Главная
страница 1страница 2страница 3страница 4
Эрнест Кочетов
Гуманитарный манифест

как доктрина человека XXI века

(Гуманитарная космология в поисках ответов на вопросы

тысячелетнего ранга)
КОЧЕТОВ Эрнест Георгиевич – Председатель Совета

по глобальным проблемам XXI века


От редакции. Настоящая статья – эссе представляет собой фрагмент новой книги Кочетова Э.Г. «Гуманитарная космология (дорога к новому мировоззрению новых людей)», которая должна выйти в 2006 году. Эта монография является естественным продолжением размышлений автора по проблемам осознания современного мира, поиска фундаментальных истоков его глобальных трансформаций, кардинальных изменений самого человека, формирования его новых ценностей и мотиваций, способного обустроить свой мир на принципиально новых началах, тем самым возвести мироздание Нового Ренессанса. Ранее часть из этих идей уже нашли отражение в ряде книг Э.Г. Кочетова: Глобалистика: теория, методология, практика. М.: НОРМА, 2002; его же: Глобалистика как геоэкономика, как реальность, как мироздание: Новый Ренессанс – истоки и принципы его построения, фундаментальные опоры, теоретический и методологический каркас. М.: ОАО Издательская группа «ПРОГРЕСС», 2001; его же Геоэкономика. Освоение мирового экономического пространства М.: БЕК, 1999, 2002, НОРМА, 2006; его же: Геоэкономический (глобальный) толковый словарь (Элементы механизма российской, модели глобального стратегического управления): Сборник стратегических понятий – новелл. В 2 т. T. 1. А–М; Т. 2. Н–Я. М.: РИО РТА, 2002; его же: Глобалистика. Программа учебного курса. «Безопасность Евразии». 2003. № 3. Работы автора заложили основы российской школы геоэкономики. Информацию о новой монографии читатели могут почерпнуть из буклета «О новой книге Э.Г. Кочетова». М.: 2006.
Так уж в мире повелось. Все проявляют заботу о человеке – адвокаты человека разного калибра, уровня, пошиба! Здесь и различные партии, общественные движения, национальные государства и их правительства, интеграционные группировки всех мастей и т. д. Они взяли на себя смелость говорить за человека, ставить ему задачи, прочерчивать траектории к различным целям, вписывать его в свои парадигмы, стратегии, доктрины. Зачастую это принимает форму манифеста, но обязательно выступающего в качестве либо национального манифеста, либо манифеста той или иной партии (движения). То есть – всё решено за человека, не дав ему высказаться! Найдите в мире или в нашем отечестве «Манифест человека», «Манифест личности», «Доктрину личности» или «Доктрину человека» – тщетно! Могут возразить: «А что, разве философская антропология не рассказала нам о человеке, выведя его различные «архетипы», «типы» и т. п.». То-то что вывела!, разорвав его на части, грани, типы (об этом см. ниже).

Человеку трудно смириться с такой ситуацией и со своими адвокатами. Он заявляет: «Мне самому дана трибуна! Скорее всего "не дана", я сам взял слово – моя самодостаточность, мои инстинкты, моё понимание жизни не оставляют мне другого шанса. И это не случайно, это уже серьёзно! До сих пор все манифесты впутывали меня в свои проблемы, ставили под свои стяги. Меня тренировали, приучали, дрессировали, подстрекали и готовили к этому с "младых ногтей", мне прививали навыки, с меланхолической настойчивостью дятла вдалбливали ценности режимов, партий, союзов и т. п., правила и мотивации поведения. И здесь самое невыносимое: от этого нельзя устать, от этого нельзя умереть, от этого нельзя спрятаться – здесь можно стать только "другим", "иным", "не быть самим собой". Довольно! Я провозглашаю доктрину человека (личности) как гуманитарный манифест. Я так вижу свою роль, своё место, свои ощущения, свои задачи и свою ответственность».



ГУМАНИТАРНЫЙ МАНИФЕСТ

Человек и созданная им глобальная аура

Человек немыслим вне среды обитания. Развив в себе способность к сознательному творчеству, он к природе «присотворил» себе ещё и мир «рукотворный» – гигантский сонм внешних институтов – и привёл его в движение. Этот мир, сорвавшись с пусковых крючков, обрёл способность к саморазвитию, самоорганизации, самодостаточности. Помимо этого, как центральная и единственная на Земле мыслящая общественная «фигура», человек выстроил в своём сознании ещё один гигантский мир – мир отношений не только «вовне», но и мир «внутри себя» (духовно-нравственный, этический, эстетический, культурный).

Таким образом, человек сам воздвигнул огромную цивилизационную колесницу, придал ей неудержимый бег, устремился ей вослед и теперь пытается в своём бешеном беге увернуться от её бешеного ритма и темпа. Колесница неумолима, она тысячами нитей приковала человека к себе, подчинив его бег своему ритму.

И вот канун XXI века. Канун третьего тысячелетия. Что может быть более редким, более значимым и более величественным для интеллектуальной мысли, нежели переход через этот рубеж. Редчайший случай, посланный волею судеб современному человечеству, – приостановить свой стремительный бег, осмотреться окрест мирового ландшафта, хотя бы на мгновение задержать свой взгляд на мир, окружающий современного человека, мир, сотканный из реалий и гигантских мифологем, выплеснутых вовне сознанием человека. Для осознания реальной ситуации в такой гигантской системе, как современное мировое сообщество, уже невозможно бросать взгляды, находясь внутри него: необходимы новая точка обзора и новая оптика мироощущения, т. е. выход в гуманитарный «космос».



Новая оптика: точка зрения и угол зрения на современный мир

Находясь внутри процессов, наше сознание искажает общую панораму ближайшими картинами. Необходимо подняться над процессами, и человек сделал это! Только тогда стали очевидны и понятны не только грандиозность и хаотичность текущих процессов, но и упорядоченность тенденций на отдельных исторических отрезках времени, выстраиваемых в результирующие векторы мирового развития. Это, с одной стороны, а с другой, – стала более ясной роль человека в этом сплетении реалий и придуманных им мифов. Итак, осознание нашего мира зависит от выбора исходной позиции. Одна из них связана с местом наблюдателя (созерцателя) глобального процесса развития и его оптикой (углом зрения).

Беспокойная мысль всегда ищет каких-либо опорных точек. Человечеству «подвернулась» такая точка отсчёта: мы находимся во временном переломе и столетий, и тысячелетий. Но это не означает фатальной неизбежности выискивания новаций, хотя многовековая традиция и подвигает к этому. Тем не менее, достижение определённого временного рубежа стимулирует более обострённое восприятие реального мира, в целом, довольно компактного и естественно развивающегося, но и системно разорванного на многочисленные уровни, существующего одновременно на различных исторических этапах, осмысливаемого на основе самых различных духовных, нравственных, культурных воззрений, имеющего бесчисленные сферы приложения интеллектуальных сил и т. д. Наблюдатель, попавший в подобную гетерогенную среду, склонен воспринимать глобальную ситуацию как грандиозный хаос, в который спонтанно прорываются те или иные тенденции развития. Прояснить картину, сформулировать адекватное представление о ситуации можно, лишь раздвинув национальные рамки наблюдения, поднявшись над национальной спецификой, оценив глобальные общемировые процессы. Картина проясняется по мере выхода наблюдателя за национальные рамки. Когда поднимаешься над процессами и созерцаешь мир с более удалённой точки, в расширяющихся масштабах охвата меняется и оптика (система взглядов) на окружающий мир (мы не можем оценивать мир, находясь «внутри» национальных процессов, ибо человек, всегда склонный к интерполяции, расширяет свою «национальную нишу» до космических масштабов и проецирует свои «местные» воззрения на весь мир). Только из новой, более отдалённой точки становится заметным, как тенденции, выстраивая разнохарактерные векторы, постоянно переориентируют результирующий вектор. И оказывается, что дело здесь не в переломе эпох. Просто на передний план выдвинулась новейшая востребованность человеческого духа: для анализа ситуации требуется такой масштаб обобщения, который позволит оценить перспективу и сущностные черты не только главенствующего вектора развития, но и современного мироздания.

И что же мы видим?

1. Перед нами открывается удивительная панорама: новый мир как общность, сверкающая всеми красками разнообразия. Всё в мире меняется, перестраивается, перегруппировывается. Идёт гигантский процесс реструктуризации: мир пришёл в движение, идёт поиск новой точки стратегического равновесия.

2.  Пришло острое ощущение общности проблем, ощущение взаимосвязанности и взаимозависимости народов, стран, структур, институтов, партий, общественных движений, людей, каждого человека: мир воспринимается как единый, общий, целостный, иными словами, как глобальный. Глобальность находит своё отражение во всех сферах общественной жизни: политической, социальной, военно-политической, культурной, морально-этической и т. д.

3. Но нигде так ярко гигантские подвижки, разломы и глобальность не просматриваются, как в мировой экономической сфере (мировой хозяйственной системе). Завершился довольно длительный процесс интернационализации, который, с одной стороны, привёл к единству мировой экономической системы, а с другой – поставил ясную и чёткую проблему: как оперировать в сложившейся ситуации. Выброс экономических атрибутов за национальные рамки, зарождение наднациональных воспроизводственных потоков увлекло за собой и финансовую сферу. Сформировалась мировая геофинансовая система, которая по своим масштабам и механизмам функционирования наиболее адекватна процессу глобализации. Её феномен заключается в том, что она продолжает выступать в традиционной роли экономической среды, опосредующей функционирование мировых конвейеров – подвижных, «блуждающих» интернационализированных воспроизводственных ядер (ИВЯ) (циклов), но в то же время трансграничные финансовые потоки проявили себя в новейшей функции – как самодостаточная система, развивающаяся по своим, только ей присущим законам. Произошёл отрыв финансовой системы от воспроизводственных процессов – зародился огромный мировой слой виртуальных финансов.

Экономическая (финансовая) составляющая глобальных процессов буквально преобразила все сферы (социальную, военно-политическую, правовую и т. д.). Она стала «альфой и омегой» глобализации, центральным её движителем. И какой бы глобальный процесс мы ни рассматривали, в его глубинных мотивах мы неизменно находим экономическую составляющую. Именно экономическая компонента как реальность тянет «скатерть» глобализации на себя, и если сдёрнуть её с «мирового стола», то обнажаются фикции: оторванные от экономики и финансов, они становятся геополитикой, идеологией, идеями, властными и силовыми устремлениями – без экономического каркаса (обруча) они разрастаются, сталкиваются, несут смерть и разрушение.

4. Мир подобен грандиозной «мерцающей» движущейся субстанции, в поле зрения человека попадают всё новые и новые сферы осмысления, в них вырисовываются новейшие субъекты.

5. В это движение вовлечены также и методы научного исследования, выдвигается проблема их пересмотра – вычленение новых знаний из сферы «непознанного» требует нахождения новых подходов в рамках теории познания, новой методологии осмысления мира.

6. И вот здесь просматривается парадокс – все устремлённые в будущее траектории развития выстраиваются на базе научной атрибутики, которая отражала стратегические цели развития прошедших эпох. Попытки их использовать для новейших целей развития – безнадёжное занятие. Сердцевина непригодности старых научных подходов в самоослеплении человека абстрактно идеальным.

Наделённый от природы ценнейшим свойством – интеллектом, человек способен к творчеству. Жизнь и творчество переплелись в причудливом, сложнейшем симбиозе, где человек способен придумывать идеальные, абстрактные системы. Но в этом и глубинное противоречие: мифы человек пытается сделать реальностью. Хотя реальность и опрокидывает эти мифы, расплата за них – лишения и смерть, гибель целой вереницы молодых поколений, не успевающих осознавать смысл и радость нашего мира. Человеческая кровь имеет не красный, а «идеальный» цвет. Многие страны подвержены этой «пандемии», (Россия – не исключение!), они заражены «идеальным» недугом, и протекает он в неведомых миру острейших и опасных формах, приближая к роковой черте, за которой – погружение в кровавую разборку «всех со всеми». В эту пучину, на этот кровавый алтарь борьбы идей, на этот вселенский эшафот «приглашаются» всё новые и новые отряды. Бездумно перемалываются людские, материальные, интеллектуальные, духовные, культурные, национально-этнические и т. д. ресурсы. Неся перед собой какую-либо идею или идеологию, человек в бешеном ритме силится догнать её, а так как при этом рождается масса партий, течений, движений со своими несовпадающими идеями, парадигмами, концепциями, программами и стратегиями, то все бегут в разные стороны, при этом каждый ищет отмщения за неуспех своего «правого» дела, взывая покарать «неправую» сторону, каждый обращается к народу, ищет у него защиты и зовёт его к топору. Многие в этой ситуации пытаются найти выход, не менее кровавый и тупиковый, – смыкаются в поисках общего врага, присматриваясь к антропологии человека, здесь кровь уже льется под ультранационалистическим флагом. Другие кучкуются в ещё более грандиозном масштабе, «высвечивают» образ внешнего врага, при этом «распознают» этого врага по его внешним одеждам: либо цивилизационной доктрине развития, либо по национально-этни­ческим цветам, культурным, морально-этическим, религиозным и т. п. оттенкам. И, наконец, третьи – в безумной жажде самоутверждения в идеальном мире подкрадываются к самому человеку, постепенно подпитывая его сознание абстрактными новациями. Всё это говорит о попытках отвлечь общество от окружающих его реалий, искусственно бросить его в систему ИДЕАЛЬНЫХ МИФОВ, КОТОРЫЕ ОСЛЕПЛЯЮТ ЧЕЛОВЕКА И ОТНИМАЮТ САМОЕ ЦЕННОЕ – ЖИЗНЬ.

7. Резко обострились старые угрозы и вызовы, появились новые. В мире взяли верх техногенные взгляды на мир. Они опрокинули человека. Наши научные подходы возникли из индустриально-техногенных взглядов на мир, а прорыв в космическое пространство усугубил ситуацию: в сознание человека и в его мироощущение, в гуманитарные сферы науки стали привноситься механистические системы и техногенные мифы, расширяющие до бесконечности восприятие окружающего мира. Они постепенно вытеснили в этом масштабе человека с его естественными, духовными, этническими, нравственно-эстетическими запросами. Техногенный мир подавил сознание человека, нарушил гармонию его душевного состояния, человек потерял своё «золотое сечение». Протест против этого выплескивается вовне, сказывается на его поведении. К этим ложным идеям можно отнести и другую крайность – замену техногенной, иссушающей сознание человека масштабно-космической парадигмы существования на «космический» масштаб духовно-нравственных ценностей альтруистского толка, затмевающих здравый рассудок и здравый смысл и т. п. Вбрасывая в общество клич по формулировке «национальной идеи и государственной идеологии», сознание человека вгоняют в новейший виток идеальных схем, в состояние абстрактных галлюцинаций, когда человек терзается не естественной природной средой обитания, экологически им надломленной, и другими внешними факторами неустроенности нашего мира, а в большей степени своим внутренним миром, в котором он ежесекундно подвергается опасности быть растерзанным и надломленным внутренними противоречиями и внутренними угрозами. Человек опрокидывается вовнутрь, становится – «опрокинутым человеком», т. е. «неэкономическим», «постэкономическим» и т. п. Представляется, что здесь вновь торжествуют сократовско-платоновские философские «находки» – регулярно убивать человечество изнутри. И хотя этим «находкам» уже почти две с половиной тысячи лет, на рубеже третьего тысячелетия мировое сообщество интуитивно взывает к новому философскому повороту.



Таким образом, налицо размен здравого смысла и здорового прагматизма на идеальные системы, как духовного, так и материального плана, через которые проходит несколько поколений. Они поддерживаются тем, что их авторы не успевают видеть крушение идеальных моделей – за это регулярно расплачиваются потомки. Самоутверждение в идеальном одного человека (или общественной группы, связанной корпоративными интересами) становится причиной гибели миллионов людей. Но, несмотря на уроки новейшей истории, такие концепции и модели продолжают множиться. Этот процесс инициируется сегодня выдвижением таких категорий, как «национальные интересы», нередко преподносимые, по сути, в отрыве от интересов человека и порой трудно осознаваемые им; «национальная безопасность», которая стала самодовлеющей и базирующейся на устаревших представлениях о возможности изоляционистского развития и недооценке взаимовыгодного взаимодействия стран; «устойчивое развитие» как апологетика и принадлежность техногенного сознания и расширяющегося мышления. Слагаются фантомы, призраки угроз, которыми небескорыстно пользуются различные политические силы, уводя общество от понимания подлинных проблем и путей их решения.

8. Мир наводняется новыми когортами идеалистов, происходит их смыкание. В целом складывается своеобразная ситуация. Огромная масса людей, вытесненная из сферы материального производства, занялась гуманитарными проблемами, соединив при этом мистические идеи с техногенными знаниями. Эта масса «неофизиков» ринулась во внутреннюю сферу человека, окончательно подрывая его жизненные силы через «космический масштаб духовности». Преуспели в этом и представители гуманитарной сферы – «неолирики». Свои идеи они разбавляют примитивными познаниями в области естествознания, медицины, психологии, рождая причудливые, экзотические системы мировоззрения, плодя массу религиозных, полурелигиозных схем, «верований», «учений» и т. п., тем самым, дискредитируя и опошляя глубочайшие достижения человеческого гения в области одухотворения окружающего мира, паразитируя на них.

Но встает вопрос, а что же взамен этого раскрученного, деформированного самосознания человека? Как вытащить человека из «человека», что наука может противопоставить призыву уйти в бездонные пропасти «мыслительной деятельности» вместо деятельности в реальной среде обитания, как сознание освободить для интеллектуальной оценки реальных ситуаций? Как подступиться к реалиям современного мира, «докопаться» до фундаментальных основ новых глобальных процессов? Какие из фундаментальных точек отсчета выбрать в качестве ориентиров для выстраивания стратегии развития? Где те болевые точки развития, на которые в первую очередь следует обратить внимание в сегодняшней реальной ситуации? Чем объяснить, что хозяйственная деятельность человека и сам «экономический человек» окружены гигантской толпой интеллектуалов особого свойства, которые критикуют, отвлекают, наблюдают изощрённо снобистскими взглядами «экономического», деятельного человека и, по сути дела, третируют материальную сферу бытия, экономику, заставляют забыть человека о корнях своего существования и т. д. и т. п., бьют в самую болезненную точку – «здравый смысл» существования? Но это уже вопросы более высокого ранга!
Вопросы высшего (тысячелетнего) ранга

Новый мир – это глобализирующийся мир. Новый мир – это обновляющийся мир. На стыке этих исторических моментов интеллектуальной мысли ещё предстоит серьёзнейший анализ многих тем, проблемных поворотов. Она постепенно освобождается от «летаргического сна», ей ещё предстоит осознать абсолютно нетрадиционные вопросы для понимания современной мировой панорамы – необходимые и очень актуальные – вопросы высшего ранга.

Но масштаб вопросов пока не тот! Редчайший случай: человек перешёл через исторический тысячелетний перелом. Он пытается заглянуть за этот рубеж мироздания, с опаской и огромным любопытством предугадать смысловые знаки своего существования. Однако – парадокс! Он не «воспользовался» редчайшим моментом: не поставлен ни один вопрос тысячелетнего ранга (вопрос высшего ранга). Увы, все сегодняшние вопросы сводятся к столетней «стратегической» конъюнктуре.

Только находясь на переломе эпох, в этой «высокой» точке наблюдения вполне объяснимо задать под определённым углом зрения вопросы высшего ранга, среди них:



    • Первостепенный – что из себя представляет современная цивилизационная колесница, воздвигнутая человеком, и как долго человечество может выдерживать темп и ритм её неумолимого бега?

    • Изначальная проблема: каждый человек приходит в этот жёсткий мир, мир уже готовый и не им сконструированный, и, волею судеб приставляется не только к его охранительству, поддержанию, но и развитию. Вопрос тысячелетнего ранга: кем предначертана такая судьба человеку? И волен ли он «уклониться» от этой миссии? Чтобы разобраться в хитросплетении такой вопросной постановки, не следует ли развести эти стороны, внимательно присмотреться к каждой из них с тем, чтобы впоследствии «подкрасться» к решающему выводу о степени совместимости сторон (человека и техногенного мира) и после этого задаться центральным вопросом – что делать с обеими сторонами?

    • В какой момент человечество пропустило опаснейшую развилку, до которой светское (научное) и религиозное сознание черпало свои одухотворяющие силы из единого источника1 – природы, создавая на этой основе свои цельные и по сути своей жизнеутверждающие миры? С момента развилки стал набирать силы фанатизм с обеих сторон: каждый стал рвать человека на свою сторону, выплеснув в мир гигантские противоречия, все заговорили о межцивилизационных противоречиях.

Если подойти к проблеме с вышеотмеченных позиций, то в поле зрения наблюдателя попадает ещё ряд вопросов глобального значения.

Первый блок проблемных вопросов. Какими невиданными ранее качествами наделила глобализация современный компактный мир, соткав его из ранее разрозненных агрегированных систем и подсистем? А не родилась ли на сегодняшнем, завершающем этапе интернационализации и хозяйственной транснационализации новейшая популяция мировой системы, которая не подвластна традиционному измерению? Насколько трансформировались законы развития, ранее обслуживающие «разъятую» систему, «не спаянные» между собой отдельные очаги и структуры? И не требуется ли новая оптика для разгадки и прояснения случившихся глобальных перемен?

Второй блок вопросов. В каких координатах проистекает современное развитие и не получается ли так, что ранее прояснённая (а потому и общепринятая) мировая парадигма, категории и модели бытия, пройдя эволюционный путь, постепенно исчерпывают свой ресурс и исчезают с исторической сцены? И не зарождается ли в их недрах ядро новейшей цивилизационной парадигмы, которое и предопределит новые ориентиры развития мира в XXI веке?

Третий блок вопросов высшего ранга. Не даёт ли смена координат развития новейшую точку исторического отсчёта, а именно: философское объяснение, в основе которого лежит пространственно-цивилизационное бытие, с переплетением в этом пространстве различных потоков во всех его сферах? Не являемся ли мы свидетелями зарождения принципиально нового «хронометра» развития, новой временной точки отсчёта? Здесь «окаменевает» внешнее время, т. е. само развитие, давая простор «внутреннему» времени, тем самым, отделяя жизненные циклы человека от техногенных мировых амплитуд.

И, наконец, четвёртый блок вопросов: Мир как общность, сверкающая всеми красками разнообразия. Что скрывается за этой двойственностью? Какую тайну хранит социальная природа человека в своей загадочной глубине? Сумеет ли человек разгадать эту загадку? Каковы истоки этих глобальных процессов? Какова судьба устоявшихся образований, в частности национальных государств и их экономик, региональных сообществ и территориальных анклавов, альянсов, союзов и т. д., в этом меняющемся глобальном мире? Что ждёт банковскую систему, кредитный рынок, систему международного финансового права и т. д.? Однако и этим не исчерпываются вопросы. А какова судьба устоявшихся категорий (понятий)? Более того: не покачнулась ли сама гуманитарная парадигма, почувствовав «ослабевшие» категории? Ведь совершенно новую качественную окраску принимают фундаментальные (опорные) понятия. Среди них экономические: деньги и их функции, эквивалент и его трансформация, мировой доход и условия его формирования и перераспределения, мировой рынок, и т. д. и т. п. и не оперируем ли мы другими категориями, – социального плана, – от которых осталась одна оболочка и выхолощено само содержание? То же с рядом понятий в области политологии, стратегии, права и др. Не менее актуальными и важными становятся вопросы выработки новейшего класса приёмов по оперированию в условиях зарождения новых глобальных трансграничных потоков. Речь идёт о выработке таких высоких геоэкономических технологий, которые позволят не только сохранить устойчивое функционирование субъектов мирохозяйственного общения (наднациональных трансграничных субъектов, национальных экономик и их хозяйствующих структур), но и извлекать из этих потоков огромные стратегические эффекты и мировой доход.

И ещё один аспект, попадающий в поле нашего зрения: каким образом поведут себя глобализированные пространства (экономическое, финансовое, правовое, информационное и т. д.) в условиях вызревания и выхода на историческую авансцену новой цивилизационной парадигмы, сменяющей изматывающую техногенную фазу постиндустриализма?


следующая страница >>
Смотрите также:
Эрнест Кочетов Гуманитарный манифест как доктрина человека XXI века
615.57kb.
4 стр.
«Евгений Вулгарис и манифест «Размышления»
44.45kb.
1 стр.
Лениниана XXI века
30.89kb.
1 стр.
Эрнест Хемингуэй «…оставаться самим собой…»
882.22kb.
6 стр.
Преображение евразийской платформы (широтный геоэкономический пояс: миланский мозговой штурм)
258.61kb.
1 стр.
От редакции. Конец 2012 года завершился уникальным событием Бакинским международным гуманитарным форумом
853.6kb.
8 стр.
-
72.69kb.
1 стр.
Изучение генетики человека прошло долгий и непростой исторический путь. Открытие законов Менделя более ста лет тому назад имело революционный характер, как для биологии, так и для медицины
28.21kb.
1 стр.
-
3620.65kb.
22 стр.
Спирулина – пища XXI века Москва 2006 ббк 53. 54 Х 03 спирулина – пища XXI века. – Москва «Фарма Центр»
2280.14kb.
9 стр.
Кто убил занзу?
274.49kb.
1 стр.
Семинар «Современные строительные материалы и технологии, как основа перспективного малоэтажного строительства сельских поселений XXI века»
45.68kb.
1 стр.