Главная
страница 1













http://group-global.org/files/e2/2fcdb73391ca6228d32265bc2fc4/.tmb/6b_135_0.jpg

Алинов М.Ш.

Исполнительный директор Исследовательского центра устойчивого развития Казахский национальный технический университет им. К.И.Сатпаева, кандидат экономических наук

М.Ш. Алинов



Альфа «зеленой экономики» - ограничение угольной энергетики

It is quite reasonable to global challenges including energy security is called. Today, obviously, many manifestations of the current crisis, and including the financial crisis, are only the consequence of the consumer and the associated energy crisis. The scale and global energy issues determined by the fact that electricity consumption is associated with each of the 7 billion people of the planet. So search for anti-crisis ways of life and development are impossible without finding the key energy security.



Вполне обоснованно в числе глобальных вызовов называется энергетическая безопасность. Сегодня очевидно, множество проявлений современного кризиса, и в том числе финансовый кризис, являются лишь последствием потребительского и связанных с ним энергетического кризиса. Масштабы и глобальный характер проблем энергетики определяется уже тем, что потребление электроэнергии связано с каждым из 7 млрд. человеком планеты. И потому поиск антикризисных путей жизни и развития невозможны без нахождения ключей энергетической безопасности.

Превалирующим топливом для электрической и тепловой энергии остается уголь. Для выработки одного киловатт-часа электроэнергии сжигается 800 г. натурального угля и в атмосферу выбрасывается порция углекислого газа. С одной стороны уголь – величайшее благо: дает людям тепло и свет, с другой - продукты горения выделяет вредный газ для дисбаланса климата планеты. Но самое страшное, в мерах потребления мы так хотим преуспеть, что за несколько поколений исчерпать весь природный запас. Уголь – благо или зло, какова общая инклюзивная картина, каковы будущие реалии?

Нас успокаивают: Казахстан страна богатая углем, а населения не так много. Действительно, в стране сосредоточено около 3,3% от мировых запасов угля, что отводит 8-е место. Всего в республике более 40 угольных месторождений с геологическими запасами более 175 млрд. тонн, промышленные запасы - 35 млрд. тонн. Угли из месторождений Экибастузского бассейна, Куучекинского, Борлинского Карагандинского бассейна относятся к каменным углям и используются для получения электричества на более 80% ТЭС республики. Кроме того, примерно 10% населения использует уголь в качестве топлива, что составляет 7 млн. тонн в год. Добыча угля в Казахстане составила в пиковые 1990 – е годы 130 млн. тонн, затем был спад в кризисные годы 58,4 млн. тонн (1999 г.) и снова рост до 116 млн. тонн в 2011г. Запасов в 35 млрд. тонн при достигнутом уровне добычи хватает на 350 лет. На первый взгляд, этого много, в то же время это жизнь всего лишь нескольких поколений. Мудрые принципы Стратегии устойчивого развития нам подсказывают: мы не имеем права потреблять сегодня так, чтобы ущемлять интересы детей, внуков, их потомков.

Большие запасы, даже по мировым меркам природных энергетических ресурсов, не только угля, но и нефти, газа, урана проявляются с другой стороны в виде «ресурсного проклятия». А это означает: низкие цены на энергию толкает потребителей на получение дешевой энергии, не задумываясь о какой либо экономии и ограничении. Например, тарифы на электроэнергию самые дорогие в мире в Дании составляет 55 тенге/ кВтч, Германия – 50, Швеция – 39, Россия – 11, то в Казахстане – 9,5 тенге/кВтч. Этот фактор не стимулирует ни экономически, ни технически искать альтернативные источники, тем самым заниматься ограничением природной энергии. Вот каковы показатели. Энергопотребление возросло за последние десять лет на 45% и составило 10,3 тонн у.т. на душу населения, что в 5,7 раза выше, чем в странах со средним доходом на душу населения в 1,4 раза выше стран с развитой экономикой. В то же время валовой национальный доход на душу населения в США – 10 раз, Финляндии – 9 раз, Канаде – 8 раз выше, чем в Казахстане.

Специалисты вполне справедливо утверждают: технология преобразования угля в электричество, используемая в Казахстане соответствует лучшим мировым образцам с паросиловым циклом. Более того в республике освоено сжигание угля высокой и сверхвысокой зольности с экономичностью практически совпадающей с показателем аналогичных объектов работающих на более качественном угле. Это технология представляет собой одно из масштабных решений по сохранению природных ресурсов в больших объемах. Общий объем топлива дополнительно вовлеченных в снабжение энергией по этой технологии превосходит многолетнее потребление многими странами всех видов энергии. Еще одной особенностью демонстрирующей высокую эффективность сжигания угля является применение технологии совмещенного производства в одном блоке, как электричества, так и пара для отопления. Это положительные эффекты. Но, оказывается, есть и обратная сторона эффекта сжигания высокозольного угля - образуются куда значительные выбросы золы и соответственно вредных элементов (серы и азота). Заслуживающие доверия расчеты показывают, при средней зольности топлива 40% при коэффициенте улавливания 96% и выработке 55 млрд. кВтч электроэнергии в год в атмосферу будет поступать 800тыс тонн золы в год. Еще 800 тыс. тонн считается выбрасывается от всех других источников пыли, в сумме 1.6 млн. тонн в год. Таким образом, удельное количество пыли поступающей в атмосферу от всех источников составит на душу жителей Казахстана 100 кг золы в год. Это при полном выпадении этого количества золы на территории Казахстана на каждый гектар 50 кг пыли. Не следует забывать и то, что общая площадь, отводимая под хранилища золы от производства электричества и тепла составляет 600 гектаров ежегодно[1].

К середине 80-х годов и в связи с мировой тенденцией ужесточения требований к степени очистки дымовых газов привели к необходимости внедрения технологий азото- и сероочистки. Применение на многих тепловых электростанциях новых схем стали давать возможность снижать концентрацию окислов азота с 1000 мг/м3 до уровня 700-850 мг/мЗ. В Казахстане предпринята попытка создания экономического механизма регулирования природопользования на основе системы платежей и штрафов, основанной на принятые в мире нормативы. Однако надо отметить, доведение уровня выбросов из Казахстанских источников электричества и тепла до международных стандартов достаточно дорого. Например, применительно к одной из Экибастузских ГРЭС, мощностью 4 млн.кВт, затраты на доведение выбросов золы, окислов серы и азота до нормативов, принятых в Германии могут привести к повышению себестоимости производства электричества примерно 1,5 раза [1]. Такой резкий рост относительной стоимости очистки в значительной степени обуславливается малой стоимостью производимой энергии, в первую очередь, из-за фантастической дешевизны сжигаемого топлива.

Однако более значительным, считается все же «вклад» сжигания угля в «парниковый эффект». Осуществляя ежегодные объемы выбросов в 180 – 200 т эквивалента CO2, Казахстан является самым крупным производителем антропогенного парникового газа в Средней Азии и в СНГ[2]. Устаревшие неэкономичные технологии и оборудование, применяемые в производстве Казахстана дают в результате высокую энергоемкость ВВП по сравнению с аналогичным показателем развитых стран. По данным Всемирного банка Казахстан занимает 10-е место среди наиболее энергоемких экономик мира. Так происходит потому, что отечественный электро и теплоэнергетический сектор построен преимущественно на угле – 63%, тогда как мировой показатель угольной электроэнергии составляет в балансе только 23%.

Какие же есть пути выхода, если даже не полного отказа, то более эффективного использования угольного топлива? Группа ученых из Ноттингемского университета (Великобритания) разработала технологии очистки каменного угля от вредных минеральных примесей. Оказывается, в составе угля содержится до 15% различных минеральных примесей — начиная от сульфатов и карбонатов и заканчивая глиной и кварцем. Все эти примеси значительно ограничивают сферу применения угля, делая угольные электростанции весьма небезопасными с экологической точки зрения. После очистки, такой «зеленый» уголь позволит повысить и КПД угольных электростанций. Если сейчас этот показатель обычно не превышает 37%, то после перехода на сверхчистый уголь эффективность их работы может достигнуть 55%[3]. Воплощением использования «зеленой» технологии может стать проект строительства Балхашской ТЭС мощностью 1320 МВт. Именно такой технический эффект ожидается от проекта, реализация которой будет осуществляться по схеме ГЧП казахстанским АО "Самрук-Энерго" и корейскими энергетическими компаниями.

В мире развернулись работы по более широкому использованию жидкого топлива из угля. В Китае построен завод мощностью 24 тыс. т баррелей в сутки по прямому сжижению угля. К 2020 г. выпуск этого вида жидкого топлива вырастет в 15 раз и достигнет 30 млн. т. В США к 2014 г. будет запущен самый передовой завод по производству жидкого топлива из угля мощностью 20 тыс. баррелей в сутки[4]. Аналогичные проекты разрабатывают целый ряд стран.

И все же по практике развитых стран, магистральной траекторией трансформации энергетики остается замена угольной технологии на возобновляемую энергетику. Каков же потенциал Казахстана? Развитие гидравлической энергетики ограничена наличием располагаемых природных источников. Большая часть крупных гидравлических энергетических ресурсов Казахстана уже использована. Валовой гидропотенциал Республики Казахстан ориентировочно оценивается величиной 170 млрд. кВтч/год, технически возможный к реализации - 62 млрд. кВтч, из них около 8,0 млрд. кВтч потенциал малых ГЭС. Введена в эксплуатацию последняя из проектируемых крупных Мойнакская ГЭС мощностью 300 мВт.

В 2011 году   начато поэтапное строительство ветроэлектрических станций в районе Щелекского коридора - Алматинской области, мощностью 50 МВт на первом этапе, а также проектов по строительству ветроэлектрических станций в Алматинской области в районе Джунгарских ворот, мощностью 50 МВт, в Восточно-Казахстанской области мощностью 24 МВт, в Мангистауской области мощностью 40 МВт, в Карагандинской области 10 МВт. Однако более широкое распространение ветрогенераторов в условиях Казахстана ограничивается пока отсутствием необходимых инвестиций, повышенной тарифной стоимостью по отношению к традиционным источникам электроэнергии, а также отсутствием новых отечественных технологий. Применение технологии солнечных генераторов в республике также пока в начальной стадии, хотя производство кремниевых пластин собственного производства АО «Казатомпром» является вдохновляющим проектом.

В Казахстане в силу малозаселенной огромной площади территории реальную перспективу имеет проект «зеленой» энергетики - установка фотоэлектрических преобразователей (ФЭП) в сельской местности. Такие установки в сельской местности позволят обеспечить удаленные сельские населенные пункты электроэнергией и качественной питьевой водой. По рачетам примерно 1 миллион семей, живущих в отдаленных и труднодоступных сельских населенных пунктах, в настоящее время не имеют доступа к электроэнергии и качественной питьевой воде. Из-за отдаленности от источников и малочисленности населения электрификация этих хозяйств экономически неоправданна. В то же время подача электроэнергии в такие отдаленные населенные пункты путем строительства линии электропередач по стоимости в 20-30 раз выше, чем установка ФЭП. Согласно расчетам, использование одной ФЭП вместо бензинового насоса позволяет сократить годовую эмиссию двуокиси углерода на 34,8т, что составит $575 стоимости выбросов. Если устанавливать ФЭП каждый год в 225 крестьянских хозяйствах, то суммарный объем необходимых ежегодных вложений составит $2,45 млн. Это позволит за 20 лет электрифицировать все удаленные хозяйства. Срок службы солнечных панелей – не менее 10 лет. По расчетам специалистов использование одной ФЭП вместо бензинового насоса позволяет сократить годовую эмиссию двуокиси углерода на 34,8т, что составит $575 стоимости выбросов. Окупаемость установки ФЭП составляет до 2 лет [5].

Кроме того, использование в сельских домах солнечных водонагревательных установок для нужд горячего водоснабжения семьи также имеет реальную перспективу. При финансовых вложениях 1350 долларов США требуемых для 3 м 2 солнечных коллекторов срок окупаемости составит 13,6 лет, что в условиях субсидируемых тарифов на энергию является приемлемым для реализации в стране.

Не менее целесообразным для «озеленения» сектора энергетики следует считать внедрение солнечных приставок в котельные системы теплоснабжения. Это направление предусматривает модернизацию существующих систем теплоснабжения посредством интегрирования в существующие централизованные теплоисточники солнечных установок по предварительному подогреву воды. Использование этой технологии позволит сократить объем подогреваемого тепла и соотвестственно выбросы в атмосферу СО2.

Основные здания жилищно-коммунального хозяйства (ЖКХ) Казахстана были построены 30-50 лет назад без учета требований энергоэффективности. Сегодня на здания приходится 16% всего потребления топливно-энергетических ресурсов. За счет изношенности инженерных коммуникаций и плохой изоляции использование энергии в этих зданиях составляет 320-690 кВтч на м 2 в год, что в 3-5 раз превышает значения соответствующих показателей в развитых странах. Оснащение фотоэлектрическими преобразователями и энергоэффективными тепловыми узлами позволит осуществить масштабную экономию электро и тепло энергии, поскольку это может коснуться большей части массового старого жилищного фонда.

Все же главным полем борьбы за снижение угольной энергетики является сфера промышленности, куда идет 60% потребляемой энергии. Анализ показывает, наши отечественные промышленные производства по своей энергоемкости одни из самых затратных и потому низкоконкурентных. Расход энергоресурсов на 1 тонну продукции (т.у.т.) в Казахстане по сравнению с показателем США выше: добыча меди – в 1,8 раза, добыча свинца и цинковой руды – 4 раза, добыча угля открытым способом – 2 раза, производство желтого фосфора – 1,4 раза, производство стали и чугуна – до 2,7 раза. Основные проблемы такого положения известны: устаревший парк технологического оборудования, недостаток автоматического регулирования, отсутствие экономических законодательных стимулов, низкий уровень менеджмента.

В условиях Казахстана существует реальная возможность использования ветровой энергии, энергии солнца, энергии малых рек. Однако Казахстан только в самом начале пути активного использования возобновляемых источников энергии: если Западная Европа планирует к 2020 году вырабатывать до 20% электроэнергии за счет возобновляемых источников, то в Казахстане к 2014 г. - лишь 1%. В области энергосбережения поставлена задача к 2020 году по снижению энергоемкости внутреннего валового продукта не менее чем на 25% [6].

Политика в области энергосбережения не предусматривает сокращение объемов потребляемых энергоресурсов, но гарантирует максимально эффективное использование энергоресурсов. Главной целью данной политики является снижение удельного потребления всех типов энергоносителей на единицу продукции, работ и услуг с сохранением эффективности их использования. Таким образом, будут достигнуты экономические преимущества и экологическая польза, обеспечена непрерывность энергоснабжения, что важно для устойчивого развития экономики в целом.



Литература

  1. Казахстан: Энергетическая безопасность, энергетическая независимость и устойчивость развития энергетики. Состояние и перспективы. Аналитическое исследование. - Программа развития ООН в Казахстане. Институт энергетических исследований. – Астана. 2009.

  2. Источник: ЮНЕП, 2011 г., Навстречу «зеленой» экономике: пути к устойчивому развитию и искоренению бедности — обобщающий доклад для представителей властных структур, www.unep.org/greeneconomy.

  3. Карен Стил. Сверхчистый уголь — «зеленое» топливо будущего. The Innovations Report, 2005.

  4. Рахман АЛШАНОВ, ректор университета «Туран», д.э.н., профессор, "Казахстанская правда", 5 октября

  5. Концептуальные подходы к формированию Green Economy в Узбекистане.

  6. Алинов М.Ш. Трансформация структуры энергетики Казахстана в контексте глобальной энерго-экологической стратегии. Инновационная школа: АО «Казатомпром». Павлодар: - 2012г.




Смотрите также:
М. Ш. Алинов Альфа «зеленой экономики» ограничение угольной энергетики
98.41kb.
1 стр.
Независимым профсоюзом работников угольной промышленности, министерством топлива и энергетики
688.14kb.
4 стр.
Приоритеты устойчивого развития для энергетической стратегии
136.77kb.
1 стр.
Горняков россии и министерством энергетики российской федерации, союзом промышленников и предпринимателей угольной отрасли
764.6kb.
4 стр.
Дипломная работа Проект «Альфа-курс»
780.83kb.
3 стр.
Происхождение проекта «Альфа-курс» и его путь в Россию
761.09kb.
3 стр.
Украина Ограничение движения по областям
14.9kb.
1 стр.
Состояние и перспективы сотрудничества государств-членов гуам в сфере экономики и энергетики Анна Шелест
241.86kb.
1 стр.
Ограничение по возрасту
29.96kb.
1 стр.
1 Общие представления о реструктуризации угольной промышленности Каждая шахта проектируется на определенный, конкретный срок ее службы
2634.9kb.
8 стр.
История Альфа Ромео
34.14kb.
1 стр.
Урок. Соли угольной кислоты
95.16kb.
1 стр.