Главная
страница 1страница 2 ... страница 4страница 5

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ РЕГИОНАЛЬНАЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

ПОМОЩИ ЛИЦАМ БЕЗ ОПРЕДЕЛЕННОГО МЕСТА ЖИТЕЛЬСТВА

«НОЧЛЕЖКА»


Игорь Карлинский


РОССИЯ НА РУБЕЖЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ

ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

ЛИЦ БЕЗ ОПРЕДЕЛЕННОГО МЕСТА ЖИТЕЛЬСТВА
(Издание второе, дополненное и переработанное)

Санкт-Петербург

2001
ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие к первому изданию ………………………………………………..


3

Введение …………………………………………………………………………….


5

Глава 1. БЕЗДОМНЫЕ И ПРАВО НА ЖИЗНЬ ……………………………….


11

Глава 2. БЕЗДОМНЫЕ И ПРАВО НА ВЫБОР МЕСТА ПРЕБЫВАНИЯ ...


23

Глава 3. УЧАСТИЕ БЕЗДОМНЫХ В ЭЛЕКТОРАЛЬНЫХ ПРОЦЕССАХ


25

Глава 4. НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ БЕЗДОМНЫХ ……………………………………………



27

Глава 5. ПОЛУЧЕНИЕ (ВОССТАНОВЛЕНИЕ) ПАСПОРТОВ И ВОПРОСЫ ГРАЖДАНСТВА …………………………………………………...



29

Глава 6. КАК ОРГАНЫ ВЛАСТИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗАЩИЩАЮТ ПРАВА БЕЗДОМНЫХ …………………………………………



31

Глава 7. КАК ФОРМИРУЕТСЯ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ВИДЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ БЕЗДОМНОСТИ …………………………………………………



32

Глава 8. ANFRACTUS JUDICIUM ………………………………………………


37

Глава 9. ДИАГНОЗ: ГЕНОЦИД ………………………………………………...


47

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ……………………………………………………………………


52

Приложение ………………………………………………………………………...

53

Об организации ……………………………………………………………………

61

Предисловие к первому изданию
Степень цивилизованности общества и государства определяется отношением к «меньшинствам», к «униженным и оскорбленным» (Ф.М.Достоевский). К сожалению, милосердное отношение к ним, сочувствие, проповедуемые великим российским писателем, за десятилетия коммунистического режима – с его призывами «уничтожить как класс», «пусть горит земля под ногами…», «кто не с нами, тот против нас», «усилить борьбу» и т.п. – тщательно вытравливались из сознания соотечественников. И не без успеха. Всплеск эйфории времен горбачевской перестройки захлебнулся. Тяготы постперестроечного периода способствуют новому ожесточению умов и сердец. Чтобы не быть голословным, замечу: по результатам наших исследований в Санкт-Петербурге, в 1991 г. установление уголовной ответственности за бродяжничество и попрошайничество приветствовало 27% опрошенных жителей города, в 1994 – 38%, за уголовное преследование гомосексуалистов в 1991 году ратовало 24% респондентов, в 1994 г. – 44%, то же в отношении проституток – соответственно 34 и 50%…

Государственными усилиями и стараниями многих средств массовой информации идет постоянный поиск «врагов», «козлов отпущения», нагнетается нетерпимость по отношению к различным группам населения – от «лиц кавказской национальности» до «олигархов»… Конечно, легче пугать и натравливать, чем решать экономические и социальные проблемы.

В этих крайне неблагоприятных условиях сегодняшнего российского бытия предлагаемая брошюра И.Карлинского, посвященная бесправному положению быть может наиболее «униженных и оскорбленных» – бездомных, обозначаемых в официальных документах милицейской аббревиатурой – лица БОМЖ, актуальна как никогда.

Отстаивая права бездомных, автор брошюры много лет работает в благотворительных организациях, помогающих бездомным (Целевом благотворительном фонде «Ночлежка», Санкт-Петербургской региональной благотворительной общественной организации помощи бездомным «Ночлежка»), и хорошо знает проблему бездомности. И.Карлинский, не имея юридического образования, досконально разбирается в законах и других нормативных актах, так или иначе затрагивающих гражданские, жилищные, пенсионные и иные права бездомных, их правовой статус. В работе освещены все основные проблемы бездомного существования, полное бесправие лиц БОМЖ, обреченных на холод, голод, болезни и в конечном итоге – гибель. И.Карлинский отмечает нетерпимость населения, бесчеловечные, на грани преступных, указания губернатора Санкт-Петербурга и действия милиции во их исполнение, нежелание и неспособность государственных структур федерального и регионального уровней решать проблему бездомности (хотя бы созданием ночлежных домов, предоставлением минимально необходимых санитарно-гигиенических и медицинских услуг).

Я предвижу, что администрация Санкт-Петербурга и исполнители акций вывоза бездомных из города в холодное время года вновь будут все отрицать. Могу лишь заметить, что мне пришлось неоднократно принимать участие в беседах с бездомными, подвергшимися такой «зачистке», и у меня нет никаких оснований не верить им.

В разделе «Как формируется государственное видение проблемы бездомности» И.Карлинский рассматривает творение трех авторов под многообещающим названием «Проблемы лиц без определенного места жительства (БОМЖ) и пути их решения» (М., 1997). Трудно найти более непримиримое произведение, предлагающее решительную борьбу с теми, кто заслуживает сочувствия и помощи. И это рождается под крышей Министерства труда и социального развития (точнее, его Центрального отраслевого бюро научно-технической информации и пропаганды). Видимо, это и есть официальная позиция по социальной проблеме.

Логично выглядит и страшный вывод И.Карлинского о фактическом геноциде по отношению к одной из социальных групп общества – бездомным.
Надеюсь, что эта брошюра послужит необходимым стимулом для тех представителей властных структур, которые еще не утратили желания на деле решать социальные проблемы, а не забалтывать их. А простым россиянам, возможно, брошюра поможет посмотреть на внешне весьма неприглядных сограждан взором, не замутненным неприязнью и негодованием…
Я.Гилинский, доктор юридических наук, профессор.
У меня были руки и ноги, легкие и желудок, голод и одиночество, но документа, подтверждающего, что я существую, не было.

Мануэль Рохас. Сын вора.


ВВЕДЕНИЕ
Проблема бездомности является одной из наиболее острых социальных проблем современной России, однако в настоящее время она не может быть объективно оценена в полной мере. Причиной тому – отсутствие сколько-нибудь внятных статистических данных об общей численности лиц без определенного места жительства (БОМЖ)1 и их половозрастных и других характеристиках (образование, семейное положение, профессия и т.д.). Органы статистики при переписи обследуют лишь «оседлое» население. Бездомные органами статистики не учитываются. Ведомственные (милицейские, медицинские и т.п.) статистические данные, а также отдельные исследования, проводившиеся как государственными структурами (например, Министерством труда и социального развития Российской Федерации), так и общественными организациями (ЦБФ «Ночлежка») не дают всеобъемлющей картины российской бездомности2, не позволяют в полной мере выявить динамику изменений и тенденции развития проблемы.

Вместе с тем анализ российского законодательства, а также анализ правовых проблем, с которыми сталкиваются лица БОМЖ, вынуждает с горечью констатировать, что бездомные в современной России представляют собой одну из наиболее жестко дискриминируемых социальных групп населения.

Показательным в этом отношении является тот факт, что в подавляющем большинстве нормативно-правовых актов, регулирующих отношения практически во всех сферах общественной жизни и человеческой деятельности, бездомные не упоминаются ни как субъект правоотношений, ни как объект заботы государства. Исключение составляют, пожалуй, лишь отдельные нормы, касающиеся уголовного и административного преследования.

Существующая в Российской Федерации правовая система3 ставит вопрос реализации гражданами прав, свобод и законных интересов в зависимость от места жительства, а точнее от наличия регистрации по месту жительства или по месту пребывания.

Отсутствие специального упоминания лиц БОМЖ в нормативно-правовых актах, регулирующих правовые отношения, правоотношения в жилищной сфере и т.д., возможно, не имело бы столь тяжких последствий, если бы безусловно и неукоснительно соблюдались конституционные принципы, предусмотренные статьями 2, 7, 15, 17, 18, 19 Конституции Российской Федерации, а именно: принцип приоритета прав и свобод личности над правами и интересами государства, принцип прямого действия и верховенства Конституции, принцип приоритета норм международных договоров Российской Федерации над нормами национального законодательства, принцип непосредственного действия прав и свобод человека и гражданина, принцип безусловного равенства всех и каждого перед законом и судом (в том числе вне зависимости от социального положения и места жительства).

К сожалению, конституционные принципы равноправия граждан, норма статьи 3 Закона РФ «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации», гласящая что «регистрация или отсутствие таковой не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан», а также заклинания Конституционного и Верховного судов Российской Федерации о необходимости соблюдения принципа равноправия граждан применительно к бездомным фактически бездействуют.

Предпринимавшиеся исполнительной властью попытки решения проблемы бездомности, выразившиеся в ряде постановлений Правительства РФ, были беспомощны. Причина этого заключается, с одной стороны, в отсутствии реальных ресурсов, которые Правительство могло бы направить на решение проблемы, а с другой – в непонимании разработчиками правительственных постановлений проблемы бездомности. Мнение общественных организаций при подготовке проектов этих актов практически не учитывалось, что негативно отразилось на качестве самих актов.

Так, несмотря на замечания, высказанные нашей организацией на этапе согласования с субъектами Российской Федерации проекта Примерного положения об учреждении социальной помощи для лиц без определенного места жительства и занятий (утверждено Постановлением Правительства Российской Федерации от 09.06.96 № 670), п. 22 этого Положения допускает, что «лица, пребывающие в учреждении... могут... привлекаться на добровольной основе к работе в подразделениях, создаваемых при учреждениях»4. Если обратить внимание на то, что согласно п. 17 того же Положения “учреждение вправе осуществлять хозяйственную деятельность”, становится очевидно, что создана еще одна “правовая основа” для нео-рабства - люди за крышу над головой и кусок хлеба будут работать “добровольно” (то есть бесплатно). Указанная норма противоречит ст. 37 (ч.ч. 2 и 3) Конституции Российской Федерации, ст. 8 (ч.ч. 2 и 3) Международного Пакта о гражданских и политических правах, ст. 7 (п. “а”) Международного Пакта об экономических социальных и культурных правах.

Указы Президента, затрагивающие проблему бездомности (в том числе Указ «О мерах по предупреждению бродяжничества и попрошайничества», от 02.11.1992 № 1815), в большинстве своем были неконкретны и не исполнялись.

Федеральным законодателем эта проблема просто игнорируется.

Отношение органов власти большинства субъектов РФ к проблеме бездомности напоминает отношение человека, страдающего зубной болью, но категорически не желающего лечить зубы. На существование этой проблемы органы власти большинства субъектов федерации смотрят как на неизбежное зло и лишь пытаются руками правоохранительных органов и судов при малейшей возможности изолировать общество и бездомных друг от друга. В ряде регионов по отношению к бездомным творится открытый произвол, выражающийся, в частности, в их выдворении из населенных пунктов. Примером тому может служить Москва.

Положение бездомных в Санкт-Петербурге несколько отличается от существующего в других регионах. Это связано с тем, что при активном участии ЦБФ «Ночлежка» был разработан и в 1997 году органами власти Санкт-Петербурга принят пакет нормативно-правовых актов, направленных на снижение остроты проблемы бездомности. Благодаря этому бывшие петербуржцы (ленинградцы)5 имеют возможность получения медицинской помощи и медицинского обслуживания, назначения и получения пенсий, а также некоторые иные возможности реализации прав и законных интересов в социальной сфере6. Вместе с тем отношение большинства представителей органов власти к бездомным продолжает оставаться латентно негативным. В ряде случаев этот негативизм отношения выражается в конкретных действиях. Примером тому могут служить факты вывоза бездомных сотрудниками милиции в холодное время года7 в лесные массивы на территории Ленинградской области. Есть основания предполагать, что такие мероприятия проводились по указанию губернатора Санкт-Петербурга В.А. Яковлева8.

Такое отношение властей к бездомным можно отчасти объяснить исключенностью бездомных из электоральных процессов, о чем будет сказано ниже.

Необходимо также отметить особенности ментальности российского обывателя и восприятия им проблемы бездомности и бездомных, ибо на эти особенности в большинстве своем ориентируются политические субъекты, усилиями которых формируется и изменяется наша нормативно-правовая база.

Крайнее обнищание населения привело к повышению общего (фонового) уровня агрессивности в обществе. Рядовой законопослушный обыватель оценивает каждого по трехразрядной шкале: враг, конкурент, добыча. К бездомным он относится как к врагам9 и конкурентам10, не заслуживающим ни жалости, ни сочувствия, ни помощи11. При этом рядовой обыватель, как правило, не осознает, что бездомные у нас - не пришельцы из неведомых миров, что это такие же люди, как и они, люди, которые учились, работали, любили, люди которые утратили жилье, чаще всего не имея за собой какой-либо вины, а лишь в силу доверчивости12. Рядовой обыватель склонен к обобщениям и ксенофобии: «Эти кавказцы… Эти негры… Эти евреи… Эти бомжи… Эта молодежь… Космополиты безродные… Интеллигенция вшивая…» Человек воспринимается им не как личность, а лишь как представитель определенной группы, наделенной общими, часто негативными признаками.

Следует отметить, что рядовой обыватель не хочет и не может представить себе, что в один не прекрасный день он с чадами и домочадцами может также оказаться на улице.

Многие, уже став бездомными сами, еще долго не могут избавиться от этих взглядов на бездомных и при обращении за помощью всячески стараются подчеркнуть, что не имеют с другими бездомными ничего общего, что они лишь случайно оказались несчастными жертвами злого рока. Позже, пообщавшись с другими обитателями «дна», они уже не так стремятся к дистанциированию и только говорят, что никогда не могли предположить, что судьба с ними так обойдется.

Укоренившийся в сознании рядового гражданина образ «бомжа» – своего рода образ Des Untermensches13 – сознательно или несознательно воспроизводится средствами массовой информации. Причем не только в криминальных сообщениях. «Охотно рисуют старики и дети, профессора и бомжи»14. Профессора и «бомжи» – два полюса, две противоположных стороны света15, небо и земля. Автором эта очевидность воспринимается на подсознании и из подсознания выплёскивается на страницы газеты. Возможно, автор не знает, что «бомжами» бывают не только алкаши и бывшие уголовники, но и профессора, и демобилизовавшиеся офицеры, оставившие в гарнизонах свои квартиры, и актёры, и, кстати сказать, журналисты.16 Страховой полис от бездомности ещё не придуман.


Однако, от проблем общественного восприятия образа бездомных вернёмся к ним самим.

Вопросы, встающие перед человеком в его бездомной жизни, практически не отличаются от тех, с которыми сталкиваются «оседлые» граждане: заключение и расторжение брака, регистрация рождения и смерти, получение наследства и т.д., и т.п. Только решение у этих вопросов может быть сложнее, намного сложнее или вовсе не быть.

Далее мы рассмотрим наиболее серьезные правовые аспекты проблемы, именуемой «бездомность».

1. БЕЗДОМНЫЕ И ПРАВО НА ЖИЗНЬ
Лицам БОМЖ не обеспечена возможность реализации права на жизнь в понимании его как права не только родиться и не быть убитым, но и как права на определенные условия, обеспечивающие хотя бы минимальный уровень существования, а именно: доступные источники средств существования (возможность трудиться и получать вознаграждение за труд; социальное обеспечение по старости, инвалидности и в иных случаях утраты трудоспособности или источника средств существования); пища; жилье; медицинское обслуживание и медицинская помощь; возможность получения начального и общего среднего образования и т.д.

Недоступность источников средств существования

Лица БОМЖ не имеют возможности легально получить работу и, следовательно, не могут своим трудом зарабатывать себе на жизнь. Это объясняется существенными противоречиями в российском законодательстве. Несмотря на признание права на труд и защиту от безработицы (ст. 37 Конституции Российской Федерации), несмотря на запрет любых ограничений прав или установление любых преимуществ, не связанных с деловыми качествами (ст. 16 Кодекса законов о труде Российской Федерации), несмотря на нормы международных договоров Российской Федерации17 доступ лиц БОМЖ к труду, в том числе к государственной службе18, фактически закрыт, так как: во-первых, органы службы занятости в соответствии с нормой Закона РФ «О занятости населения Российской Федерации» обслуживают население, имеющее регистрацию по месту жительства на определенной территории, и не регистрируют лиц БОМЖ в качестве безработных; во-вторых, “прием должностными лицами предприятий, учреждений и организаций на работу граждан..., проживающих без прописки” по российскому законодательству является административным правонарушением (ст. 181 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях19) и влечет административную ответственность в виде штрафа в размере от 0,1 до 0,5 минимального месячного размера оплаты труда, установленного законодательством на момент совершения правонарушения20.

Таким образом, лица БОМЖ фактически лишены возможности получения легального вознаграждения за труд или пособий по безработице.

Возможности получения средств существования за счет предпринимательской деятельности лица БОМЖ также лишены, так как для регистрации предприятия учредитель обязан указать свое официально зарегистрированное место жительства на территории Российской Федерации.

Несмотря на декларированные конституционные гарантии21, лица БОМЖ, достигшие пенсионного возраста, установленного законом, или утратившие трудоспособность в связи с инвалидизацией, а также несовершеннолетние дети, являющиеся лицами БОМЖ, лишены возможности получения пенсий и пособий, предусмотренных законодательством, в том числе: Законом РСФСР «О государственных пенсиях в РСФСР»22, Законом РСФСР «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС»23 и другими.24

Причина этого кроется в том, что существующие правила предусматривают назначение и выплату пенсий и социальных пособий по месту жительства (фактически - по месту официальной регистрации «по месту жительства»).



Затрудненность получения питания

В результате недоступности легальных источников средств существования для лиц БОМЖ существенно ограничена доступность продуктов питания. Практически все лица БОМЖ страдают теми или иными нарушениями обмена веществ, связанными с недостаточностью и несбалансированностью питания. Типичными проявлениями этого являются авитаминозы и анемии.

Показательно, что в Санкт-Петербурге ежегодно официально регистрируются случаи смерти лиц БОМЖ (NB!) от алиментарной кахексии (истощения). При этом необходимо отметить, что недостаточность питания и связанные с этим нарушения обмена провоцируют возникновение иных соматических заболеваний и утяжеляют их течение. Это должно учитываться как один из факторов при оценке смертности лиц БОМЖ от терапевтических, хирургических, инфекционных и других болезней.

Затруднения в реализации права на жилье

Значительная часть территории России находится в климатических зонах с длительными периодами низких температур. Так, в Санкт-Петербурге среднегодовая температура воздуха по данным многолетних наблюдений составляет всего +4,3°C, среднемесячные температуры пяти месяцев в году (с ноября по март) – ниже 0°C, только четыре месяца в году (с июня по сентябрь) среднемесячная температура превышает +10°C, максимальная среднемесячная температура составляет +17,8°C (в июле). При этом в зимние месяцы не редкость температуры ниже –20°C и даже -30°C (рекордно низкая температура в Санкт-Петербурге зафиксирована 17 февраля 1740 года: –45°C).

Очевидно, что в таких климатических условиях наличие жилья является абсолютно необходимым условием существования.

Несмотря на декларированное Конституцией Российской Федерации право каждого на жилище (ст. 40 Конституции), лица БОМЖ практически не имеют возможности его реализации и оно является, по сути, ничего не дающим «голым правом» (Nudum jus).


Примечание. Право является таковым лишь в триединстве: право-обязанность-ответственность. При отсутствии или недостаточности хотя бы одного из двух последних элементов, право в значительной степени превращается в декларацию. Право на жилище является в этом отношении одним из ярких примеров. Умолчание законодательства о сроках предоставления жилых помещений большинству категорий нуждающихся в улучшении жилищных условий превращает обязанность государства25 по обеспечению граждан жильем в квазиобязанность. Как следствие, ответственность государственных органов, органов местного самоуправления, конкретных функционеров и государства в целом превращается в квазиответственность26. В результате, право на жилище является в большинстве случаев лишь квазиправом и сводится к праву граждан годами числиться в списках («стоять на очереди») на получение жилых помещений27 (в отношении большинства категорий бездомных эта ситуация еще хуже – их не ставят на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий, так как жилищные условия улучшаются местными органами исполнительной власти по месту жительства (т.е. регистрации) гражданина.
Одну из наиболее многочисленных и традиционных категорий бездомных составляют лица, освободившиеся из мест лишения свободы после отбытия наказания, назначенного приговором суда. Юридический казус заключается в том, что Уголовный Кодекс не предусматривал (УК РСФСР от 27.10.1960) и не предусматривает (УК РФ от 24.05.1996) наказания в виде лишения права пользования жилым помещением, Жилищный Кодекс предусматривает судебный порядок признания лица утратившим право пользования жилым помещением28. Однако органы исполнительной власти, в случаях «осуждения к лишению свободы на срок свыше шести месяцев, ссылке или высылке», без судебного решения о признании лица утратившим право пользования жилым помещением после вступления приговора в законную силу считали осужденного утратившим это право. При этом органы исполнительной власти произвольно трактовали пункт 8 части 2 ст. 60 Жилищного Кодекса29, говорящий о сохранении права пользования жилыми помещениями до приведения приговора в исполнение за гражданами, осужденными к лишению свободы на срок свыше шести месяцев, ссылке или высылке, как лишающий права пользования жилыми помещениями после приведения в исполнение приговора.

Такое положение сохранялось до провозглашения Постановления Конституционного Суда РФ от 23.06.1995 № 8-П, признавшего такую практику антиконституционной, а часть первую и п. 8 части второй ЖК РСФСР не соответствующими Конституции РФ.

Следует отметить, что, несмотря на прямое указание п. 2 раздела 2 Конституции РФ о действии ранее изданных нормативно-правовых актов лишь в части, не противоречащей Конституции РФ, органы власти, в том числе судебной, упорно отказываются согласиться с очевидным - признание людей утратившими право пользования жилыми помещениями в результате осуждения в период со дня вступления в силу Конституции РФ (в этот момент возникло противоречие между нормами ЖК РСФСР и Конституцией) до дня провозглашения Постановления Конституционного Суда РФ от 23.06.1995 № 8-П (в этот момент это противоречие было подтверждено) было абсолютно незаконно. При этом они дружно ссылаются на отсутствие у названного Постановления обратной силы и упорно игнорируют довод о действии п. 2 раздела 2 Конституции РФ30.

До 01.07.1997 лицам, освобожденным после отбытия наказания, после возвращения из мест лишения свободы в соответствии со ст. 104 Исправительно-трудового кодекса РСФСР местными органами исполнительной власти должна была оказываться помощь в трудовом и бытовом устройстве, в том числе - предоставляться жилая площадь31. Однако зачастую этого не происходило. Причиной отказа мог (и в настоящее время может) быть, например, недостаток в районе свободной жилой площади32. Даже при положительном решении районной администрации его исполнение может затянуться на неопределенное время, так как законодательством не установлен срок исполнения решения о предоставлении жилья лицам, освобожденным после отбывания наказания. Этим зачастую пользуются чиновники, принимая положительные решения, но не предоставляя реального жилья. В этом случае практически отсутствует возможность выиграть судебный процесс против администрации, так как ее решение положительное, а его неисполнение будет мотивировано отсутствием жилья, большой очередью, нехваткой средств на жилищное строительство и т.п.33.

Следует учитывать, что отсутствие в законодательстве сроков предоставления жилья лицам, освобожденным после отбывания наказания, фактически превращало их право на получение жилья в квазиправо.

К сожалению, эти, хотя и несовершенные нормы отжили свой век. Действующий с 01.07.1997 Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации34 предполагает следующие меры содействия освобождаемым после отбывания наказания в решении вопроса “бытового устройства”:

“Статья 180. Обязанности администрации учреждений, исполняющих наказания, по содействию в трудовом и бытовом устройстве освобождаемых осужденных

1. Не позднее чем за два месяца до истечения срока ареста либо за шесть месяцев до истечения срока ограничения свободы или лишения свободы администрация учреждения, исполняющего наказание, уведомляет органы местного самоуправления... по избранному осужденным месту жительства о его предстоящем освобождении, наличии у него жилья...

Статья 182. Права освобождаемых осужденных на трудовое и бытовое устройство и другие виды социальной помощи

Осужденные, освобождаемые от ограничения свободы, ареста или лишения свободы, имеют право на трудовое и бытовое устройство и получение других видов социальной помощи в соответствии с законодательством Российской Федерации и нормативными правовыми актами”.

Таким образом, ни о предоставлении освобожденным жилых помещений, ни о предоставлении жилой площади речи в УИК РФ не идет. Речь идет о некоем бытовом устройстве (пылесос, холодильник, миксер?), право на которое получат освобождаемые35.

В такой ситуации остается лишь надеяться на прямое действие и верховенство Конституции (ч. 1 ст. 15 Конституции РФ) и непосредственное действие прав и свобод человека (ст. 18 Конституции РФ), а также на то, что лицам, освобожденным от наказания, местные власти должны бесплатно предоставить жилье из государственного и муниципального жилищного фонда как малоимущим36. Однако, принимая во внимание темпы строительства государственного и муниципального жилья для малоимущих, эта надежда весьма призрачна. Если при этом учесть отношение большинства чиновников к лицам БОМЖ, тем более ранее судимым, то становится очевидно, что многие бывшие зеки как и прежде будут пополнять ряды обитателей чердаков и подвалов37.


В отношении лиц БОМЖ, утративших жилье по иным причинам, все разговоры о каких-либо возможностях получения жилья - просто лицемерие: жилые помещения из государственного жилого фонда им не предоставляются; получить служебное жилое помещение или общежитие могут только трудоспособные, но в условиях экономического кризиса и спада производства найти работу «с жильем» практически не реально38.

Арендуемое и поднанимаемое жилье очень дорого (особенно в крупных городах) и при отсутствии постоянных источников средств существования доступно очень немногим бездомным.


Особо следует выделить проблему выпускников детских учреждений.

В практической работе неоднократно приходится сталкиваться с ситуациями, когда лицам, поступившим в государственные детские учреждения из роддомов (например, так называемым отказным детям), после окончания детских учреждений отказывают во внеочередном предоставлении жилья на том основании, что до момента поступления в детское учреждение они не имели жилплощади. Проиллюстрирую это выдержкой из интервью с видным политиком Павлом Крашенинниковым, бывшим в то время начальником Управления гражданского и экономического законодательства Министерства юстиции РФ39. Отвечая на вопрос об обеспечении жильем лиц, со дня рождения оказавшихся в детском доме и не знающих своих родителей, г-н Крашенинников сказал: «Дело в том, что ныне действующий ЖК никаких льгот в получении жилья для этой категории граждан не предусматривает. Они обеспечиваются жильем на общих основаниях. Мы же не предусмотрели их отдельной строкой в перечне имеющих право на бесплатное получение жилья по той же причине, что и многодетных. Молодой человек, вышедший из детдома или интерната, скорее всего пополнит армию малоимущих, а следовательно, попадет и в очередь на получение бесплатного жилья»40.

Остается констатировать, что государство совершенно сознательно заложило в законодательство норму, открыто дискриминирующую тех, кто с самого рождения был ущемлен, тех, кто наиболее безответен. К сожалению, г-н Крашенинников не разъяснил, как долго и, самое главное, где такие выпускники детских учреждений должны ожидать подхода очереди на получение бесплатного жилья. Г-н Крашенинников не уточнил также, поставят ли выпускника интерната на эту очередь автоматически, сразу после окончания воспитательного учреждения, или будут «ждать» личного заявления от подростка, которому никто не сказал о его правах и путях их реализации. Вопрос, насколько это «согласуется» с нормами ст.ст. 17, 18, 19, 40 и п. 2 раздела второго Конституции РФ, нормами международных договоров РФ, а следовательно, и с нормами ч.ч. 1 и 4 ст. 15 Конституции РФ, относится к компетенции Конституционного Суда и, видимо, еще долго будет оставаться без ответа.
Одной из наиболее тяжких проблем является восстановление жилищных прав граждан, ставших жертвами обмана, мошенничества, принуждения с применением насилия или угрозы насилия. В подавляющем большинстве случаев органы охраны правопорядка (милиция и прокуратура) не принимают надлежащих мер к восстановлению прав потерпевших, а сводят все к так называемым «гражданским правоотношениям», споры по которым разрешаются в гражданском суде41. При этом изложенные в заявлениях граждан признаки преступлений просто игнорируются.

Для большинства пострадавших от преступлений, связанных со сделками в жилищной сфере, восстановление своих прав в порядке гражданского судопроизводства практически не реально, так как они не имеют возможности по сбору достаточной доказательной базы. Кроме того, в подавляющем большинстве эти люди юридически безграмотны, а услуги адвоката им не доступны из-за их высокой стоимости.

Учитывая, что преступники, действующие на рынке жилья, оперируют большими суммами денег, для них не составляет труда обеспечить себе квалифицированную юридическую помощь. В процессе подготовки дела к судебному разбирательству на пострадавших оказывается большое психологическое, а часто не только психологическое давление.

При таких обстоятельствах принцип равноправия сторон и состязательности процесса становится просто издевкой.


Можно приводить много конкретных примеров, но самым показательным является тот печальный факт, что в 1994 году от переохлаждения в Санкт-Петербурге умерло 55 лиц БОМЖ42, что в 3,2 раза превышает число лиц БОМЖ, умерших за тот же период от онкологических заболеваний43. Оценивая влияние температурного фактора на жизнь лиц БОМЖ, необходимо учитывать, что переохлаждение может послужить не только прямой причиной смерти, но и вызвать заболевания, прежде всего органов дыхания. Указанные заболевания также могут повлечь смерть44.

Отсутствие жилья делает лицо БОМЖ более вероятным объектом насильственных преступлений, чем «оседлые» граждане. Так, в 1994 году городской морг в 282 случаях определил убийство как причину смерти лиц БОМЖ. В действительности лиц БОМЖ, ставших жертвой убийц, значительно больше45.


Ограниченность возможности медицинского обслуживания

и получения медицинской помощи

Лица БОМЖ существенно ограничены в возможности получения медицинской помощи. Амбулаторный прием лиц БОМЖ практически не ведется. Поликлиники обслуживают только население, официально зарегистрированное на соответствующих территориях, и категорически отказываются обслуживать лиц БОМЖ.

Нередки случаи, когда женские консультации отказываются ставить на учет, обследовать и лечить беременных бездомных женщин. Тем самым угрозе подвергаются жизнь и здоровье будущей матери и ее еще не родившегося ребенка.

Причина таких действий медиков – отсутствие у бездомных полисов обязательного медицинского страхования46 и, следовательно, отсутствие оплаты за оказанные услуги из фонда обязательного медицинского страхования.

Для лиц БОМЖ практически недоступно лечение заболеваний, если их состояние не требует госпитализации «по жизненным показаниям» (экстренным, абсолютным). Результатом отказа от обслуживания бездомных в государственной поликлинической сети является невыявление или позднее выявление у лиц БОМЖ инфекционных, онкологических и других заболеваний, что приводит к их более тяжелому течению, более частому развитию хронических и инвалидизирующих форм, а также повышенной смертности.

Кроме того лицам БОМЖ фактически недоступно плановое стационарное лечение, проводимое больницами по направлениям поликлиник. Госпитализация лиц БОМЖ, как правило, проводится лишь по так называемым “экстренным” и “абсолютным” показаниям.

При этом из клиник лиц БОМЖ зачастую выписывают недолеченных47.

Лица БОМЖ из-за антисанитарных условий существования более чем кто-либо подвержены паразитарным заболеваниям48.

Платные медицинские услуги абсолютному большинству бездомных просто недоступны.

Косвенным, но весьма красноречивым показателем неудовлетворительного положения дел с реализацией прав лиц БОМЖ на медицинское обслуживание и медицинскую помощь является следующий факт. В Санкт-Петербурге в 1994 году 1.066 лиц БОМЖ умерли на улицах и во дворах, в парадных и подвалах, на вокзалах и чердаках49. Для сравнения: по данным городского морга, в больницах Санкт-Петербурга за тот же период умерли 76 лиц БОМЖ.


Затрудненность доступа к получению общего образования

Детям до 15 лет, являющимся лицами БОМЖ, затруднен доступ к получению гарантированного Конституцией Российской Федерации дошкольного и основного общего образования50, так как государственные и муниципальные дошкольные и общеобразовательные учреждения обслуживают население, имеющее официально зарегистрированное место жительства на соответствующих территориях.

Отсутствие в детском возрасте возможности получения образования наносит непоправимый ущерб интеллектуальному и личностному развитию и, в перспективе, снижает конкурентоспособность такого человека на рынке труда.
Жизнь бездомного - постоянная пытка

Отсутствие жилья и источников средств существования превращает жизнь лиц БОМЖ в пытку холодом и голодом. Это в сочетании с другими психотравмирующими факторами, унижающими человеческое достоинство, в ряде случаев приводит лиц БОМЖ к самоубийству51. По данным городского морга, достоверно установлено 68 случаев самоубийства лиц БОМЖ в Санкт-Петербурге в 1994 году. Кроме того, 83 случая смерти лиц БОМЖ от повешения, 30 случаев смерти в результате травм, полученных от падения с высоты, 76 случаев смерти в результате утопления, 59 случаев смерти в результате травм, полученных в дорожно-транспортных происшествиях, 12 случаев смерти в результате травм, полученных в железнодорожных происшествиях, не были квалифицированны ни как убийства, ни как самоубийства, ни как несчастные случаи. Это дает основания предполагать, что в части этих случаев также имели место самоубийства.

Уровень самоубийств среди лиц БОМЖ по самым заниженным оценкам более чем в 2,7 раза превышает общий уровень самоубийств в Санкт-Петербурге52.

Все это позволяет ответственно заявить, что государство, используя пытку голодом и холодом и унижая человеческое достоинство лиц БОМЖ, фактически подталкивает их к самоубийствам. Но в отличие от конкретного человека государство, хотя и виновно, но не подсудно («доведение до самоубийства может быть совершено... бездействием, например, непредоставлением питания, одежды, жилья лицом, которое обязано по закону заботиться о потерпевшем. При этом жестокое обращение и унижение личного достоинства могут сочетаться. Во всяком случае, жестокое обращение, если оно совершается систематически, одновременно является и унижением личного достоинства»53).

На этом фоне кощунственно выглядят “гарантии” прав и свобод человека54, предусмотренные Конституцией Российской Федерации.


следующая страница >>
Смотрите также:
Россия на рубеже тысячелетий правовое положение лиц без определенного места жительства
879.08kb.
5 стр.
«Вести-Иркутск» Пункт питания для людей без определённого места жительства Черемхова работает до весны
673.42kb.
5 стр.
Дом ночного пребывания для лиц без определенного места жительства
43.22kb.
1 стр.
Программа Томской области
144.02kb.
1 стр.
Игорь Карлинский Правовое положение бездомных в Санкт-Петербурге в 2008 году
701.26kb.
2 стр.
«О социальной реабилитации людей без определённого места жительства»
70.65kb.
1 стр.
Биоэтика на рубеже тысячелетий. Обзор материалов V всемирного конгресса по биоэтике
138.98kb.
1 стр.
Программа II международной междисциплинарной научной конференции
71kb.
1 стр.
Отчет по результатам самообследования
644.72kb.
3 стр.
Урок истории в 7-м классе "Петр I. Россия на рубеже веков" Тема урока по учебно-тематическому плану: Петр I. Россия на рубеже веков. Тип урока: Комбинированный
169kb.
1 стр.
«Семьи с детьми без регистрации по месту жительства: Как ликвидировать правовой вакуум? Кто отвечает за их социальное благополучие?». Рекомендации Слушаний
25.54kb.
1 стр.
1 История развития отношений России с иностранными гражданами
273.15kb.
1 стр.