Главная
страница 1
Исподнее небес


Пролог (читает автор)


Ни ада нет, ни рая,
А есть девица Рая.
Играет и карает
Она на небесах.

Ни рая нет, ни ада,


А есть девица Ада.
Она – твоя награда,
Кукушка на часах.

Кукушка выглядывает из наспех сколоченного скворечника и молча исчезает. Спустя мгновение из птичьего домика вываливаются два яйца – чёрное и белое. Яйца с чавканьем разбиваются. Кто-то кричит: «С новым годом!» Кто-то причитает: «Вот тебе, дедушка, и отобедали». Кто-то призывает всех к тишине.
Двое на авансцене.
Мефистофель: Никанорова умерла грешницей. Неполных семи лет от роду. Грешницей, потому как однажды пожелала лютой смерти Сыромятникову. За то, что тот написал ей в тапочки. Когда Никанорову хоронили всем двором, Сыромятников думал: как ему теперь одиноко. Одиноко и пусто в мире. От этого у него сделался насморк. Он испугался, ведь перед смертью Никанорова кашляла и сморкалась. Чтобы не умереть, Сыромятников втянул носом сопли и сплюнул. Все подумали, что он нарочно. И вспомнили, что прошлой весной Сыромятников написал Никаноровой в тапочки. Они смотрели на Сыромятникова с осуждением. И он плюнул ещё раз, от досады… Сыромятников пережил Никанорову на тринадцать лет. И сгорел в танке, выполняя свой интернациональный долг. Вот, собственно, и вся история.
Фауст: Ты опять меня одурачил. Я просил историю любви.
Мефистофель: Чем не история?
Фауст: А где любовь? Трагичная – как у Ромео и Джульетты, или героическая – как у Руслана и Людмилы? Или хотя бы как у Ленина с Крупской? Где любовь?
Мефистофель: Я же не сказки тебе рассказываю. Хочешь сказку? Изволь…
Обнимаются и уходят. Занавес поднимается.

Сцена первая

Большой скворечник. Чадит лампада. Обстановка интимная.



Отец Дмитрий: С чем пожаловал, сын мой?

Прихожанин Мальков: С докладом, батюшка. Хочу доложить: грешен мир.

Отец Дмитрий: Эка невидаль.

Прихожанин Мальков: А вот сейчас удивитесь, батюшка.

Отец Дмитрий: Ну-ка, ну-ка…

Прихожанин Мальков: Я вам вот что скажу: Фауст – пидор!

Отец Дмитрий: Какой такой Фауст?

Прихожанин Мальков: Который доктор.

Отец Дмитрий: Да, Господь с тобой, Федор. Он же все по бабам, да по бабам…

Прихожанин Мальков (открывая книгу): Читаю. Внимание! Значит так… Это не то… это не то… Ага! Вот: "О девушка, как близок мне твой склад!" А? Каково?

Отец Дмитрий: Дай сюда книгу… (читает, шевеля губами) Может перевод того?
Прихожанин Мальков: Пастернак?!

Отец Дмитрий: А, ну тогда да, тогда конечно.


Прихожанин Мальков: Пассивный педик! Зуб даю!

Отец Дмитрий (возвращая книгу): Заслужил ты, Федор, мое благословенье. (Протягивает руку) Целуй.

Мальков надолго приникает в руке отца Дмитрия. Поцелуй длится неприлично долго. Отец Дмитрий не возражает. Еще минуту… Еще…

Тем временем на авансцене появляется Мефистофель. В руке у него три воздушных шарика – красный, белый, голубой. На шариках надписи: Liberte, Egalite, Fraternite. Он прикуривает сигарету от чадящей лампады, которую тут же и задувает.

Мальков и отец Дмитрий разбирают и уносят свой скворечник.

Мефистофель садится на край сцены.

Говорит: "Свобода". Тычок сигаретой в красный шарик Liberte.

Говорит: "Равенство". Тычок сигаретой в белый шарик Egalite.

Говорит: "Братство". Тычок сигаретой в голубой шарик Fraternite.

Достает из кармана еще один шарик. Черный. Делает затяжку и выдувает дым в шарик. Ещё. Ещё. Ещё. Зрители видят на шарике белую надпись: ХУЙ.
Мефистофель (зрителям, нравоучительно): Это я так шалю.

Мефистофель выпускает черный шарик в зрительский зал. Кривая струйка дыма.

Мефистофель поет:

Награда за труды –
любовь девицы Ады,
прославленной в раю
небесной красотой.

Не надо мне награды,


не надо мне награды,
не надо мне награды
другой.

Не надо мне награды,


не надо мне награды,
не надо мне награды
такой.

Занавес поднимается. Мефистофель уходит.




Сцена вторая

Две девушки выносят лысое дерево в кадке. Устанавливают в центре сцены. И вешают на ветви два яблока: черное и белое.



Одновременно с ними, но с другой стороны, появляется доктор Фауст с кассетным магнитофоном.

Ада: Резала капусту и поранила палец.

Рая: Для заживления раны хорошо масло чайного дерева.

Фауст: Мефистофель подсунул какую-то кассету. Сказал: послушай на досуге. Тоже мне, Илона Давыдова...
Ада: Кровь то остановится, то побежит.
Рая: Чтобы остановить кровь, хорош лист подорожника.
Фауст: Щебечут девки, щебечут… Внимание, включаю (включает магнитофон).
Магнитофон шипит, пищит, кряхтит и начинает говорить неожиданно громким и хорошо поставленным голосом Мефистофеля.
Мефистофель: Здравствуй, дружок! Сегодня я расскажу тебе сказку…
Девицы Ада и Рая подбегают к Фаусту, обнимают его с двух сторон. Они слушают сказку Мефистофеля.
Мефистофель: В тридевятом царстве, в тридесятом государстве, у самого синего моря, жили-были старик со старухой. И былó у них: курочка Ряба, репка большая-пребольшая, корыто разбитое, сын-дурак и дочь-красавица. Сына звали, как водится, Иваном. Дочь – Рахелью. Долго ли, коротко ль, а только пришло время выдавать Рахель замуж. Вынул дед стрелу заветную, вручил ее Ивану. Говорит: «Не бзди, Ваня, пальни в белый свет, как в копеечку». Ну, Ваня и пальнул…
Ада (вскакивает): Кушать подано!

Рая (сажает подругу): Молчи, дура!

Мефистофель: Если позволите, я продолжу.

Все (хором): Трави, змеюка!
Мефистофель: Пальнул, короче Ваня. Дед и окочурился. Рахель, значит, в девках осталась, при репке на своём огороде.

Ада: Маялась сердешная.

Рая: От бесплодия помогает настойка боровой матки.

Мефистофель: Тянуть репку было некому. Кошки-мышки с голодухи повывелись. Иван запил с горя. Баб водить стал. Пацанов им понаделал и девок. Орёт на сестру матерно. Пацаны и девки поддакивают.

Ада: Как в сказке.

Рая: Я тебя, дуру, предупреждала? (отвешивает подзатыльник)

Мефистофель: И вот, как-то раз, проснулась поутру Рахель, пошла репку поливать. Видит: в репке червоточина. Сунулась она туда было, тут из дырочки змей выполз. Ну и молвит змей, как водится, человеческим голосом: «Шутки шутками, Рахель, а только через девять месяцев родишь ты первенца и наречёшь его Осей».

Фауст: В одной библиотеке была книга…

Ада и Рая (хором): Рот закрой!

Мефистофель: Посмеялись – разошлись. Девять месяцев как один минули – родила Рахель первенца. Пошла в огород. Змей тут как тут. Говорит она ему: «Спасибо, батюшка, потешил. Чем ещё порадуешь?» Заупрямился змей, отвечает: «Не провоцируй меня, баба, годы твои не те». Хохочет Рахель, заливается…

Рая (нравоучительно): Змей бояться – в огород не ходить.

Мефистофель: Так-то оно так, только снова она обрюхатилась. Родила в срок второго. Назвала его Кисой.

Фауст: В одной библиотеке была книга…

Ада и Рая (хором): Послушай, доктор, ты достал в натуре!

Фауст (мечтательно): О вкусной и здоровой пище.

Мефистофель: Или Беней. Нет, всё-таки, кажется, Кисой… А, впрочем, и неважно. Давным-давно все умерли. Любил я её, грешную. За рыжую красу. Одиноко мне… Слышишь, Фауст? Смени пластинку.

Фауст выключает магнитофон. Включает радио. Сквозь хрипы слышен картавый голос ведущего: «Послушайте недельную главу Торы… И не мог Йосеф сдержать себя при всех стоявших…».

Ада и Рая подходят к дереву в кадке и одновременно пытаются схватить белое яблоко. Из яблока слышен голос Мефистофеля:

Не балуй!.

Ада и Рая с визгом убегают. Занавес.



Сцена третья

Мефистофель и прихожанин Мальков выносят на сцену бильярдный стол. Следом с двумя киями в руках – черным и белым – понуро бредёт Фауст. Устанавливают стол. Фёдор Мальков забирается под него и три раза гавкает.


Мефистофель: Ну, Фауст, выбирай.
Фауст выбирает белый кий.
Мефистофель: Значит, Рая?
Фауст: Зануда.
Мефистофель (протягивает чёрный кий): Ада?
Фауст: Дура.
Мефистофель: Ну, и какого хрена тебе надо?
Фауст: Отпусти меня.
Прихожанин Мальков: Каков пидор!
Мефистофель: Цыц, муму!
Прихожанин Мальков: Я в людях разбираюсь.
Мефистофель: Трах-тиби-дох-тох-тох.
Фёдор Мальков затихает под столом и тихонько подвывает.
Мефистофель (Фаусту): Ваня, я тебя предупреждал: или – или.
Фауст: Но ведь тоска, слышишь нечистый? Тоска. Ведь это не любовь. Это плановая случка.
На сцену выбегают Ада и Рая, выносят два стула – черный и белый, ставят их по разные стороны бильярдного стола, и убегают. Ада успевает показать зрителям язык. Рая успевает крикнуть «Дура!»
Мефистофель выбирает черный стул. Усаживается задом наперед. Кивает Фаусту, тот садится на белый – с противоположной стороны.
Мефистофель: Мечтай.
Фауст: О чем мечтать?
Мефистофель: Ну, если б я мог такой фокус: раз! – и у тебя есть баба твоей мечты…
Фауст: Женщина…
Мефистофель (повелительно): Мечтай!
Прихожанин Мальков начинает выть громче.
Фауст (скороговоркой): Я всегда любил стройных маленьких блондинок…
Мефистофель (обреченно): Ада…
Фауст (скороговоркой): Но меня всегда любили пухлые рослые брюнетки…
Мефистофель (облегченно): Рая!
Фауст (не обращая внимания): И никакой взаимности!
Мефистофель: Так вот, чего тебе надо!
Фауст: Я к маме хочу…
Мефистофель: Эдипов комплекс?
Прихожанин Мальков (отрывисто, из-под стола): Хуя себе букет!
Фауст: Хочу быть маленьким…
Мефистофель: Трах-тиби-дох-тох-тох.
Занавес падает.


Сцена четвертая

Декорации те же. Фауст лежит на бильярдном столе, прикрытый толстым красным ватным одеялом, которое свисает так, что Малькова под столом не видно. Под головой Фауста огромная пуховая подушка. Звучит радио.


В эфире «Пионерская зорька»!
Доброе утро, дорогие ребята!..
Фауст (из-под одеяла): Подите к чёрту!
Мефистофель: Фи, Ваня. Фи, Иван. Ну, какое дело чёрту до юных ленинцев, бодрящихся спозаранку? Хотел быть маленьким? К маме хотел? Наслаждайся!
Слышен далёкий голос «Ваня! Ванечка! Просыпайся, Ванюша! В школу опоздаешь!»
Фауст: Мам! Пять минуточек – и встаю…
Мефистофель: Ну? Что же ты? Топай к мамочке. И покончим на этом.
Фауст: Страшно.
Мефистофель: Что так?
Фауст: Вот я встану сейчас. Подойду к двери. Толкну её. Дверь откроется. А за дверью…
Мефистофель: Ну?..
Фауст: А за дверью мамочка… папочка… тёти и дяди… бабушки и дедушки… сестрёнка Гретхен, умершая пяти лет от роду от инфлюенции… Никанорова с Сыромятниковым…
Мефистофель: Не бзди, Ваня. Сейчас ты маленький. Живы все. Наслаждайся!
Фауст: Не уговаривай, не пойду. Ведь потом они все начнут умирать. Один за другим.
Мефистофель: Ну, не сразу…
Фауст: Лучше – к Рае. Она травы знает. Приворожит… Ты куда?
Мефистофель: За Раей!
Фауст: Стой! (хватает его за рукав)
Мефистофель: Райка!
Фауст: Погоди!
Мефистофель: Райка! Райка! Райка!!!
На сцену выбегают Ада и Рая, ничего не выносят.
Рая: Ну что, мальчики, разобрались?..
Ада: Без бутылки (получает затрещину от Раи).
Рая: И кто же мой суженый?
Мефистофель: Получай, Райка. Рыцарь без страха, без упрёка, без совести. Фауст Иоганн. Для жены и друзей – Ваня. Любит сладко спать, сытно есть… Доктор наук. Автор монографий. Годовой доход – девяносто зелёных.
Фауст (шёпотом): Будьте моей женой, Рая.
Рая (уверенно): Буду!
Отец Дмитрий (на секунду выскакивая на сцену): По христианскому обряду – сто баксов. По басурманскому – двести!

Сцена пятая
На бильярдном столе, прикрытые толстым красным ватным одеялом, которое свисает так, что Малькова под столом не видно, лежат Фауст и Рая.
Фауст (шёпотом): Раинька… Заинька… Ты уже спишь?
Рая (раздражённо): Ваня, любимый… я усталая и грязная… спи.
Мальков (огорчённо): И так каждый раз.

Сцена шестая
На бильярдном столе, прикрытые толстым красным ватным одеялом, которое свисает так, что Малькова под столом не видно, трахаются Мефистофель и Ада. Оба стонут, стонут, стонут… Мальков воет, воет, воет.

Сцена седьмая
Прожектор шарит по сцене и натыкается на бильярдный стол. На столе под толстым красным ватным одеялом лежат трое – Мефистофель, Ада и Рая. Под столом, как положено, прихожанин Мальков.
Прожектор ползёт дальше. Выхватывает из темноты Фауста. Он сидит на белом стуле, на коленях лэптоп. Фауст лихо стучит по клавишам.
Прожектор пробирается дальше – на секунду появляется отец Дмитрий, он стоит на черном стуле и мелко крестится. Пятно света возвращается к столу, где лежат под одеялом Мефистофель, Ада и Рая. Никуда не делись, голубчики.
Ада: Ну, давай, Фистик.
Мефистофель: Про любовь?
Ада и Рая (хором): Про любовь!
Мефистофель: Давным-давно, задолго до железных дорог, на самой дальней окраине большого южного города…
Фауст (из темноты): Не так быстро. Я записываю…

Занавес.


Смотрите также:
Фауст: Ты опять меня одурачил. Я просил историю любви. Мефистофель
112.92kb.
1 стр.
Малышева Елена Собака на качелях
68.33kb.
1 стр.
Госпожа фауст
258.06kb.
1 стр.
Стенограмма заседания с Ж. Роландом, 15. 11. 2011 В. Л. Глазычев
339.19kb.
1 стр.
Падение дома Ашеров Эдгар По
209.74kb.
1 стр.
Из парижа без грусти
153.83kb.
1 стр.
Валентин Распутин. Прощание с Матерой
2489.3kb.
18 стр.
Валентин Распутин. Прощание с Матерой
2754.39kb.
23 стр.
Один день из жизни эмо приколы
44.31kb.
1 стр.
Кредо 5 (153)/ май 2008г. От редакции икона любви
892.2kb.
4 стр.
Урок диалог Цели урока
97.38kb.
1 стр.
Метафизика любви В. Соловьева и эстетическая Веданта
52.02kb.
1 стр.