Главная
страница 1
Методика расследования хищений оружия и боеприпасов, совершенных военнослужащими в районах вооруженного конфликта

С.В. Маликов, полковник юстиции, кандидат юридических наук, доцент; С.А. Козлов, капитан юстиции

Оружие и боеприпасы в зависимости от порядка и условий хранения могут похищаться различными способами, что существенно влияет на методику расследования, особенно на характер и последовательность первоначальных следственных и розыскных действий.



В районах вооруженного конфликта очень трудно, а зачастую невозможно соблюдать порядок выдачи и сохранности оружия и боеприпасов, установленный ведомственными нормативными актами для мирных условий1. Так, в период вооруженного конфликта в Чеченской Республике (1994 – 1996 гг.) оружие и боеприпасы поступали из окружных складов артвооружения в воинские части без надлежаще оформленных документов, а отсутствие складских помещений для хранения огромного количества оружия и боеприпасов вынуждало командование складировать их в ящиках и цинках под «открытым небом» под охраной караула. При этом сами места временного хранения оружия и боеприпасов окружались по периметру проволочными и минно-взрывными заграждениями. Что касается освещения по периметру мест временного хранения оружия и боеприпасов и оборудования техническими средствами охраны и сигнализации, то это было, во-первых, нецелесообразно из-за демаскировки расположения базового военного лагеря, а во-вторых, невозможно из-за отсутствия бесперебойного электропитания от дизельных электростанций.

Какого-либо номерного учета оружия не велось, велся только поштучный учет, к тому же не во всех воинских частях, а все утраченное и похищенное оружие списывалось на «боевые потери». Военнослужащие участвовали в боевых действиях как со своим оружием, выданным им для служебного пользования, так и с оружием своих раненых и убитых сослуживцев или с трофейным оружием, поэтому не все из них заботились о его сохранности.

Выявить большинство хищений боеприпасов в районах вооруженного конфликта не представлялось возможным из-за огромного их расходования при ведении боевых действий и отсутствия практически какой-либо отчетной документации об этом. Командиры рот (начальники выездных групп) после возвращения подразделения с боевых выездов, чтобы не заниматься в течение 3 – 6 часов подсчетом, упаковкой, оформлением и сдачей неизрасходованных боеприпасов в места временного хранения оружия и боеприпасов, докладывали рапортом начальнику штаба войсковой части об «израсходовании» всех полученных боеприпасов. В действительности боеприпасы либо оставались на руках у военнослужащих, либо выбрасывались на свалку и в выгребные ямы на территории базового военного лагеря, что создавало предпосылки для их хищения в целях сбыта или обмена их у местных жителей или лиц из незаконных вооруженных формирований (НВФ) на наркотики, спиртные напитки, украшения из золота или продукты питания.

Хищения оружия и боеприпасов в районах вооруженного конфликта чаще всего совершались путем кражи (72,3 %), присвоения или растраты (3,5 %), значительно реже оружие и боеприпасы утрачивались военнослужащими и похищались лицами из НВФ в результате боестолкновений (5,4 %). Кражи из мест временного хранения оружия и боеприпасов или палаток для хранения оружия личного состава роты почти всегда осуществлялись путем свободного доступа (должностными лицами в силу служебных полномочий или военнослужащими из состава караула) либо путем разрушения преград (обычно проволочных заграждений). Иногда кражи личного оружия и боеприпасов, выданных для служебного пользования, совершались военнослужащими при самовольном оставлении части или места службы.

При расследовании хищений оружия и боеприпасов следователь военной прокуратуры может встретиться на начальном этапе расследования со следующими пятью типовыми следственными ситуациями:

1) хищение оружия и боеприпасов из мест временного хранения оружия и боеприпасов или палаток для хранения оружия личного состава роты обнаружено вскоре после его совершения, на месте происшествия имеются следы проникновения через проволочные заграждения;

2) недостача оружия и боеприпасов вскрыта при отсутствии данных о проникновении кого-либо в места временного хранения оружия и боеприпасов или палатку для хранения оружия личного состава роты и о точном времени образования этой недостачи;

3) оружие и боеприпасы, выданные военнослужащим для служебного пользования, похищены при нахождении их на территории базового военного лагеря или блок-поста (в случаях оставления их без присмотра в палатках для отдыха, на посту или сна часовых, при проведении хозяйственных работ или ремонта техники, совместном употреблении спиртных напитков и наркотиков и т. д.);

4) обнаружено отсутствие в базовом военном лагере или на блок-посту военнослужащего с оружием и боеприпасами, которые были выданы ему для служебного пользования;

5) оружие и боеприпасы утрачены военнослужащими и похищены лицами из НВФ или местными жителями в результате боестолкновений.

Другие следственные ситуации складываются при наличии оснований подозревать в хищении оружия и боеприпасов конкретных лиц, при обнаружении признаков инсценировки хищения, совершенного якобы посторонними лицами, при подбрасывании преступником похищенного оружия и боеприпасов.

Несмотря на особенности расследования в каждой следственной ситуации, наиболее актуальными, требующими первоочередной проверки являются версии: о происшедшем событии; о лицах, совершивших хищение; о вероятных местах хранения похищенного оружия и боеприпасов. Так, к версиям о происшедшем событии относятся следующие: 1) совершено хищение оружия и боеприпасов; 2) хищения оружия и боеприпасов не было (допущена ошибка в ходе проверки наличия оружия и боеприпасов в местах временного хранения оружия и боеприпасов, или боеприпасы были израсходованы во время боевых выездов без документального подтверждения).

Если версия о хищении оружия и боеприпасов имеет достаточные основания, одновременно выдвигаются и проверяются версии о тех лицах, которые могли их похитить: 1) хищение совершено военнослужащими из состава караула, охранявшими места временного хранения оружия и боеприпасов; 2) хищение совершено военнослужащими, временно имевшими доступ в места временного хранения оружия и боеприпасов или палатки для хранения оружия личного состава роты либо непосредственно к оружию и боеприпасам при выполнении ими погрузочно-разгрузочных работ; 3) оружие и боеприпасы похищены другими, не имевшими никакого отношения к местам временного складирования оружия и боеприпасов или палаткам для хранения оружия личного состава роты военнослужащими вследствие ненадлежащей их охраны; 4) оружие и боеприпасы утрачены военнослужащими и были похищены лицами из НВФ или местными жителями; 5) хищение оружия и боеприпасов совершено материально ответственными, а также иными лицами, которым они были выданы для хранения и технического обслуживания. Одновременно проверяется версия об инсценировке хищения этими лицами в целях сокрытия присвоения или утраты вверенных им оружия и боеприпасов.

Наряду с проверкой версий о событии преступления и о лицах, совершивших хищение, проверяются следующие версии о вероятных местах нахождения похищенных оружия и боеприпасов: 1) похищенные оружие и боеприпасы спрятаны в расположении воинской части на территории базового военного лагеря или блок-поста; 2) похищенные оружие и боеприпасы уже реализованы и находятся за пределами территории базового военного лагеря или блок-поста у местных жителей или лиц из НВФ, так как преступник стремится сбыть оружие и боеприпасы как можно быстрее (обычно в первые 2 – 3 дня после хищения).

В первом случае проверяются детализирующие следующие версии: 1) оружие хранится преступником в личных вещах, в боевой и иной специальной технике, которую он обслуживает; 2) оружие находится в местах отдыха личного состава, полуразрушенных нежилых строениях и т. д. (в зависимости от особенностей расположения базового военного лагеря или блок-поста и доступности этих мест).

Что касается случаев хранения оружия и боеприпасов за пределами базового военного лагеря или блок-поста, то анализ следственной практики в районах вооруженного конфликта показывает, что они встречались очень редко из-за того, что территория базовых военных лагерей и блок-постов была окружена по периметру минно-взрывными заграждениями, которые делались бессистемно, без каких-либо карт минных полей, и использовалось такое количество мин различных типов, которое во много раз превышало все разумные пределы. Поэтому военнослужащие могли свободно перемещаться лишь в пределах базового военного лагеря или блок-поста и, как правило, вблизи расположения своей роты. Во время боевых выездов они также не могли оборудовать постоянного тайника, так как не знали о том, смогут ли когда-нибудь оказаться в этом месте и воспользоваться похищенным. Таким образом, если военнослужащий похищал оружие и боеприпасы на территории базовых военных лагерей или блок-постов, то места оборудования тайников для похищенного находились, за редким исключением, там же.

Если же военнослужащий похищал оружие и боеприпасы вне территории базовых военных лагерей или блок-постов (на боевом выезде, на марше, во время кратковременных стоянок) и не имел реальной возможности незамедлительно сбыть похищенное, то местами оборудования тайников являлись либо его личные вещи, либо боевая и иная специальная техника. В последующем, после возвращения в базовый военный лагерь или на блок-пост, военнослужащий либо перепрятывал похищенное на территории базового военного лагеря или блок-поста, либо оставлял храниться в боевой и иной специальной технике. Поэтому доказательственное значение порой имели не столько изъятые при обыске похищенные предметы вооружения, сколько место их обнаружения. Такая детализация при выдвижении версий с учетом конкретных обстоятельств позволяла целенаправленно вести розыск похищенного как на территории базового военного лагеря или блок-поста, так и далеко за ее пределами.

В зависимости от следственной ситуации, имеющихся в распоряжении следователя доказательств производятся различные следственные и розыскные действия.

Так, в первой следственной ситуации обнаружения хищения оружия и боеприпасов вскоре после его совершения в первую очередь производятся: 1) осмотр места происшествия; 2) розыскные действия, направленные на обнаружение похищенного, на установление лиц, совершивших кражу; 3) выявление и допрос свидетелей; 4) мероприятия, препятствующие выносу (вывозу) похищенного оружия и боеприпасов за пределы базового военного лагеря или блок-поста; 5) осмотр и выемка документов; 6) инвентаризация; 7) обыск; 8) допрос подозреваемых.

Во второй следственной ситуации, обусловленной недостачей оружия и боеприпасов, образовавшейся в неопределенно длительный период, предшествующий ее обнаружению, при расследовании в первую очередь производятся следующие действия: 1) допрос материально ответственных лиц; 2) осмотр места происшествия; 3) проведение инвентаризации; 4) проведение ревизии; 5) выемка и осмотр различных документов; 6) выявление и допрос всех лиц, которые прежде бывали на складе, охраняли его, имели отношение к оружию и боеприпасам в течение всего исследуемого периода. Одновременно с этим производятся розыскные действия, направленные на обнаружение похищенного оружия и боеприпасов.

В третьей следственной ситуации, в случае хищения оружия и боеприпасов, выданных военнослужащим для служебного пользования, при нахождении их на территории базового военного лагеря или блок-поста, первоначальными следственными действиями являются: 1) допрос лица, у которого похищено оружие и боеприпасы; 2) осмотр места происшествия и местности, прилегающей к нему; 3) выявление и допрос всех лиц, с которыми мог контактировать военнослужащий, имевший оружие и боеприпасы, и другие действия.

В четвертой следственной ситуации, когда оружие и боеприпасы похищены военнослужащим, которому они были выданы для служебного пользования, при самовольном оставлении части или места службы и можно строить лишь предположения о том, где он находится и с какой целью скрылся, первоочередной задачей является установление места нахождения разыскиваемого и немедленное его задержание.

При этом на начальном этапе расследования проводятся неотложные розыскные мероприятия – местный розыск военнослужащего «по горячим следам», т. е. комплекс розыскных мероприятий неотложного характера, проводимых командованием в начальный период расследования и направленных на блокирование маршрутов вероятного следования скрывшегося военнослужащего и поиск его в местах возможного нахождения непосредственно после оставления им части или места службы (операции «Блокировка», «Перехват», «Кольцо» и т. п.).

Кроме того, проводятся следующие первоначальные и неотложные следственные действия и мероприятия: 1) допрос свидетелей и очевидцев; 2) наведение справок о местонахождении исчезнувшего в комендатуре, в органах внутренних дел, в госпиталях, на блок-постах, в фильтрационном пункте внутренних войск МВД, в пунктах приема, обработки и отправки погибших военнослужащих (ППООП) и других местах; 3) осмотр личных вещей скрывшегося военнослужащего; 4) выемка его фотографий, писем и других материалов, которые могут иметь значение по делу; 5) допросы командиров отсутствующего военнослужащего и его сослуживцев.

Анализ следственной практики показывает, что в случае обнаружения отсутствия в базовом военном лагере или на блок-посту военнослужащего с оружием и боеприпасами, можно сделать вывод, что он совершил самовольную отлучку и был убит или пленен лицами из НВФ или местными жителями, симпатизирующими НВФ. Как выясняется позже, спустя достаточно продолжительное время (от нескольких месяцев до нескольких лет), данный военнослужащий убыл самостоятельно или был послан «старослужащими» в ближайший населенный пункт за спиртными напитками, табачными изделиями или продуктами питания. В редких случаях военнослужащие, дезертировавшие с оружием и боеприпасами, имели умысел перейти на сторону НВФ.

В пятой следственной ситуации, когда оружие и боеприпасы, утраченные военнослужащими, были похищены лицами из состава НВФ или местными жителями в результате боестолкновений, первоначальными следственными действиями являются: 1) осмотр места происшествия; 2) допрос лица, у которого похищены оружие и боеприпасы; 3) допрос командиров и сослуживцев; 4) выявление и допрос всех лиц, с кото­рыми мог контактировать военнослужащий, имевший оружие и боеприпасы; 5) розыск преступников по субъективным портретам; 6) предъявление для опознания и другие действия.

Хищение оружия и боеприпасов при нападении на воинские колонны лиц из НВФ осуществляется путем уничтожения личного состава воинской колонны или одиночного автомобиля. В случаях хищения оружия с подбитой боевой техники во время осмотра обращается внимание на способ крепления оружия, состояние и положение частей механизма запоров люков, наличие повреждений (вмятин, царапин, насечек) и иных следов на окружающих деталях. По расположению и характеру таких следов можно судить о навыках преступника, знании им механизмов запоров люков, крепежного устройства оружия и примененных для его демонтажа и вскрытия люков инструментов.

В ходе дальнейшего этапа расследования уточняются и проверяются ранее выдвинутые и вновь возникшие версии. Особое значение на данном этапе расследования приобретает отработка версий о лицах, причастных к совершенному хищению. Появление на этом этапе расследования фигуры подозреваемого обусловливает проведение целого комплекса взаимосвязанных следственных действий, направленных на проверку его причастности к совершенному преступлению. К этим действиям относятся: 1) задержание подозреваемого; 2) личный обыск; 3) допрос подозреваемого; 4) изъятие у него образцов для сравнительного исследования; 5) освидетельствование; 6) предъявление для опознания; 7) следственный эксперимент; 8) проверка показаний подозреваемого на месте; 9) экспертные исследования различных вещественных доказательств.




1 См. приказ Министра обороны Российской Федерации «Об организации учета, хранения и выдачи стрелкового оружия и боеприпасов к нему, а также инженерных боеприпасов в ВС РФ» от 28 февраля 1996 г. № 90.


Смотрите также:
Методика расследования хищений оружия и боеприпасов, совершенных военнослужащими в районах вооруженного конфликта
101.7kb.
1 стр.
Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств
108.35kb.
1 стр.
Сведения о зарегистрированных фактах хищений имущества
96.59kb.
1 стр.
Бюллетень Правозащитного центра
502.08kb.
2 стр.
Книга выдачи оружия и боеприпасов
11.05kb.
1 стр.
Инструкци я о порядке осуществления приема изъятого, добровольно сданного, найденного оружия, боеприпасов, патронов к оружию, взрывных устройств, взрывчатых веществ
254.74kb.
1 стр.
Конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта
210.16kb.
1 стр.
«Месть в условиях войны»
41.82kb.
1 стр.
I. Общее понятие, цели и задачи методики расследования преступлений
1607.62kb.
9 стр.
Программа проведения Конференции на тему: «Особенности дрессировки специальных собак по поиску и обнаружению взрывчатых веществ, взрывных устройств, оружия и боеприпасов с постановкой сигнального обозначения на комплексный запах»
40.95kb.
1 стр.
3. 2 Вопросы подготовки и недостатки назначения разных видов судебной баллистической экспертизы
1079.59kb.
7 стр.
Приложение Основные понятия
181.58kb.
1 стр.