Главная
страница 1
Международное гуманитарное право о запрещенных средствах ведения войны

Г.А. Золотухин, генерал-лейтенант юстиции, начальник Управления делами Министерства обороны – начальник юридической службы Вооруженных Сил Российской Федерации, кандидат юридических наук, заслуженный юрист Российской Федерации; И.Г. Котляров, заслуженный юрист Российской Феде­рации
Деятельность государств в необычайных, экстремальных условиях меж­дународных отношений – в период вооруженного конфликта – регулируется принципами и нормами международного гуманитарного права (МГП).

Известно, что в древности поведение воюющих на поле боя определялось нормами обычного права, в своей совокупности составлявшими правила веде­ния войны. Позже они стали закрепляться во внутреннем законодательстве и дого­ворных источниках государств, в связи с чем их стали называть законами и обычаями войны. Сама жизнь подтвердила высказывание голландского мысли­теля Г. Греция о том, что «для войны, как и для мирного времени, существуют свои законы».

В начале XX в. положения о правах и обязанностях воюющих сторон все чаще становятся предметом заключения международных конвенций, дого­воров, отражавших происходящие изменения в военном искусстве, методах и средствах ведения войны.

Договаривающиеся стороны стремились максимально гуманизировать положение участников вооруженных конфликтов, обеспечить защиту комбатантов и лиц, не принимающих участия в боевых действиях. Соединение в дого­ворных документах двух идей – нравственной и юридической – наилучшим обра­зом отражает сущность всей совокупности содержащихся в них норм, красноре­чиво объясняет все чаще встречающееся название этой отрасли права как международного гуманитарного права, впервые предложенное швейцарским уче­ным Ж. Пикте.

Заметим, что законы и обычаи войны широко применялись государствами в прошлом, когда война являлась одним из законных средств разрешения спо­ров между воюющими сторонами. Они не утратили своего значения и в наши дни, когда война осуждена мировым сообществом, а ведение агрессивной вой­ны является международным преступлением.

Составной частью МГП являются положения о запрещенных средствах ведения войны, к которым относятся:

взрывчатые и зажигательные пули; пули, легко разворачивающиеся или сплющивающиеся в человеческом теле; удуш­ливые, ядовитые или другие подобные газы и бактериологические средства;

бактериологическое (биологическое) и токсичное оружие, конкретные виды обычного оружия (необнаруживаемые осколки в человеческом теле, некоторые виды мин, мины-ловушки, зажигательное оружие – в отношении гражданского населения), средства воздействия на природную среду, химическое оружие.

Значительным успехом международного сообщества в деле со­вершенствования и дальнейшего развития МГП о запрещенных методах и средствах ведения войны является принятие в 1995 г. нового Дополнительного протокола – «Протокола об ослепляющем лазерном оружии» (Протокол IV)3 к Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обыч­ного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие, 1980 г.

В соответствии с данным Протоколом запрещается применять лазерное оружие в целях причинения постоянной слепоты органам зрения человека, не использующего оптические приборы, т.е. незащищенным органам зрения или органам зрения, имеющим приспособления для корректировки зрения. «Посто­янная слепота» по смыслу Протокола означает необратимую и неисправимую потерю зрения, которая вызывает серьезную инвалидность, не поддающуюся излечению. Договаривающиеся стороны взяли обязательства не передавать такого оружия никакому государству, а также никакому негосударственному об­разованию.

При применении лазерных систем государства – участники Протокола должны принимать все возможные меры предосторожности для того, чтобы из­бегать случаев причинения постоянной слепоты органам зрения людей, не ис­пользующих оптических приборов. Такие меры предосторожности предполагают проведение специальной подготовки личного состава вооруженных сил и другие практические меры. Предусмотренные Протоколом запрещения не распростра­няются на случайные или сопутствующие ослепления в процессе правомерного применения лазерных систем в военных целях, включая использование лазер­ных систем против оптического оборудования.

Протокол об ослепляющем лазерном оружии вступает в силу согласно положениям, закрепленным в пп. 3 и 4 ст. 5 Конвенции, т.е. по истечении шести месяцев после даты, к которой двадцать государств уведомили о своем согла­сии на обязательность для них этого Протокола.

На Конференции государств-участников Конвенции о запрещении или ог­раничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут счи­таться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие, по рассмотрению действия Конвенции, состоявшейся 22 апреля – 3 мая 1996 г., принят Протокол с поправками, который включает «Протокол о за­прещении или ограничении применения мин, мин-ловушек и других устройств с поправками, внесенными 3 мая 1996 года» ( Протокол II с поправками, внесен­ными 3 мая 1996 г.).

Протокол II с поправками принципиально отличается от ранее принятого и по форме, и по содержанию.

Сфера действия Протокола II в новой редакции расширена включением положения о том, что он распространяется на внутренние вооруженные кон­фликты.

Вместо 9 статей Протокол II содержит 14, в которых рассматриваются вопросы: сферы применения (ст. 1); определения (ст. 2); общих ограничений на применение мин, мин-ловушек и других устройств (ст. 3); ограничения на применение противопехот­ных мин (ст. 4); ограничения на применение противопехотных мин, не являю­щихся дистанционно-управляемыми минами (ст. 5); ограничения на применение дистанционно-устанавливаемых мин (ст. 6); запрещения в отношении примене­ния мин-ловушек и других устройств (ст. 7); передачи (ст. 8, которую, судя по содержанию, правильнее было назвать «запрещение на передачу мин»); регист­рации и использования информации о минных полях, минных районах, минах, минах-ловушках и других устройствах и международного сотрудничества (ст. 10); технологического сотрудничества и помощи (ст. 11); защиты от воздействия мин­ных полей, минных районов, мин, мин-ловушек и других устройств (ст. 12); кон­сультации высоких Договаривающихся сторон (ст. 13); соблюдения (ст. 14). Кроме того, Протокол II с поправками содержит, значительно отличающееся от прежде принятого техническое приложение (о регистрации местоположения мин, не являющихся дистационно-устанавливаемыми минами, минных полей, минных районов, мин-ловушек и других устройств; спецификации по обнаруживаемости, по самоуничтожению и самодеактивации, международные знаки для обозначения минных полей и минных районов). Но он не применяется к случаям нарушения внутреннего порядка и возникновения обстановки внутренней на­пряженности, таким, как беспорядок, отдельные и спорадические акты насилия и иные акты аналогичного характера, поскольку таковые не являются вооружен­ными конфликтами.

Новым моментом, зафиксированным в ст. 3 Протокола с поправками, яв­ляется положение, согласно которому государства (стороны в конфликте) несут ответственность за все мины, мины-ловушки и другие устройства, которые они применяют. После прекращения активных военных действий они должны про­изводить разминирование, ликвидацию и уничтожение минных полей, минных районов, мин, мин-ловушек и других устройств или содержать их при соблюде­нии требований, обусловленных документом. Запрещается при всех обстоя­тельствах применять любую мину, мину-ловушку или другое устройство: а) предназначенное для того, чтобы причинить, или которое способно причинить чрезмерные повреждения или ненужные страдания; б) в котором используется механизм или приспособление, специально спроектированное таким образом, чтобы боеприпас взрывался от присутствия общедоступных миноискателей в результате их магнитного или иного неконтактного влияния при нормальном ис­пользовании в ходе операций по обнаружению.

Кроме того, запрет устанавливается на применение самодеактивирующихся мин, оснащенных элементом неизвлекаемости.

Данным документом запрещаются все противопехотные мины, не поддающиеся обнаружению (ст. 4). Техническим приложением к Протоколу определе­но, что мины, произведенные до 1 января 1997 г., должны иметь в своей кон­струкции материал или устройство, которые дают возможность их обнаружить с помощью общедоступных технических средств и обеспечивать ответный сиг­нал, эквивалентный сигналу от 8 или более граммов железа. Мины, произве­денные до этой даты, также должны обладать аналогичными техническими ха­рактеристиками и поддаваться обнаружению. Устанавливаются определенные ограничения на применение противопехотных мин, не являющихся дистанцион­но-управляемыми. В частности, запрещается применять мины, которые не об­ладают свойствами самоуничтожения и самодеактивации, за исключением слу­чаев: а) установления такого оружия в пределах района с промаркированным периметром, который обеспечивает недопущение гражданских лиц в этот рай­он; осуществления разминирования района до его оставления, если он не пере­ходит к войскам другого государства, которые принимают ответственность за последующее разминирование этого района (ст. 5).

Запрещается применение дистанционно устанавливаемых про­тивопехотных мин, если они не соответствуют положениям о самоуничтожении и самодеактивации, а также дистанционно-устанавливаемых мин, не являю­щихся противопехотными минами, если они в той степени, в какой это осущест­вимо, не оснащены эффективным механизмом самоуничтожения или самонейтрализации и не имеют резервного элемента самодеактивации.

О любой установке дистанционно-устанавливаемых мин, которые могут представлять опасность для гражданского населения, производится эффективное заблаговременное оповещение (ст. 6).

Принципиально новым в Протоколе с поправкой являются следующие положения:

а) не передавать никакую мину, применение которой запрещено;

б) не передавать никакую мину никакому получателю, помимо государства или государственного учреждения, уполномоченного получать такие передачи;

в) проявлять сдержанность при передаче любой мины, применение которой ог­раничено. В частности, речь идет об обязательствах договаривающихся сторон не передавать никаких противопехотных мин государствам, не связанным Про­токолом с поправками, если только получающее государство не соглашается соблюдать его положения;

г) обеспечивать, чтобы любая передача соверша­лась при полном соблюдении как передающим, так и получающим государством соответствующих положений.

В целях обеспечения соблюдения Протокола с поправками государства должны предпринимать любые меры, включая законодательные, для предот­вращения и пресечения его нарушений. Такими мерами являются установление уголовных санкций для лиц, которые в процессе вооруженного конфликта умышленно причиняют смерть или серьезные увечья гражданам, и предание таких лиц суду. В вооруженных силах должны быть изданы соответствующие инструкции и устанавливаться необходимые процедуры, направленные на под­готовку личного состава в соответствии с требованиями, вытекающими из Про­токола.

Протокол в новой редакции приняли 55 стран. Он вступит в силу в соот­ветствии со ст. 8 Конвенции после того, как будет ратифицирован 20 государст­вами.

Принятие данного документа явилось еще одним важным шагом, направ­ленным на избавление от антигуманных средств ведения войны, которые еже­дневно причиняют огромные беды и страдания сотням людей, включая безза­щитных гражданских лиц (детей, женщин, стариков), порождают другие тяжкие последствия, препятствуют восстановлению экономики государств.

Протокол II с поправками ак­тивизировал международное общественное мнение на проведение дальнейших радикальных мер, направленных на всеобщее запрещение противопехотных наземных мин, которые ежегодно калечат и убивают около 26 тысяч человек (90% из которых – гражданские лица). По подсчетам в 68 странах (прежде всего это касается Афганистана, Анголы, Камбоджи, Мозамбика, бывшей Югославии) находится 85 – 110 млн. противопехотных наземных мин и ежегодно устанавли­вается около двух миллионов новых мин.

В государствах за последние годы стал набираться темп в развитии мер по всеобщему запрещению этого опасного оружия. В мае 1996 г. Б. Клинтон зая­вил, что США прекратят использование несаморазрушающихся наземных мин и уничтожат существующие у них запасы к концу 1999г., за исключением разме­щенных на Корейском полуострове. Он также обещал оказание помощи в раз­минировании. Дания объявила о запрете на использование ее вооруженными силами противопехотных наземных мин.

В сентябре 1996 г. министр иностранных дел Италии объявил о намерении этой страны отказаться от производства и экспорта этих антигуманных средств. В России с 1 декабря 1997 г. вступил в силу Указ Президента РФ «О продлении моратория на экспорт Российской Федерацией противопехотных мин». На 26-й встрече ГА ОАГ в июле 1996 г. прозвучал призыв к введению моратория на про­изводство и продажу наземных мин в Северной и Южной Америке. Вопрос разминирования поднимался на заседании Совета Безопасности ООН в августе 1996 г.

Благодаря усилиям неправительственных международных ор­ганизаций, настроивших международное общественное мнение против наземных мин и вынудивших правительства начать переговоры, дело запрета проти­вопехотных мин существенно продвинулось вперед.

На заключительном заседании Конференции по рассмотрению действия Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обыч­ного оружия, состоявшемся 3 мая 1996 г., канадское правительство пригласило все государства, которые разделяют его взгляды на эту проблему, встретиться вновь и обсудить пути достижения полного запрещения противопехотных мин.

Трехдневная конференция в Оттаве, проходившая в октябре 1996 г., со­брала представителей 50 государств, выступающих за запрещение мин, пред­ставителей ООН, МККК, а также всемирного объединения неправительственных организаций – Международной кампании по запрещению мин. Участники конфе­ренции сформировали Оттавскую группу, которая выступила с политическим заявлением, призывая объединить усилия с целью:

– запретить и уничтожить противопехотные мины;

– значительно увеличить объем средств, направляемых на проведение работ по разминированию и оказанию помощи жертвам;

– постепенно сократить или прекратить применение противопехотных мин вооруженными силами своих стран;

– поддержать резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН, призывающую к полному запрещению мин;

– поддержать региональные инициативы, направленные на такое запре­щение мин.

Вскоре после конференции в Оттаве, 10 декабря 1996г. была принята ре­золюция Генеральной Ассамблеи ООН (A/51/45S), которая призывала государ­ства работать над эффективным международным соглашением о запрещении применения, накопления запасов, производства и поставок противопехотных мин с целью как можно скорее завершить переговоры. За нее проголосовали 155 государств, 10 государств воздержались от голосования (Беларусь, Китай, Куба, Израиль, Северная Корея, Южная Корея, Россия, Пакистан, Сирия и Тур­ция).

Очередным шагом в решении проблемы полного запрета проти­вопехотных мин явилась международная конференция, состоявшаяся в Осло в сентябре 1997 г. с участием 89 государств мира и наблюдателей от ряда других стран, на которой был согласован текст Конвенции.

В декабре 1997 г. под Конвенцией о запрещении применения, накопле­ния запасов, производства и передачи противопехотных мин и об их уничтоже­нии, открытой для подписания в Оттаве, поставило свои подписи 131 государ­ство.

Названный документ состоит из 22 статей и включает положения, касающиеся обязательств государств по уничтожению запасов принадлежащих им противо­пехотных мин или мин, которыми они владеют или которые находятся под их юрисдикцией и контролем; международного сотрудничества в этой области; мер транспарентности; обеспечения выполнения принятых по Конвенции обяза­тельств, включая административные, уголовные и иные меры на внутригосу­дарственном уровне; урегулирования споров; проведения совещаний и конфе­ренций государств-участников по рассмотрению действия Конвенции; порядка внесения поправок.

Государства-участники взяли обязательства никогда и ни при каких об­стоятельствах;

а) не применять противопехотные мины;

6) не разрабатывать, не производить, не приобретать иным образом, не накапливать, не сохранять и не передавать никому, прямо или косвенно, противопехотные мины;

в) не помогать, не поощрять и не побуждать иным образом кого бы то ни было к осуществлению деятельности, запрещенной для государств-участников согласно этой Конвенции. Более того, государства должны уничтожить все противопехотные мины или обеспечить их уничтожение в соответствии с положениями принятого документа (ст. 1 Конвенции).

Исключением из общего правила полного запрета и ликвидации противо­пехотных мин является сохранение или передача некоторого их количества для учебных целей, т.е. для разработки методов обнаружения, разминирования или уничтожения мин и обучения этим методам. Количество таких мин не должно превышать минимальный объем, абсолютно необходимый для указанных це­лей.

В Конвенции дано более широкое определение «противопехотной мины», чем в Протоколе II с поправками 1996 г. Оно дополнено положением о том, что мины, предназначенные для детонации от присутствия, близости или непо­средственного воздействия движущегося средства, а не человека и оснащен­ные при этом элементом неизвлекаемости, не могут быть отнесены к категории противопехотных мин, лишь на том основании, что они так оснащены» (ст. 2).

Согласно ст. 17 Конвенции она вступает в силу в первый день шестого месяца, истекшего после месяца, в течение которого был сдан на хранение со­роковой документ о ратификации, принятии, одобрения или присоединения.

Предусмотрено и временное применение Конвенции. Оно может иметь место в том случае, если любое государство-участник в момент ратификации, принятия, одобрения или присоединения заявит, что оно будет временно со­блюдать положения, касающиеся обязательств не применять, не разрабатывать, не производить, не приобретать иным образом, не накапливать, не сохра­нять и не передавать никому, прямо или косвенно, противопехотные мины, а также не помогать, не поощрять и не побуждать никоим образом кого бы то ни было к осуществлению деятельности, запрещенной Конвенцией.

Таким образом, на рубеже XX и XXI вв. государствами предприняты значительные усилия в деле ограничения и запрещения применения воюющими государствами антигуманных средств ведения войны, что является весьма важным вкладом в прогрессивное развитие международного гуманитарного права.

Примечательно, что конец прошлого века был ознаменован проведением Первой конференции мира в Гааге, созванной по инициативе России в 1899 г., объявившей вне закона применение пуль «дум-дум», ядов и отравленного ору­жия.

С тех пор многое изменилось в военном деле и международном гумани­тарном праве. Прошедшее столетие характеризуется появлением новых мето­дов ведения войны, накоплением больших запасов оружия массового уничто­жения и обычных вооружений. Огромные усилия потребовались мировому со­обществу, чтобы уберечь мир от сползания в пучину третьей мировой войны. Утверждение норм международного гуманитарного права зачастую отставало от развития военного искусства, от процесса создания материальных средств ведения войны. Реальностью наших дней, к сожалению, являются региональ­ные вооруженные конфликты (немеждународные и международного характера), в которых пускается в ход опасное оружие, погибают ни в чем не повинные де­ти, старики, женщины. Нередко грубо попираются нормы международного гума­нитарного права. Вне запрета остается ядерное оружие.

Народы мира, отстаивая свое естественное право – право на жизнь, вправе надеяться на то, что наступающий XXI век станет веком переломным, который ознаменуется победой гуманизма над злом войны и человеческих страданий, победой силы международного гуманитарного права над правом во­енной силы. В достижении этих побед многое зависит от прогрессивных полити­ков, военных деятелей, дипломатов, юристов.



__________________________________________________________

1 Греции Г. О праве войны и мира. Три книги. – М., 1956. – С. 51.

2 См.: Пикте Ж. Развитие и принципы международного гуманитарного права. – МККК, 1993. – С. 6.

3 Документ CCW/CONF. 1/7 от 12 Oct. 1995.

4 См.: Международное гуманитарное право в документах. МНИМП. – М., 1996. – С. 463 – 469.

5 Документ CCW/CONF. 1/14/Rev. 1. – 1996. – 8 May.

6 См.: Ежегодник СИПРИ, 1997, Вооружения, разоружение и международная безопас­ность. – М.: Наука, 1997.– С. 432.

7 См.: там же. – С. 434.

8 См.: Красная звезда. – 1997. – 3 дек.

9 См.; Херби П. 1997 год: будет ли подписан договор о запрещении противопехотных мин? // Международный журнал Красного Креста. 1997. – № 15. – С. 222 – 223.


Смотрите также:
Международное гуманитарное право о запрещенных средствах ведения войны
130.1kb.
1 стр.
Международное гуманитарное право совокупность международных конвенционных и обычных норм ведения войны
31.49kb.
1 стр.
Приложение Основные понятия
181.58kb.
1 стр.
Рабочая программа по дисциплине «Международное гуманитарное право и сми» Курс 5 дневное отделение Семестр 1 Лекции: 24 ч
229.92kb.
1 стр.
Методические рекомендации по организации и выполнению задачи гражданской обороны
1047.13kb.
5 стр.
Международное гуманитарное право
73.5kb.
1 стр.
«Международное гуманитарное право» 9 класс
58.93kb.
1 стр.
Международное гуманитарное право: история и современность
32.2kb.
1 стр.
Международное гуманитарное право. Ознакомление
83.49kb.
1 стр.
Лекции: международное гуманитарное право
114.05kb.
1 стр.
«Международное гуманитарное право»
70.58kb.
1 стр.
«Международное гуманитарное право»
34.76kb.
1 стр.