот потом «не помнит»…

Не вполне ясно, как характеризует главного героя его диалог с кавторангом после рабочего дня о том, «куда месяц девается». Большинство учащихся уверены — вместе с Буйновским, — что Шухов — «дурной», необразованный, потому и «поведал»: «…старый месяц Бог на звезды крошит». Однако заметим, как вводится этот эпизод: «Шухову весело, что все сошло гладко, кавторанга под бок бьёт и закидывает…». Итак, в веселую минуту лукавый русский мужик подцепляет на удочку простодушного моряка, а сам прикидывается дурачком. Прочитаем дальше: «Шухов головой крутит, смеётся», «Шухов зубы раскрыл»… И Буйновского повеселил, и сам душе отдых дал: дальше-то звучат классические речи «простака» — объяснения про Бога, гром… Заметим и красоту народного мифа, оживленного Иваном Денисовичем. Это действительно народный герой — из тех, кто в огне не горит и в воде не тонет. Горе в том, что не со Змеем ему приходится сражаться и не в сказке мучит людей советский ГУЛАГ.

Особенно отметим образ «тихого» Семена Клёвшина. Пусть сведения о нем соберет кто-то из учеников. Что знает о Сеньке Шухов? «Ухо у него лопнуло одно, еще в сорок первом. Потом в плен попал, бежал три раза, излавливали, сунули в Бухенвальд. … он в Бухенвальде сидел и там в подпольной организации был, оружие в зону носил для восстания. И как его немцы за руки сзади спины подвешивали и палками били. …теперь отбывает срок тихо» — в советском лагере! Как такого человека назвать? Ведь это настоящий герой Великой Отечественной войны. И в судьбе его самое страшное — несправедливость родного государства.

Будет неправильно, если все размышления и наблюдения не будут записаны. Рекомендуется вести постоянный конспект на уроках, а для лучшего обобщения делать паузы и отслеживать, как формулируются основные идеи — тезисы.

Об открытиях Александра Солженицына, используя мнение историка Михаила Геллера (1989)8, запишем конспективно в тетрадь. Можно и продиктовать на уроке русского языка.

1. Неизвестные картины лагерной жизни (устно проговорим — какие). Правда о несправедливости и преступности власти, о несчастье целого народа, о конкретных событиях эпохи (например, об осуждении бывших пленных и даже героев войны как шпионов: ср. судьбы Буйновского, Клевшина).

2. Открытие героя, парадоксально неожиданного. Солженицын писал о нем: «…Выбирая героя лагерной повести, я взял работягу, не мог взять никого другого, ибо только ему видны истинные соотношения лагеря (как только солдат пехоты может взвесить всю гирю войны)… Впрочем, Шухов не промах и судит обо всех событиях в стране посмелее генерала…».

«Иван Денисович» — «синекдоха советского общества, столкновение духа и бездуховности, веры и отчаяния» (Мих. Геллер, историк). Обязательно вспомним, что синекдоха — вариант метонимии. Имеется в виду изображение части общества (лагерь) вместо целого (страны) и для понимания целого.

3. Открытие языка. «Солженицын вернул в литературу «сказ», вычеркнутый вместе с книгами великих мастеров — Замятина, Зощенко, Платонова. Сказ — замечательный инструмент, позволяющий изображать многозначность мира и населяющих его людей. Его запрещение было логичным в литературе, высшей ценностью которой стала — однозначность…» (Мих. Геллер).

Отдельная задача — различить позиции Солженицына и Ивана Денисовича. Где же «выглядывает» автор? Обратим внимание, что иногда герой оценивается как будто со стороны. Вот это и есть авторская речь: «Дума арестантская — и та несвободная…»; «Шухов совсем забыл, что сам он только что так же работал… Сейчас он зяб со всеми и лютел со всеми…».

Полстраницы подряд звучит речь автора, характеризующего кавторанга Буйновского (сцена в столовой). Особенно выразительно и горько звучат строки, изображающие его радость при получении «нечаянной» лишней каши — прочитаем их в классе: «Виноватая улыбка раздвинула растресканные губы капитана, ходившего и вокруг Европы, и Великим северным путем. И он наклонился, счастливый, над неполным черпаком жидкой овсяной каши, безжирной вовсе, — над овсом и водой». Здесь каждое обособление, каждая инверсия подчеркивают горечь автора, его сочувствие герою и обвинение власти.

Теперь поговорим о словах, словосочетаниях — о самой речи рассказа. Она очень своеобразна и требует конкретных знаний. Не стоит разбирать все, но надо видеть. Например, есть язык зоны: попки на вышках, бдительность травят, придурок, вагонка, шакал, вертухай, шестерка, кум, косануть, доходяга, шмон, фитили… Народная речь проявляется в лексике, грамматике, словообразовании (взлез, обледь, засветляли, наскорях, не окунумши, дохрястывают, доболтки…), а также — просторечиии, диалектизмах. (И еще проблема для лингвистов — разобраться что где!) Встречаются авторские словообразование и словоизменение (подлизнул, замусленными, плесь, подстрельнуть, зарьялись, напересек…) и даже орфография («цынга», «цыгарку»). Пусть ученики найдут примеры.

Подростки совсем не представляют себе, что их жаргон, как и большая часть уличного сленга, прямо связан с уголовным. А надо бы знать — для осознанного выбора речи и типа поведения.

4. Критики и читатели сравнивали Ивана Денисовича Шухова и Платона Каратаева. Какие для этого основания? Разговор по первым впечатлениям могут начать сами ученики, а в слабом классе — учитель. Обнаружится, что оба героя — крестьяне, ставшие в военное время солдатами, (между прочем, та и другая войны названы «отечественная»); оба — в заключении у неправедной власти. Подскажем: и говорят особенно — пословицами, поговорками. Выходим к размышлениям, что можно найти много общего в героях, но есть и разница.

5. Объясним домашнее задание — составление и запись таблицы: «Платон Каратаев и Иван Шухов». Скажем: подумайте, что откроется при таком сопоставлении. Можно дать индивидуальное задание — выписать как можно больше пословиц, поговорок из речи Ивана Денисовича. (Обратим внимание учащихся, что некоторые он явно сочиняет сам по аналогии с народными.)



Урок 2. Особенный герой Солженицына
Эвристическая беседа и работа в группах. Составление таблиц и работа с ними

I. Каковы ваши впечатления о герое? Что в нем удивляет? Что отталкивает? Что вызывает уважение? Что нравится? Проставим акценты: нравится в человеке, нравится в том, как изображает его автор. Это нужно, чтоб различали человека и художественный образ; это и путь для последующего изучения, как реализован авторский замысел.

II. Поинтересуемся мнениями других читателей. Справедлива ли мысль писателя Ю.О. Домбровского об Иване Денисовиче: «Платон Каратаев в лагере»? Почему? Если оно еще не звучало полностью, то теперь время пришло. Где основания для сопоставления? Сначала опросим многих, потом прямо перейдем к разговору о таблице.

Дети не всегда справляются с домашним заданием — целой таблицей. Тем важнее подготовка тех, кто справился хотя бы отчасти. Итак, или на основе выполненных индивидуальных заданий, или с опорой на записи большинства составляем общую таблицу.

Скажем о том, какие знания используют ученики и учитель.

Для учащихся Платон Каратаев герой чаще непонятный: очень уж терпеливый, смиренный. Например, его неспособность дважды одинаково повторить высказанную мысль с очевидностью проявляет бессознательность его бытия, а не столь дорогое для писателя живое ощущение текучести жизни. Однако если учитель при изучении смог акцентировать вопрос об авторском замысле, то герой этот осмысляется учащимися как один из важнейших в связи с темой национального менталитета и характера, народной нравственности, в связи с ролью в жизни и сознании главного героя «Войны и мира» — Пьера Безухова.

Зададим вопрос о том, как случилось, что именно принятое Безуховым каратаевское отношение к жизни помогло ему в плену обрести чувство внутренней свободы? Не углубляясь в текст романа-эпопеи, вспомним долгий «толстый» смех Пьера, удививший окружающих: «…Не пустил меня солдат. Поймали меня, заперли меня… Кого меня?.. Меня — мою бессмертную душу!..» (т. IV, ч. 2, гл. 14). Он осознал то мироощущение, которое сложилось у него под влиянием народного восприятия мира как целого, протяженного в бесконечном времени и пространстве, гармонического единства, — «совершенную внутреннюю свободу». Именно это осознание, может быть, и даст опору графу Петру Кирилловичу Безухову во всей дальнейшей жизни?

Но сам Платон Каратаев, со своим миролюбием, ладностью движений, смиренным умилением перед Божьим замыслом человеческого бытия, что особенно заметно в любимых им историях-притчах, вызывает сожаление и не становится для старшеклассников примером человеческого достоинства. Этот герой, кажется, приспосабливался и к самой смерти, что казалось Толстому особенно благостным. Надо ли сегодня учить детей, что «труднее и блаженнее всего любить эту жизнь в своих страданиях, в безвинности страданий», чему учился Пьер в плену у Каратаева? Во всяком случае, вряд ли это задача именно учителя литературы.

Если в разговоре о «Войне и мире» целесообразно подчеркнуть задачу Л. Толстого, не случайно возвеличившего «маленького человека» с «роевым» народным сознанием, ставшего опорой «большому» Пьеру, то теперь, вероятно, важнее вспомнить о той горечи, с какой думал и писал о «рое мужиков» М.Е. Салтыков-Щедрин9. И сегодня тема достоинства, «самостоянья человека» — важнейшая.



Работая с текстом рассказа и таблицей «Платон Каратаев и Иван Шухов», читаем и обсуждаем свои наблюдения, авторские замечания. Записываем в тетрадь дополнения и выводы. Частично или полностью таблицу можно оформить и на доске. Что может получиться?

Иван Денисович Шухов и Платон Каратаев
(из домашнего задания ко 2 уроку или для составления на уроке)






Иван Денисович



Платон Каратаев

1

Крестьянин, солдат в Великую Отечественную войну с 23 июня 1941 года.

1

Крестьянин, ставший солдатом в Отечественную войну 1812 года.

2

2 дня был в плену у немцев. Теперь — в лагере под конвоем. Охранники — русские. Арестован своими.

2

Находится в плену под конвоем. Охранники — французы. Арестован в госпитале врагами.

3

Трудолюбив и очень умел: лучший каменщик, плотник, столяр; сделал ножик, шил; прикидывает, как красил бы ковры.

3

Трудолюбив, «все умел делать, не очень хорошо, но и не дурно»: «пек, варил, шил, строгал, тачал сапоги», «всегда был занят».

4

Иногда чувствует себя частью целого: «…мы тут. В уголку, ничего…»; «А миг — наш!..»; «…спим… нам-то горюшка нет…». (См. — грамматическое число.) «У нас нет, так мы всегда заработаем».

4

О себе: «…солдаты Апшеронского полка…», «Каратаевы…». Жизнь «имела смысл только как частица целого, которое он постоянно чувствовал».

5

Сочувственно относится к товарищам по несчастью («ребятки», «ребятишки»), дружелюбно — к тем, кто заслуживает. Может и помочь, научить (Цезаря), одарить (Алешку-баптиста, «терпельника» Семена Клевшина).

5

Дружелюбно относится ко всем, в том числе — к врагам. Помогает тому, кто оказывается ближе. Равно — человеку или собачонке («шельме»).

6

Любит своих детей, жену. Из ближних — Гопчика-хлопчика, («чертеныш»» — это ласково), Семена («бедолага», «горюня», «терпельник», «бессчастный»), Алешку-баптиста, ценит бригадира Тюрина, переживает за него.

6

Жену («солдатку») не вспоминает. Никого особенно не любит. Забывает о тех, кого нет рядом. «Он любил свою шавку, любил товарищей, французов, любил Пьера… но …ни на минуту не огорчился бы разлукой с ним».

7

Все делает споро, быстро, ловко, в том числе — быстро думает: «смекнул», «догадался», «доник», «придумал».

7

Все делает ладно, «кругло». «Непосредственность и спорость» речи.

8

Речь народная, говорит пословицами, поговорками, и некоторые явно сочиняет сам по аналогии с народными («за что не доплатишь, того не доносишь»; «тёплый зяблого разве когда поймет»…).

8

Речь народная, говорит пословицами, поговорками, принимая их как закон жизни, народную мудрость «стариков»: «Где суд, там и неправда», «Рок головы ищет»… Повторить своих слов и пословицы не может.

9

Всё вокруг, оценивает, сравнивает. Принимает не всё. Может бунтовать, ругаться. О начальстве: «как волк», «враги», в конторе — десятник из зэков — «сволочь хорошая», завстоловой — «гад откормленный»; о надзирателях и конвоирах — «псы клятые», «собаки». Одобряет тех, кто режет стукачей.

9

Никого не оценивает. Не вдумывается в смысл происходящего, больше чувствует — и вспоминает известные истории и притчи для объяснения и принятия происходящего. Терпит безропотно, ласково улыбаясь. Покорен судьбе, уповает на Бога.

10

Может хитрить, обманывать («обсчитал инструментальщика и лучший мастерок зажилил», конвоиров обманул). Надзирателям на дорогу воду вылил в мороз, развел сырость, моя пол.

10

Рубил чужой лес — по условиям крестьянской жизни. Знает, что грешен, готов пострадать (ср. любимая притча — о купце). Простодушен, искренен и доброжелателен.

ВЫВОД

Все и всегда осмыслял и оценивал. Слово «вспоминал» повторяется. «…голова, забегая вперед, располагала, что дальше». Активен и сознателен. Самостоятельное сознание личности.

«…никогда не думал о том, что он сказал и что он скажет…» «…не мог понять ни цены, ни значения отдельно взятого действия или слова». Пассивное и полубессознательное состояние. «Роевое» сознание.



Сравнивая двух героев-крестьян разных писателей, обнаруживаем коренное отличие солженицынского героя. Он, по характеристике автора, «не промах», то есть и ловок, и смышлён, и смел. Но это не все. Главное, что Иван Денисович — мыслящий человек, осознающий свое место в большом и малом мире, имеющий чувство собственного достоинства, оценивающий все вокруг с требовательной нравственной точки зрения.

Давно уже критики заговорили о праведности героев Солженицына. У читателей, видимо, в связи с темой мученичества в лагере, возникает вопрос о праведности героя этого рассказа. Знаем ли мы значение этого слова?

Запишем в тетрадь: Праведник — это… (ваше мнение). Через 3 минуты прочитаем вслух все мнения, сколько успеем.

А теперь — под диктовку: Праведность — это способность жить, «не солгав, не слукавив, не осудив ближнего и не осудив пристрастного врага». «Героя создает случай, праведника — ежедневная доблесть».

(По Н.С. Лескову.)

Можно ли Ивана Денисовича назвать праведником? И можно ли считать его самым обыкновенным, незначительным человеком («нулем», по Домбровскому)? А «маленьким человеком»? (А если с толстовской точки зрения?) Очевидно, что всего успеть нельзя по условиям времени. Важно выйти к промежуточному вопросу — что спасает Шухова?

Но можно спасти жизнь, но потерять живую душу и стать подлым человеком, утратить личностные свойства... Особенно важный вопрос — о границах нравственного компромисса10.

Обсудим в группах: кого и за что уважает Иван Денисович? Не тех, кто хорошо приспосабливается, а тех, кто сохраняет в себе живую душу. Он сердцем приветствует Алешку, хотя тот и «недобытчик», и Семена Клевшина, который не бросит товарища, и Буйновского, который ведет себя не по законам выживания и «залупается», но труженик настоящий, и Шухов рад, что лишнюю кашу отдадут именно ему. И пусть вспомнится беззубый старик, который в столовой, как и главный герой рассказа, «не допускал себя» есть в шапке. О бригадире Андрее Прокофьиче Тюрине, его образе, судьбе нужно было бы говорить отдельно…

Чтобы обсуждение состоялось, перед началом работы в группах запишем дополнительные вопросы в тетрадь (или можно открыть на доске):

— Что такое компромисс?

— Кого и за что уважает Шухов?

— Приспособляемость или приспособленчество изображает автор? Из чего это следует?



Далее, выслушав группы, соберем все полученные наблюдения — можно опять в таблице. В процессе выступлений групп в сокращении сделаем записи на доске.
Что спасает Ивана Денисовича Шухова?



Что помогает выжить?



Что помогает остаться человеком?

1

Следует законам первого бригадира: тарелки не лижет, не «стучит» и на санчасть не надеется. (Не надеется на других.)

1

Следование «законам» зоны — это надежда на себя. Требователен прежде всего к себе. Не хочет выжить за счет других.

2

Не сопротивляется там, где это точно чревато гибелью: в контрразведке подписал самооговор (компромисс).

2

Не разрешает себе «береженье… — на чужой крови». (Где же граница нравственного компромисса? — вопрос!)

3

Изобретает способы добыть еду и заработать, например, услужая другим… «Вкалывай на совесть — одно спасенье».

3

Уважая себя, следует народной традиции: «не мог себя допустить есть в шапке». И при жажде курить «он бы себя не уронил… и в рот бы не смотрел».

4

Двигается и все делает очень быстро («спешил», «вбежал… стремглав», «успел… и еще успел»), а потому успевает многое.

4

Постоянно работает разум, соображение: смекнул, догадался, доник, наметил, решил, видит, запоминает, доспел…

5

Запаслив и расчетлив, опаслив: «только и высматривай, чтоб на горло тебе не кинулись».

5

Постоянно оценивает и себя, и окружающих: «это верно у них»… Уважает достойных людей. Ценит волю.

6

Может быть хитёр и даже агрессивен: прогнал «доходяг» в столовой, «зажилил» кашу. (Отметим: опасно, не по совести!)

6

Помогает достойным людям, жалеет слабых (даже в конце Фетюкова пожалел!), беспокоится за бригадира. Заботится о жене.

7

Умело организует любой возможный отдых, ценит минуты покоя («малоподвижность»). Даже жует умело, долго.

7

Умеет радоваться труду: «Но так уж устроен Шухов по-дурацкому…» (См. сцену работы: глаголы.)

8

Умело разговаривает с начальством, приспосабливается к тому, с кем общается (см. — с надзирателем Татарином).

8

Находит время и радость воспринять жизнь природы («солнышко»).

9

Не растравляет себе душу, не думает непрерывно о горькой доле («праздные воспоминания»).

9

Умеет радоваться хорошему в людях, найти радость в общении с ними (об Алешке или о Гопчике: «зайчишкой бежит»).



В чем же особенности героя Солженицына? Они открываются более всего в его поведении, мыслях и в сопоставлении с другими героями (это может быть темой отдельного исследования). Оказывается, что перед нами — очень сильный, смышлёный, довольно-таки смелый человек. Он умеет использовать полученный опыт, он прекрасный работник, крестьянское здоровье и терпенье помогают ему выживать, хотя и с трудом, в условиях каторжного лагеря. То есть он умело приспосабливается, а потому выживает. Иногда Иван Денисович вынужден идти на компромиссы, быть агрессивным, а потому вряд ли он праведник (это может стать предметом обсуждения).

Но удивляет в Шухове другое (отметим, что это — его внутреннее состояние, так сам чувствовал): «он не был шакал даже после восьми лет общих работ — и чем дальше, тем больше утверждался»; «на подлость, на предательство он не пошел бы и под страхом смерти». То есть — приспособленцем и подлецом не стал. А это уже — результат осознанного нравственного выбора, постоянного процесса работы совести и самовоспитания «простого человека». Можно думать — вслед за автором, что в тяжелые годы так выживал народ и сохранял живую душу.

Урок 3. О некоторых особенностях художественного мира А.И. Солженицына
Урок развития речи. Подготовка к письменной работе

Предложим неразвернутый план урока с некоторыми комментариями. Представляется очень важным дать ученикам выразить свое понимание рассказа после изучения. Из-за всегдашней нехватки времени художественные особенности его рассмотрены в малой степени, а ведь они — основа понимания авторского замысла. Если возможность представится, процесс обобщения впечатлений и знаний можно соединить с освоением «дополнительной» информации. (Лучше бы, конечно, дети сами вышли к ней, открыли для себя…) Тогда и письменные работы могут стать глубже, серьезнее осмысляя авторское понимание проблем.

I. (Повторение и обобщение.) Какой герой создан Солженицыным? (Фронтальная беседа.)



  • «Уж сам он не знал, хотел он воли или нет…» Хотел ли воли Иван Денисович? Из чего это следует? (Мог даже похвалить свой лагерь, но за то, что здесь воли — «от пуза». Ср. еще: «Теперь-то он, как птица вольная», выпорхнул из-под тамбурной крыши…»)

  • Как доказать, что Шухов — личность? Что означают слова А.С. Пушкина о «самостоянье человека — залог величия его», которые можно записать как вывод к таблице «Что спасает Шухова?»?

  • Почему можно утверждать, что Солженицын размышлял не об одном человеке, а о целом русском народе, стране, о национальном характере?

  • II. Некоторые особенности художественного мира Солженицына — по рассказу «Один день Ивана Денисовича»11. (Задание — конспективная запись. На уроке русского языка можно продиктовать как тезисы и попросить развить устно — индивидуально или в группах.)

  • Автор всегда строгий судья, а произведения его подобны судебному разбирательству, но он редко произносит однозначные решения. «В его книгах чаще слышатся «pro» и «contra».

  • Весь рассказ — внутренний монолог героя (сказовое повествование). Разговорность речи. (На самом деле — несколько типов: внутренняя речь, устная диалогическая или монологическая, несобственно-прямая. И редко прорезывается собственно речь автора.)

  • Иногда в рассказе проявляется открытый голос автора. Яркая публицистичность — важная черта его стиля (заметил еще А.Т. Твардовский).

  • Положение автора по отношению к герою особенное:

а) изредка встречаются элементы прямой оценки;

б) сравнение с другими героями в основном оставлено читателю;

в) фрагменты пейзажных зарисовок помогают характеризовать героя;

г) понять авторскую оценку героя можно, сравнивая, как он относится к другим героям.



  • Одна из важнейших тем: души мертвые и души живые. (О ком это — проговорим устно.)

  • Необычайное уплотнение событий во времени ведет к художественному обобщению. Один день — модель многих лет и десятилетий: ср. — финальные строки рассказа.

  • Микромир (образ человека: его внутренний мир и его жизнь) шаг за шагом раздвигается в макромир (вся страна). Пространственные и временные параллели: лагерь — село, лагерь — война, в лагере — в колхозе, в семье…

III. Письменная работа. Учитель, конечно, может давать немного тем, но лучше, если выбор есть. Кратко обсудим возможное содержание работ.

Сначала объясним, что, почему и зачем требует исследования. Потом предложим выбрать фрагменты рассказа точно по теме. И обратим внимание на речь и возможную интонацию пишущих в зависимости от темы.

Темы письменных работ (записываются под диктовку всеми или — заранее — на доске):

1) Иван Шухов и Платон Каратаев.

2) Как сохранить душу живу? (По рассказу ««Один день Ивана Денисовича»).

3) Открытия А.Солженицына (по рассказу ««Один день Ивана Денисовича»).

4) Речь автора и речь героя в рассказе А.Солженицына «Один день Ивана Денисовича».

5) Мои размышления после чтения рассказа А. Солженицына «Один день Ивана Денисовича».

6) Как понять слова автора о герое: «…И чем дальше, тем больше утверждался»?

Писать лучше на уроке и не менее 25 минут. Главная опора — на текст рассказа и записи в тетради и на доске. Понятно, что такие темы годятся и для домашних сочинений, но лучше сделать работу обучающей, учитывающей живое восприятие, а не отчетной. Возможное предложение использовать материал учебника — это задание для более длительной работы.

В ряду других для итогового сочинения за 10 класс предлагалась тема «Человека можно и так повернуть, и так»? (По рассказу А. Солженицына «Один день Ивана Денисовича»».) При возможности расскажем ученикам, как прокомментировал рассказ самый квалифицированный читатель — Варлам Тихонович Шаламов. Известны его письма автору. Особенного внимания заслуживают замечания о «легкости» изображенного лагеря и оценка лагерного труда.

Для автора был важен сам факт духовного раскрепощения человека в труде, возможность расцвета души, который и тело лечит. Поэтому на уроке важно прочитать вслух фрагмент, описывающий работу каменщиков. Здесь автор подчеркивает и проявление силы духа, и талантливость русского мастера. Н.А. Некрасов надеялся: «Еще народу русскому пределы не поставлены, пред ним широкий путь». И А.И. Солженицыну хотелось верить, что, вопреки всем растлевающим воздействиям нового времени, на лучшее в русских людях надеяться можно и нужно.

Но Шаламов, прошедший путем страшных открытий, побывавший в аду, созданном людьми, знал еще больше о человеческих страданиях, не имел никаких иллюзий и возражал против любого насилия над человеком. Не этим ли объясняется его неожиданное для читателя толкование образа Фетюкова (см. в приложении)? Однако и категорическое суждение о Буйновском («будущий Фетюков») нуждается в обсуждении. Думается, что этот герой скорее погибнет, но не сломится. Вспомним этот разговор, когда будем изучать «Колымские рассказы» Варлама Шаламова.

Ниже — выдержки из писем В. Шаламова А. Солженицыну. Есть смысл и теперь обсудить мнение Шаламова о рассказе Солженицына — хотя бы на классном часе. Или посвятить урок русского языка построению рассуждения на спорную тему о роли труда и влиянии его на человека в обычной жизни — и в каторжном лагере. Ибо несомненна не только художественная ценность, но и воспитательное значение произведений А.И. Солженицына. Прежде всего — для развития гражданского сознания, демократических и гуманистических убеждений наших учеников.



Из писем В.Т. Шаламова А.И. Солженицыну по поводу «Одного дня Ивана Денисовича»12

«...Нет ничего циничнее надписи» на фронтонах лагерных ворот: «Труд есть дело чести, дело славы, дело доблести и геройства».

«Ни Шухов, ни бригадир не захотели понять высшей лагерной мудрости: никогда не приказывай ничего своему товарищу, особенно — работать. Может, он болен, голоден, во много раз слабее тебя. Вот это умение поверить товарищу и есть самая высшая доблесть арестанта. В ссоре кавторанга с Фетюковым мои симпатии всецело на стороне Фетюкова. Кавторанг — это будущий шакал...

Здесь кавторанг может быть истолкован как будущий Фетюков. Первые побои — и нет кавторанга. Кавторангу две дороги: или в могилу, или лизать миски, как Фетюков — бывший кавторанг, сидящий уже восемь лет».

«...Одного нельзя — приказывать товарищу работать. Вот потому-то я не стал бригадиром. Лучше, думаю, умру. Я мисок не лизал, но не считаю, что это занятие позорное, это можно делать. А то, что делает кавторанг, — нельзя».

«В повести все достоверно». Но «это лагерь “легкий”, не совсем настоящий...» (Нет вшей, охрана не отвечает за план, есть живой кот, не таскают к следователю, не бьют, есть матрасы...) «Где этот чудный лагерь? Хоть бы годок там посидеть в свое время». «Блатарей в вашем лагере нет!»

«Шухов остался человеком не благодаря лагерю, а вопреки ему».

Почему же И. Бродский считал, что Солженицына можно назвать Гомером советской эпохи? Гомер создал поэмы-эпопеи о судьбе своего народа — греков. Такой эпопеей — повествованием о судьбе русского народа — стали рассказы Солженицына, а потом книга «Архипелаг ГУЛАГ». Интересно, что и там автор будет вспоминать об Иване Денисовиче — как о свидетеле и своем советчике, чье мнение для него авторитетно и дорого. «Архипелаг ГУЛАГ» — это достойнейшее, хотя и трудное чтение. Уважающий себя человек прочитает эту книгу. В 11 классе мы обратимся к некоторым ее фрагментам на уроках литературы.

 

Литература к теме (рекомендации учителю)


1. Шнеерсон, М. Александр Солженицын. Франкфурт-на-Майне: Посев, 1984.

2. Геллер, М. Александр Солженицын: к семидесятилетию со дня рождения. Lon­don, 1989.

3. Нива, Ж. Солженицын. М.: Худож. литература», 1992.

4. Латынина, А. Крушение идеократии: от «Одного дня Ивана Денисовича» к «Архипелагу ГУЛАГ» // Литературное обозрение. 1990. С. 3–8.



5. Русские писатели: ХХ век: библиографический словарь в 2 ч. / под ред. Н.Н. Ска­то­ва. М., 1998. Ч. 2: М–Я. С. 379–385.



1 Бродский И.А. Большая книга интервью. М., 2000. С. 48–f49.

2 См.: Как читать книгу А.И. Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ» в 11 классе?: Размышления учителя литературы о подготовке к конференции в 11 классе: материалы к зачетной работе // И.А. Мухина, Т.Я. Еремина. Мастерские по литературе: интеграция инновационного и традиционного опыта: Книга для учителя. СПб.: СПбГУПМ, 2002. С. 156–188.

3 Домбровский Ю.О. «Меня убить хотели эти суки». М., 1997. С.171. (Из писем Кларе Турумовой.)

4 МИФЛИ — чаще упоминается как ИФЛИ — Московский институт философии, литературы, истории.

5 Русские писатели: ХХ век: библиографический словарь в 2 ч. / под ред. Н.Н. Скатова. М., 1998. Ч. 2: М–Я. С. 379–385.

6 См.: Медведев Ж. Десять лет после «Одного дня Ивана Денисовича». Macmillan, 1973.

7 Слово «конъюнктурный» нужно объяснить. Вероятно, лучше это сделать раньше на уроке русского языка. О В. Ермилове придется сказать, что это был критик и литературовед, человек образованный, неглупый, но безнравственный, приспосабливавший свои взгляды и творчество к требованиям высокого начальства. В предыдущую эпоху — убежденный сталинист…

8 Геллер М.Я. Александр Солженицын: к 70-летию со дня рождения. London, 1989.

9 «…чрез губернский город летел отроившийся рой мужиков и осыпал всю базарную площадь. Сейчас эту благодать обрали, посадили в плетушку и послали в уезд» («Дикий помещик»).

10 Если спросить даже у старшеклассников, в чём разница между значениями слов «приспособление» и приспособленчество», далеко не все сегодня ответят!..

11 По кн.: Шнеерсон М. Александр Солженицын. Франкфурт-на-Майне: Посев, 1984.

12 См.: Шаламовский сборник. Вологда, 1994. Вып. 1. Точные цитаты — в кавычках.



Смотрите также:
Конспект урока по литературе на тему: «А. И. Солженицын и его рассказ «Один день Ивана Денисовича»
61.12kb.
1 стр.
Рассказ А. И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича» в контексте журнала
584.61kb.
3 стр.
Рассказ «Один день Ивана Денисовича»
322.84kb.
1 стр.
Рассказа А. Солженицына «Один день Ивана Денисовича» и «Колымских рассказов»
106.02kb.
1 стр.
Один день Ивана Денисовича
1626.87kb.
10 стр.
Александр Исаевич Солженицын Один день Ивана Денисовича
1379.99kb.
9 стр.
Анна клевцова оркен жоямерген 50 лет назад опубликовали повесть Солженицына о гулаге
43.11kb.
1 стр.
Встреча с Наталией Солженицыной
35.67kb.
1 стр.
Правление Ивана IV грозного (1533-1584 гг.) относится к тому периоду отечественной истории, который выдающийся российский ученый В. О
355.71kb.
1 стр.
Рассказ об океане и двух кораблях. Это долгий рассказ, ибо он описывает долгое и яростное сражение, самое длительное за всю войну
2798.43kb.
9 стр.
«Один мирный день и один день во время войны»
31.58kb.
1 стр.
Все самое красивое и вкусное в видземе (1 день) Даты выезда: 05. 07., 09. 08. 2009
11.6kb.
1 стр.