Главная
страница 1 ... страница 2страница 3страница 4

РЕЗЮМЕ

после заключения

Нам выпал редчайший случай: мы стали свидетелями «въезда» в следующее, третье тысячелетие. Один раз в тысячу лет человечеству выпадает счастливый повод остановиться, оглянуться окрест и на себя тоже с попыткой хоть каким-то образом задержать свой взгляд на величии пути пройденного, а вместе с тем, осознать всю трагичность, нелепость, чудовищность ряда «опорных» событий, которые во многом становятся поворотным пунктом в судьбах мировых парадигм бытия.

На протяжении всей истории лучшие умы человечества на тысячелетних переломах вбрасывали в мир обобщения такого интеллектуального накала, которые открывали новейшие горизонты и траектории существования человека, формировали такие мощные научные фундаментальные опоры, на которых в последствии возводился стройный теоретический и методологический каркас мироздания. Это позволяло находить ответы не только столетнего, но и тысячелетнего ранга, до основания встряхивало человека, освежало его взгляд на мировую панораму, на столетия заряжало энергией. Вот истинное назначение глобалистики как сферы научного познания, именно из этих тысячелетних переходов она черпает свой предмет и содержание. Глобальное есть философия ренессанса (глобалистика родилась для ответов на вопросы тысячелетнего ранга). Отсюда можно понять, почему глобалистика «вынырнула» на переломе второго и третьего тысячелетий, мощно заявила о себе и оформляется в тысячах статьях, в сотнях монографий, в десятках учебников и т. д.

Ну а какова же ситуация в нашем случае, «современном случае»? Ниже максимально пунктирно попытаемся ответить на этот вопрос.



1. Стальной философский панцирь.

Сейчас в мире вокруг глобальных процессов кипят нешуточные страсти и не совсем случайно. Наиболее прозорливые из сферы гуманитарных наук почувствовали скрытую, пока ещё глухую и неявную угрозу таким обычным, таким привычно-логичным и неприхотливым и, казалось бы, непреходящим мироощущениям, мировоззренческим концепциям, парадигмам. Чуткое ухо уже явно начинает различать неумолимое приближение нового сознания, новых «опрокидывающих» гуманитарных технологий, новых картин мироздания. Носителем этого выступает не тот традиционный человек, которого с особой тщательностью культивировала на протяжении гигантского отрезка времени философская антропология, создав бесконечный ряд (своего рода толпу) антропологических типов. Какого только человека мы не находим в этой толпе! Здесь и экономический человек Дж. Бьюкенена, там крадётся одномерный человек Г. Маркузе, там в полный голос заявил о себе парадоксальный человек Ж. Тощенко, не дремлет деятельный человек Мезеса и Хаека. А каких только людей не описал Ю. Васильчук. А вот человек-манипулятор Э. Шост­рома. А какой сонм типов создала западная философская антропология Хайдегера, Фрома и др. И что же мы имеем? Каждый из этих типов с завидной «скромностью» претендует на главенствующий тип, взяв на себя миссию представлять ценности и мотивации всех в данный период. Не в этом ли феномен «феноменального человека» Тейяра де Шардена? Но в том-то и дело, что вся эта многочисленная философская толпа, по мере рекрутирования новых типов, уже ничем не отличается от «обычной» уличной толпы и практически сливается с ней, толпой более здравой, более сильной, более жизненно реальной, но и не менее проблемной. В ней представлена широчайшая палитра специалистов всех мастей (инженер, военный, врач, учитель, рабочий и т. д.). Здесь проблема: философия никогда не снисходила до осмысления специалиста как типа, как типажа в наклонностях, задатках, предпочтениях и др., как уникального явления.

Возникают вопросы серьёзнейшего ранга: какова траектория движения этих двух человеческих толп? Второй вопрос – имеются ли основания для предвидения обрыва (тупика), к которому движутся эти толпы, и какова ответственность философов (а иже с ними других представителей гуманитарной сферы – так называемой элиты), которые гонят эти толпы к обрыву? Существует ли другой, иной класс ценностей и мотиваций, предопределяющий неучастие в этих толпах? И кто носитель этих ценностей и мотиваций? И т. д. и т. п.

Все эти вопросы мы смело можем обозначить как вопросы тысячелетнего ранга. Их обнажила наступающая глобализация мира. И здесь уже понятием «человек» не обойтись, в каких бы из вышеуказанных измерений он бы не брался. Ибо если он попытается ответить на все эти вопросы с позиции традиционной философии, традиционного мироощущения, то практически вдогонку двум толпам устремится ещё один «человек», мало чем от них отличающийся и заранее обречённый раствориться в этой антропологической толпе себе подобных.

Этот пассаж подводит к одной мысли: образ носителя новых, глобальных ценностей и мотиваций, в явном виде ещё не просматривающийся под толщей традиционных мировоззренческих построений (под стальным философским панцирем), проявится лишь только тогда, когда вдруг, неожиданно для многих, будет разорван этот философский панцирь и во всей мощи и красе предстанет абсолютно новая сфера гуманитарного знания – гуманитарная космология, которая опрокинет в небытие «современное» понимание нашего мира. Здесь глобалистика выступает как ренессансные отблески тысячелетних переломов как первый предвестник расцвета гуманитарной космологии.

2. Роющий скепсис или вопросы тысячелетнего ранга.

То, что в нашу эпоху глобального взрыва возникают вопросы тысячелетнего ранга, вполне объяснимо. Этот взрыв не спонтанен. Он медленно, неумолимо вызревал ещё в недрах досократических систем мировоззрения. На всём протяжении осознания человеком мира, в который он приходит, идёт нескончаемый внутренний говор, но разговор не окончен – сейчас он вырвался наружу.

Смысл этого разговора – спор о ценности ближних или дальних горизонтов. Глобализация поднимает на самый высокий пьедестал этот вопрос тысячелетнего ранга. Впервые Сократ занес истязательный вирус вовнутрь человека и с тех пор человек потерял своё равновесие и душевный покой. Весь мир начал опрокидываться в душу человека и терзать его. Истязательные технологии усилил Платон. Человек был ввергнут в борьбу с самим собой. Жесточайше глушились жизненные инстинкты человека. Радость жизни была поставлена вне закона. «Идеальное» «тихой сапой» пролезло в душу человека. Были прописаны изощрённые кодексы его поведения, убиты ближние горизонты. Человек бросился вдогонку идеального, мифологического, лучезарно-прекрасного. Лучшие умы на протяжении тысячелетий пытаются найти ответы в этой борьбе. Время от времени мы наблюдаем всплеск этого разговора. Наполеон пытался задавать эти вопросы Сфинксу. Ранг вопросов оказался мал! Наполеон оказался «человеком»: он изуродовал лицо Сфинкса. Но вопросы остались, как и изуродованный лик Сфинкса...

Если глянуть на проблему с вершины нашего настоящего, то по обе стороны временной оси открывается удивительно ужасающая картина – нелепый мир и нелепые способы его поддержания. На луче прошлого совесть человечества отягощена случаями первого ранга. Год 1600-ий: Площадь цветов в Риме. Вопрос: что было сожжено человечеством на этой площади? Джордано Бруно оказался не прав. Год 2000-й: злобная месть – и через четыреста лет философ виновен! Человек был сожжён по частному вопросу: воззрения философа и священников (папские энциклики) несколько разошлись, а мировая общественность всё ещё ищет оправдания этому чудовищному злодеянию.

Или в наше время – случай в пустыне: взорван скульптурный памятник мирового значения – человечество молчит! Ирак. Толпа разграбила историю, вечность: пять тысяч лет собирать по крупицам шедевры прошлого и в один миг всё это разнести в клочья. Или Дубровник – мировая жемчужина мавританской культуры на Адриатике – под снарядами бомбами! Россия. Вопрос гигантской значимости – в поисках чего коммунисты передушили друг друга и не только друг друга? Турция, 1915 г. Германия, 30-е – 40-е годы. Ради каких идей пущен под нож и развеян по всему миру, целый народ, а в другом случае – хрустальная ночь и газовые камеры – из каких побуждений предъявлен счёт одному из сильнейших, умнейших и древнейших народов нашего мира. И так далее, и так далее, и так далее. Что стоит за этими вопросами такого накала? Вот ответ – ослеплённость идеальным, идеями, идеологиями, мифами, мифологемами. Всё это ребра чугунных решёток, на которых в Европе сожжено 11 миллионов еретиков. Этим же предопределена судьба полутора миллионам сожжённых, ни в чем не повинных, молодых женщин – ведьм.

Всё это говорит о вселенской захудалости. Мир устал от всеобъемлющего ханжества!



3. Просветление сознания: мировая санация и парадигмальный переворот.

Глобализация вплотную подвигла к демонтажу парадигмального сознания. Мир вступил в фазу ослабевающих опор. Любая парадигма выстраивается на своих же опорах (понятиях, категориях, терминах). Но время от времени те или другие опоры теряют свою несущую силу. Из-за этого парадигма мирового развития (конструкция мира) накреняется, деформируется, несёт угрозу человечеству. Отсюда задача – вовремя вычленить ослабевшие опоры парадигмы, отжившей парадигме дать свободно опрокинуться и параллельно с этим заложить наиболее жизненные опоры мироздания. В этом смысл гуманитарной космологии как новейшей сферы научного знания. Именно здесь нужно вести поиск её предмета, метода и содержания, здесь высвечиваются ответы на вышеперечисленные вопросы тысячелетнего ранга и технология парадигмального переворота.



Гуманитарная космология – отрасль гуманитарного знания, наука 1) о ценности человека и жизни, новых её общественных формах организации; 2) о нераздельном парадигмальном миропонимании внутреннего и внешнего мира человека и способах его отображения; 3) о выходе на такие уровни (горизонты) миросозерцания, на которых стирается грань между естественным и гуманитарным знанием; 4) о выходе гуманитарных геопространств (геоэкономики, геостратегии, геополитики, геокультуры, геоинформатики и др.) за глобальные рамки и технологии оперирования как их синтеза в этом новом пространственном измерении; 5) об осознании вопросов тысячелетнего ранга и поиске ответов на них; 6) о фундаментальных основах доктрины человека как гуманитарного манифеста.

Если глобалистика выступает в качестве теоретической и методологической базы зарождения и становления Нового Ренессанса, то гуманитарная космология проясняет нам его зрелые формы. Гуманитарная космология есть наука о парадигмальном перевороте.

Наши представления о мире держатся на понятиях, категориях. Среди них и ряд основополагающих таких как: профессия, патриотизм, защита своего очага и семьи, уважение к старшим, духовность, тяга к новому знанию и т. д. Все эти понятия высшего звучания и, безусловно, к ним следует относиться бережно, уважительно, с особой степенью внимания. Но насколько они извращены современным человеком, насколько из них выбит истинный смысл, и насколько они превратились в орудие борьбы с человеком, с возведением его до уровня раба этих понятий!!

***


Гуманитарная космология и её преддверие – глобалистика, если брать философский аспект её отображения, впервые ставят вопросы тысячелетнего ранга и, тем самым, ищут выходы из вселенской захудалости и мировой скуки. Новая личность, к шагам которой так чутко прислушиваются и опасаются современные гуманитарии – своего рода апологеты умерших и умирающих парадигм – со всей очевидностью выходит на передний план бытия как предвестник Нового Ренессанса, изначально жизненных начал бытия.
Источник: Безопасность Евразии, 2005, № 4

1 Ещё казалось бы недавно М. Планк имел основания заявить: «Религия и наука не исключают друг друга, как некоторые думают или опасаются этого в наше время, – они дополняют друг друга». Идеологическая и религиозная нетерпимость, взаимная нетолерантность, острейшая борьба за умонастроение человека подрывает такую уверенность.

2 Как пытаются доказать геополитики всех мастей.

3 Начало этому положено – группы различного уровня (ООН, ОБСЕ, России) государственных деятелей и учёных уже реально приступили к решению этих грандиозных задач (см. подробнее: Становление евразийской безопасности / Под ред. В.Н. Кузнецова. М.: Книга и бизнес, 2005. С. 236–375.

<< предыдущая страница  
Смотрите также:
Эрнест Кочетов Гуманитарный манифест как доктрина человека XXI века
615.57kb.
4 стр.
«Евгений Вулгарис и манифест «Размышления»
44.45kb.
1 стр.
Лениниана XXI века
30.89kb.
1 стр.
Эрнест Хемингуэй «…оставаться самим собой…»
882.22kb.
6 стр.
Преображение евразийской платформы (широтный геоэкономический пояс: миланский мозговой штурм)
258.61kb.
1 стр.
От редакции. Конец 2012 года завершился уникальным событием Бакинским международным гуманитарным форумом
853.6kb.
8 стр.
-
72.69kb.
1 стр.
Изучение генетики человека прошло долгий и непростой исторический путь. Открытие законов Менделя более ста лет тому назад имело революционный характер, как для биологии, так и для медицины
28.21kb.
1 стр.
-
3620.65kb.
22 стр.
Спирулина – пища XXI века Москва 2006 ббк 53. 54 Х 03 спирулина – пища XXI века. – Москва «Фарма Центр»
2280.14kb.
9 стр.
Кто убил занзу?
274.49kb.
1 стр.
Семинар «Современные строительные материалы и технологии, как основа перспективного малоэтажного строительства сельских поселений XXI века»
45.68kb.
1 стр.