Главная
страница 1
«Современная Европа».-2011.–№1(45).–С.57-69.


ЕВРОПЕЙСКИЙ МЕГАПОЛИС И МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМ:

СТЕПЕНЬ СОВМЕСТИМОСТИ
Александра Берсон – магистр, СПбГУ, аспирантка кафедры гумани­тарных связей факультета международных отношений СПбГУ. E-mail: alexandra.berson@gmail.com

Ключевые слова: мультикультурализм, культурная интеграция, мегаполис, глокализация, джентрификация, сквоттинг.

В современном мире, характеризующемся процессами ускоренной глобали­зации и интеграции, растёт значение городов. В начале XX века в них прожива­ло всего 10 процентов населения земного шара. К концу века уже 47 процентов землян стали горожанами. В настоящее время в городах сосредоточено более половины жителей планеты - около 3,5 млрд. из нынешних семи. Ожидается, что к 2030 году удельный вес городского населения достигнет 60 процентов1. Максимальная доля горожан в мире отмечается в экономически развитых ре­гионах: в Европе, Северной Америке и Австралии.

В Европе уровень урбанизации сейчас составляет 74,6 процента2. В 2004 го­ду, по данным Европейского статистического агентства, прирост населения в 25 странах ЕС составил 2,3 миллиона человек, из них 1,9 миллиона приходится на приток иммигрантов. Разрастаясь всё больше из-за наплыва мигрантов, горо­да нашего времени превращаются в мегаполисы, становятся сложными по своей структуре, как в городском планировании, так и на социо-культурном уровне.

Когда говорят о мегаполисах, то под этим понимаются "мировые города". Термин "мировой город" или "глобальный город" впервые был введён социоло­гом Саскией Сассен. Она называет глобальные города "командными постами" - центрами выработки политических решений для глобальной экономики, где со­средоточены политические, экономические и культурные процессы и аккуму­лирован капитал. Теория глобальных городов разделяет их на три типа в зави­симости от степени развития: альфа, бета и гамма. Альфа города: Лондон, Нью-Йорк, Токио, Париж, Чикаго, Франкфурт, Гонконг, Лос-Анджелес, Милан, Син­гапур. Бета города: Сан-Франциско, Сидней, Торонто, Цюрих, Брюссель, Мад­рид, Мехико, Сан-Паулу, Москва, Сеул. Среди гамма городов представлены: Амстердам, Бостон, Женева, Мельбурн, Пекин, Рим, Барселона, Мюнхен и не­которые другие.3 Очевидно, что значительна часть глобальных мегаполисов представлена в Европе.

Можно с уверенностью утверждать, что все глобальные города представля­ют собой пункты назначения мигрантов, и поэтому являются ареалами интен­сивной социальной поляризации. Впитывая в себя традиции и стили жизни при­езжающих людей, города становятся центрами сосредоточения культур и мес­тами сохранения культурного наследия многих народов.

В современном мире мегаполис не только территориальная единица на кар­те, промышленный и экономический центр страны, но являет и более значимый феномен, через призму которого можно видеть глубинные процессы, проте­кающие в обществе. Разнообразие культур в городах формирует калейдоскопичное культурное пространство, чему всё больше способствуют иммиграци­онные процессы, интеграция и глобализация. Город становится новым маркё­ром, определяющим национальную идентификацию, выявляющим этнические различия и выводящим на первый план многообразие культур.



От "плавильного котла" к мультикультурализму

В последние годы среди исследователей кросс-национальных урбанистиче­ских конфликтов по всему миру возросло осознание роли, которую играет куль­тура, являясь одним из двигателей экономических изменений, структурируя по­нимание горожан об их доме и создавая формы социальных различий. Сущ­ность мегаполисов, в особенности европейских, они характеризуют высокой степенью культурной гетерогенности и социокультурной динамикой.

Повышенное внимание к локальным городским проблемам можно обозна­чить как тенденцию к глокализации (производное от слов глобализация и лока­лизация). Это процесс взаимодействия одновременно глобального и локального влияния на политические, экономические и социальные системы. В то время как мировые экономические процессы уже давно носят глобальный характер, города пытаются найти свою нишу при новых условиях распределения рабочей силы, производства и потребления.4

На европейском уровне с 2001 года действует некоммерческая организация в области сотрудничества городов под названием "Глокальный форум" (Glocal Forum). Она подчёркивает центральную роль городов в международных отно­шениях и роль местных органов власти в системах управления. Деятельность организации направлена на расширение возможностей местных общин посред­ством связывания их друг с другом и с глобальными ресурсами, с тем, чтобы добиться улучшения социального и демократического роста, а главное баланса между глобальными возможностями на местных уровнях. В рамках организации проводятся ежегодные конференции по глокализации. Первая была проведена в мае 2002 года, и с тех пор Форум собрал более 100 мэров и муниципальных пред­ставителей в почти 10000 городов, крупные международные институты, лидеров частного сектора, учёных, художников, местных жителей и представителей го­родских общин по всему миру для решения вопросов глокализации.5

Прослеживая как происходит сдвиг в понимании политических, экономиче­ских и социальных систем от "глобального" к "локальному", городские исследо­вания становятся альтернативным географическим масштабом анализа, в особен­ности, когда национальное государство теряет свою значимость во всё более ин­тегрирующемся глобальном пространстве. Глобальные социальные и экономиче­ские изменения размывают традиционную идентификацию людей с местом жи­тельства, одновременно ослабляя роль нации-государства как источника иден­тификации. В самоидентификации европейцев происходит смещение от "на­ционального" к "городскому": принадлежность к стране становится менее пока­зательна, чем принадлежность к городу, а иногда и к району города. Современ­ный житель Лондона, например, скорее скажет, что он лондонец, а не англича­нин, а бельгиец из Брюсселя, скорее всего, опишет себя как жителя Брюсселя.

Объединяя в своих границах различные культуры, город выносит на первый план такое новое явление, как мультикультурализм. Понятие мультикультурализма появилось в политическом и научном лексиконе США и Канады в конце 60-х годов XX века и было утверждено как новая модель взаимодействия с эт­ническими меньшинствами в противоположность концепции "плавильного кот­ла". Американский политолог Натан Глейзер определяет мультикультурализм как "комплекс разнообразных процессов развития, в ходе которых раскрывают­ся многие культуры в противовес единой национальной культуре"6.

Мультикультурализм несёт в себе признание права на сосуществование различных культур в рамках государств и соответственно в рамках крупных го­родов. Города становятся регуляторами мультикультурных отношений, так как определяют степень дозволенности выражения идентичности представителей различных культур. В рамках городов это выражается в символике, использова­нии языков, системе образования. Именно в городах проводится политика, на­правленная на поддержание той или иной культуры.

Актуальной задачей для муниципальных властей становится поиск новых форм отношений с прибывающими этническими меньшинствами для того, что­бы адаптировать их к местным нормам повседневного поведения в городе, а также ориентировать принимающее население на толерантное взаимодействие с мигрантами. Городские власти должны создавать институциональную среду, обеспечивающую успешную интеграцию представителей культурных мень­шинств, входящих в городское сообщество.

Городской мультикультурализм - это своего рода компромисс между горо­дом, представляющим культуру большинства, и меньшинствами - приезжим населением. Таким образом, можно говорить об интеграции "сверху" и инте­грации "снизу".

С одной стороны, приезжающие в города должны адаптироваться к языку, существующим традициям и устоям, то есть интегрироваться в уже сущест­вующее городское сообщество. С другой стороны, власти принимающих горо­дов должны помогать мигрантам приспосабливаться к новому социальному пространству, создавая необходимые условия для самоидентификации горожан. Для воссоздания новой идентичности прибывших мигрантов городским вла­стям нужно приложить немало усилий, чтобы включить в культурное поле го­родов элементы культур иммигрантов как на законодательном уровне, так и на социально-бытовом. Городу необходимо опекать экзотическое разнообразие культур и реализовывать на своих улицах и в окрестностях кросс- национальную политику.

В Европе, где границы между странами всё более стираются, становятся не­видимыми, происходит обращение к границам в рамках городов, которые стали новыми "линиями разлома" между культурами. В этой связи интересно спро­ецировать цивилизационную концепцию общественного развития на городские исследования. Данный подход рассматривает понятие культуры и культурные достижения цивилизаций, а также определяет важность культурного многооб­разия и социо-культурного синтеза. Говоря о проблемах современных цивили­заций, в первую очередь следует указать на кризис западноевропейской циви­лизации и связанные с ним проблемы культурной идентичности и всплески на­ционалистических настроений. В Западной Европе сейчас проживают люди с различными религиозными взглядами, разными представлениями об отношени­ях между людьми, говорящие на различных языках и диалектах. Города явля­ются тем самым элементом, с помощью которого можно видеть проблемы этой цивилизации, и то, каким образом они решаются.

Практически повсеместно в европейских городах, где наблюдается рост иностранного населения, особенно приезжающих из-за пределов Европейского Союза, проблема мультикультурализма становится острой. Усложняется она и тем, что возрастает и число родившихся там людей - граждан европейских стран, являющихся детьми мигрантов, когда-то переехавших жить в Европу. По существу европейский мегаполис становится платформой, где протекают мас­штабные процессы интеграции таких людей в общество.


Стратегия устойчивого развития городов: практические шаги

Культурная диверсификация в городах Европы начала волновать европей­ские власти только в 90-е годы XX века, когда концентрация населения достиг­ла своего пика. Стали возникать инициативы по культурной интеграции в горо­дах, как на общеевропейском, так и на государственном уровне.



На наднациональном уровне действия предпринимаются в основном от име­ни институтов Европейского Союза (Европейской комиссии и др.) и Совета Ев­ропы. В 1998 году Европейская комиссия приняла документ "Устойчивое го­родское развитие в Европейском Союзе: программа действий"7, тем самым включив культурное разнообразие в список важнейших измерений стратегии устойчивого развития городов. На наднациональном уровне развиваются также программы обмена опытом решения городских проблем. Отметим программы "Eurocities"8 и "URBACT", созданные для обмена опытом стран-членов ЕС по вопросам борьбы в городах с дискриминацией по этническому и культурному признакам. В рамках "Eurocities" осуществляется проект DIVE (Diversity and equality in European cities), объединивший представителей администрации Ам­стердама, Рима, Берлина и Лондона, а также независимых экспертов в области миграции, и нацеленный на эффективное осуществление политики мультикуль­турализма и стратегии культурной интеграции в городах. Программа "URBACT" проходит в несколько этапов. "URBACT I" была осуществлена с 2002 по 2006 год, "URBACT II" работает с 2007 по 2013 год. По программе уже выделено около 700 миллионов евро для поддержания развития 70 городов в Европе.9

Важность этих проблем отмечалась также на встречах министров стран ЕС, проводимых в различных городах Европы. Подобные встречи стали новой фор­мой обсуждения городских проблем помимо заседаний Еврокомиссии, Евро- парламента, Комитета регионов и других институтов Евросоюза. Во француз­ском городе Лилль в 2000 году по итогам такой встречи была принята "Лилльская рабочая программа" (Lille Action Programme), в которой особо подчёркива­лась важность создания равных условий для всех жителей городов и интеграции этнических меньшинств в городские структуры10. На такого же рода встрече в Роттердаме в 2004 году был утверждён свод общеевропейских правил по разви­тию городов Urban Acquis. В числе приоритетов в их развитии объявлялись со­циальная сплоченность и культурная самобытность. В Бристоле во время пред­седательства Великобритании в ЕС в 2005 году принято "Соглашение об устой­чивом развитии сообществ" (Bristol Accord), которое определило общеевропей­ские принципы и характеристики устойчивого развития городских сообществ. Лейпциг в 2007 году отметился "Лейпцигской Хартией по развитию европейских городов", осветившей проблемы их интеграционного развития. Хартия указывает на мощные социальные и культурные интеграционные силы городов в Европе и необходимость поддержания социального баланса внутри них и ме­жду ними11. Из последних встреч стоит особо выделить Марсельскую в 2008 го­ду и встречу в городе Толедо в Испании в июне 2010 года. Там впервые встре­чается термин "мультикультурность" и идёт речь о европейском городе как о центре социального сплочения и интеграции мигрантов.



На национальном уровне местные власти городов выступают в нескольких ролях: как работодатели, полиси-мейкеры (уполномоченные принимать реше­ния и осуществлять политику), а также ответственные за предоставление серви­са для горожан. В некоторых европейских городах осуществлены эффективные проекты по поддержанию культурного многообразия. В Берлине в 2005 году городским Сенатом была принята "Политика интеграции", определяющая стра­тегию интеграции города, в том числе и культурную. С 2007 года в районах с большой концентрацией мигрантов там же в Берлине осуществляется пилотный проект "Stadtteilmutter". Он создан для улучшения качества образования для детей мигрантов и их адаптации к новой социальной среде проживания. В рам­ках проекта уже проведены тренинги с 2200 семьями, и он стал обнадёживаю­щим инструментом культурной интеграции. В Амстердаме осуществляется про­грамма городского мониторинга "Burgermonitor", представляющая собой отчёт, публикуемый каждые два года с информацией по опросам горожан и муници­пальной статистикой. Отчёт помогает выявить слабые места в городском управ­лении и учесть мнения людей различных социальных слоев и этнической при­надлежности. В Риме существуют советы мигрантов "Consiglieri Aggiunti", че­тыре представителя которых имеют место в городском Сенате12.

В Дании в 2001 году городской Совет города Аархус объявил о "Плане ин­теграции" для города, который предусматривал помощь беженцам и мигрантам, а также предоставление им городского сервиса всех видов на равных с горожана­ми-резидентами. В Роттердаме с 1998 года осуществляется стратегия культурной диверсификации для продвижения этнической интеграции в городе. Её цель - ис­пользование талантов и способностей этнических меньшинств для их же соци­ального включения в среду города, а также поощрение включения сообществ ми­грантов в процесс принятия политических решений. В Брюсселе в 2000 году был основан "Дом Солидарности" для оказания помощи прибывшим в город имми­грантам. В нём организованны языковые уроки французского и голландского языков, а также компьютерные классы. Документ, удостоверяющий личность при обращении в организацию не требуется, необходимо просто уточнить своё имя.

Все приведённые выше примеры государственных и городских инициатив приносят свои плоды и положительные результаты. Удаётся помочь какой-то части приезжающих делать шаги по интеграции в городское сообщество как можно менее болезненно, а также воспитывать толерантное отношение к ним у местного населения.

Для наглядности приведём результаты Амстердамского мониторинга "Bur­germonitor", о котором упоминалось ранее. Отчёт за 2009 год показал положи­тельные тенденции городской жизни в таких сферах, как социальная сплочён­ность, контакты людей из различных этнических групп и ощущение различных культурных групп. Семь из десяти жителей города благожелательно общаются с соседями по дому и в районе в целом. Почти половина респондентов довольна степенью общности и взаимовыручки в районах их проживания, и они чувст­вуют, что знают своих соседей в достаточной степени. Восемь из десяти горо­жан легко общаются и осуществляют любые виды деятельности с людьми из отличных от них этносов и культур13.



В чужой монастырь со своим уставом

Теперь обратимся к интеграции "снизу", то есть к вопросу интеграции са­мих мигрантов, которые должны уважать законы и правила, сложившиеся в го­родском сообществе, которое они выбрали своим домом. С одной стороны, "со своим уставом в чужой монастырь" не ходят, но с другой стороны, мультикуль­турализм предполагает как раз возможность поддержания своей самобытности, проживая в "чужом монастыре".

Интеграция мигрантов в городскую структуру и общество происходит по нескольким направлениям. Во-первых, это бытовой уровень, а именно поддер­жание традиций в одежде, питании, семейных ритуалах. На этом уровне инте­грация, на наш взгляд, минимальна. Представители этнических меньшинств предпочитают традиционные продукты питания, и в семейных ритуалах при­держиваются этнических традиций. В городах открываются рестораны с этни­ческой кухней, и они становятся востребованы не только самими меньшинства­ми, но и коренным населением. Во-вторых, это уровень получения образования, то есть культурная интеграция в школах и высших учебных заведениях. Нельзя не вспомнить здесь проблему ношения мусульманками хиджаба в школах в ев­ропейских городах, которая стала одной из самых обсуждаемых тем в начале XXI века. В 2004 году во Франции был принят закон, запрещающий ношение одежды и символов, которые бросающимся в глаза образом выражают религи­озную принадлежность. Закон был принят, несмотря на активные протесты эт­нических меньшинств, исповедующих ислам, и большинство школьниц-мусульманок подчинилось закону, а отказывавшиеся его выполнять были ис­ключены из учебных заведений. В этом случае "со своим уставом в монастырь" войти не удалось. В-третьих, выделим уровень социального обеспечения горо­жан, то есть доступность услуг транспортных, медицинских и других систем города. И, наконец, уровень интеграции в сфере трудоустройства и профессио­нальной деятельности. Некоторые этнические меньшинства занимают целую профессиональную нишу, как, например, индусы в Великобритании. Сейчас уже довольно сложно найти белокожего врача в центре Лондона, в основном это будут выходцы из Индии. Также в качестве примера можно упомянуть лон­донскую "Ассоциацию афроамериканских полицейских", чья деятельность на­правлена на улучшение условий труда темнокожих сотрудников, занятых в рамках полицейской службы, и повышение расовой гармонии и качества услуг именно для представителей этой профессии.

В целом явно прослеживается тенденция к сплочению представителей одно­го "коммюнити" и создание организаций для поддержания интересов данных сообществ. В Амстердаме, например, в районе "Зеебург" была создана органи­зация "Марокканский Совет Зеебурга" (Moroccan Council Zeeburg), которая представляет интересы выходцев из Марокко. В этом районе функционирует также межкультурная организация "Assadaakka", призванная решать внутрен­ние проблемы района и защищать права его жителей. В Лондоне существует организация, поддерживающая традиции лондонских индусов, - "Arya Samaj London". Здесь есть языковые курсы хинди, специалисты по традиционным свадебным и похоронным церемониям, а также по ведическим учениям о тра­дициях и культуре индуизма.

Заметим, что степень интегрированности мигрантов в общество зависит от их этнических и религиозных корней. Исследователи отмечают, что какие-то мигранты интегрируются лучше, а какие-то хуже. Некоторые эксперты отдель­но выделяют выходцев из мусульманских стран и подчёркивают, что их интегра­ция в общество проходит сложнее всего. Их традиции, религиозные обряды и праздники настолько сильны, что их интеграция идёт, можно сказать, буквально черепашьими шагами. Поэтому главное здесь поддерживать их культурные цен­ности, чтобы не вызвать враждебного отношения, не позволяя, однако, создавать "государство в государстве", чего не может допустить ни одна страна в мире.

В связи с этим некоторые скептики ставят под сомнение успех мультикультурной модели в мегаполисах, говорят об иллюзии мультикультурной гармонии и считают мирное сосуществование коренных европейцев, в частности с этни­ческими арабами, невозможным.

Одним из ярких примеров такого мнения может служить монография анг­лийской журналистки Мелани Филипс "Лондонистан". Она называет крупней­ший европейский мегаполис Лондон "Лондонистаном", так как считает, что го­род наполнен экстремизмом и террором, и в основном из-за иммигрантов-мусульман. Такого рода суждения базируются на том, что культурная полит- корректность городских властей слишком популяризируется, и что в таком об­ществе критика ислама рассматривается как исламофобия в городе, где мусуль­манское население достигает уже девяти процентов. Это мнение небезоснова­тельно, ведь терроризм в Лондоне действительно есть. В 2005 году в Лондоне были совершены взрывы, и это было делом рук не прибывших извне террори­стов, а граждан Великобритании пакистанского происхождения.

В последнее время негативную окраску приобрели и высказывания некото­рых глав европейских государств по отношению к их мультикультурному раз­витию. В сентябре 2010 года президент Франции Николя Саркози объявил о выселении цыган из страны, обвинив их в ведении преступного образа жизни. Цыгане-нелегалы, по его мнению, стали источником беспорядков и перегрузили систему социального обеспечения. В октябре этого же года канцлер Германии Ангела Меркель, выступая на конференции молодежной организации Христианско-демократической партии, высказала мнение, что последние годы проде­монстрировали полный провал концепции мультикультурализма в её стране. Меркель заявила, что мигранты, приезжающие на работу в Германию, должны говорить по-немецки, поскольку только в этом случае они могут стать полно­ценными участниками рынка труда. Вместе с тем, немецкий канцлер подтвер­дила, что Берлин заинтересован в рабочей силе и хочет создать для приезжих хорошие условия.14

Таким образом, однозначной оценки интеграции "снизу" нет. В каком-то смысле она успешна, так как представители разнообразных этносов, в конечном счёте, как-то уживаются вместе, этнические меньшинства, не забывая своих корней, частично интегрируются в социум. С другой стороны, памятуя о терро­ризме и его проявлениях, других негативных аспектах поведения мигрантов, критика мультикультурализма кажется обоснованной.

Джентрификация, сквоттинг, культурные кварталы и гетто –

специфика мультикультурных городов

Говоря о культурном разнообразии в европейской городской среде, важно отметить структуру городского планирования в мультикультурных городах, со­циальное пространство которых очень сложно, разделено на иммигрантские районы, а кое-где и ярко выраженные гетто. В рамках города можно услышать десятки диалектов одного языка, увидеть вывески с названиями улиц и заведе­ний на двух и более языках, рестораны различных этнических кухонь.

Современные европейские мегаполисы имеют сложную территориальную структуру с различным архитектурным наполнением, и стоит отметить, что имен­но здания и сооружения, планировка площадей и парков формируют образ го­рода в глазах его жителей. Нас в первую очередь интересуют вопросы расселе­ния горожан, так как в любую историческую эпоху выбор районов заселения и освоения городского пространства напрямую зависит от принадлежности к то­му или иному социально-культурному слою городских жителей. Локальное из­менение распределения городского населения влияет на внутрирегиональные связи, уровень безработицы и трудовые отношения, а также на развитие част­ной собственности.

Во внутренней структуре городов начинают формироваться различные уровни: районы, сообщества, так называемые соседства (neighborhoods). Сооб­щества в городах, представляющие собой объединения людей на основе общих убеждений и образе жизни, влияют на поведение горожан в социо-культурном пространстве города. Можно наблюдать, как развиваются взаимоотношения между такими сообществами. Происходит диалог, объединяющий представите­лей различных субкультур, этносов, носителей различающегося образа жизни, и реализующийся в дискуссиях как в стенах парламента, школ, церквей и других го­родских институтов, так и на бытовом уровне, в семьях.

Изменение городской среды, связанное с реконструкцией и обновлением строений в прежде нефешенебельных кварталах, исследователи называют джентрификацией (от франц. - Genterise - благородные люди). Происходит приток более богатых горожан в кварталы, где проживают бедные слои населения. Это приводит к возрастанию там среднего уровня жизни, сокращению численности этнических меньшинств, трансформации культуры соседства. Тем самым город­ская джентрификация изменяет культурную гетерогенность сообщества.

Социологические теории определяют джентрификацию двояко - как эконо­мический процесс (теория производства) и как социальный (теория потребле­ния). Теория производства объясняет его через экономические аргументы, по­токи капитала и капитализацию. Джентрификация как социальный процесс оп­ределяет социо-культурные характеристики и мотивы, являющиеся основными и важнейшими для понимания этого понятия.

Примерами джентрификации в современных европейских городах могут служить район "Трастевере" в Риме, "Барнсбари" в Лондоне и др.

Отдельного рассмотрения требует "суперджентрификация" в районе "Барн­сбари" на севере Лондона. Этот район считается теперь элитным наравне с рай­онами "Челси", "Хампстед" и с недавнего времени "Ноттинг Хилл". Приставка "супер" используется в этом случае, чтобы описать повторно произошедшую джентрифкацию, которая началась с середины 1990-х годов и включила изме­нения в составе социального класса, который уже подвергся этому процессу ещё в конце 1950-х годов15.

Горожане, проживающие в районах джентрификации, социально активны и нередко организуют сообщества, чтобы выражать своё общее мнение и иметь влияние на этот процесс. Многие из таких сообществ возникли в 1960-е годы в США и практиковали тактики прямого действия, проводя протесты и занимая свободные помещения в районах и кварталах. Например, в Майами (Флорида), сообщество "Свободный город" создало организацию "Вернём земли" и по­строило в 2006 году на свободных территориях деревню Umoja Village для без­домных жителей.

Эта социальная активность вызвала противоположный джентрификации и также имеющий место в европейских городах процесс, именуемый сквоттинг. Сквотирование или сквоттинг (англ. Squatting) — акт самовольного заселения покинутого или незанятого места или здания лицами (сквоттерами), не являю­щимися его юридическими собственниками или арендаторами, а также не имеющими иных разрешений на его использование.

Крупнейшие мировые сквоты существовали, либо находятся по сегодняш­ний день, именно в европейских городах. До недавнего времени в Лондоне су­ществовал "rampart" - центр искусств и творчества в Ист-Энде, в котором про­водились различные культурные мероприятия, а также предоставлялось жилье неимущим. В Амстердаме до 2006 года существовал ASCII - сквот "Амстер­дамский подпольный центр для обмена информацией". В Испании стал попу­лярным "Кан Масдеу" - известнейших сквот, основанный в 2001 году в Барсе­лоне и объединивший антиглобалистов и последователей экологического об­раза жизни. В Копенгагене до 2007 года существовал "Молодёжный дом", куда входили анархисты и прочие "левые".

Порождение сквотов в европейских городах - это ещё одна демонстрация куль­турного многообразия и его развития в рамках современных мегаполисов. Горожа­не там социально активны и пытаются определить в их социальном пространстве места для совместного общения, решения вопросов и принятия решений.

Наряду с джентрификацией и сквоттингом, тенденция культурного многооб­разия может быть отражена в создании в городах особых культурных кварталов (cultural quarters), таких как "Сохо" в Лондоне, "Рив Гош" в Париже и другие, где образуют свои сообщества артисты, музыканты, дизайнеры и другие представи­тели культуры, открывая там свои мастерские и студии. Особенно активно такие кварталы создавались в Великобритании в 1980-е годы как часть концепции го­родского развития. В современных городах они формируют социальное про­странство для мультикультурного общения, возрождая некогда "вымершие" районы. Некоторые исследователи считают, что создание и поощрение местны­ми властями таких кварталов - это верный механизм городского управления16.

Ещё одной особенностью мультикультурных городов является образование гетто. В современном понимании гетто - это район крупного города, где в жё­стких условиях, вынужденно или добровольно проживают этнические мень­шинства. Говоря о гетто в европейских городах, особо отмечают лондонские районы "Дебтфорда": "Милтон Корт" и "Пепис", в которых население этниче­ских меньшинств становится "этническим большинством" и достигает 40-45%. В начале 1990-х годов сюда отказывались въезжать водители такси, скорой по­мощи и почтовой службы из-за криминальной обстановки. Населением Лондо­на эти районы назывались "no go", то есть те, в которые не следует заходить.

Власти Лондона, конечно, предпринимали усилия по стабилизации ситуа­ции в таких районах и небезуспешно. За последнее десятилетие обстановка изменилась в лучшую сторону. В 1996 году в рамках программы UN HABITAT "Более безопасные города" (Safer Cities), а также с помощью программы "Силы Дебтфорда" (Deptford Task Force) уровень преступности здесь значительно сни­зился. Отметим также, что "Дебтфорд" является частью лондонского района "Люишем" (Lewishem), в котором сейчас активно развиваются мультикультурные инициативы - в частности свою работу ведёт "Партнёрство этнических меньшинств Люишема" (Lewisham Ethnic Minority Partnership) - некоммерче­ская организация, которая стремится представлять интересы этнических мень­шинств района. Она вступает в диалог с государственными учреждениями, представляя интересы маргинальных групп. В 2005 году район "Люишем" при­соединился к проекту "Международный межкультурный город", который был запущен "мозговым центром" Великобритании "COMEDIA". Данный проект основан на концепции мультикультурализма и подчёркивает возможность про­цветания и благополучия города только при условии сосуществования разных культур в одном пространстве.

Особого внимания требует один из самых криминальных районов Лондона - гетто "Брикстон". Этот один из беднейших и опасных районов английской сто­лицы на юге города заселён на 25% "цветным" населением и называется "не­официальной столицей афро-карибского британского сообщества". Журнал же Guardian назвал "Брикстон" и "наркотической столицей"17. Социальная напря­жённость в этом гетто достигла наивысшей степени в 80-е годы XX века, когда имели место брикстонские мятежи. В апреле 1981 года произошёл мятеж, в ко­тором пострадали 279 полицейских и 45 жителей района, около сотни машин было сожжено и 150 зданий разрушено. В целом, около 5000 человек были во­влечены в этот мятеж18. Журнал "Тайм" назвал тот день "кровавой субботой"19. После погрома властями города 25 ноября 1981 года был опубликован "Доклад Скармана", подготовленный лордом Скарманом, который был уполномочен провести выяснение причин мятежа. В его отчёте отмечалось, что сложные по­литические, социальные и экономические факторы создали склонность к на­сильственному протесту в районе, и необходимы срочные меры для предотвра­щения расовой дискриминации. Кроме этого, механизм взаимодействия поли­ции с местным населением в "Брикстоне" не был эффективным. Решением про­блемы стало внесение изменений в подготовку сотрудников правоохранитель­ных органов, включающих набор этнических меньшинств в полицию20.

Как видим, мегаполисы современной Европы оказались перед лицом серь­ёзных социальных изменений позитивного и негативного характера, здесь весьма обострились культурные и этнические конфликты. Ситуация же роста напряжённости в городах требует эффективного регулирования отношений раз­личных субкультурных групп и нормального функционирования демократиче­ского общества. И здесь именно политика мультикультурализма способна при­нести плоды. Осуществляемая в рамках городов, она может быть определена лозунгом "Жить вместе, оставаясь разными" и предполагает сосуществование носителей различных культур. Только подобное развитие делает возможным наличие мирной обстановки в городах Европы.
* * *

Констатация, которая с очевидностью следует из всего сказанного, состоит в том, что в Европе проблемы, связанные с многокультурностью, более успешно решаются именно в рамках городов, на локальном уровне. Возможность разре­шения здесь конфликтов обусловлена пресечением их в зачаточном состоянии, не давая им разрастаться до глобальных масштабов. Именно в городской струк­туре, на муниципальном уровне продуктивнее всего можно осуществлять про­граммы толерантности, проводить мультикультурные массовые мероприятия, именно в городских учебных заведениях возможно развитие здоровой этнопси­хологической атмосферы. Следовательно, европейский город выступает как движущая сила по решению этнических и культурных конфликтов.

Таким образом, можно говорить о том, что достигнута определённая степень совместимости европейских мегаполисов с таким явлением, как мультикульту­рализм, несмотря на некоторые негативные оценки и заявления. Конечно, до конца совместимыми они не будут никогда. Проблема иммиграции, на наш взгляд, окончательного решения не имеет. При нынешних её темпах и масшта­бах она по-прежнему будет вести к тому, что европейское население будет ста­новиться всё более пёстрым, и, следовательно, терять свою идентичность. Обо­стрение мультикультурной обстановки в мегаполисах, вызванное реакцией ми­грантов на более жёсткие, но необходимые действия властей, как раз и говорит о том, что власти хотели бы избежать такого развития событий. Отсюда можно наверняка прогнозировать, что требования к правилам жизни мигрантов будут более категоричными, направленными на реальную, а не на декларативную адаптацию их в принимающее общество.

В то же время нужно признать, что культурное разнообразие приветствуется в Европе и считается её сильной стороной. Мультикультурные города, где все стороны ведут себя с пониманием того, что такое интеграция, процветают как экономически, так и культурно, поддерживая культурное достояние этносов, проживающих в них. Представляется, что передовой европейский опыт, под­черкнём - передовой (хотя негативный опыт также должен тщательно анализи­роваться), в области мультикультурного сосуществования коренного населения с мигрантами с пользой может быть перенят другими регионами, в том числе и российскими городами, чтобы жители повсеместно становились более толе­рантными. Задача безусловно непростая, но, по сути, неизбежная.



1 World Urbanization Prospects: The 2007 Revision Population Database// http://esa.un.org/unup/

2 United Nations Environment Programme, Global environment outlook. Городские терри­тории: Европа. // http://www.unep.org/geo/geo3/russian/420.htm

3 Sassen Saskia. The global city: New York, London, Tokyo. Princeton University Press, 2nd ed. 2001.

4 Habibul Haque Khondker. Glocalization and globalization: evolution of a sociological concept// Bangladesh e-Journal of sociology, Vol.1, No 2, July 2004.

5 Glocal Forum presentation // http://www.unhabitat.org/downloads/docs/277-Glocal_forum presentation JJN-HABIT AT_-GLOCAL%20FORUM%20PRESENTATION.pdf

6 Glazer N. We Are All Multiculturalists Now, Harvard University Press, 1997.

7 Sustainable Urban Development: a framework for action. // http://ec.europa.eu/environment/urban/pdf/framework_en.pdf

8 Eurocities// http://www.eurocities.eu/main.php

9 Urbact// http://urbact.eu/

10 http://www.eukn.org/E_library/Urban_Policy/Lille_Action_Programme

11 Leipzig Charter on Sustainable European Cities // http://www.eu2007.de/en/News/ download_docs/Mai/0524-AN/075DokumentLeipzigCharta.pdf

12 Eurocities. Cities accommodating diversity // http://www.migpolgroup.com/public/docs/171. CitiesAccommodatingDiversity_DIVE_22.02.10.pdf

13 Burgermonitor 2009. // http://www.iamsterdam.com/en/living/city-of- amsterdam/news/burgermonitor-2009

14 Меркель заявила о провале мультикультурализма//https://www.bbc.co.uk/russian/international/2010/10/101016_ merkel_multiculturalism_failed.shtml. По всей вероятно­сти, её высказывание отчасти было вызвано предвыборной обстановкой, чтобы не по­терять голоса сторонников.

15 Tim Butler, Loretta Lees. Super-gentrification in Barnsbury, London: globalization and gentrifying global elites at the neighborhood level // http://mykcl.eom/content/l/c4/96/36/TransactionsIBG.pdf

16 Montgomery J. Cultural quarters as mechanisms for urban regeneration. Part 1: Conceptualizing Cultural quarters.// Planning, practice and research, Vol. 18, No 4, pp. 293-306, No­vember 2003.

17 http://www.guardian.co.uk/uk/2002/feb/24/drugsandalcohol.tonythompson

18 http://news.bbc.co.uk/2/hi/programmes/bbc_parliament/3631579.stm

19 http://www.time.eom/time/magazine/article/0,9171,952979,00.html

20 The Brixton disorders, 10-12 April 1981: the Scarman report : report of an inquiry//Pelican books.


Смотрите также:
Европейский мегаполис и мультикультурализм: степень совместимости
243.72kb.
1 стр.
Мультикультурализм по-британски
63.12kb.
1 стр.
Мегаполис в зеркале
4391.18kb.
25 стр.
Оптимизация устройств информационной совместимости п. П. Кувырков
222.93kb.
1 стр.
Курсовая работа «Европейский союз.»
741.23kb.
5 стр.
Международный образовательный проект «Я – Европейский Студент»
20.36kb.
1 стр.
Европейский процесс: страны и регионы
294.79kb.
1 стр.
Европейский омбудсмен
34.8kb.
1 стр.
Степень числа. Квадрат и куб числа
97.91kb.
1 стр.
Европейские патенты Что такое Европейский патент и Европейская патентная система?
77.75kb.
1 стр.
Бакинский европейский лицей задачи и цели бакинского европейского лицея
130.38kb.
1 стр.
Тэк / Нефть и газ 07. 03. 2008 Европейский Союз заявил о поддержке Транскаспийских трубопроводов
1038.41kb.
6 стр.