Главная
страница 1страница 2страница 3страница 4
§3. Влияние внешнего фактора на распад СФРЮ.

Невозможно даже с приблизительной точностью определить, какой из факторов в развале Югославии сыграл ведущую роль (внутренний или внешний), каково их соотношение и каков удельный вес каждого из них. Можно лишь с уверенностью сказать одно: без смычки внешних и внутренних причин распада Югославии в том виде, в котором он произошел в начале 90-х годов, не случилось бы.

Перемены в мире, которые произошли прежде всего после объединения Германии, распада Варшавского договора и Советского Союза нарушили равновесие, которое существовало после Второй мировой войны между великими силами. Биполярное устройство мира ушло в прошлое, и с его уходом были созданы условия для расширения сфер американских интересов в мире, для установления господства США на новых просторах. В таких условиях, США начинает играть роль мирового лидера и стремится навязать всему мировому сообществу свое видение «нового мирового порядка».

Европа в этот период, пытаясь вырваться из-под чрезмерной опеки со стороны США, идет по пути интеграции и предлагает миру свой вариант «нового мирового порядка».

Одновременно внутри самой Европы после разрушения берлинской стены и объединения страны на политическую сцену возвращается Великая Германия, которая начинает проводить активную внешнюю политику с целью закрепления своего лидерства в Европе.

Изменения, произошедшие в мире на рубеже 90-х годов, повлияли и на исламский мир. В условиях, когда был разрушен биполярный мир, но еще не было завершено оформление мира однополярного, исламское сообщество делает попытку вернуть свои утерянные позиции в Европе и прежде всего на Балканах. Президент Турции в одном из своих заявлений говорит об этом так: «Двадцать первый век станет веком Турции на Балканах. Турция желает, как и прежде, снова играть главную роль и взять руководство над мусульманскими группами в свои руки»56[56].

Как же все сказанное выше связано с Югославией, и почему единая Югославия стала помехой на пути оформления «нового мирового порядка»?

С изменением геополитического и геостратегического окружения бывшей Югославии, она, как один из факторов существования равновесия между двумя военными блоками и двумя мировыми политическими системами, теряет прежнее значение, как и выгодную геополитическую позицию, которую она имела в Европе и мире в период «холодной войны». До конца 80-х годов Югославия для западного мира являлась своеобразной нейтральной зоной между странами западной демократии и социалистическими странами, а в некоторых отношениях – альтернативой последним. Поэтому всячески на официальном уровне странами западной демократии поддерживался режим И. Б. Тито. По этому поводу, в 1978 году, один из теоретиков «нового мирового порядка» Збигнев Бжезинский писал: «Поскольку Советы имеют в качестве цели возвращение Югославии в коммунистический лагерь, основной стратегической целью США по отношению к Югославии остается ее status quo, а также неизменность ее внешнеполитической ориентации»57[57].

Радикальные перемены в международных отношениях, которые были вызваны распадом Варшавского договора, изменением политических режимов в странах Восточной Европы, трансформацией СССР, объединением Германии, мгновенно сказались на отношении стран Запада к Югославии. К концу 80-х годов отпала необходимоть поддерживать политическую систему Югославии и ее территориальную целостность. В новых политических условиях сильная и большая Югославия стала мешать архитекторам «нового мирового порядка». Для удовлетворения новых или вновь появившихся территориальных, политических, экономических и других претензий и аппетитов Запада и других международных сил выгоднее было «на Балканах создать шесть или восемь маленьких государств, которые не смогут самостоятельно существовать на политической сцене», чем сохранять единство Югославии58[58].

Цель этой части работы состоит в том, чтобы показать вклад иностранного фактора в дело развала СФРЮ, кто и как из внешнего окружения Югославии влиял на развитие ситуации в этой стране по известному сценарию.

 

§3.1. Вклад США в развал СФРЮ.

 

Еще при жизни президента Йосипа Броз Тито существовали различные тайные планы, в том числе и американская доктрина по развалу СФРЮ.



Политика США в отношении Югославии мало чем отличалась от политики этой страны по отношению к другим восточно-европейским «коммунистическим» странам, таким как Румыния, Чехословакия и др.. Даже поворот Югославии на путь строительства «самоуправляющегося демократического социализма» и ее обособленность от остальных стран социалистической ориентации, не изменили позиции США в отношении этой балканской страны, так как существование «социалистической Югославии», пусть даже формально социалистической, не отвечало интересам строителей «нового мирового порядка»(New World Order).

Для того, чтобы избавиться от параноидального страха перед коммунизмом, США нужно было уничтожить очаги распространения этой идеи, то есть убрать с мировой сцены восточноевропейские политические режимы, и насадить в этих землях свои порядки.

При выборе главных сил для осуществления своих целей в странах социализма, включая и Югославию, США ориентировались прежде всего на антикоммунистически настроенную интеллигенцию, уже существующих или потенциальных диссидентов функционирующих режимов, а также на национально-сепаратистские группировки в многонациональных странах. Применительно к Югославии, занимавший высокий пост в американской администрации Збигнев Бжезинский, на XI Всемирном конгрессе социологов 1978 года изложил особый сценарий по дестабилизации и развалу страны. По концепции З. Бжезинского, во имя «уничтожения коммунизма» в Югославии и развала страны нужно:

-         систематически поддерживать и предоставлять возможность выступать различным оппозиционным группам в Югославии, всячески рекламировать разных югославских диссидентов;

-         в интересах США в Югославии помогать только тем объединяющим и центростремительным силам, которые выполняют функции сопротивления влиянию СССР, основную же силу поддержки нужно направлять националистическо-сепаратистским силам, которые являются врагом номер один для коммунизма. Идеология национализма показала себя сильнее идеи коммунизма и нужно поставить на эту карту ставки на длительный период;

-         в борьбе против идеологии коммунизма в Югославии большое внимание следует уделить проникновению в культурно- идеологическую сферу жизни общества, особенно в СМИ;

-         необходимо и дальше развивать и поддерживать «потребительский менталитет» народов Югославии, так как он является эффективным средством в борьбе с коммунистическим эгалитаризмом;

-         необходимо особое внимание уделять югославским гражданам, которые в течении длительного времени проживают за рубежом, для того чтобы они по возвращению на родину стали пропагандировать ценности американского образа жизни и тем самым пополнили ряды югославских диссидентов;

-         в международном плане необходимо и дальше вносить раскол в «движение неприсоединения» для сведения на нет роли Югославии в мире;

-         после «дня Х»(смерти Тито) необходимо организовать активную деятельность по ослаблению Югославии, исходя из выше перечисленных пунктов, а особое внимание уделить межнациональным отношениям, умелое манипулирование которыми может привести к развалу территориальной целостности Югославии.59[59]

Возникает вопрос. Почему все-таки в США ждали смерти Тито для начала активной реализации своих планов? Все дело в том, что для США Тито являлся гарантом положения Югославии как нейтральной зоны между Западом и социалистическим лагерем. В США прекрасно понимали, что Тито никогда не пойдет на слишком тесный контакт с СССР, так как в этом случае он утратит свой имидж лидера стран неприсоединения, а вот как поступит руководящая верхушка СФРЮ после смерти вождя в США не знали. После смерти Тито, по мнению американских политиков, неизбежно должен был начаться «русский прорыв в Югославию» для «возвращения Югославии в коммунистический лагерь», и потому США необходимо было сразу же после «дня Х» начать активную деятельность по дестабилизации и развалу СФРЮ, а по окончанию своей работы по разрушению федерации включить новые независимые государства, образовавшиеся на просторах Югославии, в сферу своих интересов.

В начале восьмидесятых годов республиканская администрация Рональда Рейгана объявила «наступление консервативной революции» и начало конца всех коммунистических режимов в мире. В одном из своих выступлений в Лондоне Р. Рейган пообещал, что совсем скоро марксизм окажется на свалке истории60[60].

В рамках этой Рейгановской стратегии была сформулирована и «доктрина конфликтов малого масштаба»61[61], которая подразумевала всестороннюю помощь, включая и помощь военную, антикоммунистическим выступлениям и восстаниям в социалистических странах62[62].

Рейгановская администрация, в начале 80-х годов, не только сформулировала доктрину «конфликта малого масштаба», которая явилась своеобразным пособием по борьбе за реализацию проекта «нового мирового порядка» и уничтожению коммунизма, но и сразу же приступила к реализации своего плана.

В качестве испытательного полигона для новой доктрины была выбрана Польша. В середине 1982 года, через полгода после решения Государственного совета ПНР о введении на всей территории Польши военного положения, состоялась встреча президента США Р. Рейгана и Иоанна-Павла Второго в Ватикане. В это же время состоялась встреча представителей католической церкви с делегацией США, под руководством Уильяма Кларка (советник президента США по национальной безопасности). На этих двух встречах был достигнут договор об «ускорении процесса распада коммунистической империи» совместными усилиями Ватикана и США. По условиям этого договора Ватикан брал на себя обязательства по пробуждению национального самосознания у поляков, а США должны были заниматься материальным обеспечением этого «национального возрождения», т.е. заниматься финансированием деятельности оппозиционных существующему режиму организаций, таких как профсоюз «Солидарность»63[63].

В условиях Польши доктрина «конфликта малого масштаба» полностью оправдала себя и дала возможность США применять ее в других социалистических странах.

Вместе с доктриной на территории Польши была опробована новая система финансирования тайных политических операций. Если раньше финансирование операций по дестабилизации коммунистических режимов производилось из тайных фондов, то с 1982 года это финансирование стало открытым.

В середине 1982 года в США был учрежден фонд «Программа помощи развитию демократии», целью которого было «оказание помощи оппозиционным группам в странах с коммунистическими режимами, в борьбе за изменение политического устройства и общественной инфраструктуры» и поддержание стран «со слабой демократической системой»64[64]. После возникновения фонда, помощник государственного секретаря США Лоренс Иглбергер назвал его «основой американской внешней политики»65[65]. Из этого источника, в 80-е годы, получали средства и некоторые югославские политики и социологи, внесшие свой неоценимый вклад в «демократизацию» Югославии, а со второй половины 80-х годов на средства фонда существовали «независимые» СМИ Словении, Хорватии и Косова66[66].

Говоря о финансировании политических операций, направленных на разрушение социалистических стран нельзя обойти стороной и «Open Society Fund» известного банкира и бизнесмена Джорджа Сороса, который появляется на сцене тоже в начале 80-х годов. Фонд был задуман как источник поддержания научной и культурной деятельности диссидентов из восточноевропейских стран. В 1984 году отделения фонда появились в Венгрии, в 1987 году – в СССР, а в 1989 году в Югославии.

По некоторым данным, фонд Дж. Сороса в 80-е годы располагал суммой свыше 4 миллиардов американских долларов67[67]. О происхождении этих денег остается только догадываться, и вероятнее всего еще долгие годы общественность не будет знать, чьи деньги Сорос с таким рвением разбрасывает по миру. Нам известно лишь то, на что расходуются эти деньги. В первую очередь, это премирование и отправление на учебу в западные университеты молодых специалистов из стран Восточной и Юго-Восточной Европы, затем это финансирование различных «независимых» СМИ, политических партий и общественных движений. Все это, а также забота о «правах человека» и «правах национальных меньшинств», особенно в Югославии, выглядело как своеобразный вариант американской доктрины «конфликта малого масштаба», так как вся эта деятельность неизбежно вела к дестабилизации обстановки в странах социализма и расшатыванию основ, на которых стояли эти государства. Так, Фонд Сороса, на протяжении 1989-1992 годов, материально поддерживал и подпитывал такие националистические организации и партии, как Хорватское Демократическое Содружество, Албанская партия демократического процветания, Словенский Демократический Союз и другие, хотя Д. Сорос не мог не знать, что в условиях обострения межнациональных отношений в стране, поддержка партий националистического толка обостряет межнациональные и религиозные конфликты68[68].

Деятельность Фонда Сороса и фонда «Программа помощи развитию демократии» в значительной мере способствовала расшатыванию государственных основ Югославии, а в дальнейшем и развалу СФРЮ.

Югославия раньше всех других социалистических стран стала открытой для делового и культурного сотрудничества со странами капитализма, а США стали одним из приоритетных партнеров этой страны. Оказавшись в числе ведущих партнеров Югославии, США сразу же начали использовать американо-югославское сотрудничество для достижения своих целей. Под благовидным предлогом помощи в повышении квалификации научных работников и управленцев Югославии появляются разного рода программы, финансируемые из бюджета США и непосредственно ЦРУ, такие как «Фулбрайт фонд», «Лидер програм» и другие. Суть этих программ состояла в следующем. Посольство США в Белграде получало доступ к кадровым документам всех ведущих югославских университетов и управленческих структур и по-своему усмотрению проводило подбор кандидатов для участия в программах. Утвержденные посольством США кандидаты отправлялись в США на обучение по своей специальности, а по возвращении на родину становились стипендиатами программы. Исходя из данных известного югославского журналиста и публициста Марко Лопушины, в течение 70-80-х годов только через «Фулбрайт фонд» прошло около 2 тысяч югославов69[69]. При подборе кандидатов для участия в программах ни одна республика, ни одна национальность или национальное меньшинство не были обделены вниманием, но все же особое внимание было уделено кадрам из Хорватии и Косова и Метохии70[70].

Интересен и принцип подбора кандидатов для участия в данных программах. В списках кандидатов на обучение и повышение квалификации в США чаще всего фигурировали лица, занимавшие высокие должности в союзных, республиканских и краевых органах исполнительной и законодательной власти, руководители молодежных организаций республик, известные журналисты, профессора, дипломаты и бизнесмены71[71]. Особо пристальным вниманием пользовались те, «кто находится на пути поиска своей политической философии», а также «функционеры локального, государственного или национального масштаба …способные к усвоению новых идей»72[72].

Все бы хорошо, но как известно, бесплатный сыр бывает лишь в мышеловке, а всякая вещь имеет свою цену. США и не думали заниматься благотворительностью, просто разработчики программ достаточно хорошо знали психологию людей. Однажды став участником программы, человек становился ее вечным заложником. Для людей науки становились открытыми двери всех университетов Западной Европы и США, научные издания с радостью публиковали их работы (разумеется те, которые отвечали интересам учредителей программ), выплачивая при этом огромные гонорары; у партийных и государственных деятелей быстро устанавливались связи с управленческими структурами США и Европы, они получали доступ в закрытые «клубы» политической элиты Запада и т.д.. Вырваться из этой затягивающей трясины мог не каждый. Участники программ становились послушными марионетками в руках посольства США и тем самым пополняли ряды «пятой колонны».

Проникновение «пятой колонны» в высшие руководящие органы, науку и культуру Югославии способствовало дестабилизации обстановки внутри страны, и в конечном счете привело к тяжелейшему внутреннему кризису СФРЮ.

К началу 90-х годов внешняя политика США принесла свои плоды. В конфронтации с США Советский Союз потерпел полное поражение, ушел в небытие Варшавский договор, а с ним и ориентация восточноевропейских стран на СССР, в мире осталась только одна единственная глобальная военная, политическая и идеологическая суперсила – США.

Проект «нового мирового порядка», вынашивавшийся в США долгие годы и рассматривавшийся в конце 70-х годов лишь как далекая перспектива, получил все шансы стать реальностью. Такой поворот событий повлек за собой и изменения во внешней политике США.

Уничтожив главное препятствие на пути к «новому мировому порядку» - коммунистические режимы в СССР и странах Восточной Европы, США приступили к реализации следующего этапа, необходимого для установления господства США во всем мире. Главным препятствием для реализации проекта «нового мирового порядка» к началу 90-х годов стали крупные государственные образования Европы и Азии, которые несмотря на экономическое и политическое превосходство США, могли еще, используя накопленный веками потенциал, оказать достойное сопротивление идеологии «Pax Americana». В политическом плане США для полной гегемонии в мире было необходимо уничтожить устоявшиеся государственные образования, способные хотя бы формально противостоять установлению «нового мирового порядка», и на их месте создать ряд карликовых псевдогосударств, - согласно масонской формуле «solve – coagula»(растворение – соединение), - чтобы в дальнейшем сей конгломерат был более податлив для усвоения «новых идей»73[73].

Югославия стала для стратегов «нового мирового порядка» своеобразным полигоном для создания правовых прецедентов, которые в последующем можно было бы использовать и в отношении других стран, которых не устраивает гегемонизм США. Выбор Югославии был не случайным. Во-первых, Югославия к началу 90-х годов оставалась единственной европейской страной, где у власти формально находились коммунисты, а в названии страны фигурировало слово «социалистическая». Маскируя свои действия «борьбой за демократизацию» Югославии, США получили поддержку своих начинаний со стороны стран Запада. Во-вторых, СФРЮ была страной многонациональной, и здесь легко было манипулировать такими понятиями, как «защита прав человека» и «защита прав национальных меньшинств».

В 1990 году США начинают открытое вмешательство во внутренние дела СФРЮ. 26 апреля 1990 года сенатор К. Пелл и конгрессмен Т. Лантош представили на рассмотрение Конгрессу резолюцию о нарушении прав человека на юге Югославии74[74]. Резолюция, принятая Конгрессом США, состояла из 11 пунктов, среди которых были следующие:

«…6. Заставить правительство Югославии и правительство республики Сербии полностью возвратить автономный статус социалистическому краю Косово;

…9. Государственный департамент, используя свои представительства на местах, должен следить и пресекать попытки ущемления прав человека в Югославии;

10. Необходимо заморозить экспортно-импортные операции и прекратить выдачу займов…Федеративной Республике Югославии, которые идут в республику Сербия, до тех пор…пока всем гражданам Югославии не будут даны одинаковые права»75[75].

С принятием данной резолюции начинается открытая поддержка США на государственном уровне югославских сепаратистов под видом защиты прав человека; вмешательство во внутренние дела югославского государства и давление на СФРЮ угрозой введения экономических санкций.

Несколькими месяцами позже, а точнее 27 октября 1990 года, Конгресс США принял поправку к закону о помощи иностранным государствам, инициатором которой выступил сенатор Р. Доул. На основании этой поправки к закону Югославии в ультимативной форме был дан срок в шесть месяцев для проведения свободных демократических выборов и улучшения ситуации с правами человека и национальных меньшинств. В случае невыполнения требований в срок Конгресс оставлял за собой право введения санкций против СФРЮ, а точнее против ее отдельных республик, в которых попираются демократические права и свободы человека76[76].

Такие действия США ободрили местные националистические круги, и они встали на путь открытой конфронтации с Федерацией. В условиях внутреннего кризиса и сепаратистских настроений в республиках центр под давлением США пошел на проведение в стране свободных многопартийных выборов, в результате которых в большинстве республик к власти пришли политические силы, целью которых был окончательный развал СФРЮ. Такой исход выборов отвечал интересам США, но не полностью. Все дело в том, что оппозиционные партии одержали победу во всех республиках, кроме Сербии и Черногории. В этих двух республиках на выборах победили реформированные коммунисты, последовательно отстаивающие сохранение единства СФРЮ. Такое развитие событий явно не входило в планы США по дестабилизации политической системы страны. Победа социалистов в Сербии заставила политические круги Америки полностью раскрыть свои карты. Было заявлено, что победа социалистов нарушила процесс естественной демократизации югославского общества и в этих условиях США не видят смысла в сохранении территориальной целостности Югославии. «Такая Югославия не в интересах США и изменить положение на Балканах необходимо через распад Югославии»77[77].

С признанием нецелесообразности существования СФРЮ американцы приступают к действиям, направленным на окончательный развал югославской государственности. Уже в начале декабря 1990 года член Президиума СФРЮ Б. Йович получает информацию о том, что в Будапеште ЦРУ заключает соглашение с органами внутренних дел Венгрии о проведении совместных мероприятий по дестабилизации обстановки в Югославии для последующего ее развала78[78]. Такая работа предполагала формирование антиюгославского общественного мнения среди венгерской диаспоры в Воеводине и нелегальные поставки оружия и боеприпасов в Хорватию, которая граничит с Венгрией79[79].

Вооружение незаконных хорватских военизированных формирований со стороны Германии и Венгрии(при посреднечестве США) поставило Югославию на грань гражданской войны и замораживания мирного диалога республик и центра. В этих условиях Президиум СФРЮ принимает решение о применении ЮНА для разоружения незаконных формирований и восстановления конституционного порядка в стране. Казалось бы Югославия как суверенное и правовое государство имеет на это право. Но иного мнения были американские официальные лица. На встрече с Б. Йовичем американский посол в СФРЮ У. Циммерманн «выразил обеспокоинность правительства США и протест США против «применения всякой силы...которая могла бы остановить демократические перемены в Югославии»»80[80]. Далее в разговоре с Б.Йовичем Циммерманн заявил, что если при разоружении и расформировании незаконных воиских формирований будет применена сила, то США откажут Югославии в предоставлении экономической помощи и будут содействовать введению международного бойкота и санкций против СФРЮ81[81].

Перед угрозой оказаться в международной экономической и политической изоляции руководство СФРЮ приняло решение об отказе от широкого применения военной силы в деле разоружения незаконных воинских формирований и восстановления конституционного порядка в стране, что положило начало медленной и кровавой смерти Югославии.

Политика США способствовала тому, что на европейской карте в течении 1991-1992 годов вместо единой Югославии появилось пять независимых государственных образований, не способных оказать достойное сопротивление американскому «новому мировому порядку».

 

§3.2. Вклад исламского мира в развал СФРЮ.

Перемены в югославской республике БиГ в течении 1990-1992 годов, целью которых было возрождение исламского порядка со стороны мусульманской общины республики (43,7% населения), повлекшие за собой драматические кровавые события 1992-1995 годов, и сепаратистская политика албанских лидеров в Косово и Метохии не могли бы быть реализованы без мощной поддержки извне. И в этой связи нужно сказать о роли исламских стран в нагнетании обстановки в бывшей СФРЮ. В чем же первооснова усиленного интереса исламских государств к этому казалось бы удаленному и никак не связанному с остальным исламским миром региону. Все дело в том, что до 80-х годов XIX века Босния и Герцеговина была составной частью исламского мира, но в результате оккупации БиГ Австро-Венгрией и последующего вхождения этой территории в состав первого и второго югославского государства Босния была «насильно» оторвана, по мнению мусульманских историков, из семьи единоверных народов82[82]. И здесь необходимо вспомнить о мусульманской идеологии, об учении ислама.

По учению ислама вера и политика неотделимы друг от друга, а мусульмане всего света составляют одну единую общность, которая должна быть объединена под одним флагом и под властью единственного государя83[83]. Этот государь называется халифом и является наместником Пророка на земле. Исходя из этого, в исламском мире до наших дней сохранилась идея о том, что все мусульмане должны жить вместе, собранные под властью одного правителя – халифа. Но, на практике эту идею было весьма трудно осуществить. Уже после смерти первых четырех халифов, которых все рассматривали легитимными правителями исламского света, мусульманская община осталась без духовных и политических лидеров на долгие века. Только с появлением на политической карте мира Османской империи, идея халифата получила свое новое развитие. С 1517 года султаны Османской империи, которые для всего исламского мира были олицетворением силы и мощи, получают титул халифов84[84]. С того момента на протяжении многих веков в исламском мире установилась гегемония одной единственной исламской державы, которая собрала под свой скипетр огромное количество суннитских мусульман, в том числе и мусульман Боснии и Косова. В османском халифате Босния получила равный статус со всеми остальными исламскими провинциями империи. Казалось бы, сбылась мечта исламских теоретиков, но события начала ХХ века спутали все их карты. После первой мировой войны, турецкий вождь Кемаль Ататюрк упраздняет теократическое устройство Турции (наследницы Османской империи), упразднив вместе с ним и халифат. Снова, как и после смерти первых халифов, мусульманский мир остался без духовного и политического центра. Но это не означало отказа мусульман всего мира от идеи халифата, так как отказ от этой идеи был бы отказом от самой сущности исламской идеологии, от самого ислама. Желание создать политический центр ислама не ослабевало. Ради подтверждения этого приведем несколько примеров.

Уже в 1926 году, то есть через два года после падения турецкого халифата, в Египте состоялся Общий исламский конгресс по вопросам создания нового халифата, который бы объединил под одним скипетром мусульман всего мира85[85]. В этом же году для рассмотрения тех же вопросов в Мекке по инициативе короля Саудовской Аравии Абдула Азиза ибн-Сауда состоялся Конгресс исламского мира86[86]. Третьим значительным событием, способствовавшим сплочению мусульман всего мира вокруг идеи халифата, стал созыв Генерального исламского конгресса в 1931 году в Иерусалиме, под руководством палестинского муфтия Амина аль-Хусейни87[87]. В работе конгресса приняли участие делегаты всех исламских государств и мусульманских общин, в том числе и делегация югославских мусульман во главе с Селимом Муфтичем88[88]. На этом конгрессе в качестве основного средства борьбы за новый халифат была выбрана священная война – джихад.

С началом Второй мировой войны идея джихада получила свое воплощение. Глава Всемирного исламского конгресса аль-Хусейни, в 1941 году переехал в Германию, для того чтобы использовать германскую мощь для осуществления панисламских целей. Немцы же желали использовать его авторитет для привлечения мусульман, в том числе и югославских, на сторону стран оси89[89]. По поручению гитлеровского командования Хусейни написал меморандум, в котором он провозгласил немцев друзьями мусульман, так как они борются против врагов ислама: евреев, англичан и коммунистов. Далее, в меморандуме, Хусейни призвал мусульман Северной Африки, Балкан и России создать «исламскую армию» для помощи фашистской Германии в ее войне против врагов ислама90[90]. Такой призыв лидера мусульман обеспечил немцам плодотворное сотрудничество с мусульманами оккупированных государств, в частности и с мусульманами Югославии. На панисламской основе в Югославии были сформированы две дивизии: 13-я СС – дивизия, известная под именем «Ханджар-дивизия», созданная из мусульман БиГ; и дивизия «Скендер-бег», сформированная из мусульман – албанцев Косова и Метохии91[91]. Во время войны эти две дивизии прославились особой жестокостью по отношению к мирному еврейскому и сербскому населению, и в благодарность за это многие из их личного состава после войны нашли политическое убежище в Египте и Сирии. По некоторым сведениям, часть борцов из «Ханджар-дивизии» в 50-е годы служила в личной гвардии президента Египта Г.А. Насера92[92].

После окончания Второй мировой войны и ухода со сцены аль-Хусейни, Всемирный исламский конгресс не отказался от своей идеи возрождения халифата, он лишь изменил средства и методы борьбы за исламское сообщество. В качестве основных методов были провозглашены: пропаганда фундаментализма среди мусульманских общин немусульманских стран; бесплатное обучение выходцев из мусульманских семей в крупнейших исламских учебных заведениях; отстаивание интересов мусульманского меньшинства в международных организациях и формирование через СМИ общественного мнения о бедственном и бесправном положении мусульманских общин в немусульманских странах; создание во всех странах, где есть лица, исповедующие ислам, местных отделений всемирных исламских организаций (таких как Организация Исламская Конференция, Всемирный Исламский Конгресс, Всемирная Исламская Лига – Рабита) и возложение на них функций по пропаганде исламского образа жизни и включение мусульман региона в общеисламскую культурную и политическую жизнь93[93].

Мы кратко показали эволюцию идеи о создании халифата и пути ее реализации; теперь нам осталось выяснить и проследить, как и какой конкретный вклад внес исламский мир в развал югославской государственности, ради осуществления этой идеи.

В послевоенные годы международные исламские организации взяли курс на развал Югославии мирными средствами и методами. Всестороннюю поддержку на собраниях международных исламских организаций получил путь «интеллектуального возрождения ислама» в Боснии и в Косово. В основе этой концепции лежало требование уничтожить «иллюзии» о Югославии как сообществе, в котором все народы имеют одинаковые права94[94]. Для этого СМИ, которыми располагали международные исламские организации, стали печатать и предоставлять огромное эфирное время югославским мусульманским ученым, теологам и общественным деятелям. Главная цель выступавших и печатавшихся югославских мусульман состояла в том, чтобы показать всему исламскому миру «бесправное и почти рабское положение» мусульман в Югославии, и тем самым вызвать у исламского сообщества поддержку и заинтересованность в решении «проблемы» югославских мусульман.

Так, в конце 70-х годов, в мусульманской печати все чаще и чаще стали появляться статьи о мусульманах БиГ и Косова. Первые статьи, о жизни югославских мусульман, носили ознакомительный характер. В них сообщалось о численности мусульманских общин в Югославии, об их культуре и религиозной жизни. Нужно было показать исламскому миру, насколько близки по культуре и по духу мусульмане СФРЮ всему остальному исламскому миру. Для примера приведем слова из статьи Ахмеда Смайловича, занимавшего в те времена высокий пост в Исламском объединении Югославии и писавшего различные статьи в мусульманские журналы всего мира: «Что касается боснийских мусульман, которые уехали в Турцию на учебу, то они быстро адаптировались и освоились, так как их обычаи, культура и дух почти такие же, как и у турок…»95[95].

После первых ознакомительных статей о югославских мусульманах в исламских СМИ начинается кампания по дискредитации СФРЮ и созданию образа «темницы мусульманских народов». Результатом этой кампании стало появление в печатном органе Организации исламская конференция (ОИК) «Journal institute of Muslims minorities affairs» статьи одного арабского автора, в которой он комплексно описал бесправное положение мусульман в СФРЮ и ущемление их прав. В конце статьи автор призвал все исламские организации мира «оказать давление на Югославию, через ООН, ОИК и другие международные организации, а если это давление не даст должного результата, то, - по мнению автора, - мусульманские страны должны протянуть руку помощи страдающим единоверцам, объявив джихад»96[96].

Создавая предпосылки для исламского коридора, который бы связал исламскую БиГ и Косово, в мусульманском мире появляется идея о Рашской области Сербии (Санджак) как исторической части БиГ, которая была насильно отторгнута от нее и где мусульмане являются самой бесправной частью населения97[97]. В исламской прессе («Arabia», «Crescent international») постоянно начинают звучать призывы к мусульманам Рашской области создавать организации для защиты гражданских и религиозных прав и требовать от властей воссоединения Санджака с Боснией98[98].

Боснийский вопрос также с середины 80-х годов не сходит с первых станиц журналов и газет исламских фундаменталистов. В 1988 году фундаменталистский журнал «Crescent international» печатает серию интервью с боснийскими сепаратистами. В этой серии можно особо выделить интервью с Меликой Салихбегович, которая вместе с Алией Изетбеговичем, Бехменом и другими была осуждена на судебном процессе 1983 года за разжигание национализма и религиозной нетерпимости. Мелика Салихбегович, в своем интервью, сообщила мусульманской общественности, что «Югославия в последние десятилетия стала государством террора, а мусульмане превратились в рабов сербских оккупантов». В конце своего интервью М. Салихбегович призвала « всю прогрессивную общественность исламского мира протянуть руку помощи мусульманам БиГ и раз и навсегда избавить Боснию от ярма неверных»99[99].

В период 1988-1989 годов огромное количество статей в мировой исламской прессе было посвящено вопросам Косова и Метохии. В этих статьях сообщалось, что на «исконно албанских» землях Косова от рук сербских агрессоров страдают беззащитные местные мусульмане. Так, например, Мир Абдус Салам, председатель Движения за исламское возрождение напечатал открытое письмо к ОИК «OIK must act» в лондонском журнале «New Horizon. The Muslim World Review», в котором он сообщает об ужасных мучениях и истязаниях косовских мусульман и призывает ОИК «не раздумывая, использовать все свои возможности для прекращения зверств сербской армии в Косово.» В качестве одной из мер воздействия на власти Сербии Салам предложил мусульманскому миру прекратить все торговые связи с Югославией и разорвать с ней дипломатические отношения. Похожие тексты появились и в других газетах и журналах, в частности в «Arabia» и «Crescent international»100[100].

Таким образом, в течение 80-х годов, под влиянием выше упомянутых исламских международных организаций и через их печатные органы («Crescent international», «Arabia», «New Horizon. The Muslim World Review» и другие), форсированно формировалось общественное мнение о СФРЮ в исламских странах. Результатом этой работы стала «слепленная» к концу 80-х годов черно-белая картина о Югославии, где мусульмане выступают в роли жертв, а сербы в роли агрессоров и угнетателей.

Это, в свою очередь, повлияло на активное включение мусульманских государств в разрешение боснийского кризиса в начале 90-х годов. С первых дней кризиса мусульманские страны встают на сторону сепаратистов Алии Изетбеговича, материально подпитывая его режим, а затем, одними из первых, признают независимость югославской республики БиГ, положив тем самым начало кровавой драме разразившейся на просторах боснийской земли.

 


<< предыдущая страница   следующая страница >>
Смотрите также:
Груздев И. С. Причины распада Социалистической Федеративной Республики Югославии
646.47kb.
4 стр.
В отношении соотечественников за рубежом
225.95kb.
1 стр.
Статья 1 Следующие термины означают: «военные пенсионеры»
61.29kb.
1 стр.
Памятка участника Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, на территории Курской области
1515.12kb.
10 стр.
Кремлевцы России
257.09kb.
1 стр.
Принят 3 октября 1991 г. 38 государствами – участниками
337.01kb.
1 стр.
0415. Экз. 02;ЭЭ. 01;1 1 сентября 1917 г сформирована Директория из пяти человек во главе с Керенским, а Россия была объявлена
282.6kb.
1 стр.
За свободную россию
22.67kb.
1 стр.
Между правительством союза советских социалистических республик и правительством социалистической республики румынии о международном
63.01kb.
1 стр.
День предательства России Что мы празднуем 12 июня? Видео
70.68kb.
1 стр.
Международная комиссия по гражданскому состоянию конвенция об установлении материнства внебрачных детей
62.55kb.
1 стр.
Русские в Словении Александр Наумов, «Русский мир»
94.5kb.
1 стр.