Главная
страница 1страница 2 ... страница 11страница 12




ОГЛАВЛЕНИЕ


Введение.

1. Актуальность темы исследования.

2. Цель и задачи дипломной работы.

3. Историография.

4. Методологические основы и методы исследования.

5. Оговорки.


3

5



7

16

19


Глава I. Криминологическая характеристика преступности несовершеннолетних и ее профилактика.

I.1. Состояние, структура и динамика преступности несовершеннолетних.

I.2. Понятие и система профилактики преступности

несовершеннолетних.


20
28

Глава II. Понятие, обоснование и принципы ранней профилактики преступности несвершеннолетних.

II.1. Понятие и обоснование ранней профилактики преступности несовершеннолетних.

II.2. Принцип эффекта положительной цели в ранней профилактике преступности несовершеннолетних.

II.3. Принцип приоритета духовности в ранней профилактике преступности несовершеннолетних.

II.4. Принцип преемственности в ранней профилактике преступности несовершеннолетних.



40
66
70
80

Глава III. Ранняя профилактика преступности несовершеннолетних в семье.



92


Глава IV. Ранняя профилактика преступности несовершеннолетних в общеобразовательном учреждении.

IV.1. Педагогика ненасилия.

IV.2. Педагогика здорового потребительства.

IV.3. Педагогика духовно-нравственных основ семьи.

IV.4. Педагогика правового воспитания.

137


145

159


169

185

Заключение.

196

Список использованных источников и литературы.

200

Приложения.

206

“Наставь юному при начале пути его;

он не уклонится от него,

когда и состарится” (Притч. 22:6)
Введение.
1. Актуальность темы исследования.

Рост преступности в России, в том числе несовершеннолетних, стал следствием того, что помимо воздействия социально-экономических причин, такие высокие духовные национальные ценности бытия как самоценность личности каждого человека, стремление к доброте и отвержение насилия по отношению к другим, любовь к Отечеству и забота о ближних в условиях деструктивных изменений в общественной жизни утратили свое значение. В связи с этим, задача духовно-нравственного обновления современного общества через духовно-ориентированное воспитание подрастающего поколения россиян становится вместе с тем и задачей ранней профилактики преступности несовершеннолетних.

Актуальность данной работы заключается в том, что в современной криминологии и концепциях государственной политики борьбы с преступностью все большее внимание уделяется соотношению процесса криминализации общественных отношений с процессами, происходящими в духовной сфере общества. Так в разделе третьем концепции национальной безопасности РФ, утвержденной Указом Президента от 17 декабря 1997 г. № 1300, среди основных причин роста преступности названо снижение духовно-нравственного потенциала общества, а в разделе 4 приоритетным значением в борьбе с преступностью признано формирование мер действенной социальной профилактики и воспитания законопослушных граждан. Однако, несмотря на возросшее внимание к данной проблеме, исследований по вопросам, связанным с профилактикой “нематериальных” факторов преступности, в том числе несовершеннолетних, крайне мало.

В рамках данной дипломной работы под ранней профилактикой преступности несовершеннолетних понимается целенаправленная социально-педагогическая деятельность семьи и учебных заведений дошкольного и среднего общего образования, иных государственных и общественных учреждений и организаций, направленная на предупредительное устранение риска возникновения отклоняющегося поведения несовершеннолетних посредством формирования у них здорового правосознания1, социально-полезных навыков и интересов.

Предложенная концепция ранней профилактики преступности несовершеннолетних в дипломной работе соответствует новейшим тенденциям международного права – нормативным и рекомендательным актам ООН, а также направлениям современной отечественной криминологии, разбор которых представлен в главе II параграфе 1.

По сравнению со специальной профилактикой преступности концепция ранней профилактики преступности несовершеннолетних (далее РППН) обладает четырьмя отличительными признаками. Во-первых, проведение предупредительных мероприятий должно осуществляться задолго до появления опасности совершения правонарушения или возникновения общественно-опасного поведения. Во-вторых, “объектами”2 ранней профилактики являются все несовершеннолетнее население, а не только те из них, которые находятся в социально-опасном положении. В-третьих, в соответствии с этой концепцией традиционные элементы профилактики такие, как ограничение, устранение, нейтрализация криминогенных факторов3, дополняются в ранней профилактике важным элементом замещения их негативного действия путем целенаправленного воспитания у детей здорового правосознания, социально-полезных навыков и интересов, создания условий для формирования устойчивого законопослушного поведения. В-четвертых, активными субъектами профилактических мероприятий являются, прежде всего, семья и учебные заведения дошкольного и среднего общего образования.

Раскрытие перечисленных отличительных черт РППН в совокупности с концепцией необходимости формирования устойчивых социально-полезных навыков, развития духовных, нравственных и правовых ценностей составляют научную новизну работы4. Новизна этой работы дополняется также тем, что данная тема в целости составляющих ее аспектов, несмотря на свою актуальность и востребованность, является мало исследованной в криминологии.

2. Цель и задачи дипломной работы.
Целью данной работы является предложение мер и рекомендаций по формированию активного устойчивого законопослушного поведения несовершеннолетних как одного из фундаментальных направлений ранней профилактики преступности несовершеннолетних. Особенностями предложенных мер является убежденность автора в том, что в условиях сложившейся многовековой правовой культуры в России преподавание, например, в средних учебных заведениях собственно основ права должно обязательно предваряться созданием условий для нравственного и духовного развития детей, как в самой семье, так и в учебных заведениях. Эта позиция основана на непрекращающих свое действие в общественной жизни идеях, высказанных еще митрополитом Иларионом в “Слове о законе и благодати”, о том, что русское правосознание имеет гораздо более тесную связь с нравственными и духовными ценностями человека в отличие от европейского правосознания. Мотивация же к исполнению закона (для данной работы уголовных запретов) в условиях продолжающегося российского кризиса в этом контексте, тем более, должна быть подкреплена нравственными и духовными установками человека (несовершеннолетнего).

В общественном сознании России, действиях государственной власти, находящих свое отражение в нормативно-правовых актах, все чаще встречаются положения о корректировке государственной политики в отношении подрастающего поколения. Например, в постановлении Правительства Москвы от 30 января 2001 г. N 100-ПП "Об укомплектовании штатов районных Управ специалистами по охране прав детей" сказано о необходимости усиления социально воспитательной работы с подростками, молодежью в целях профилактики ее противоправных действий. Изменились подходы и в федеральной государственной политике. В преамбуле Федерального Закона “Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации” указано, что одним из принципов подготовки детей к полноценной жизни в обществе является воспитание в них высоких нравственных качеств – идеи, которые полностью отсутствуют в Законе “Об образовании”, принятом пятью годами раньше, когда упоенность либерализацией образования, идеями самореарелизации, творчества, прав человека и ребенка оставляла мало места вниманию к проблемам не только свободы, но и ответственности, не только прав, но и обязанностей. Это означает факт государственного признания того, что одним из условий полноценной подготовки ребенка к жизни в обществе является воспитание высоких нравственных качеств. Таким образом, обоснование на современном этапе развития общества связи этого постулата с общим процессом формированием правосознания несовершеннолетних, предложение основанной на этой связи целостной концепции РППН, а также раскрытие содержания этой профилактики является целью данной работы.

Основных задач данного исследования как средств достижения цели работы четыре, порядок их рассмотрения совпадает с общей структурой диплома.

Первая задача заключается в обосновании необходимости в современных условиях реализации концепции РППН задолго до того, как возникает опасность социально-опасного поведения ребенка ( глава II параграф 1 ).

Второй задачей, которой соответствуют параграфы 2, 3, 4 главы II, является раскрытие основных принципов ранней профилактики преступности несовершеннолетних (принципы эффекта положительной цели, приоритета духовности и национально-культурной преемственности).

При решении третьей задачи проводится анализ социально-опасных условий воспитания детей в неблагополучных семьях и предложение мер по повышению педагогической компетентности и ответственности родителей (глава III).

Четвертая задача заключается в анализе трудностей современной школы как субъекта ранней профилактики и предложении концепций педагогики ненасилия, педагогики здорового потребительства, педагогики духовно-нравственных основ семьи и педагогики правового воспитания (глава IV).

Особое значение для темы данной работы имеет “сквозная”, объединяющая вышеназванные задачи проблема криминологического рассмотрения таких негативных доминант личности как эгоизм и эгоцентризм и предложению мер по их профилактике.


3. Историография по ранней профилактике преступности несовершеннолетних (российская).
Ранняя профилактика преступности несовершеннолетних - комплексная научная проблема, представляющая собой “область пересечения” предметов изучения, с одной стороны – педагогики и психологии, с другой стороны – криминологии. Особый вклад в развитие этой темы внесли Аванесов Г.А. и Миньковский Г.М. Понятие ранней профилактики преступности несовершеннолетних было введено в научный оборот в середине шестидесятых годов (в литературе введение этого термина приписывается Г.М. Миньковскому) .

Как представляется, до периода шестидесятых годов отсутствовали объективные условия для научной разработки проблемы РППН. Ведь научные концепции о том, что раннепрофилактические мероприятия могут проводиться задолго до возникновения преступного поведения лица, могли возникнуть только тогда, когда одновременно с изменением целей уголовной политики объективно расширились социальные возможности и степень вмешательства государства в жизнь общества. А, как известно, до этого времени представления о целях уголовной политики (не говоря уже о социальных возможностях государства) были другие. Так, если до конца XIX в. уголовное законодательство играло в основном карательную роль, то в конце XIX в. с ростом социальных функций государства получают активное распространение гуманистические взгляды, в соответствии с которыми необходимо было проводить социальную реабилитацию преступников, а не только карать за нарушение закона. Особенно активно эта гуманизация представлений затронула несовершеннолетних преступников в отношении которых, например, известный специалист по уголовному праву Кистяковский А.Ф. считал, что главным для них должно быть не наказание, а исправление и воспитание5 (в конце концов было официально признано, что заведения для несовершеннолетних не являются карательными учреждениями) .

С начала периода утверждения гуманистических начал в уголовной политике государства собственно и начинают свою научную историю исследования по профилактике преступности несовершеннолетних. Правда, сначала эти исследования (особенно активизировавшиеся в двадцатые годы) носили исключительно характер профилактики рецидивных преступлений: это была область пересечения коррекционной педагогики и криминологии, не затрагивавшая допреступное поведение лица. Среди типичных по взглядам работ тех лет можно назвать работы Гришакова Н.П. “Детская преступность и борьба с ней путем воспитания” (1923) и Куфаева В.И. “Педагогические меры борьбы с правонарушениями несовершеннолетних” (1927) . После этого следует тридцатилетний период отсутствия разработок не только по профилактике преступности несовершеннолетних, но и вообще криминологических исследований: в сталинские годы криминология была запрещена.

С момента возрождения криминологии специальные научные исследования по этой теме во второй половине шестидесятых и первой половине семидесятых годов не проводились, в литературе тех лет в монографиях обычно это понятие упоминалось в классификации этапов профилактики, давалось определение и краткая характеристика РППН, которая у разных авторов принципиально ничем не отличалась.

В этот период шестидесятых-семидесятых годов определенное внимание проблемам ранней профилактики начинает уделяться в работах педагогов и психологов, а не только криминологов. Однако, они в те годы, на наш взгляд, исследовали главным образом педагогическую, общевоспитательную грань ранней профилактики, оставляя в стороне ее криминологическую сущность6.

Возрастание исследований по проблемам ранней профилактики начинается в конце 70-х годов, что связано, видимо, с общественными изменениями в СССР, расширению возможностей по социальному воспитанию и контролю за несовершеннолетними. Свидетельством увеличения внимания исследователей к этой проблеме является специальный семинар 26-27 января 1978 г., который был посвящен специально РППН7. К этому периоду были сделаны определенные выводы о том, что отклонения в поведении несовершеннолетнего возникают в самом раннем детстве, установлена их связь с последующими преступлением; проблемы избалованности ребенка, безнадзорности или аморальности были объединены в комплексную тему педагогической запущенности; признанна высокая эффективность и целесообразность соединения правового воспитания с нравственным8. Тогда же сформировалась и определенная критическая позиция к РППН, подвергавшая сомнению правомерность отнесения этой темы к предмету криминологии. Такую позицию занимал Карпец И.И., который писал: “Предупреждение преступности должно ведь начинаться с так называемого раннего предупреждения. Вопрос этот сложный и не бесспорный, как не бесспорно и то, что криминология должна изучать аморальные явления, не являющиеся преступными…”9.

Одновременно в конце семидесятых годов окончательно формируются два направления в РППН, которые условно можно было бы назвать как “ранняя” и “сверхранняя”, различающиеся друг от друга представлениями по моменту времени начала РППН. К первому направлению следует отнести, например, Устинову В.В., которая считала, что РППН должна начинаться только тогда, когда возникают какие-либо отклонения в развитии несовершеннолетнего, а сама РППН проводится с целями: а) оздоровления условий жизни и воспитания несовершеннолетних в случаях, когда ситуация угрожает нормальному развитию; б) пресечения и устранения действия источников антиобщественного влияния на несовершеннолетних; в) воздействия на несовершеннолетних, допускающих отклонения в поведении, с тем, чтобы не дать закрепиться антиобщественным взглядам и привычкам” .

Ко второму направлению следует отнести Аванесова Г.А., наиболее плодотворно и глубоко разработавшего общую теорию социальной профилактики преступлений, и в частности ранней профилактики (это направление условно можно назвать как “сверхранняя” профилактика, к нему относит себя и автор работы) . Аванесов Г.А. считал, что профилактика преступности теснейшим образом сближена с воспитанием, у каждой из которых есть соответственно профилактическая и воспитательная функция. Так он писал: “…воспитание и профилактика не могут быть ни изолированы одно от другого, ни поставлены в отношении взаимного подчинения. И воспитание и профилактика, рассматриваемые в единстве, обеспечивают правильное формирование личности. Но роль профилактики в данном случае более предметна – она препятствует формированию личности правонарушителя. В этом ее специфика, ее отличительная особенность”10. Основные функции ранней профилактики – охранительная и воспитательная, ее задача “ не в том, чтобы наказать, а потом исправлять и перевоспитывать, а в том, чтобы именно воспитывать в целях недопущения отклоняющегося поведения, правонарушения, преступления”11. Поэтому, в целях эффективности ранняя профилактика должна осуществляться с самого начала формирования личности – “базой ранней профилактики является воспитание”12.

Криминологическая профилактика (включая и раннюю) как разновидность общесоциальной профилактики по Аванесову органически связана с моральной13 и правовой профилактикой; она, относясь к области юридической, и одновременно по содержанию социальной, выходит в сферу экономики, демографии, психологии, педагогики, социологии труда, семьи, быта и так далее. “Образуется, таким образом, разветвленная, многоаспектная и многоуровневая система профилактики. Но является она именно криминологической, особенность которой определяется специфическим объектом воздействия – преступностью. Эта профилактика нацелена на борьбу с источниками процессов (явлений, факторов), детерминирующих преступность” . Таким образом, в отличие от Карпеца И.И., Аванесов Г.А., преодолевая узкоформальный подход, значительно расширял предмет криминологии и профилактики, относя к ним все те явления, которые детерминируют преступность.

В 80-е годы в работах, посвященных РППН, складывается предметная специализация исследователей, – появляются разделы семейной и школьной ранней профилактики. К первому, прежде всего, относятся работы Ермакова В.Д.14, а также Кормщикова В.М.15 Второй раздел в литературе представлен гораздо большим количеством авторов, это и понятно: семья в силу своей частной жизни поддается гораздо меньшему профилактическому воздействию, чем образовательная среда. К авторам, занимавшимся ранней школьной профилактикой относятся: Островский А.И.16, Алемаскин М.А.17, Барило Т.С., Демина И.С., Зайцева З.Г.18, Панкратов В.19 и другие.

90-е годы характеризуются остановкой целевых исследований по этой проблеме: в этот период либерализации общественной жизни (особенно вначале) вопросы социального воспитания, с которыми РППН теснейшим образом связана, стали на продолжительный период неактуальными. Большинство же исследователей, которые тем или иным образом затрагивали РППН, вынуждены были выполнять не исследовательскую, а “апологетическую” функцию: отстаивать обоснованность восстановления РППН. Так, например, Пристанская О.В. и Клочкова А.В. пишут, что, когда практически свернута общая система профилактики: “Предпринимаемые при этом попытки экономически, идеологически и криминологически обосновать необходимость существенного сужения предмета криминологической профилактики, ограничения ее преимущественно специально-предупредительными мерами приводят к снятию традиционных социальных буферов, сдерживавших подростков от вовлечения в преступную деятельность. Отказ (даже частичный) от общепрофилактических мер предупреждения преступного и предпреступного поведения недопустим в условиях крайне неблагоприятной для нормального физического, нравственного и психического развития детей и подростков общей социальной ситуации в стране”20. Исследователь из Санкт-Петербурга Сукало А.А., рассуждая о возможных подходах к политике социальной превенции, пишет, что принципиально возможны два пути, по которым она может пойти – это выбор экстенсивного и интенсивного путей превенции, первый из которых, по его мнению, малоэффективен. Остается второй путь, под которым он понимает “восстановление в полном объеме воспитательных функций институциональных структур, функционирующих в сферах образования, культуры, специального воспитания”21.

Однако, несмотря на исследовательскую “скудость” 90-х годов, в криминологии стало получать распространение новое направление РППН, связанное с перспективной концепцией формирования социальных навыков ребенка как одного из важных механизмов его успешной цивилизации (что многократно понижает риск возникновения отклоняющегося поведения). Первоначально это направление зародилось в США22. Из российских исследователей этого направления придерживается Бурмистров И.А., который предлагает в качестве мер ранней профилактики преступности несовершеннолетних целенаправленно формировать у них социальные навыки: “Опыт показывает: чем определеннее, четче и прочнее навыки в различных видах деятельности, тем меньше вероятность проявления у подростков преступных форм поведения. Значит, профилактическую работу с ними надо начинать как можно раньше, иначе совершение преступлений превращается в привычный стиль жизни. Этому способствовала бы специально разработанная квалификационная таблица нормативов, утвержденная компетентными государственными органами, предусматривающая набор умений и навыков, которыми должен обладать подросток в возрасте 11-12, 13-14, 15-17 лет”23. У Санкт-Петербужской исследовательницы Первовой И.Л. значительная часть работы также посвящена необходимости формирования социальных навыков, как одного из факторов РППН: “Все больше и больше появляется сторонников в понимании системы работы по социально-эмоциональному развитию как неотъемлемой части общего обучения, как превентивной меры в процессе социализации для широкой категории детей, включающей детей не только с психическими, интернальными, экстернальными проблемами, детей группы риска (ослабленных, из бедных или неблагополучных, семей склонных к токсикомании и т.п.), делинквентов, но и обычных детей, посещающих группы детского сада или школьный класс”.24

В заключение этого краткого историографического обзора следует сказать, что в целом комплексного исследования как с теоретических, так и с практических позиций тема ранней профилактики преступности несовершеннолетних не получила (как сформулировал ее Аванесов Г.А.), - самостоятельно она не рассматривалась, так как в большинстве названных выше работ авторы сосредотачивали внимание на профилактике уже существующего отклоняющегося поведения, а не на криминологическом рассмотрении проблем “сверхранней профилактики”. Хочется надеяться, что изучение этой темы в будущем еще ждет своих открытий и эффективных рекомендаций.


4. Методологические основы и методы исследования.
Решение сформулированных исследовательских задач в дипломе осуществляется на основе Конвенции о правах ребенка ООН и рекомендательных актов этой организации, а также норм, регулирующих правоохранительные, семейные отношения, отношения в сфере образования, как на уровне федерального законодательства, так и на уровне законодательства г. Москвы, и подзаконных актов, касающихся проблем борьбы с преступностью среди несовершеннолетних.

При разработке теоретических вопросов этой темы автор опирался на выводы философа права И.А.Ильина, криминологов Аванесова Г.А. и Антоняна Ю.М., педагога Макаренко А.С., психолога Флоренской Т.А., психоаналитика Э.Фромма.

Положения и выводы исследования анализировались с позиций новейшей научной интеракционистской диалектики25.

Наряду с этим в дипломной работе используется метод идеалистической школы философии права Гегеля с теми поправками, которые внес Чичерин Б.Н26. Близким к этому подходу можно назвать позицию немецкого криминолога Э.Рессмана, который в статье “метод исследования” словаря-справочника по криминологии пишет: “Исследователь в процесс интерпретации знаний, информации принимает теоретические и оценочные решения, имеющие четко выраженный субъективный характер. Поэтому постоянно подчеркиваемая объективность науки есть не что иное, как моральное и этическое требование добиться идеального состояния”27.

В дипломной работе используются также сравнительный, социологический (анкетирование, интервьюирование, экспертных оценок, контент-анализ), математико-статистические методы.

Что касается собственно ранней профилактики преступности несовершеннолетних, то, исходя из данного в 1 параграфе определения, органичную основу методики мер ранней профилактики составляет социально-педагогический подход. Приоритет социально-педагогических и культурно-воспитательных средств в качестве ведущих направлений профилактической работы основан на признании, с одной стороны, – эффективности культурно-творческого развития ребенка, обеспечивающего его включение в систему ценностей традиционной гуманистической культуры, а с другой стороны – необходимости этого для устойчивой профилактики преступности.

Эмпирическую базу исследования составили:


  • социально-психологический опрос 108 учеников в двух восьмых и двух десятых классов средней школы 1302 Северо-западного округа г. Москвы, проведенный в феврале 2002 г. Количество участников опроса хотя и не представляет многочисленную выборку, тем не менее, является достаточным, чтобы считаться репрезентативным для требований дипломной работы. Опрос состоял из трех скрепленных друг с другом тестов. Первый тест, состоящий из 106 вопросов был направлен на выявление комплексных задач: а) условий воспитания в семье; б) проведения досуга; в) степени потребительского отношения к жизни и приверженности материальным ценностям; г) уровня правосознания; д) уровня нравственных и духовных ценностей; е) криминогенных черт и установок у учеников. Второй тест А. Басса и А. Дарки (75 вопросов) был направлен на выявление уровня агрессивности и враждебности у учеников. И, наконец, третий тест, Басса Б., состоящий из 27 вопросов – на оценку ориентированности личности (на себя – эгоцентризм, на общение или совместное выполнение дел)28.

  • материалы 40 уголовных дел в отношении несовершеннолетних подсудимых, которые были изучены в архиве Зюзинского межмуниципального суда г. Москвы в июле 2001 г.

  • исследования по проблемам преступности и девиантного поведения несовершеннолетних, проведенных рядом научно-исследовательских организаций и ученых (вторичный анализ данных – см. список литературы).


5. Оговорки.

В данной работе рассматриваются только социально-педагогические и социально-психологические аспекты ранней профилактики преступности несовершеннолетних, - социально-экономические вопросы не затрагиваются.

Кроме того, специально не рассматривается тема РППН в дошкольных детских учреждениях. Это сделано, с одной стороны в целях ограничения дополнительного увеличения объема диплома, с другой – презюмируется, что многие разделы из школьной РППН с учетом возраста детей могут использоваться в дошкольных учреждениях.

Следует также оговориться, что эта работа в силу неразработанности многих аспектов РППН носит преимущественно теоретический характер, хотя в соответствующих разделах все-таки предлагаются конкретные, практические рекомендации.




следующая страница >>
Смотрите также:
Общая характеристика работы актуальность темы исследования
305.15kb.
1 стр.
А актуальность темы диссертационного исследования.​
1381.08kb.
5 стр.
Общая характеристика работы актуальность темы исследования
330.69kb.
1 стр.
Актуальность темы исследования
2837.36kb.
12 стр.
I. Общая характеристика работы Актуальность темы исследования
320.66kb.
1 стр.
Актуальность темы исследования. Проведение данного исследования обусловлено всем современным культурным, политическим и экономическим положением в России
157kb.
1 стр.
Введение актуальность темы исследования
1651.63kb.
11 стр.
Развитие центробежных тенденций в Югославии введение актуальность исследования
521.61kb.
3 стр.
Актуальность темы исследования. Проблема совершенствования управления экономическим развитием одна из ключевых в современной России
103.31kb.
1 стр.
Актуальность темы исследования
821.45kb.
7 стр.
Актуальность темы исследования
165.05kb.
1 стр.
Актуальность выбранной темы
210.03kb.
1 стр.