Главная
страница 1страница 2страница 3страница 4


Александр Сергеевич
Носки Императора

Пьеса


Действующие лица:

Я - мужчина средних лет

Женя (Ж) – молодая учительница

Мария Степановна (МС) - старушка

Павел (П) – лесник - сын МС - мужчина средних лет

Принц

Слуга принца – воин

Жена слуги

Кормилица принца

Отец - настоятель монастыря

И другие – дети, войны, корсары, монахи
Действие 1

Картина 1



(Из мрака светом выделено купе в электричке, где сидит Я. Шум поезда. В соседних купе во мраке сидят манекены)
Я. (Голос за сценой) Удивительно, попутчики бывают необыкновенно откровенными с абсолютно незнакомыми людьми. Незнакомцу они могут поведать такие интимные тайны, которые не доверят родной матери или даже самому себе. Очевидно, в природе человека иметь потребность исповедаться перед кем – то авторитетным, но не все находят его. Мне везет на такие встречи. Часто это происходит в транспорте, на вокзале в ожидании поезда или в очередях. Самые интересные разговоры все - таки происходит в электричках. Я регулярно езжу на дачу. У нас с попутчиками всегда есть час – полтора для излияния душ. Вагон – «исповедальня», да и только. За дачный сезон накапливается целая коллекция интересных бесед и событий.

При очередной поездке случилась очередная интересная встреча.

(В купе входит Ж)

Напротив села скромная миловидная девушка, по виду – учительница. На меня пахнула чем – то тургеневским с оттенком достоевщины. Она уставилась в книжку, близко держа ее перед глазами. Иногда, устав от чтения, вскидывала глаза. Было видно, что девица близорука. Сильно щурясь и, чтобы лучше видеть, она растягивала края глаз пальцами к вискам. Эти действия подчеркивали беззащитность девицы. Мне интересно было заговорить с нею. Я, стараясь быть деликатным, обратился к ней:



Я. Почему, будучи близорукой, вы не носите очки?

Ж. Вы ко мне?...

Я. Есть брошюра, автор - Олдос Хаксли. Там сказано, как элементарными приемами можно исправить близорукость. Нужно только периодически часто - часто моргать, а затем плотно сдвигать веки для релаксации. Если делать это регулярно, то за короткий срок – пол - года – можно полностью исправить зрение.

(Девушка оторопела и сначала с опаской смотрит на соседа)

Ж. Спасибо за совет. Но мне не хочется видеть мир в его подробностях. Видеть эти пьяные рожи, глупую бессмысленную рекламу, грязные заплеванные перроны, заваленные мусором дороги и обочины, эти хибары…

Я. Не ожидал услышать такого агрессивно – раздраженного ответа…

А что, вы читаете?



Ж. Эта книга о жизни Клаудио Монтеверди. Автор исследует влияние маэстро на дальнейшее развитие музыки. В частности, на творчество Баха, Моцарта, Бетховена, Шопена, Мусоргского, Стравинского и других.
Как странно… Бывают же совпадения!… Автор книги – Валентина Джозефовна Конен - ссылается и на упомянутого вами О. Хаксли в связи с комментариями о последних квартетах Бетховена в романе «Контрапункт»… На драматической ноте звучания этих уникальных квартетов, насколько я помяла, построена фабула романа. Удивительно, что когда я начинала заниматься музыкой, совершенно не понимала и не чувствовала этих квартетов, написанных, в так называемом, лидийском ладу. Сейчас же, когда их слушаю, меня буквально мороз пробирает от чувства мистического трепета и даже лихорадит. Со мной при слушании этих квартетов случается иногда истерика.

Я. С изумлением слушаю вас… Едва ли сотня человек в Петербурге прочли книги Хаксли, и знает это имя. Хорошо, если пара сотен меломанов «торчит», говоря современным языком молодежи, на этих бетховенских квартетах.

Ж. Самое удивительное в этой книге о Монтеверди, вот смотрите, с 33 по 64 страницу, возможно, по недосмотру издательства, в текст вклинивается кусок опуса Л. Шпет о развитии советского детского театра. Получается книга абсурда. Кафка какой – то… Как вы думаете, это случайно? Чьи это происки?…

Я. Наверное, Мефодия Исаевича…

Ж. Кто это, не пойму?

Я. Да - Мефодий Исаевич Тоффель… читайте по первым буквам!

Помните у Куприна, вошел господин - Некто в сером!… Дьявол – Мефистофель!...



Ж. Теперь поняла. А вообще… хочется оторваться от абсурда и ужасов реальности и спрятаться в абсурд фантазий. Это удобно. Особенно для такой неврастеничной особы, как я. Тут, признаюсь, без вашего Мефодия Исаевича не обойтись…

Я преподаватель музыки, класс фортепиано. Живу загородом, езжу три раза в неделю в город в свою музыкальную школу. Представляете, морока и тоска…



Я. И чем ещё вас не устраивает ваша жизнь?

Ж. А, что хорошего?… Мне 27 лет. Я не могу познакомиться с приличным молодым человеком. В моем поселке одни бандиты, пьяницы и наркоманы. На дискотеку я не пойду. Ужасно, трястись там под эту механическую тараканью музыку среди зомби… В нормальном виде, а может быть, и живьем, оттуда уже не вернешься. Остается – книги, редко – филармония. Ну, а как в сумерки или ночью возвращаться домой?…

Я. А ученики? Вы живете в мире прекрасного. Насаждаете в души детей ростки добра и красоты. И чем талантливее вы работаете, тем больше гарантий, что уже никакие пороки и искушения не собьют их с пути истинного.

Ж. Наблюдая своих учеников с раннего возраста, я могу отметить, что сначала дети - как ангелочки. Потом вижу, как под влиянием дурных примеров - вздорного честолюбия, гордыни и амбиций - из их, изначально чистых душ, вытесняются благородные качества. Конечно, дальше все зависит от генетики и воспитания… А что дети видят по телевидению?... Культ власти, секса, стяжательства и насилия!.. Боюсь, многим не дорасти до понимания гармонии и красоты. Хаос и жестокость в умах вытесняет любовь и милосердие. Современные дети живут в мире суррогатов культуры. Как я ненавижу эти мерзкие рекламы, эту массовую культуру! псевдокукльтуру!… Квазикультуру !… Как эта гадость заполнила все сферы жизни! …

(Она говорит взахлеб, чуть не рыдая).

Я. Ну, а вера, церковь?

Ж. Боюсь, этому не научишь и не научишься. До этого, наверное, нужно дойти сердцем через страдания, одиночество, отчаяние… Никакими формальными приемами, никакой пропагандой этого не внушить. Я подумываю, не пойти ли мне в монастырь?… Еще пару лет помыкаюсь, так и сделаю.

(Пауза)



Я. Ну, а ваше любимое музыкальное произведение?

(Ж. с ужасом смотрит на Я.).

Странно, что в этом вопросе такого?…



Ж. Есть, и не одно… Но!… Вот я еду сейчас от друзей – музыкантов. Я узнала такое!… Представляете, мой любимый композитор Шопен умер от сифилиса!.

А самыми близкими для меня произведением были его «Прелюды»…

Понимаете, как страшно, когда рушится идеал… Утонченный, романтический, благородный Шопен!… И узнать такое!…

Я. Я не знал, это точно?

(Звучат Прелюды)

Ж. Я приезжала вечером домой, измотанная, раздраженная… Садилась за инструмент и играла «Прелюды»… За окном – забор, поле, какая – то бабуля тащит ворох хвороста на тележке. Я играю и чувствую, как отхожу душой и сердцем. Гармония разливается на это поле, лес и весь мир. Со звуками этой музыки наступает умиротворение. Мне кажется, что при звучании «Прелюдов» из - за мрачных туч проглядывает неземной свет. Я начинаю понимать события, свои ощущения. Мне тепло становится на свете. Две – три ноты… Как скупы и лаконичны эти средства, а какова выразительность!... Вот что значит гений высших эмоций!...

Я. Надо же… Как вы глубоко чувствуете своего кумира…

Ж. А паузы между нотами!?.. Иногда они содержательнее самих звуков…

Вот, может, вы видели?… По ночному телевидению была передача А. Гордона с участием физиков и философов о космическом вакууме. Я мало, что поняла. Но поняла - главное… Космический вакуум, оказывается, никакая не абсолютная пустота, а – насыщенное информационное поле.



Я. Может быть, «умное» информационное поле? …

Ж. А музыка?... Что это?... Это и есть умное информационное поле. Голос Бога, вплотную приближенный к уху человека. Но, только, вместо искаженных слов - божественные звуки. И - насыщенные ожиданием и предвкушением чего – то важного и сокровенного. А - интервалы между звуками… Они передает чувства напрямую в сердце, минуя разум. Не знаю, как сказать!?… Но, этого словами и не скажешь.

Я. Как это здорово вы сказали…

Ж. Теперь, представьте себе, мой кумир (её голос дрожит, на глазах блестят слезы) заразился, болел и умер от этой омерзительной болезни. Как самый грязный развратник или плебей!… Наверное, эта - распутная Аврора?…

Я. Не расстраивайтесь, вспомните Гогена, который, заживо разлагаясь, распадаясь на части от этой мерзкой болезни и смердя, уже, будучи практически слепым, разрисовывал стенки своей хижины. При этом, его возлюбленная - таитянка - кормила, ухаживала за ним до последней минуты, не испытывая отвращения. Это ли не подвиг любви!?… Необразованной, нецивилизованной таитянке не было дела о моральных сторонах поведения Гогена до их встречи…

Ж. Да, Гоген… таитянка….

Я. Вспомните, есть еще Бах, Бетховен, Моцарт!… Какие утонченные, я бы даже сказал, хоть я не музыкант, экзистенциальные, пьесы для фортепиано есть у этих композиторов. Понимаю, то, что я говорю - банально. Вы лучше меня знаете предмет…

Ж. Вы сказали слово - «экзистенциальные». Я так понимаю – произведения, помогающие понять или почувствовать смысл жизни?..

Я. Да, умница, я как раз это и имел в виду.

Ж. Умница!?… Вы говорите как мой папа, которого я едва помню… Ушёл от нас с мамой к более молодой…

Я. Давайте уйдём от тяжелой темы, поговорим о другом.

Ж. Да, в мире музыкальных представлений есть много нелепостей. Например, Толстой терпеть не мог Вагнера. Считал, говоря современным языком, что его творчество «сумбур вместо музыки". Зато лил слезы умиления, слушая П.И. Чайковского. Кстати, мягко говоря, о странностях в сексуальных ориентациях Петра Ильича, известно тоже многое. Каждый раз, когда я вспоминаю об этом, меня коробит. Становится почему - то обидно за Пэ - И…

Я. Согласен. Странно, что, полюбив кого – то как художника, мы делаемся пристрастными, позволяем судить его не за творчество, а за личную жизнь. Очевидно, это связано с тем, что эти художники становятся частью нашего менталитета, входят как бы в нашу незримую семью, делаются почти родными. Оттого – то больно и обидно за них, как за родственников.

Ж. Ничего не поделаешь, приходиться примиряться…

С другой стороны, появляется некоторая ясность, что многих мужчин, да и женщин, особенно в музыкальных кругах, (уж я – то знаю по консерватории) ввиду их преувеличенного представления о значении своего таланта, тянет заглянуть за грань дозволенного…



Я. Может быть, иногда ощущение силы своего таланта настолько пьянит, что герою кажется – он уже «по ту сторону добра и зла»?…

Ж. А творчество Шостаковича?... Многие, даже музыканты, до сих пор не понимают его. Вспомнила, есть анекдот на эту тему. Правда, он немного неприличный...

Я. Ерунда, расскажите.

Ж. Ну, попал один праведник на тот свет - в рай. Кругом ангелочки, цветочки, все - в розовом тумане. Играет приятная нежная музычка. Праведнику стала скучновато. Он просверлил дырочку в перегородке. Видит – ад. Грешники едят, пьют, на коленях у многих - девушки легкого поведения. Он подзывает ангела и интересуется – нельзя ли сходить туда хотя бы на экскурсию?.. Ангел отвечает, что не стоит. Мол, едят грешники моченую бумагу, пьют из рюмок с дырками, а девушки – одна бутафория… А музыка там – Шостакович!...

Я. Ну, вот видите, вы развеселились. Я тоже, кое – чего могу – на музыкальную тему… Например, в отношении - «Крейцеровой сонаты»… Знал ли Лев Николаевич, что спекулятивно использовал благородное произведение Бетховена для «пропаганды» фрейдизма, о котором, наверное, ещё и не был осведомлен?…

(Поезд тормозит… Суета среди пассажиров)

Я. (Голос за сценой).

Наш разговор явно перенасыщен. Приближалась моя станция. Превозмогая желание продолжить знакомство с моей случайно - неслучайной собеседницей и, помня свои моральные заповеди, я не нашел ничего лучшего, как сказать на прощание):



Я. Жаль, вы не - Лолита, а я – не Набоков! Желаю вам любви и счастья, до свиданья!..

(Голос за сценой) Она бросила на меня грустный разочарованный взгляд. Горечь и непонимание отразились в её близоруких глазах и, ставшем для меня почти родном, лице. Кто она, ненайденная мной или кем – то возлюбленная из прошлого или будущего?.. Неведомая незнакомка – незримая подруга?.. Такое близкое по духу существо. Однако я, будучи обремененным теперешними семейными обязанностями, сознаю, что не имею права спекулировать на её доверчивости. Как легко соблазнить одинокого беззащитного человечка!… И какая ответственность лежит на соблазнителе?!…



(Я. торопливо хватает рюкзак и пробираеться к выходу. Затемнение).
Картина 2

(Я. медленно бредёт по полупустынному перрону. Слышен шум уходящей электрички… Ж. догоняет его, хваает за рукав)

Я. Как, Это вы?...

Ж. Мой дом находится посередине между этих двух станций по пути к вашим дачам, и я могу… можно пойти вместе с вами до развилки, если вы, конечно, не возражаете?…

Я. Естественно, не возражаю…,

(голос за сценой) Новая полоса волнения и искушения охватили меня.


(Незаметно платформа превращается в поле. Я. и Ж. идут молча)
Ж. (робким голосом) Летом, вернее, поздней весной, когда уже распустились листочки, здесь на этом поле… Отсюда недалеко… Со мною случилось странное происшествие. Вы не будете смеяться и сохраните мою тайну?

Я. О чём речь… Клянусь…

Ж. Не клянитесь… Короче, было чудесное теплое утро, как это бывает ранним летом. Я направилась в лес, весна… Знаете?... Лес ещё полупрозрачный. Березки только начали одеваться в душистый наряд, комаров ещё не было, только порхали яркие бабочки, жужжали шмели и пчелки…

Да, меня зовут Евгенией, простите не представилась… Короче, я тогда почувствовала необыкновенное волнение…



Я. - Алексей, можно без отчества…

Ж. Так вот… В тот момент мне так захотелось любви, радости, счастья… Хочется – по книжному…

Яркое, еще не жаркое, солнце нежно ласкало мою бледную кожу и тоже волновало. А воздух был напоен ароматами весеннего леса… Представляете?... А перелески и поляны покрылись ковром из белых и желтых цветочков, знаете? - «ветреница» и «мать – мачеха»…

Короче, я почувствовала, что одежда мешает моему слиянию с весной и природой. И я вдруг, не сознавая, что делаю, сбросила легких халатик, который только – то и был на мне, и стала носиться по поляне и леску, не разбирая дороги. Ветки и сухая трава хлестали по моим телу и ногам, но я не замечала боли. Наоборот, их жгучие прикосновение возбуждали и давали незнакомое до сих пор ощущение остроты страсти и почти сексуального наслаждения…

Я. Вы так и сказали: «сексуального!»?… Меня поразила эта ваша откровенность. Подтверждается, что проще делиться сокровенными вещами с мало знакомыми людьми…

Хочу помочь вам, Женя… Помню, что тоже, когда был молодым, попав в весенний лес, обезумел от любовных мечтаний и фантазий, даже пытался писать стишки…



Ж. Наконец, я утомилась, и выбежала на аккуратную уютную полянку, уже покрытую нежной травкой. Повалилась на нее и стала в исступлении кататься по мураве… Однако быстро пришло отрезвление. Представляете!... Помимо нежной травки на полянке пробилась молодая крапивка. Я вскочила, и стала, в ужасе и недоумении, оглядываясь по сторонам. Тело горело, а спину саднило и нестерпимо жгло от крапивных волдырей. Вы знаете, я близорука…

Короче, придя в себя, стоя на полянке, я не могла вспомнить, куда идти и, где моя одежда… Что я почувствовала?… О, ужас!.... Зажавшись руками, я стала носиться по полянке, пытаясь вспомнить свой маршрут. Представляете?.. Кошмар!.. С пол – часа голая девица слоняется по полю и не может найти свою одежду и дорогу к дому…



Я. Как же вы вышли из такого щекотливого положения?

Ж. Что делать?…Что делать?... Вдруг, на другом конце другой поляны я увидела белое пятно, которое, при приближении, оказалось скромной старушкой… Чудо! Как во сне или сказке… Представляете!... Это была старушка – божий одуванчик - экзотически одетая, прямо как будто вышла из сказок Перро или Братьев Гримм, вся в кружевах, оборочках, фестончиках и в чепчике. На плечах у неё был надет легкий плащик – накидка, который она тут же она мне и предложила, чтобы скрыть наготу.
(Легкое затемнение. Периодически появляется и исчезает МС)
МС. Меня зовут Мария Степановна, я собираю по весне лечебные травы и коренья, а вырядилась так нарочито, чтобы «понравиться самой себе и создать соответствующее праздничное весеннее настроение», благо, наш «секонд – хенд» это позволяет… Я востроглаза. Быстро по следам на примятой траве проследила твой путь. Искательница приключений, ты наша…

Я. Представляю, каково в наше время одной девушке пойти в лес и носиться там голой. Явно можно попасть в неприятную историю… А если б вы встретила не старушку, а волка или медведя?…. Да, еще в человеческом обличие?! …

Ж. Мария Степановна была проницательной и сразу поняла мои терзания. Она пригласила к себе в гости.

МС. Я живу здесь недалеко, за лесом. Сын у меня лесничий. Закончил лесотехническую академию. Бобыль, уже в возрасте – под пятьдесят. Только теперь под старость совсем ошалел, купил компьютер и сидит дни и ночи в Интернете и… ещё где – то, в своих грезах…. Забросил работу, даже – свои делянки.

Ж. Я, не долго думая, согласилась пойти к ним в гости. Препятствием было только моя легкая одежда… Что делать?.. Бежать домой – переодеваться?...

Далеко!…



МС. Да успокойся ты, дам тебе джинсы и кофту, когда придём…

(Затемнение)

Картина 3

(Сумрачная комната в усадьбе лесничего)

Ж. (Голос за сценой) Так с разговорами мы подошли к усадьбе лесничего. Она оказалась мощным подворьем с хозяйственными постройками, техникой, делянками. Причем, совершенно отдельно от людей и, в то же время, близко от города и цивилизации. Вокруг главного дома росли матерые столетние лиственницы и кедры. Все говорило, что здесь жило и сменяло друг друга не одно поколение лесничих.

Я была поражена тому факту, что вот так - совсем рядом находится оазис старой классической усадебной культуры, почти не тронутой современной извращенной цивилизацией. Оазис - живой и совсем не музейной… Так казалось, по крайней мере, при первом поверхностном взгляде. Внутри дом тоже представлял собой подобие дворянского гнезда.



П. (Входит в комнату, молча кивает, глухо здоровается, постепенно разговаривается). Зовут меня Павел Николаевич… Могу показывать убранство дома. Видите?... На стенах - старинные дипломы предков, там гравюры со сценами охоты, а там тёмные картины - портреты с почти неразличимым изображение бородачей и дам, дагерротипы и фото более близких времен… Обратили внимание, дом совсем старый, но добротный, изнутри обит потемневшими дубовыми панелями. Но мне нравится.. Правда, этот внутренний полумрак отдаёт таинственным уютом и ощущением постоянства времени?...

Ж. Да, Павел Васильевич, спасибо… Всё очень здорово… Где тут у вас можно переодеться?

МС. Вот здесь за ширмой, я тут тебе приготовилаПереоденешься, садись за стол, как раз к обеду.

(Садятся за стол)

Ты, дорогая не смотри, что Павел выглядит замкнутым, эдаким взлохмаченным бородатым чеховским интеллигентом в очках… Он сосредоточился на внутренних мыслительных задачах но, похоже, рад твоему появлению… Правда, его не поймёшь…

(Молча обедают…. Затемнение).

Ж. (Голос за сценой) После обильного обеда Мария Степановна решила помочь мне с обретением душевного равновесия с помощью настоя трав, которые они с Павлом насобирали в лугах и в лесу. Павел стал вяло отговаривать мать, объясняя, что боится брать ответственность за моё здоровье.

П. (Голос за сценой) Мама, я на себе проверил, как это опасно и - оставляю за Женей правило выбора.

Ж. Я опять недолго колебалась и, наконец, - что мне терять, – согласилась и… Я выбрала рецепт трав с интригующим названием «Носки императора»…

Меня, как полагается, усадили на диван в удобной позе… Выпила настой. По вкусу он был отвратительным. Действительно, напоминал заварку из носков полугодовой носки. Но мне, не смотря на отвращение, было почему – то всё - равно. Потом, незаметно для себя, я заснула. И - поехала…



Я. Как вы решились на такую авантюру?… В незнакомом месте, со странными людьми?... Что – то принимать в себя...

Ж. А вы, уважаемый Алексей, разве не знаете, какие современные девицы идиотки?... Сколько среди них наркоманок, алкоголичек?... Когда нет нормальной семьи, воспитания, перспектив на счастье - на всё пойдёшь!...

(Темнота)

Действие второе

Картина 1

(На экране на сцене мелькают различные страны, эпохи, континенты, музыка – то Вагнер, то - восточные мотивы)
Ж. (Голос за сценой) Как позже выяснилось, я путешествовала в этом «чайном» виртуальном мире всего час. Но, в своем - субъективном ощущении, это было несколько жизней. К сожалению, я не получила удовлетворения.

А, наоборот, вышла из странствий усталой, разбитой и состарившейся на несколько лет. Дело в том, что много странного было в моём «полете»….

В некоторые моменты это был «полет Валькирии» или Маргариты на метле из «Мастера», а в - остальном…
(Ж. появляется эпизодически, на сцене то в виде гейши, то в виде гетеры или вольной римлянки, или – наложницы в гареме, то - массажисткой секс - салона)

Ж. Короче, это была смена эпох, стран и континентов, но с определенным уклоном. То, я была гейшей в свитах японского и китайского императоров. Играла на палочке со струнами, подпевая, и писала танки или хоку, типа:

Ветка мимозы упала в реку;

Куда занесет её капризный ветер?…
Или

Сижу в весеннем саду;

Любуюсь цветущей вишней…

Что станет со мной через год?
Потом превращалась в греко - римскую гетеру, играла уже на арфе, исполняла соответствующую музыку и развлекала патрициев…

Затем, средневековье – все та же арфа - лютня, кутежи и всякие приключения в стиле Боккаччо и Чосера… Самое страшное и, в то же время, занимательное, было – гаремы султанов и разных восточных владык...

Когда я приблизилась к современности и оказалась солисткой голландских массажных кабинетов, то – не выдержала и крепко сжала кулачек. Так следовало сделать по наказам Марии Степановны и Павла, чтобы прервать чары сна…

(Затемнение)



Картина 2

(Вид поля и - идущих по нему - Я. и Ж.)

Ж. Очнувшись, я впала в истерический припадок, который хозяевам удалось снять лишь после длительных успокоительных процедур.

следующая страница >>
Смотрите также:
Павел (П) – лесник сын мс мужчина средних лет Принц Слуга принца
543.31kb.
4 стр.
1: 1-6 Павел и Благая весть 1: 7-13 Павел и Римляне
2472.62kb.
12 стр.
Chevrolet и Принц Персии: неподвластные времени 11 мая в Москве в кинотеатре «Октябрь» прошла премьера долгожданного фильма Disney «Принц Персии: Пески Времени»
32.52kb.
1 стр.
Евгения Чепенко Злодей не моего романа
128.89kb.
1 стр.
Роберт Газизов Непредвиденные обстоятельства
192.6kb.
1 стр.
Волшебный горшок
226.7kb.
1 стр.
Алексей Шингирей русский крест действующие лица
96.17kb.
1 стр.
Возраст: до 15 лет 15-25 лет 25-40 лет 40-60 лет за 60 лет мужчина женщина Образование: начальное среднее
26.54kb.
1 стр.
Гимназия 470 Павел Иванович Пестель Лопатин В. 9”Л” Санкт-Петербург 1998
234.95kb.
1 стр.
На могиле отца принца рос розовый куст, да какой красивый
52.43kb.
1 стр.
Учитель – консультант – Романова Марина Викторовна Ответы на вопросы викторины: Из повести «Маленький принц»
16.75kb.
1 стр.
Павел Санаев. Похороните меня за плинтусом
1890.93kb.
14 стр.