Главная
страница 1
СОЦИАЛЬНЫЕ ЭКСКЛЮЗИИ НА РЕГИОНАЛЬНОМ РЫНКЕ ТРУДА:

К ПРОБЛЕМЕ СОЦИАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ РАБОТОДАТЕЛЕЙ
Гончарова Н.П.,

к. соц. н., доцент, ФГБОУ ВПО «Алтайский государственный университет»
Проблема концептуализации социальной ответственности бизнеса занимает в настоящее время особое место не только в сознании предпринимателей, политического и экспертного сообщества, но и в социальных науках, где до сих пор эта категория не получила однозначной трактовки. Однако, все подходы едины в том, что социальная ответственность бизнеса – это ответственность компании перед людьми и организациями, с которыми связана ее деятельность, а также ее ответственность перед обществом в целом. Идея о том, что бизнес должен не только заботиться о прибыли и уплате налогов, которые распределяются государством на решение социально значимых проблем, но и разделить с обществом ответственность за социальную несправедливость, экономическое неравенство и экологические проблемы, участвуя в экономической адаптации социально незащищенных слоев населения, в охране окружающей среды, начала формироваться в развитых странах в конце 60-х – начале 70-х годов XX в. как концепция корпоративной социальной ответственности. В России исследования в данном направлении начались лишь в 2000-2002 гг.

В настоящее время проблема поиска новой социальной роли бизнеса формулируется в контексте определения границ его социальной ответственности. Основное внимание в предпринимаемых попытках уделяется тем социальным функциям, которые может взять на себя российский бизнес, при каких условиях он будет максимально заинтересован в выполнении принятых на себя социальных обязательств, что может быть обозначено как социально-ответственное поведение бизнеса, и наоборот.

При этом, важно понимать, как сам бизнес трактует понятие социальной ответственности, насколько его понимание социальной ответственности совпадает с теми реальными практиками, которые он реализует. На деле часто бывает так, что действия предпринимателей приводят к формированию социальной эксклюзии (исключенности) отдельных категорий населения на региональном рынке труда (это подтверждается и результатами экспертных опросов в Алтайском крае в 2010-2012 гг.).

Мы разделяем точку зрения Ф.М. Бородкина, З.И. Калугиной, А.М. Сергиенко и других авторов на понимание сути социальной исключенности [1–5]. При анализе данного феномена различают ситуацию и состояние социальной эксклюзии. Ситуация социальной эксклюзии – объективированные обстоятельства, оказавшись в которых, люди не имеют возможности воспользоваться предоставленными им социальными правами. В ситуации социальной эксклюзии оказываются граждане, чьи права так или иначе ущемляются. Состояние же социальной эксклюзии определяется индивидуальным восприятием ситуации и самоидентификацией 1.

Основными формами проявления социальных эксклюзий являются: 1) безработица как эксклюзия от гарантий государства в сфере занятости, от оплачиваемой работы; 2) бедность как эксклюзия от средств к существованию в ситуации безработицы и занятости, 3) неправовые трудовые практики, значительные масштабы теневого рынка труда, поскольку здесь трудовые права работников не соблюдаются и не могут быть защищены государственными и общественными институтами; 4) эксклюзия от информации, приводящая к нарушениям основных прав и свобод человека в социально-трудовой сфере; 5) эксклюзия от сетей социальной безопасности, социального страхования 4.

Несмотря на близость с более широко применяемыми и хорошо разработанными категориями депривации и лишения, понятие социальной исключенности, активно используемое, прежде всего, западными исследователями, более продуктивно при анализе ограниченности доступа к институтам, распределяющим ресурсы, и в первую очередь к рынку труда, системам образования, здравоохранения, социального страхования. Это позволяет трактовать эксклюзию как ограничение социальной активности индивида или группы вплоть до их исключения из общественной жизни вследствие барьера реализации социальных и гражданских прав и недостаточного удовлетворения социетальных потребностей из-за нехватки доступа к экономическим, политическим, социальным, культурным ресурсам.

Исследование поддержано грантом Президента РФ для государственной поддержки молодых российских ученых – кандидатов наук МК-6494.2012.6.

Отбор экспертов проводился по четырем основным критериям: 1) формирование концепции социально-экономического развития региона, в т.ч. программ содействия занятости населения, регулирование рынка труда и занятости, формирование госзаказа на необходимых специалистов; 2) профессиональная подготовка, переподготовка и повышение квалификации специалистов по выполнению государственного заказа; 3) востребованность специалистов, их потенциальное место работы; 4) защита социально-трудовых прав и интересов трудящихся граждан.

На основании данных критериев были выделены 4 группы экспертов (общее количество – 60): 1 группа: органы законодательной и исполнительной власти, территориальные управления/отделения федеральных органов государственной власти (n=15); 2 группа: высшие учебные заведения, учебные заведения начального и среднего профессионального образования, учреждения переподготовки и повышения квалификации (n=15); 3 группа: государственные, муниципальные предприятия и учреждения, частные предприятия, ассоциации работодателей (n=15); 4 группа: профсоюзы, общественные организации, партии, движения, фонды, ассоциации наемных работников (n=15). Экспертный опрос проводился в форме полуструктурированного (нестандартизированного) личного интервью, при котором интервьюер руководствовался единым бланком интервью для всех групп экспертов, включающим также и специфические блоки вопросов для разных групп экспертов.

По данным экспертного опроса, положение разных групп населения на современном рынке труда в Алтайском крае неоднозначно, есть группы, которые испытывают большие трудности при трудоустройстве на работу, тем самым, исключаются из сферы занятости.

Так, выпускники без опыта работы являются, по мнению экспертов, одной из самых уязвимых групп населения на рынке труда. Большинство экспертов выделили проблему неудобства работодателю данной категории выпускников именно из-за отсутствия у них опыта, тогда как современному работодателю «нужны опытные работники, никто не хочет дополнительно вкладывать в молодого специалиста». Нежелание брать на работу выпускника объясняется и тем обстоятельством, что «какое-то время на них нельзя положиться», нужно в первое время прививать им определенные навыки и умения. При этом качество подготовки и уровень образования в данном вопросе (среднее специальное или высшее) не имеет большого значения, «сейчас дипломом о высшем образовании никого не удивишь, поэтому, как правило, новоявленные специалисты начинают получать опыт работы не по специальности, указанной пусть даже в хорошем дипломе». Некоторые работодатели все-таки готовы и берут на работу выпускников, если считают, что не понесут ущерба, но, как правило, «это уникальные случаи, и такие практики, к сожалению, не распространены в нашем крае».

Еще одной категорией, испытывающей трудности при трудоустройстве, являются женщины, имеющие несовершеннолетних детей. Неудобной для работодателя эта группа является потому, что нуждается в особой защите при осуществлении трудовой деятельности, а именно обеспечении социальных гарантий, льгот, которые работодатели не желают предоставлять. Кроме этого, работодателю в этом случае «сложно использовать гибкий график, такие женщины, как правило, не могут работать в праздники, в ночные смены», возникает риск, что работа будет выполняться не в полном объеме. В том случае, даже если работа выполняется в срок и на высшем уровне, всегда может возникнуть проблема оформления больничного листа, что также не выгодно работодателю. По оценкам экспертов, работодатели чаще предпочитают брать на работу женщин, имеющих детей постарше, школьного возраста, действуя по принципу «если ребенку меньше 3 лет, извините». При этом, решение о трудоустройстве данной категории зависит от того, насколько «гуманен работодатель», и поэтому в некоторых организациях края такой проблемы не существует.

Практически в том же «ущемленном» положении, по мнению экспертов, находятся женщины, планирующие иметь детей. Если работодатель узнает, что женщина планирует беременность, он «в 90% случаев из 100 не примет ее на работу». Причины, как правило, те же – необходимость выплачивать пособие и т.п. Считается, что с уходом в декретный отпуск и последующий отпуск по уходу за ребенком, женщина «выпадает из жизни на 1,5-3 года, и у работодателя следующая головная боль – найти ей замену». По оценкам экспертов, в наше время это превращается в условие. Получается противоречивая ситуация – стремление женщин «помочь стране в решении демографической проблемы» никак не защищено государством от потери рабочего места.

«Люди предпенсионного возраста» тоже занимает одно из первых мест в списке самых дискриминируемых работодателями. Это еще одно проблемное направление в социально-трудовой сфере – трудоустройство лиц предпенсионного и пенсионного возраста. Если эти группы работают, то никаких трудностей нет, на них держатся многие предприятия, они «самые надежные». В то же время, при малейшей неприятности на работе, «оказавшись за воротами», найти работу им будет очень тяжело, практически невозможно. Как отмечают эксперты, «эти люди сегодня находятся в таком взвешенном состоянии, несмотря на то, что большая часть из них работает, дорабатывает до пенсии, что у них сейчас в подсознании панический страх: если они потеряют эту работу, то будут никому не нужны, и доработать до пенсии они практически не смогут». Экспертами особо выделена проблема трудоустройства людей после 40-45 лет – именно этот возраст лидирует по количеству отказов при приеме на работу. Причем здесь кризис уравнял в правах, а точнее, в их отсутствии молодежь и людей старше 45 лет. Сегодня 40 лет – максимальная возрастная граница в большинстве объявлений о вакансиях. И если все-таки, полагают эксперты, работодатели принимают данную категорию на работу, то чаще всего это низкооплачиваемый неквалифицированный труд.

Если взять представителей отдельных профессий (экономисты, юристы, инженеры и пр.), то относительно первых двух, считают эксперты, рынок можно охарактеризовать как более или менее стабильный, менее подверженный текучести, несмотря на его перенасыщенность представителями этих профессий. Исходя из этого, можно выделить два принципиально различных экспертных мнения: одни считают (и их большинство), что юридические и экономические специальности уже не востребованы, рынок ими перенасыщен, отсюда и малый спрос за счет большого предложения этих специальностей на рынке. Другая же часть утверждает обратное – «эти-то востребованы, проблем не испытывают, потому что по бегущей строке часто требуются люди именно такой профессии», «эти прослойки нашего общества наиболее защищены, т.е. работа бухгалтера, юриста, может быть в принципе найдена всегда». В то же время отмечена проблема качества образования и уровня компетенции представителей данных профессий, что в итоге и сказывается на их трудоустройстве.

Относительно рабочих профессий экспертами выдвинута идея их высокой востребованности на рынке труда в настоящее время, сейчас экономика края нуждается в таких профессиях, как «инженер, строитель, сварщик, мастер по ремонту видео-радио аппаратуры и т.д.». Что касается других профессий, то, по мнению экспертов, врачи и педагоги востребованы всегда.

По поводу уволенных с военной службы у экспертов практически не возникло разногласий, большинство высказало мнение, что эта группа населения меньше всего испытывает трудности. Наоборот, эти люди обладают большими преимуществами: военный человек «привлекает работодателей в первую очередь своей исполнительностью, ответственностью, пунктуальностью», такие люди, как правило, устраиваются в правоохранительные органы, частные охранные структуры, открывают собственные службы безопасности. Если военнослужащий имеет профессию, которую можно использовать в народном хозяйстве, то работодатели «не отказываются брать их на работу, т.к. они добросовестные работники, и приучены исполнять приказы и просьбы начальника», отмечают эксперты.



Инвалиды – еще одна категория населения, которая испытывает очень большие трудности при трудоустройстве, это «неудобная группа для работодателя, которую вообще стараются не брать», по мнению экспертов. Все это объясняется тем, что в современных условиях создание в крае рабочих мест для инвалидов затруднено, чаще всего это работа, которую «инвалид мог бы выполнять на дому, в противном случае работа для него не посильна». В связи с необходимостью создания особых условий труда для инвалидов, работодатели очень часто просто оставляют без внимания эту социальную группу. Даже несмотря на налоговые льготы и законодательно закрепленное квотирование рабочих мест в организациях, согласно которому учреждения обязаны трудоустроить определенный процент людей с ограниченными возможностями, работодатели умудряются «обойти эти нормы». Однако, иногда встречается такое, что инвалиды сами не хотят трудоустраиваться, так как получают поддержку от государства.

Представители отдельных этнических и религиозных групп, по мнению экспертов, при наличии должных профессиональных навыков менее уязвимы при трудоустройстве на работу. Наибольшая трудность – это сложившиеся стереотипы. Как сказал один эксперт, «если, например, к нам придет человек чеченской национальности, то начинаешь задумываться, конечно, здесь влияет его опыт работы, тогда проблем не будет, а если без опыта работы, я бы подумала раз десять, хотя есть службы безопасности, которые занимаются проверкой личности». В качестве еще одного примера влияния социальных стереотипов на трудоустройство этнических групп эксперты отметили, что «таджиков воспринимают как строителей, им сложно устроиться менеджером в хорошей фирме». Отметили эксперты и такие этнические проблемы, как языковой барьер – «среди разных национальностей есть толковые специалисты, однако если человек не знает русский язык, то точно дальше станка он не уйдет». А в целом, у этих групп проблем не больше, чем у других.

Проблема с мигрантами обстоит не так остро, но тем не менее мнения экспертов разделились. Первая экспертная позиция касается того, что мигрантам трудно устроиться, поскольку это такой слой населения, «за который нет уверенности, что они задержатся долго на одном месте». Кроме того, высокие налоговые ставки и штрафы «вынуждают» работодателей принимать мигрантов на работу неформально, либо вообще отказываться от их трудоустройства. Вторая позиция заключает в себе мысль о том, что «мигранты едут и берутся за любую работу, они хорошо приспосабливаются, наши же работники выбирают». Мигранты в данной ситуации выигрывают, хоть они и устраиваются, как правило, на дешевые работы, где идет активная эксплуатация их труда и низкая оплата.

В целом экспертные оценки позволили выделить наиболее дискриминируемые группы населения на рынке труда, к которым можно отнести выпускников без опыта работы, женщин, планирующих и имеющих несовершеннолетних детей, лиц предпенсионного возраста (в равной степени и мужчин, и женщин), инвалидов и лиц, освободившихся из мест лишения свободы. Именно эти группы чаще всего относятся к категории безработных.

Эксперты «нарисовали» социальный портрет среднестатистического безработного, который бывает трех типов. Первый – это население в предпенсионном возрасте (как мужчины, так и женщины 45 лет и старше), имеющие, как правило, средне профессиональное образование и какие-то производственные специальности, то есть те, которые были заняты в реальном секторе экономики Алтайского края, работали на промышленных предприятиях и попали под сокращение. Второй тип безработного – это молодой человек в возрасте 25-30 лет со средним или среднеспециальным образованием, реже с высшим образованием, не имеющий опыта и стажа работы. Третий тип – это замужние молодые девушки и женщины с несовершеннолетними детьми, не способные, по мнению работодателей, выполнять работу в полном объеме.

Согласно экспертным оценкам, безработица имеет много лиц – это могут быть люди разного пола, возраста, образования. Многое зависит, по мнению экспертов, от работодателя, его принципов и условий. «Мудрый работодатель возьмет толкового специалиста и практически пенсионера дотянет до выхода на пенсию» – вот яркий пример социальной ответственности бизнеса.

В Трудовом кодексе Российской Федерации (ст.3) записано: «Каждый имеет равные возможности для реализации своих трудовых прав. Никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества независимо от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, политических убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника».

По мнению большинства экспертов, на деле дела обстоят немного иначе. Конечно, по национальности, расовой принадлежности, вероисповеданию, социальному статусу ущемления как такового не происходит, экспертами отмечается, что это не актуально. А вот такие критерии, как пол и возраст, часто выступают индикатором «негативного отношения» к работнику. Что касается дискриминации по полу, то можно отчетливо выделить мнение экспертов, что «работодатели отдадут предпочтение мужчине, потому что он надежный работник, он не будет рожать детей». В частности, отмечается, что в руководящем составе у нас чаще всего находятся мужчины, тогда как «женщина – это рабочая лошадь».

Дискриминация по возрасту выражается в том, что все работодатели хотят взять работников от 25 до 45 лет с опытом работы. В итоге страдает молодежь без опыта работы и люди предпенсионного возраста. Эксперты указывают и на стигматизацию молодежи, в отношении которой становится все более распространена ситуация, когда они «проходят ШРМ – школу рабочей молодежи: т.е. сегодня принимается девочка, мальчик, отработал(а) недели 2-3, месяц-два от силы, ей(ему) показывают на дверь, на ее(его) место приглашают тут же. Как правило, в этих организациях постоянно идет информация о том, что им требуются, требуются и требуются». То есть молодых людей работодатели попросту используют для выполнения той или иной работы, предлагая низкую оплату труда под предлогом «ученичества, стажерства». Хотя отмечаются и положительные тенденции, некоторые работодатели (преимущественно в сфере образования, банковской деятельности, управления) «стараются брать людей, которые профессионалы в своей деятельности, мобильны и ориентированы во всех сферах, идет чистка «старого» персонала».

Еще одной формой проявления социальной исключенности на региональном рынке труда является недокументированная (неформальная) занятость. Оценивая распространенность данного явления, все эксперты проявляют единодушие в том, что это очень распространенная проблема в Алтайском крае, по их оценкам, от 50 до 70% населения – неофициальные занятые. Причем это явление характерно как для бюджетных, так и для частных, коммерческих организаций. Однако, если в бюджетных организациях сами работники находят себе недокументированные занятия, источники дохода, предпочитая их в качестве «подработки» к основной деятельности, тогда как на частных предприятиях занятость не документируется работодателем с целью получения выгоды, для снижения налогового бремени, избавления от необходимых отчислений в пенсионный фонд, фонд социального страхования и другие.

Некоторые эксперты особо подчеркивают, что такое явление, прежде всего, затрагивает молодую часть населения. Поскольку молодежь менее знакома со своими трудовыми правами, меньше задумывается о «завтрашнем дне», «живет одним днем», то есть вопросы официального трудоустройства и получения социальных гарантий для них не столь актуальны.

К сожалению, анализ мнений экспертов позволяет сделать вывод о том, что недокументированная занятость – «нормальное» явление, «там, где это существует, способствуют сами люди, когда соглашаются на такой вид работы, если бы человек не голосовал своими поступками, не создавал предпосылок для таких условий, такого бы не было», люди «все равно, как правило, готовы где-то там подработать неформально, что-то где-то заработать». Таким образом, необходимость преодоления этой проблемы, принятия специальных мер государственного реагирования, не актуализирована в сознании экспертов: «если ты начнешь вести бизнес честно, то ты разоришься».



Социальная исключенность отдельных категорий экономически активного населения из сферы занятости является острейшей социальной проблемой. Безработица приводит не только к снижению доходов, потере квалификации и трудовых навыков, нравственной и психологической деградации личности, ухудшению здоровья, но и росту социальных девиаций, усилению социальной напряженности на рынке труда и в обществе в целом. Социальная ответственность бизнеса выступает здесь одним из механизмов преодоления ситуаций и состояний социальной эксклюзии на рынке труда, улучшения качества жизни населения.

Литература:

  1. Бородкин Ф.М. Преодоление социальной эксклюзии: новые подходы // Россия, которую мы обретаем / Отв. ред. Т.И. Заславская, З.И. Калугина. – Новосибирск, 2003. – Гл. 25. – С. 507–537.

  2. Преодоление (материалы Международной весенней школы «Социальные эксклюзии в переходном обществе: пути преодоления») / Под ред. Ф.М. Бородкина. – Новосибирск, 2000.

  3. Рынок труда Алтайского края: демографические вызовы: монография / Чирков М.О., Гончарова Н.П., Родионова Л.В., Родионова О.Е., Тарасова Е.В. / под ред. М.О. Чиркова; Алтайский государственный университет. – Барнаул, 2010.

  4. Сергиенко А.М. Экономическое поведение населения и социальные эксклюзии на сельском рынке труда / А.М. Сергиенко и др. // Региональные проблемы социально-экономического развития АПК: Труды седьмой междунар. науч.-практ. конф. НАЭКОР (21–22 мая 2003 г.). – Барнаул, 2003. Вып. 7. Т. 2. Ч. 2. – С. 158–169.

  5. Чернина Н.В. Эксклюзия сельского населения: опыт социологического исследования // Сибирская деревня в период трансформации социально-экономических отношений. – Новосибирск, 1996. – С. 80–96.


Смотрите также:
Социальные эксклюзии на региональном рынке труда: к проблеме социальной ответственности работодателей
137.88kb.
1 стр.
Формы участия работодателей в системе подготовки кадров
64.22kb.
1 стр.
Отчет по исследованию «перекос» на рынке труда: потребность в «рабочих специальностях»
2837.48kb.
14 стр.
Кадровая политика в рт: спрос и предложение на рынке труда
16.35kb.
1 стр.
Руководство по социальной ответственности повестка дня
23.87kb.
1 стр.
Конкурса «Лучший страхователь обязательного пенсионного страхования в городе Белгороде»
25.53kb.
1 стр.
«Это поколение людей, проходящих стадию социализации, усваивающих образование, профессиональные, культурные и другие социальные функции»
155.09kb.
1 стр.
В статье рассматриваются проблема адаптации молодежи на рынке труда в условиях экономического кризиса, ситуация на рынке труда в связи с переходом российского общества к рыночным отношениям
151.44kb.
1 стр.
Выпускники вузов на современном рынке труда: проблемы трудоустройства
124.64kb.
1 стр.
Из опыта работы органов труда и занятости населения оренбургской области по реализации дополнительных мероприятий по снижению напряженности на рынке труда
69.09kb.
1 стр.
Анализ учебно-воспитательной работы
1221.46kb.
5 стр.
Бюллетень по охране труда является периодическим изданием группы компаний «Охрана труда»
484.66kb.
4 стр.