Главная
страница 1
ЮРИДИЧЕСКИЙ АРХИВ
В. КУЗНЕЦОВ,
студент юридического факультета Московского государственного областного университета

ЕВРОПЕЙСКОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА
I

Характерной чертой современного мира является углубляющаяся интернационализация всех сфер жизни человеческого общества, перерастающая в глобализацию – процесс, взаимосвязывающий государства

в единую мировую экономическую и общественную систему.

В докладе Генерального секретаря ООН, подготовленном во исполнение решения Совета Безопасности, говорилось, что в мире, «где люди в растущей мере взаимодействуют, выходя за пределы национальных границ, особенно важно, чтобы существовали процедуры и комплексы норм, регулирующие частноправовые отношения международного характера». И далее подчеркивалось, что совершенствование международного частного права «не только полезно для облегчения торговли, но также вносит большой вклад в формирование мирных и устойчивых отношений»1.



Таким образом, в современном мире все более возрастает значение международного частного права (МЧП).

Основное предназначение МЧП – регулирование отношений между частными субъектами, подчиненными законам различных государств, устранение коллизий между национальными законами, создание единообразных подходов к регламентации частноправовых трансграничных отношений.

Глобальная система торговли, финансов и производства связывают воедино благополучие отдельных людей, их объединений и государств. Главными действующими лицами в таком мировом хозяйстве и глобальном гражданском обществе выступают индивиды и их объединения.

Трансграничные связи населения становятся все более динамичными, интенсивными и разнообразными. Это предопределяет ускорение развития и совершенствования международного частного права, которое должно решать все более сложные задачи.

Международное частное право – совокупность норм, регламентирующих частноправовые отношения, отягощенные иностранным элементом, возникающих в сфере международного общения.

Другими словами, нормы МЧП регулируют любые международные отношения частноправового характера: гражданские, семейные, трудовые, валютные, земельные, процессуальные.

Международное частное право представляет собой систему коллизионных (внутренних и договорных) и унифицированных материальных частноправовых норм, регулирующих частноправовые отношения (гражданские, семейно-брачные, трудовые и иные), осложненные иностранным элементом, посредством преодоления коллизии частного права разных государств. Некоторые авторы включат сюда также внутренние материально-правовые и процессуальные нормы. При этом большинство авторов сходятся во мнении о том, что центральной частью нормативной структуры МЧП являются коллизионные нормы, определяющие, правопорядок какой страны подлежит применению. Эти нормы могут закрепляться на нескольких уровнях.

Национальные (внутренние) коллизионные нормы – это нормы, которые государство разрабатывает и принимает самостоятельно в пределах своей юрисдикции. Они содержатся во внутренних законодательных актах соответствующего государства.

Унифицированные (договорные) коллизионные нормы это единообразные коллизионные нормы, созданные на основе межгосударственных соглашений как результат согласованной воли договаривающихся государств. По правовому характеру договорные коллизионные нормы ничем не отличаются от внутренних. Так же как и внутренние, договорные коллизионные нормы указывают применимое право для установления прав и обязанностей участников частноправовых отношений с иностранным элементом и потому являются отсылочными нормами.

Что же касается материально-правовых норм, их тоже можно разделить на:



- унифицированные материальные частноправовые нормы, посредством которых осуществляется материально-правовой способ регулирования, преодолевают коллизионную проблему путем создания единообразных норм частного права различных государств, что устраняет причину возникновения коллизии права. Унификация материального частного права осуществляется в международно-правовых формах (главным образом в форме международного договора);

- материальные нормы внутреннего частного права. В национальном праве государства есть нормы, предназначенные для регламентации отношений с иностранным элементом, но не являющиеся коллизионными.

II

Как было сказано выше, процесс углубляющейся интернационализации и глобализации мира предопределяет ускорение развития и совершенствования международного частного права. Это становится возможным за счет сближения национальных правовых систем, уменьшения и устранения различий между ними, создания единообразных норм законодательства различных государств путем заключения международных договоров. Иными словами, в современном мире наблюдается тенденция унификации и гармонизации МЧП.



Существуют два способа унификации. Первый – создание единообразных (унифицированных) коллизионных норм. Унифицированные коллизионные нормы являются выражением коллизионного способа регулирования: они так же, как и коллизионные нормы, создаваемые единолично государствами в своем внутреннем праве, содержат предписания о том, право какого государства следует применить. Различаются они лишь правовой формой своего создания.

Второй способ регулирования отношений, осложненных иностранным элементом, – унификация материальных норм частного права. Одной из причин возникновения коллизии и проблемы выбора права являются различия в содержании частного права разных государств. Следовательно, коллизионную проблему можно устранить, если созданы и применяться единообразные, одинаковые по своему содержанию правовые нормы. Это достигается посредством создания унифицированных (единообразных) материальных2 норм различных отраслей частного права, что снимает коллизионную проблему. Такие нормы непосредственно применяются к отношениям с иностранным элементом, минуя коллизионную стадию, стадию выбора права. Поскольку унифицированные нормы по своей природе являются материальными правовыми нормами, устанавливающими права и обязанности участников частноправовых отношений, способ унификации называют также материально-правовым.

Важно подчеркнуть, что обязательным условием унификации материального частного права как способа регулирования является использование международно-правовых форм (главным образом международного договора). В процессе взаимодействия государств происходит взаимовлияние национальных правовых систем, в результате чего в частном праве разных государств встречаются одинаковые по содержанию правила. Такие совпадения могут быть значительными; встречаются в практике и полные текстуальные совпадения законов разных стран. Известный пример такого совпадения – гражданское право Франции и Бельгии: в обеих странах действует Кодекс Наполеона. Напротив, создание унифицированных материальных частноправовых норм при использовании международно-правовой формы (договор, обычай), в которой выражена согласованная воля договаривающихся государств к единообразному регулированию определенного вида отношений, устраняет предпосылку возникновения коллизии и ликвидирует условия применения коллизионной нормы. Поэтому унификация материального права является выражением единого метода международного частного права, так как она по своей сути направлена на преодоление коллизии права. Нормы, созданные в результате унификации, входят в систему международного частного права.

III

В современном мире тенденция унификации и гармонизации международного частного права, как и права вообще, на наш взгляд, наиболее ярко проявляется в условиях интеграции, происходящей в странах Европы, в первую очередь в рамках Евросоюза (ЕС).



Многие западные правоведы говорят о тенденции «европеизации права». Процесс европеизации, еще полтора десятилетия назад зачастую представлявшийся химерическим3, охватил большую часть частноправовой науки. Наблюдается усиление европейского влияния на национальное частное право. Помимо отдельных директив и постановлений, работы над общими рекомендательными рамками европейского договорного права4 свидетельствуют о всеобъемлющем нормотворчестве в Европейском сообществе.

Необходимо отметить, что «европеизация» частного права в целом выглядит как довольно противоречивый процесс; он воспринимается весьма неоднозначно как различными органами Союза, так и представителями общественности. В политических и академических кругах идут довольно острые дискуссии по этому вопросу5. На содержание этого процесса накладывают свой отпечаток особенности структуры и функционирования Европейского союза, распределение компетенции между его органами, закрепленные международно-правовыми актами, принятыми на протяжении его полувекового существования.

Важнейшим событием в процессе «европеизации» частного права можно назвать подготовку и опубликование в начале 2008 г. документа, который был подготовлен исследовательскими группами, под названием «Проект общей справочной схемы» (Draft Common Frame of Reference – DCFR)6. Документ содержит нормативные правила и принципы, не только относящиеся к общим положениям о договорах, к договору купли-продажи, документ включает в себя нормы об аренде, о договорах об оказании услуг, в особенности строительных, о договоре хранения, об инжиниринговых, информационных, консультационных, медицинских услугах. Отдельные части этого документа содержат нормы о договоре поручения, торговом представительстве, коммерческой концессии (франчайзинге) и дистрибьюторских соглашениях, о предоставлении услуг по обеспечению личной безопасности, а также нормы, относящиеся к внедоговорным обязательствам, в частности к ведению чужих дел без поручения, а также к обязательствам из деликта и неосновательного обогащения.

Европейское сообщество стало принимать более активное участие в делах гражданского общества, что привело к формированию концепции гражданских и коммерческих дел на уровне высших судебных инстанций. В результате можно говорить о появлении очертаний определения европейского частного права.

Процесс сближения систем права различных государств, в том числе норм международного частного права, стал возможен в результате интеграционных процессов, происходящих в Европе.

Последние пятнадцать лет Европейский союз (ЕС) проводил активную интеграционную политику, основными этапами которой была ратификация Договора о Европейском союзе 1992 г., Амстердамского договора 1997 г., Ниццкого договора 2001 г. и, наконец, Лиссабонского договора7, подписанного на саммите ЕС 13 декабря 2007 г. Последний призван заменить собой не вступившую в силу Конституцию ЕС и внести изменения в действующие соглашения о Европейском союзе в целях реформирования системы управления Европейского союза в составе 27 стран-членов и укрепления его роли и позиций на мировой арене в условиях резких глобальных изменений.

При этом актуальным остается вопрос о правовой природе Европейского союза.

Согласно Маастрихтскому договору, Европейский союз – это объединение суверенных государств (сохраняющих свои суверенные права как во внутренних, так и во внешних делах), созданное для обеспечения их интересов и закрепленное заключенным на неограниченный срок договором о Европейском союзе8.

Не решен вопрос о правосубъектности Союза. Маастрихтский договор не содержит положений, которые четко квалифицируют правовой статус Европейского союза и наличие у него правосубъектности.

В учебниках и учебных пособиях ЕС и Сообщества традиционно относят к особой разновидности международных и межправительственных организаций (ММПО) – наднациональным (надгосударственным) или региональным организациям9.

Противники данной позиции указывают, что, действительно, помимо Евросоюза, не существует ни одной международной организации, которая имеет собственную территорию или заявляет о том, что имеет ее, нет ни одной специализированной международной организации, которая имела бы свое гражданство. Дополнительно обращается внимание на то, что Европейская комиссия располагает собственным дипломатическим представительством почти во всех основных государствах мира и при целом ряде международных организаций. Более того, ЕС является членом ряда международных организаций. В качестве, пожалуй, главного довода указывается на то, что на уровне Европейских сообществ и Европейского союза сформировалась самостоятельная правовая система, а на уровне Европейского союза создана собственная валютная система10.

Что же касается права Евросоюза, то в правовой литературе для обозначения правопорядка, складывающегося в ходе европейской интеграции, используются такие термины, как «европейское право», «право Европейского Союза», «право Европейского Сообщества», «право Европейских сообществ» и их эквиваленты на иностранных языках. Соотношение данных понятий раскрывается в работах М.Л. Энтина, А.Я. Капустина, Г.П. Толстопятенко, Н.Б. Шеленковой, Б. Бойтлера (Bengt Beutler, ФРГ), П. Фишера (Peter Fischer, Австрия), Х. Кека (Heribert Franz Kock, Австрия), М. Хаага (Marcel Haag, Бельгия), А. Эпини (Astrid Epiney, Швейцария) и многих других авторов.

Наиболее распространено в настоящее время узкое понимание Европейского права (ЕП) как права Европейского союза (до1992 г. – права Европейских сообществ) или коммунитарного права, развивающегося в связи с интеграцией экономики и политики Европейского континента в конце XX в. Термин «коммунитарное право» имеет французское происхождение (communaute – сообщество). Коммунитарное право – это квинтэссенция правовых норм стран Западной Европы в том смысле, что общие для всех государств ЕС правовые нормы могли быть сформулированы лишь на зрелом этапе развития национальных правовых систем на основе глубоких сравнительно-правовых исследований отраслей и институтов права отдельных государств, а также конвергенции различных (а зачастую прямо противоположных) моделей решения правовых проблем. История развития Европейского права в последнем значении неотделима от истории Европейских сообществ и ЕС. Римским и Парижским договорами органам ЕС были переданы широкие полномочия в правотворческой, исполнительной областях, а также по толкованию европейского права.

Право ЕС отличается от международного права и правопорядка государств – членов ЕС, имеет особый автономный характер и порядок взаимодействия с национальным правом государств. Европейское право приоритетно перед внутригосударственным правом и обладает прямым действием. Приоритет права ЕС сохраняется и тогда, когда оно затрагивает конституционные права государств-членов. Право ЕС обладает приоритетом только в случае несовместимости последствий европейского и национального права. Если закон государства противоречит европейскому праву, он должен быть отменен либо соответствующим образом модифицирован. Прямое действие права ЕС состоит в том, что для вступления правового акта ЕС в силу не нужна ратификация или иная форма признания со стороны государства-члена. Формальным исключением является Великобритания, где воспринят своеобразный дуализм в подходе к праву ЕС, поскольку европейское право там должно трансформироваться в национальное законодательство. Но на практике конфликты законов здесь редки.

Правовая система ЕС включает акты, отличающиеся друг от друга по юридической силе, сфере действия и территориальным пределам применения. Правовые акты ЕС классифицируются следующим образом:

а) международно-правовые акты (первичное право) – учредительные договоры, договоры-соглашения и протоколы, ревизующие эти договоры. На практике первичное право включает не только указанные выше договоры, но и нормы, которые толкуют их смысл. Наибольшее число толкований договоров содержится в решениях Суда ЕС;

б) вторичное право – правовые акты, принимаемые институтами и другими органами ЕС. Европейский совет и Комиссия Европейских сообществ (КЕС) издают регламенты, директивы, постановления, рекомендации, заключения. Наиболее часто используется «директива», которая указывает цель, оставляя за исполнителями (в основном государствами-членами) право выбора средств для ее достижения. ЕС может также законодательствовать с помощью «регламентов» и «решений». Европейский парламент принимает участие в этой нормотворческой деятельности. Он дает свои заключения по проектам, подготовленным КЕС, а после того, как Совет одобряет проект, он выносится на рассмотрение Европейского парламента, который может абсолютным большинством своих членов вносить в него поправки или отклонить. Парламент может издавать так называемые необязательные акты. Они касаются политических проблем и не устанавливают каких-либо прав и обязанностей.

Вторичное (производное) европейское право по своему объему во много раз превышает первичное. Вторичное право ЕС является основным регулятором международных частноправовых отношений. К числу его источников относятся, в частности, Европейская конвенция о патентах 1973 г.; Конвенция о патентах 1975 (Конвенция о патенте ЕЭС) г.; Конвенция о юрисдикции и судебных решениях 1968 г.; Директива о гармонизации законодательства в области защиты банков данных о личности; Директива о бухгалтерской отчетности банков и страховых обществ; Директива о служебной ответственности во врачебной и строительной деятельности; Директива о взаимном признании дипломов высших учебных заведений в странах ЕС; Директива о компьютерных программах; Директива о массовых увольнениях; решения Суда ЕС. Судебное правотворчество превратилось в одну из отличительных особенностей правового порядка, возникающего на основе учредительных договоров. В решениях Суда отражаются общие правовые начала, провозглашенные в конституциях государств-членов.

Европейское право затрагивает в настоящее время большинство сфер правового регулирования и в первую очередь частноправового характера: авторское право, акционерное право, патентное право, коммерческое право, право конкуренции, право договоров; морское право; предпринимательское право; сельскохозяйственное право; экологическое право; право страхования; административное, налоговое, таможенное и финансовое право.

Существенным препятствием на пути унификации и гармонизации частного права в рамках ЕС являются фундаментальные различия между правовыми системами, к которым принадлежат государства-члены: континентальной (Франция, Германия, Италия и др.), общего права (Англия), скандинавской (Швеция, Дания, Финляндия). Поэтому развитие коммунитарного права в частноправовой сфере носит избирательный характер, касаясь прежде всего тех областей, где экономические отношения переросли национальные рамки. Задача тем более осложнилась с недавним расширением ЕС до 27 государств-членов. Несмотря на эти сложности, ЕС добился значительных успехов в деле гармонизации законодательства и разработки наднациональных актов в сфере МЧП.

IV

Попробуем определить нынешнее состояние европейского частного права, в системе МЧП, его предмет, укажем некоторые характерные его особенности и попытаемся предсказать, какую роль оно может сыграть в будущем.



В доктрине международного частного права различных государств ЕС вопрос о предмете МЧП решается по-разному. Наиболее узкий подход присущ праву ФРГ, а наиболее широкий – Франции.

Во Франции доктрина (А. Батиффоль, П. Саватье) относит к международному частному праву прежде всего нормы о гражданстве, имея в виду правила о французском гражданстве (nationalite). В курсах и учебниках традиционно рассматривается правовое положение во Франции иностранцев (condition des etrangers), т.е. правила внутреннего материального права по широкому кругу вопросов (въезд, пребывание иностранцев, их имущественные и иные права), и только после рассмотрения этих двух комплексов изучаются вопросы коллизии законов (conflit des lois) и международной подсудности (conflit de juridicion).

Более широкий подход характерен для работ И. Лусуарна и П. Бореля (Франция), П. Лалива (Швейцария) и др.

Германские юристы Л. Раапе, Г. Кегель, К. Шуринг, К. Сир, Т. Раушер и другие сводят международное частное право к коллизионному праву. В ряд учебников, вышедших в последние годы (К. Сира, Т. Раушера и др.), включено рассмотрение вопросов международного гражданского процессуального права и процессуального права Европейского союза. Г. Кегель и К. Шуринг включили в свой учебник (хотя и в виде приложения) вопросы международного гражданского процесса, международного «права экспроприации», международного валютного права, права картелей и международного регулирования права культурных ценностей, оговорив публично-правовой характер этой проблематики.

В работах английских (А. Дайси, Дж. Чешир, П. Норт) авторов рассматриваются как вопросы выбора права (choice of law), так и вопросы подсудности (juridiction), т.е. правила о том, какие споры по правоотношениям с иностранным элементом должны рассматриваться местными судами, а какие – судами других государств. Такой процессуальный подход к проблемам международного частного права приводит в ряде случаев к ограничению применения иностранных законов и, соответственно, к расширению сферы действия внутреннего права.

В доктрине европейские юристы обычно рассматривают право Европейского сообщества и коллизионное как полностью обособленные дисциплины, фактически не имеющие точек соприкосновения. Традиционно считается, что если материальное право нацелено на достижение наилучшего «материального» решения, то коллизионное право стремится к достижению наилучшего «пространственного» результата.

В некоторых ранних академических статьях авторы пытались оценить влияние, которое Договор о ЕС оказал на международное частное право, но такие работы не вели к объединению двух ветвей права и не вызвали переориентации коллизионного права как такового. Растущее влияние права ЕС на частное и торговое право в последние годы привело к решению о необходимости права ЕС для международного частного права. Ст. 65(b) Договора о ЕС в последней редакции сейчас содержит перечень мер, которые должны быть предприняты в русле сотрудничества судебных органов в гражданско-правовой сфере, чтобы «обеспечить совместимость норм, применимых в государствах-членах, касающихся правовых и юрисдикционных коллизий». Таким образом, международное частное право в ЕС стало сферой интереса не только коллизионистов, но и правоведов, исследующих право ЕС.

Коллизионное право в Европе традиционно описывается как «джунгли, в которых способен запутаться даже европеец, а посторонний без проводника может легко потеряться». Коллизионное право является необходимым элементом «правового общества», основанного на системе совместной компетенции.

В европейском МЧП определенность коллизионных норм считается более важной ценностью, нежели их гибкость. Именно поэтому в данной системе права предпочтение отдается закону как основному источнику, что, в свою очередь, способствует тенденции к кодификации коллизионных норм. Как полагают европейские коллизионисты, применение определенных коллизионных формул с жесткими привязками за редким исключением не должно вести к несправедливым результатам. В тех же случаях, когда европейским странам не удается достичь консенсуса по каким-либо конкретным вопросам коллизионного права, законодатель временно оставляет эти вопросы на усмотрение доктрины и судей. Так, например, когда европейским странам не удалось прийти к единству мнений относительно коллизионных норм в сфере деликтного права, им пришлось ограничиться кодификацией в Римской конвенции 1980 года лишь норм в области договорного права. Вместе с тем европейские коллизионисты осознают, что не во всех областях права целесообразно создание жестких коллизионных привязок. Например, европейцы предпочитают гибкие подходы в выборе права в международных контрактах. Европейские юристы стремятся к минимизации неопределенности коллизионных норм с помощью кодификации в законодательстве общих принципов и понятий МЧП.

Европейские юристы отмечают, что законодательство Сообщества по вопросам коллизионного права и юрисдикции достойно особого внимания само по себе, однако все настойчивее звучат доводы о необходимости создания организованной многослойной системы права в Европе11. В последние два десятилетия в научных дискуссиях процесс европеизации частного права по преимуществу обсуждался с позиции союзной компетенции применительно к передаче национальным законодателем полномочий по построению частного права на европейский уровень. Вышеназванное породило не один научный диспут 12.

Следует отметить, что унификация договорного права на европейском уровне на протяжении нескольких десятилетий происходило в основном посредством принятия органами Сообщества нормативных актов (директив), в силу которых государства-члены должны были провести мероприятия по изменению своего национального права в соответствии с содержанием европейских актов. Указанным способом устранялись препятствия, вытекавшие из различий в праве отдельных государств, для достижения главной цели Европейского сообщества, а именно создания единого экономического пространства.

Использование указанного метода унификации права привело к появлению в национальном законодательстве государств – членов ЕС весьма значительного числа единообразных правовых норм, относящихся к регулированию договорных отношений, в основном обеспечивающих защиту потребителя, а также направленных против ограничений конкуренции.

Однако такая форма не создавала «европейского» права, хотя национальное право отдельных государств-членов становилось единообразным по своему содержанию. Это означало, что источником регулирования договорных отношений оставалось соответствующее национальное частное право (кодексы, законы и т.п.), а не собственно нормы права ЕС.

Сближение законодательства часто представляется как важный фактор либерализации и интенсификации межкоммунитарных связей. В июле 2001 г. Европейская комиссия инициировала обширные публичные дебаты по вопросу европейского договорного права, результаты которых были достаточно противоречивы. Обходя стороной вопрос о правовой базе, Комиссия обнаружила проблемы, которые могут быть вызваны различиями национального законодательства в сфере договорного права. Анализируя мнения разных сторон (потребителей, предпринимателей, профессиональных сообществ, управленцев, публичных институтов, доктрины и всех заинтересованных) по поводу того, «препятствует ли наличие различных национальных законодательств в сфере договорного права прямо или косвенно функционированию внутреннего рынка, и если да, то в какой степени», Комиссия сделала требуемое заключение. По ее мнению, различия национальных законодательств в сфере договорного права тормозят трансграничные операции и увеличивают их стоимость. Данные различия, таким образом, представляют собой препятствия для функционирования общего рынка и в этой связи оправдывают коммунитарное вмешательство.

В 1989, 1994, 2000 и 2001 гг. Европейский парламент заявлял о необходимости подготовительных работ, направленных на выработку Европейского кодекса общего частного права. В Резолюции от 15 ноября 2001 г. Парламент ссылается на развитие электронной торговли и введение евро, которые делают унификацию частного права более насущной в силу увеличения трансграничных отношений. Учитывая данные экономические аргументы, Парламент предусмотрел следующий порядок действий: выработка документов в сфере частного права, закрепляющих концепции и решения, общие для государств-членов до конца 2004 г.; преподавание этих текстов в университетах начиная с 2005 г.; принятие комплекса норм, относящихся к договорному праву, после 2010 г.

Независимо от мероприятий по кодификации европейские и национальные судьи постепенно создают общее частное право. Несмотря на то что в течение определенного времени влияние практики Суда ЕС было достаточно ограниченным, его роль не перестает повышаться. Такая унификационная деятельность Суда ЕС может быть развита.

Большую роль в сближении европейского частного права играет доктрина. Доктринальные размышления по поводу европейского частного права и европейской юридической культуры так многочисленны, что было бы невозможно их все перечислить. Некоторые работы, озаглавленные «Европейское договорное право», опубликованы; речь в них идет не о коммунитарном праве, а о принципах европейского договорного права. По инициативе профессора Уолтера ван Жервена в 1994 г. стала публиковаться серия «Jus Commune (Casebook Project)»13. Следует отметить и программу исследований Университета Тренто «Common core of European private law», возглавляемую Уго Матеи и Мауро Буссани14.

V

На наш взгляд, в данной статье необходимо коротко описать сущность некоторых институтов европейского частного права.



Право компаний заслуживает особого внимания, так как оно является той сферой частного права, которая наиболее сильно подвержена влиянию европейского права на национальном уровне и на уровне Европейского сообщества. Совет Европы принял девять директив, которые регулируют порядок деятельности компаний, еще пять директив находятся в стадии разработки. Содружество рассматривает вопрос создания организаций европейского типа. Иначе говоря, предпринимаются попытки ввести на европейском уровне единые правила, регулирующие деятельность компаний. Основная идея заключается в том, чтобы для деятельности, реализующейся на территории нескольких государств, создать всемирную и денационализированную форму организации.

Все три Европейских Сообщества (Европейское Сообщество Угля и Стали, Европейское Атомное Сообщество и Европейское Экономическое Сообщество) преследуют экономические цели. Основной целью деятельности ЕЭС является отмена непосредственного государственного контроля над экономикой. Европейский Договор не предусматривает никаких действий, совершающихся с целью унифицировать или согласовать коммерческое право (за исключением права компаний). Комиссия очень редко использует одно из основных полномочий по согласованию, содержащееся в ст. 100, 100а, 101 и 235 Европейского Договора. Существует

единственное исключение, заслуживающее внимания, – Директива о коммерческих агентах 1986 г., которая преследует защитные цели. Агент защищается посредством регулирования порядка выдвижения им исковых требований.

В целом, вопреки ожиданиям, законодательная активность в сфере коммерческого права весьма скромна.



Институт интеллектуальной собственности долгое время игнорировался европейским законодателем. Тем не менее прецедентное право Европейского Суда демонстрирует необходимость единого регулирования с целью преодолеть возможные злоупотребления существующими территориальными ограничениями соответствующих прав.

Некоторые положения института права частной собственности урегулированы Директивой 1993 г. о возврате культурных ценностей, незаконно вывезенных из другого государства. Государство, с территории которого объект был незаконно вывезен, может требовать его возвращения в течение разумного срока с момента вывоза. Добросовестность приобретателя вещи не является защитой от возможности ее возврата, но предполагает выплату ему денежной компенсации.

Европейский договор в Маастрихтской редакции значительно повысил роль института защиты прав потребителя. Сейчас одна из целей Сообщества – «содействовать усилению защиты прав потребителей» (ст.3/s). Маастрихтский Договор устанавливает самостоятельность этого института; он не является ни частью программы по облегчению функционирования внутреннего рынка, ни предпосылкой к согласованию европейского частного права. В период с 1985 по 1994 гг. принято пять директив, затрагивающих отношения по защите прав потребителей.

Не существует общего законодательного акта ЕЭС, регулирующего индивидуальное трудовое право. Разногласия государств на почве индивидуальных трудовых договоров урегулированы ст. 100а §2 Европейского договора. Издано пять директив, регулирующих различные аспекты заключения индивидуальных трудовых договоров.

Примером самого важного законодательного акта ЕЭС о деликтах служит Директива об ответственности изготовителя продукции 1985 г. Она не предлагает единого правила, просто устанавливает основания для ответственности производителя за продукцию без недостатков. Установление странами иных оснований ответственности, особенно основанной на недостатках, могущих повлечь за собой далеко идущие последствия, не исключается.

В этой отрасли действуют две Директивы о страховании ответственности владельцев автомобилей 1972 г. и 1983 г., Директива об ответственности за причинение ущерба 1989–1991 гг. и Директива об ответственности по договору об оказании услуг 1990 г.

В 1990 г. Комиссия ЕЭС создала рабочую группу из специалистов в области гражданского процесса из всех стран – членов ЕЭС. Эта группа должна была разработать модельный Европейский гражданско-процессуальный кодекс. После некоторых колебаний он был опубликован в форме проекта директивы. Комиссия преднамеренно разработала эти правила не только для регулирования международных судебных дел, но и для регулирования процесса на национальном уровне.

Ранее на европейском уровне не существовало единого договорного права. Такие правила были сформулированы Римской конвенцией о договорных спорах 1980 г. Защита потребителей и работников гарантируется специальными правилами о спорах также применительно к международным договорам. В отношении специфических страховых договоров коллизии права разрешаются некоторыми директивами. Директива о возврате культурных ценностей 1993 г. также затрагивает спорные отношения: она признает запреты на экспорт, которые государства вводят для защиты своего

национального наследия.

Споры о юрисдикции, так же как и споры о признании и исполнении решений судов иностранных государств, регулируются Брюссельской конвенцией 1968 г., заключенной на основании ст. 220 Европейского договора. Эта конвенция является особенно удачной благодаря юрисдикции Европейского суда, который следит за ее единообразным толкованием.



В заключение хотелось бы сказать, что в условиях интернационализации и глобализации мира возрастает значение унификации и гармонизации норм МЧП различных государств. Данная тенденция особенно сильно проявляется в Европейском сообществе, в котором наблюдается всеобъемлющее нормотворчество и усиление европейского влияния на национальное частное право. В результате на настоящий момент можно говорить о появлении очертаний определения европейского частного права, играющего все большую роль в системе МЧП. И, поскольку невозможно идти против движения истории и препятствовать интернационализации права, следует продолжать развивать европейское частное право.

1 См.: Report of the Secretary General «An Agenda for Development». A/48/435. 1994. 6 May. P. 183, 184.


2 Термин «материальное частное право», или «материальные нормы частного права», в международном частном праве, как правило, используется для противопоставления коллизионному праву. Материальное право – это все частное право, кроме коллизионных норм, следовательно, это нормы, непосредственно устанавливающие права и обязанности участников соответствующих отношений.

3 Cp.: Jiirgen Basedow. Il diritto privato europeo – chimera o realta? // Studi in Onore di Pietro Rescigno I, Milano 1998, S. 133–144.


4 См.: Christian von Bar/Hans Schulte-Nolke, Gemeinsamer Referenzrahmen fur europaisches Schuld- und Sachenrecht: ZRP 2005, 165–168.

5 Подробнее об общих проблемах, связанных с данным процессом в ЕС, см.: Базедов Ю. Европейское гражданское общество и его право: к вопросу определения частного права в сообществе // Вестник гражданского права. 2008. № 1. С. 225–242.

6 Principles, Defnitions and Model Rules of European Private Law. Draft Common Frame of Reference (DCFR). Munich: Interim Outline Edition, 2008.

7 Официальное название – «Лиссабонский договор о внесении изменений в Договор о Европейском союзе и Договор об учреждении Европейского сообщества» (Treaty of Lisbon amending the Treaty on European Union and the Treaty establishing the European Community). 

8 Договор о Европейском союзе // Единый европейский акт. Договор о Европейском союзе. М.: Право, 1994. С. 45, 46.

9 Капустин А.Я. Европейский союз: интеграция и право. М., 2000. С. 191.

10 Энтин Л.М. Заседание 1. Евро и Российский бизнес. Научно-практическая конференция. Москва, 14–15 февраля 2001 г. // Правовые аспекты европейской интеграции: Материалы международных научно-практических конференций. М., 2002. С. 115, 116.


11 Подробнее см.: Remien O. European private international law, the European Community and its emerging area of freedom, security and justice // Common market law rev. 2001. Vol. 38. № 1. P. 53–86.

12 См.: Winfried Tilmann/Walter van Gerven, Die Kompetenzen zur Schaffung eines einheitlichen Europaischen Schuld- und Sachenrechts und die moglichen Rechtsgrundlagen // Christian von Bar et al., Vergleichende Untersuchungen der Privatrechtsordnungen der Mitgliedstaaten der EU im Hinblick auf Diskriminierungen aus Grunden der Staatsangehorigkeit sowie zur Moglichkeit und Notwendigkeit der Schaffung eines Europaischen Zivilgesetzbuches. Europaisches Parlament – Generaldirektion Wissenschaft, Projekt Nr. IV/98/44 (o.J., 1999), S. 205, 219 ff.; Walter van Gerven, Een Europa mit toekomst: Tijdschrift voor Privaatrecht 2001, 261, 271; contra Jilrgen Basedow, A Common Contract Law for the Common Market: Com. Mkt. L. Rev. 33 (1996), 1169–1195; id. The Case for a European Contract Act // Stefan Grundmann/Jules Stuyck (Hrsg.), An Academic Green Paper on European Contract Law, Den Haag 2002, S. 147, 154 ff.

13 В рамках данной серии были опубликованы два магистральных исследования, одно посвящено договорам, другое – обязательствам из причинения вреда. См.: Beale H., Hartcamp A., Kotz H., Tallon D. Cases and materials and Text on Contract law. 2002; van Gerven W., Lever J., Larouche P., von Bar C., Viney G. Tort Law: Scope of Protection. 1998.

14 В этом проекте участвуют около сотни университетов. См.: www.jus.unitn.it/


Смотрите также:
Европейское частное право в системе международного частного права
243kb.
1 стр.
Семинар 1 по курсу «правовое регулирование внешнеэкономических связей»
27.42kb.
1 стр.
Тема Понятие, предмет и система международного частного права (2 часа)
233.8kb.
1 стр.
Источники международного частного права
136.87kb.
1 стр.
Римского частного права
989.85kb.
6 стр.
В первом случае нумерация сносок сквозная. При первом упоминании источника выходные сведения указываются в полном объеме. Если он цитируется в дальнейшем, то дается лишь его краткое описание. Пример: 3 Мишальченко Ю
34.47kb.
1 стр.
Правовое положение международных неправительственных организаций, имеющих консультативный статус при межправительственных организациях 12. 00. 10 Международное право; Европейское право
372.68kb.
1 стр.
Правовое регулирование международного олимпийского спорта: частноправовой аспект 12. 00. 03 гражданское право; предпринимательское право, семейное право; международное частное право
335.76kb.
1 стр.
Гражданско-правовое регулирование возмещения вреда, причиненного преступлениями: исторический и сравнительно-правовой анализ 12. 00. 03 гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право
395.04kb.
2 стр.
Система межотраслевых связей гражданского права: цивилистическое исследование 12. 00. 03 гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право
749.5kb.
3 стр.
Права на результаты интеллектуальной деятельности в составе аудиовизуального произведения
310.39kb.
1 стр.
Пояснительная записка Программа вступительного экзамена в аспирантуру юридического факультета Института экономики управления и права Российского государственного гуманитарного университета по специальности 12
731.54kb.
4 стр.