Главная
страница 1страница 2страница 3страница 4
Груздев И.С.

 

Причины распада Социалистической Федеративной Республики Югославии.



(глава из диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук "Предпосылки и причины распада Социалистической Федеративной Республики Югославии", М., 2001)

 

На протяжении длительного периода времени (XIX век - первая половина XX века) на югославском пространстве сформировалось две тенденции в развитии югославянских народов: к независимому развитию и образованию самостоятельных государств, в которых должна доминировать одна этническая группа, с одной стороны, и к объединению всех югославянских народов в едином югославском государстве, с другой. В ходе второй мировой войны и в первые десятилетия после создания нового единого федеративного государства в Югославии возобладала вторая, «объединительная» тенденция. В ее основе лежал объективный фактор сплочения югославских народов в антифашистской освободительной борьбе, успехи в экономическом развитии, а также субъективные усилия КПЮ (СКЮ) и личный авторитет И.Б. Тито. Но постепенно стали нарастать, а затем и преобладать центробежные факторы объективного и субъективного характера. В данной части работы мы попытаемся раскрыть и охарактеризовать эту последнюю группу факторов, обусловившую в конечном итоге распад СФРЮ.



 

 

 



§1. Особенности политической системы СФРЮ, как одна из причин развала федерации.

Жизненный век второй Югославии начинается с решений Второго заседания АВНОЮ 29-30 ноября 1943 года. С провозглашением республики в ноябре 1945 года практически была завершена жестокая битва за политическое будущее страны и началось оформление социалистического общества, в котором главную роль играли КПЮ и лично Иосип Броз Тито.

По образцу советской конституции 1936 года, конституция ФНРЮ 1946 года на первый план поставила однопартийное государство и его аппарат, который на основе государственной и кооперативной собственности осуществлял управление всеми сторонами общественного развития. Значительные изменения в политической системе Югославии произошли лишь после 1949 года (конфликт с Информбюро).

Трансформация экономической и политической систем начинается с принятия «Основного закона об управлении государственными хозяйственными предприятиями и высшими хозяйственными объединениями со стороны трудовых коллективов» (июнь 1950 г .)1[1].Идея о необходимости расширения участия рабочих в управлении была высказана Э.Карделем, который в мае 1949 года, выступая на заседании Народной скупщины ФНРЮ, также вводит и термин «самоуправление», определяющий всю последующую историю страны.2[2]

Последовательное применение принципов рабочего самоуправления требовало серьезных преобразований в организации всей экономической и общественной жизни. Преобразования не заставили себя долго ждать. В 1953 году был принят Конституционный закон «Об основах общественного и политического устройства Федеративной Народной Республики Югославии и о союзных органах власти»3[3], в котором определялись основные принципы самоуправления, ставшие основой политической и хозяйственной системы. В законе указывалось, что «самоуправление производителей в экономике и самоуправление трудового народа в общине, городе и уезде являются основой общественного и политического устройства страны»4[4]. На основании этого закона начинаются определенные изменения в общественном положении и структуре представительных органов власти. В сущности, это были первые шаги по ослаблению функций центральных государственных органов, целью которых было последующее упразднение государства и создание общества управляемого самим народом во всех областях общественно--экономической и политической жизни. Наиболее четко этот процесс просматривается в системе скупщин.

Скупщины (местные и республиканские), из органов государственного управления, должны были постепенно превращаться в общественные органы самоуправления (независимые от государства), которые выполняют государственные функции, координируют хозяйственную и другие виды деятельности. Важнейший аспект преобразования в системе скупщин на основах самоуправления заключается в рассматриваемый период в более прочном внедрении политико-правовых функций в организационную структуру и прямую компетенцию самой скупщины.

В 1953 году в федерации упраздняются правительственные органы как самостоятельные органы исполнительной власти, которые непосредственно управляли государственным аппаратом. Вместо правительства были созданы исполнительные веча республик и федерации в качестве специфической разновидности комитетов скупщин: на них возлагалась ответственность за соблюдение законов и проведение утверждаемой местными скупщинами политики.5[5]

С принятием конституции СФРЮ 1963 года начинается новый этап в жизни Югославии, он ознаменован уже практически окончательным переходом от рабочего к общественному самоуправлению. Конституция закрепила изменения в системе скупщин, а также зафиксировала качественные изменения в социально-экономической и политической жизни, что нашло отражение в названии страны. С 1963 года она стала называться СФРЮ. После 1963 года продолжается работа по совершенствованию политического и хозяйственного механизма. С 1967 года по 1971 год было принято 42 поправки к конституции, многие из которых значительно расширили права республик и автономных краев. Республикам и краям, в частности, были переданы многие права и материальные фонды, которые раньше принадлежали федерации, а сами республики из «государственных содружеств» превратились в «государства, основанные на суверенитете народа, на власти и самоуправлении трудящихся»6[6]. Все эти изменения приводят к появлению конституции 1974 года.

С принятием конституции 1974 года окончательно была провозглашена утопическая концепция общественно-экономических отношений и завершена тихая трансформация югославской федерации в некое подобие конфедерации. Важнейшая особенность конституции 1974 года состояла в том, что самоуправление полностью выходит из рамок трудовых организаций и, включаясь во все области жизни, конституируется в целостную общественно- политическую систему. Связано это с тем, что государство понималось как такая форма политической власти, которая отделена от общества и опирается преимущественно на соответствующий аппарат принуждения. С момента перехода к системе общественного самоуправления в югославской теории и на практике был поставлен вопрос об отмирании государства и его аппарата, а идея борьбы с этатизмом была воспринята как необходимое условие построения социалистического общества на базе самоуправления.

Доказательством того, что после принятия конституции 1974 года Югославия стала скорее напоминать конфедерацию, нежели федерацию, служат следующие решения:



А. Реорганизация системы скупщин. По конституции 1974 года скупщина становится высшим органом власти и общественного самоуправления, она утверждает политику и принимает решения по основным вопросам политической, хозяйственной, социальной и культурной жизни, утверждает общественный план, бюджет, выступает с инициативой по заключению общественных договоров и участвует в их заключении, обсуждает вопросы в области местной народной обороны, утверждает основы компетенции органов общественно-политического содружества (республик и федерации) и т.д.7[7]

Таким образом, скупщина сосредотачивает в своих руках весьма значительные функции власти и является по существу не только органом, осуществляющим законодательную власть, но и органом, проводящим политику.

Естественно, складывается впечатление, что речь в конституции идет о Скупщине СФРЮ и именно она является высшим органом власти в государстве. Формально это утверждение верно. Статья 282-я Конституции СФРЮ подтверждает верховенство союзной скупщины над другими органами власти8[8]. Однако если внимательно посмотреть на полномочия Скупщины СФРЮ и процедуру принятия решений, то нельзя не увидеть зависимость союзной скупщины от скупщин республик и автономных краев. Во-первых, делегаты Веча республик и краев Скупщины СФРЮ обязаны были «неукоснительно выполнять волю республиканских и краевых скупщин, которые их делегировали», а решения принимать единогласно9[9]. Таким образом, республики и края через своих делегатов могли блокировать неугодные им решения союзной скупщины. Во-вторых, Скупщина СФРЮ могла одобрить предложение о принятии закона лишь «после того, как скупщины республик и автономных краев дали свое согласие по этому вопросу…»10[10]. Исходя из этого, можно сказать, что с принятием Конституции 1974 года союзные органы быстро теряют свое влияние и рычаги воздействия на процессы происходящие в стране, координатором социально-экономической и политической жизни страны становятся республиканские скупщины, наделяемые особыми полномочиями Конституцией СФРЮ, за счет сужения компетенции союзной скупщины.

Б. Отношения республик и автономных краев с центром были построены таким образом, что СФРЮ де-факто стала конфедерацией. Сущностью новой концепции было усиление «значения и роли республик как федеральных единиц, а также невероятная степень независимости автономных краев».11[11] СФРЮ с принятием конституции 1974 года превращается из «союзного государства» с разделением суверенитета между федерацией и республиками в «общественно-политическое содружество» государств.

Правовая основа дезинтеграции Югославии как государственного и общественно-политического объединения содержится в самой конституции СФРЮ 1974 года. Конституция 1974 года определяет СФРЮ как «государственное содружество добровольно объединившихся народов и их социалистических республик, а также социалистических краев Воеводины и Косово», 12[12]т.е. СФРЮ уже не «союзное народное государство республиканской формы»13[13],как это было записано в конституции 1946 года, а лишь «государственное содружество». В одной части «Основных положений» конституции 1974 года записано: «Рабочие люди и народы, и народности осуществляют свои суверенные права в социалистических республиках и автономных социалистических краях в соответствии со своими конституционными законами, а в СФРЮ только те свои права, которые представляют совместный интерес…Рабочие люди, народы и народности вопросы федерации решают на началах согласия между республиками и автономными краями, солидарности и взаимности, равноправного участия республик и краев в органах Федерации, в соответствии с этой конституцией, а также на началах ответственности республик за собственное развитие и за развитие социалистического сообщества в целом».14[14] Благодаря такому конституционному определению Югославия была трансформирована из союзного государства в союз государств.

Такая перемена означала отказ от решений АВНОЮ, которое провозгласило Антифашистское вече в качестве верховного представителя государства и носителя суверенитета, а по конституции 1946 года эти полномочия легитимно наследовали органы Федерации. Конституция 1974 года полностью поменяла носителя суверенитета, носителем суверенитета стали республики и автономные края, что не имело прецедентов в мировой истории15[15]. Государство собственной конституцией лишило себя суверенитета!

Руководство СФРЮ полагало, что данные изменения в политической и экономической жизни общества откроют новые просторы социалистическому самоуправлению, основанному на суверенности народов, максимальных правах и ответственности республик, приведут к качественно новой интеграции югославского общества. Но вместо этого Югославия получила усиление национального антагонизма, который рос параллельно с обособлением республик и автономных краев. Вместо интеграции федерации была достигнута абсолютизация национальных интересов, благодаря которой работа в скупщине СФРЮ стала практически невозможной, т.к. каждая республика отстаивала исключительно местные интересы и блокировала невыгодные ей решения через предоставленное каждой республике право вето. А в конституции СФРЮ записано, что скупщина СФРЮ утверждает политику и принимает союзные законы лишь на основе согласования между республиками и краевыми скупщинами и при условии единогласного решения. Такая ситуация приводила к блокированию всех решений направленных на укрепление федерации.

Так, в 1976-1980 гг. многие общественные договоры (основные документы, конкретизирующие цели и задачи пятилетнего плана) заключались с опозданием на несколько лет, а некоторые так и не были подписаны из-за разногласия республик и краев.16[16] По существу, как отмечалось в югославской печати, речь шла о феномене так называемого республиканского этатизма, т.е. о все большем замыкании республик в собственных рамках и проведении такой политики, которая не учитывает интересов содружества в целом.17[17]

В целом , следует отметить, что положения конституции 1974 года, по которым республики стали отвечать за собственное развитие и за развитие федерации, положили начало развалу единого экономического и политического пространства СФРЮ.



В. Реорганизация системы государственной безопасности Югославии. В середине июня 1966 года по предложению главы СКЮ Й. Б. Тито, исполнительный комитет ЦК СКЮ принял решение о формировании комиссии по изучению вопросов, связанных со злоупотреблениями высших руководителей Службы Государственной Безопасности (СГБ). Результаты своей работы комиссия представила на VI (Брионский) пленум ЦК СКЮ (1.07.1966.).18[18] На основании материалов предоставленных комиссией, в качестве основного вопроса для рассмотрения на пленуме, встал вопрос о «перегибах в работе СГБ и злоупотреблении положением ее высших функционеров»19[19].Высшим руководителям СГБ и всей службе в целом было предъявлено обвинение в « сопротивлении развитию социалистического самоуправления и политике национального равновесия»,в прослушивании рабочих помещений и телефонов высших партийных, государственных и республиканских чиновников.20[20]На основании данных обвинений Александр Ранкович и Светислав Стефанович были освобождены от исполнения своих обязанностей и в октябре 1966 года были исключены из СКЮ. Вместе с освобождением от занимаемых должностей руководителей СГБ был поставлен вопрос о реорганизации службы в соответствии с принципами «социалистического самоуправления». Поправками к Конституции 1963 года, принятыми 30 июня 1971 года, согласно новой концепции югославского федерализма, руководство службой безопасности было децентрализовано.21[21] Процесс децентрализации службы был окончательно завершен после принятия новой Конституции 1974 года. Отныне безопасностью страны и защитой конституционного порядка должны были заниматься республиканские и краевые службы безопасности, а единая СГБ с 1974 года фактически прекратила свое существование. Лишившись целостности, система государственной безопасности стала фактически неспособна: а) успешно сопротивляться работе иностранных разведок; б) бороться против организованных сил внутренних врагов и обеспечивать нормальную работу всех государственных служб и органов.

В условиях все большего усиления мощи национальной бюрократии, республиканские службы безопасности стали превращаться в послушную игрушку в ее руках и все менее и менее функционировали как общегосударственная служба, призванная защищать конституционный порядок и сохранение целостности и единства Югославии. В период обострения межнациональных и межреспубликанских отношений в конце 80-х годов «служба безопасности Югославии была, фактически, парализована, т.к. представители республиканских служб больше занимались разведкой деятельности друг друга, чем сотрудничали между собой».22[22]



Г. Концепция общенародной защиты. С принятием Конституции СФРЮ 1974 года в ведение «общин,автономных краев, республик и других общественно-политических содружеств» было передано право и обязанность «в соответствии с системой народной обороны…на своей территории учреждать и организовывать органы народной обороны и руководить территориальной обороной».23[23] Вооруженные части «территориальной обороны» по Конституции 1974 года были приравнены по значению к ЮНА и вместе с армией стали составлять вооруженные силы СФРЮ.24[24] Таким образом, по Конституции 1974 года каждая республика и автономия получила право на законное формирование своих «национальных гвардий», которые подчинялись исключительно местному руководству и комплектовались из местных жителей. Такая система привела к тому, что в годы югославского кризиса органы территориальной обороны стали главным инструментом в руках националистически настроенных республиканских правящих кругов и были использованы для развала территориального единства Югославии.

Исходя из всего вышесказанного, нужно отметить, что установленная Конституцией 1974 года политическая система способствовала сильному ослаблению федерации и разобщению (политическому и экономическому) республик, и в конечном счете стала одним из важнейших факторов, приведших страну к катастрофическим последствиям, которые были обусловлены тяжелейшим внутренним кризисом государства, а затем и его распадом.

 

 

§2. Экономические процессы в СФРЮ и их влияние на распад югославской государственности.



 

 

После окончания Второй мировой войны и освобождения Югославии, перед экономикой государства встало множество проблем, основными из которых были: преодоление последствий войны, организация экономической жизни, быстрое развитие производительных сил и замена отношений собственности.



За годы войны Югославия понесла огромные людские и материальные потери. По сведениям югославского правительства, предоставленным репарационной комиссии в Париже в конце 1945 года, Югославия за годы войны потеряла 1.706.000 человек, среди которых около 90 тысяч квалифицированных рабочих и 40 тысяч лиц умственного труда. Уничтожено или повреждено 822.237 зданий, 289.000 сельских хозяйств, около 37% производственных мощностей приведено в негодность. Материальный ущерб был оценен в 46,9 миллиардов долларов.25[25]

В апреле 1947 года был принят первый пятилетний план на 1947-1951 гг.. По этому плану в качестве главных задач Югославии были выдвинуты индустриализация и электрификация страны, превращение ее из отсталой аграрной страны в развитое индустриально-аграрное социалистическое государство. Был взят курс на преимущественное развитие тяжелой промышленности.

Параллельно с планированием экономического развития осуществлялась национализация частной собственности. До конца 1945 года под государственное управление перешло 82% промышленных мощностей, а в 1948 году, по закону о национализации, полностью обобществлены все промышленные предприятия.26[26] Частная собственность на средства производства сохранялась только в сельском хозяйстве и ремесле (с ограниченным числом работников).

После резолюций Информбюро (1948-1949гг.) происходит разрыв экономических связей между Югославией и социалистическим лагерем. Конфликт Сталин-Тито стал одной из причин начала поиска собственных путей построения социализма в Югославии.

1950 год вошел в историю СФРЮ как год введения самоуправления в результате “переосмысления государственного социализма с его опасностями бюрократизации, вовлечения рабочих в процесс принятия решений”. Государство перестало быть “собственником всего общества, а трудящиеся стали владеть средствами производства”27[27]. В течение 50-х годов понятие государственной собственности постепенно заменяется понятием общественной собственности. В июне 1950 года был принят закон, согласно которому всеми хозяйственными государственными предприятиями, как общенародной собственностью, должны были от имени общества управлять трудовые коллективы этих предприятий. К середине 50-х самоуправление распространяется и на другие отрасли хозяйства (в 1954 году - железнодорожный транспорт, связь, торговля, коммунальные службы). Применение принципов рабочего самоуправления требовало серьезных преобразований всей экономической жизни страны. В первую очередь нужно было изменить функции государства в управлении экономикой, нужно было приспособить государственный аппарат к рабочему самоуправлению. Так как федеральная власть в условиях самоуправления предприятий уже не имела возможности эффективно осуществлять функцию контроля над деятельностью предприятий, функции по контролю и планированию стали в 1950-1954 годах постепенно переноситься с общеюгославских хозяйственных органов на республиканские и местные органы.28[28] Были упразднены отраслевые министерства, а их функции были переданы территориальным и республиканским органам и отраслевым объединениям предприятий республик (хозяйственным палатам). В ведении федерации осталась только возможность установления принципиального направления экономического развития и планирования общеюгославских пропорций производства и распределения.29[29]

Децентрализация управления экономической сферой жизни общества уже через несколько лет дала противоречивые результаты. С одной стороны, идет бурное экономическое развитие индустриальных северо-западных республик (Словения и Хорватия), растет жизненный уровень населения этих регионов. С другой стороны, в регионах с неразвитой промышленностью и большой долей аграрного сектора в экономике (БиГ, Черногория, Македония, южная Сербия), неспособных самостоятельно совершить рывок вперед к «индустриальному обществу», лишившихся прямой опеки со стороны федерации и предоставленных самим себе, происходит падение темпов экономического роста и начинается застой.

Возникло реальное объективное противоречие между интересами различных районов, что в условиях многонациональной страны проявилось как столкновение интересов различных республик.30[30]Если рассмотреть политику децентрализации экономики в другой плоскости, то можно выделить еще одно и более важное противоречие-противоречие между отдельными республиками и центром по поводу созданного республиками дохода. Все дело в том, что при предоставлении республиканским органам функций управления экономикой центр оставил за собой право планирования общеюгославских пропорций распределения (в целях выравнивания уровней межрегионального развития). Так как Словения и Хорватия были в экономическом плане наиболее развиты и создавали наибольший доход от экономической деятельности в рамках СФРЮ, на них ложилось основное бремя отчислений специальных взносов на нужды слаборазвитых районов страны. Такую политику высокоразвитые республики расценивали как ущемление своих экономических интересов и как неэффективное использование созданного ими дохода.31[31]

Таким образом, уже к началу 60-х годов стал очевидным кризис югославской экономической системы, одним из проявлений которого было усиление противоречий между республиками и центром, а также между самими республиками.

Для устранения диспропорций в экономике, по решению VIII съезда СКЮ, была выработана долгосрочная программа мероприятий, получивших название общественно-экономической реформы. Проведение реформы началось в 1965 году32[32]. В качестве основной задачи реформы была поставлена проблема ликвидации противоречий между республиками и центром.

Для ликвидации диспропорций в хозяйственном развитии между экономически более развитыми республиками (Словения и Хорватия), где сосредоточилась обрабатывающая промышленность, и менее развитыми республиками и краями, где больший удельный вес приходился на аграрный сектор и добывающую промышленность, было изменено соотношение цен на продукты аграрного сектора и продукцию добывающей промышленности, с одной стороны, и промышленные товары, с другой, путем повышения цен на продукцию первых в среднем почти на 1/333[33].

Для преодоления противоречий между развитыми республиками и центром была отменена практика отчисления специальных взносов на развитие экономически слабых районов Югославии, а инвестирование этих областей должно было проходить на основе добровольного предоставления высокоразвитыми республиками кредитов, а также на основе государственных банковских кредитов.34[34]

Мерой направленной на углубление самоуправления в рамках республик и краев было предоставление самоуправляющимся единицам права свободного выхода на внешний рынок, права самостоятельно осуществлять операции по экспорту и импорту, а также права на получение республиками и предприятиями, всевозможных кредитов от западных банков для развития производства и экономики в целом.35[35]

Конституция 1974 года закрепила новое распределение прав и обязанностей между республиками и центром. Был взят курс на строительство так называемой «договорной экономики», в которой процесс производства и распределения основывался на договорных отношениях между всеми субъектами экономических связей, начиная от центра и кончая предприятиями.36[36]

Экономическая система, основанная на договорной базе, не могла заменить рыночные инструменты регулирования спроса и предложения и ее кризис рано или поздно должен был проявиться. Новая экономическая система способствовала региональной замкнутости, усилению автаркии республик, которые отдавали предпочтение в условиях свободного выхода на мировой рынок сотрудничеству с иностранными фирмами, а не друг с другом. Это вело не только к экономической, но и политической дезинтеграции страны. Обладая большими полномочиями, республиканские управленческие структуры исходили, в первую очередь, из интересов «национальной», т.е. республиканской экономики, а только потом думали о югославской экономике в целом. Тем самым национально-республиканский компонент в их деятельности возобладал над общеюгославским. Руководство республик и краев сознательно начинает идти по пути хозяйственного замыкания в своих границах. В республиках и краях создаются собственные энергетические потенциалы, начинается строительство одних и тех же производственных мощностей.37[37] Вполне естественно, что в соответствии с такими автаркичными тенденциями в структуре капитальных вложений начинается «замыкание» рынков республик и краев. Экономика стала распыленной и атомизированной, а территориальным политическим центрам стало нетрудно держать в подчиненном положении такую экономику и вмешиваться в процессы принятия хозяйственных решений. Отмежевание от экономик других республик является одним из мощных средств для того, чтобы держать под контролем свою собственную экономику. Замкнувшись в своих границах, территориальные политические центры создали большие, а впоследствии и непреодолимые препятствия для производственного и культурного сотрудничества, свободного обмена товарами, достижения договоренностей по тем или иным вопросам.

На основании этого можно сделать заключение о том, что после 1974 года в экономической, также как и в политической, системе была завершена трансформация государства из федеративного в конфедеративное. Рассмотренное решение проблем экономической системы стало одной из причин дальнейшего сползания Югославии в экономический хаос.

Другой причиной углубления экономического кризиса 80-х годов стала огромная задолженность СФРЮ странам Западной Европы и отлив капитала из страны.

С введением в 1974 году ответственности республик за собственное развитие38[38], с предоставлением им права свободного выхода на внешний рынок и права на получение кредитов от западных банков для развития производства и экономики в целом были созданы условия для стремительного роста внешней задолженности СФРЮ.

Во второй половине 1976 года состоялось совещание представителей федерации, республик и краев, на котором было решено, что для более быстрого и безболезненного развития «национальных экономик» нужно привлечь огромные финансовые средства, а так как федерация и республики таковыми не обладают, необходимо привлечь их извне. Решение было скреплено подписями президента СФРЮ И. Б. Тито и председателя скупщины СФРЮ Киро Глигорова.39[39] После подписания этого документа начинается быстрый рост внешнего долга СФРЮ. Если в конце 1976 года он составлял 7,9 миллиардов долларов, то уже к началу 1978 года его сумма увеличилась до 14 миллиардов, а в конце 1980 года долг составил 20 миллиардов долларов.40[40] Столь быстрый рост внешней задолженности связан с тем, что средства, полученные от западных банков, бесконтрольно тратились республиканскими центрами, а попытки центра в начале 80-х годов обуздать эйфорию от кредитов воспринимались республиками как посягательство на республиканский суверенитет и встречали сильное сопротивление.

Нужно иметь в виду, что перед кредиторами, как признанный субъект международного права, как гарант, могла выступать только СФРЮ, несмотря на то, что по конституции она фактически лишалась суверенитета и имела ограниченное влияние на собственную экономику. С учетом провозглашенной конституцией ответственности республик за собственное развитие и развитие СФРЮ, величину денежной массы иностранных кредитов определяло руководство республик и краев исходя из своих аппетитов, а представители федерации появлялись перед кредиторами только как гарант того, что кредиты будут полностью и в срок возвращены.41[41] Такую ситуацию можно назвать прецедентом в международных финансовых делах, так как должник и гарант не являются одним и тем же международно-признанным субъектом! В случае Югославии республики и края брали кредиты, а ответственным за эти кредиты перед кредиторами являлась Федерация. Такая ситуация поощряла безответственность республиканских и краевых центров в растратах кредитов.

Безудержная и неконтролируемая гонка за иностранными кредитами зашла к началу 80-х годов так далеко, что уже никто в Югославии не мог назвать точную сумму внешнего долга страны. Когда в конце 1982 года иностранные кредиторы потребовали расплаты по кредитам, органы федерации оказались в почти безвыходном положении, так как в бюджете страны не оказалось средств для выплаты процентов, не говоря уже о самих долгах.42[42]

На основании этого МВФ поставил на повестку дня в 1982-1983 годах вопрос о признании СФРЮ банкротом и начале распродажи иностранной собственности СФРЮ.43[43] В такой критической ситуации руководство федерации принимает решение о частичной оплате внешнего долга средствами из золотого резерва страны.44[44] Последствием этого решения стала стремительная инфляция и безудержный рост цен. В течение 1983 года цены на промышленные товары и продовольствие выросли на одну треть.45[45] Две девальвации национальной валюты и решение о плавающем курсе динара обесценили его с 1979 до 1985 года на 90%.46[46]Инфляция и рост цен способствовали усилению безработицы. Крупные предприятия вынуждены были увольнять значительное количество своих сотрудников, чтобы в условиях инфляции обеспечить высококвалифицированным кадрам достойную зарплату. Мелкие предприятия в частном секторе, на которые государство возлагало основные надежды по созданию рабочих мест для ставших безработными граждан, не имели возможности получить от государства и частных банков кредиты из-за непомерно высоких процентов в условиях усиления инфляции и соответственно не только не могли решить проблему безработицы, но и усугубляли ее. По официальным данным в 1984 году удельный вес безработных в Югославии составил 14% ( Словения – 1%; Хорватия – 8-9%; БиГ, Черногория – 25%; Сербия (не включая Косово) – 17-18%; Косово – 50%; Македония – 27%).47[47]

Огромный внешний долг Югославии, который был создан в период 1976-1982 годов, объективно нарушал внутреннюю стабильность страны и существенно понизил ее авторитет на международной арене. Чрезмерная внешняя задолженность страны привела к полной остановке экономического развития СФРЮ.

Помимо этого, углублению экономического кризиса в 80-х годах способствовал и бесконтрольный отлив капитала из страны. С предоставлением республикам и краям права свободного выхода на внешний рынок, как грибы после дождя, за границей начинают появляться филиалы югославских предприятий и частные югославские фирмы. Уже в 1968 году за границей было образовано свыше 250 югославских предприятий и организаций48[48]. Предприятия, основав свои филиалы за границей, довольно быстро перекачивали туда свои средства, затем объявляли свои филиалы частными фирмами и чтобы избежать налогов объявляли свои основные предприятия в Югославии банкротом. Таким образом, за период с 1968 по 1988 годы было перекачено за границу 12 миллиардов долларов, которые государство было не в состоянии вернуть49[49]. Средства, заработанные частными югославскими предприятиями, стали оседать в западных банках и ни одного динара не попало в федеральный или республиканский бюджеты. Впоследствии частные хорватские и словенские фирмы стали основными финансовыми источниками поддержки сепаратистских движений в Хорватии и Словении и способствовали приведению националистических партий этих республик к власти.

Для кардинального изменения положения в стране нужна была радикальная реформа во всех сферах жизнедеятельности общества. В декабре 1989 года Союзное исполнительное вече (СИВ), возглавляемое Анте Марковичем, представило союзной Скупщине пакет экономических мер, направленных на преодоление гиперинфляции (в декабре 1989 года инфляция достигла 2800%)50[50] и вывод страны из экономического хаоса. Председатель СИВ решительно выступил за обеспечение на всей территории страны действия единой налоговой системы, интеграцию рынков всех союзных республик, за приватизацию государственной и республиканской собственности. Важным составляющим экономической реформы была идея срочного перевода динара в ранг конвертируемой валюты51[51]. Для этого Скупщине СФРЮ было предложено немедленно принять закон о деноминации динара и привязывании его к курсу западногерманской марки (7 новых югославских динар приравнивались к 1 марке).

Реализация программы А. Марковича привела к неоднозначным результатам. С одной стороны, деноминация динара и привязывание его курса к марке привело к тому, что уже в начале 1990 года валютные резервы СФРЮ возросли на сотни миллионов долларов52[52]. Новый динар стал постепенно вытеснять иностранную валюту из всех видов денежного обращения в СФРЮ. С другой стороны, экономические реформы повлекли за собой трудности во многих отраслях хозяйства. Если финансовый рынок действовал четко и эффективно, то на потребительском рынке дела обстояли не столь гладко. Индекс розничных цен в 1990 году вырос приблизительно на 130%, хотя СИВ первоначально планировало годовой рост цен не более чем на 13%53[53]. Среди других негативных последствий реформ А.Марковича стало резкое падение промышленного производства. По сравнению с 1989 годом, производство сократилось на 10% и ожидалось его дальнейшее стремительное падение54[54].

Основной причиной сокращения производства стало несоответствие существующих производственных структур изменившимся условиям. Старая организация производства столкнулась с новыми требованиями свободного рынка.

Союзное исполнительное вече попыталось изменить данную неблагоприятную ситуацию с помощью закона о деятельности предприятий в условиях рынка. Предлагавшиеся новые критерии хозяйствования по рыночному были жестоки: любой коллектив должен был сам обеспечивать рентабельность производства, государственные дотации нерентабельным предприятиям прекращались. В результате многие предприятия оказались банкротами, вызвав новый виток падения производства. Резко возросла безработица, в среднем превысившая 17% трудоспособного населения. Кроме того, в Югославии насчитывалось примерно такое же количество людей занятых неполный рабочий день55[55].

Уже к началу 1991 года негативные последствия реформ А. Марковича вызвали волну протеста в регионах, т.к. реформы одинаково больно ударили по всем республикам СФРЮ. Три наиболее развитые в экономическом плане республики (Словения, Хорватия, Сербия) принимают ряд законов направленных на нейтрализацию негативного влияния мер СИВ СФРЮ на экономику своих республик. По сути, это означало отказ от сотрудничества с центром по вопросам экономического развития страны. В течении 1991 года республики СФРЮ начинают проводить самостоятельную экономическую политику, что означало крах реформ А. Марковича.

В заключение хотелось бы отметить, что югославская экономика, рассматриваемая в территориальном разрезе, была недостаточно интегрированной, и это лишало экономическую систему, понимаемую как совокупность связанных между собой экономических субъектов, инфраструктуры, действующих институтов и инструментов, возможности быть эффективной. С установлением самостоятельности республик, их суверенности и ответственности за собственное развитие, а также большой автономии краев, единая экономическая система перестала существовать. Все республики и края принимали свои пятилетние планы развития, проводя собственную налоговую и валютную политику, а также политику распределения доходов. В результате в Югославии образовалось восемь автономных регионов с республиками и краями в качестве важнейших политических и экономических центров. Федеральный этатизм был перенесен на республики. Широкая хозяйственная автономия республик и краев быстро превращалась в автаркию, что способствовало усилению сепаратистских тенденций в регионах. Федерация, фактически не имея рычагов воздействия на экономическую и политическую жизнь республик, оказалась неспособной противостоять этим негативным тенденциям, несмотря на попытки федеральных государственных органов и, в конечном счете, развалилась.

 


следующая страница >>
Смотрите также:
Груздев И. С. Причины распада Социалистической Федеративной Республики Югославии
646.47kb.
4 стр.
В отношении соотечественников за рубежом
225.95kb.
1 стр.
Статья 1 Следующие термины означают: «военные пенсионеры»
61.29kb.
1 стр.
Памятка участника Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, на территории Курской области
1515.12kb.
10 стр.
Кремлевцы России
257.09kb.
1 стр.
Принят 3 октября 1991 г. 38 государствами – участниками
337.01kb.
1 стр.
0415. Экз. 02;ЭЭ. 01;1 1 сентября 1917 г сформирована Директория из пяти человек во главе с Керенским, а Россия была объявлена
282.6kb.
1 стр.
За свободную россию
22.67kb.
1 стр.
Между правительством союза советских социалистических республик и правительством социалистической республики румынии о международном
63.01kb.
1 стр.
День предательства России Что мы празднуем 12 июня? Видео
70.68kb.
1 стр.
Международная комиссия по гражданскому состоянию конвенция об установлении материнства внебрачных детей
62.55kb.
1 стр.
Русские в Словении Александр Наумов, «Русский мир»
94.5kb.
1 стр.