Главная
страница 1страница 2 ... страница 5страница 6
Билет 1. Литературный язык. Становление норм литературного языка. «Базовый» диалект.
Литературный язык – это «наддиалектный диалект», вариант общенародного языка, понимаемый как образцовый. Также отличительной чертой литературного языка является то, что в его основе лежит монолог (организованная система обличённых в словесную форму мыслей с целью воздействия на окружающих) в отличие от диалога. Он функционирует в письменной форме (в книгах, периодике, официальных документах и т.д.) и в устной форме (в публичных выступлениях, в театре и кино в радио- и телепередачах). Для него типично наличие сознательно применяемых правил, т.е. нормы. Письменная его разновидность наиболее строго кодифицирована, устная тоже регламентируется (в частности, орфоэпическими нормами), наименее регламентирована его обиходно-разговорная разновидность.

Литературный язык всегда нормативен, поэтому он понятен всем носителям данного языка, в том числе и использующим другой диалект. Но в то же время говорящие на литературном языке всегда в той или иной степени говорят непонятно, затруднённое понимание есть необходимый спутник литературно-культурного говорения, что обусловлено общей сложностью культурной жизни.

Литературный язык нормативен с точки зрения прескриптивной1 нормы, которая закреплена в разного рода словарях. Отличительная черта литературного языка – наличие языкового идеала у говорящих. Причём этот идеал в высшей степени консервативен, т.к. норма всегда немного позади. Кроме того, он местный, обычно норма формируется на основании столичного диалекта2 («базовый» диалект). При этом к «базовому» диалекту могут добавляться и элементы других диалектов, но в меньшей степени: так, приняв московское иканье, аканье и др. характерные особенности, русский литературный язык сохраняет и элементы старопетербургской нормы (например, мы говорим кори/чн’/евый, а не кори/шн’/евый) и т.д.

Схема появления литературного языка: конгломерат близкородственных идиомов3  в слу исторических, экономических, социальных причин возникает центр  центральный идиом получает престиж и полифункциональность (судопроизводство, наука, пресса и т.д.)  становится официальным языком страны  остальные идиомы становятся диалектами => дифференциация литературного языка и его диалектов производится не по методам лингвистики. Между литературным языком и диалектом существуют разлиичя в области фонетики, грамматики, лексического состава.

Как уже было сказано выше, основными видами языковых норм (все они прескриптивные) являются нормы правописания, произносительная и грамматическая норма. Причины их изменения: 1) стремление к упрощению, к экономии усилий; 2) стремление к отсутствию вариантов, затрудняющих понимание; 3) стремление к логичности и к обусловленности; 4) для орфографии – стремление максимально приблизиться к произношению.

Литературный язык, обслуживающий несколько народов, имеет соответственные варианты. Например, различают британский и американский варианты английского литературного языка.

2. Функции фонемы. Дистрибуция фонем в тексте. Ограничение сочетаемости фонем на синтагматической оси.

Фонема – кратчайшая звуковая единица данного языка, способная быть в нем единственным внешним различителем экспонентов морфем и слов. (Маслов)

Фонема – минимальная линейно не членимая единица, потенциально связанная со смыслом. (лекции)

Фонема – минимальная звуковая единица языка, линейно не членимая, служащая для образования звуковых оболочек значащих единиц и потенциально связанная со значением. (Бондарко, Вербицкая, Гордина)

Фонема – пучок дифференциальных признаков. (Трубецкой)
Функции фонемы в языке – образовывать и различать значимые единицы. Фонемы может выступать и как разграничитель фразовых единиц – в связи с этим Трубецкой говорил о разграничительной, или делимитативной, функции, относя ее к числу факультативных.
1) Создание звукового облика значимых слов – основная функция фонемы: конститутивная (если мы имеем в виду говорящего) или опознавательная (если мы имеем в виду слушателя).

2)/сток/ - /стук/ В этих случаях фонема выполняет различительную функцию (дистинктивную), которая является следствием конститутивной либо опознавательной.

Морфема может состоять и из одной фонемы. Таким образом, фонема является единицей, минимальной по членению (сегментации) и по конститутивности.

3) Разграничительная. Это имеет место в тех языках, где есть фонемы, употребляющиеся только лишь на границах значимых единиц языка – морфем или слов. Например, заднеязычный «нг» (morning) – заднеязычный носовой сонант встречается только в конце слова или морфемы, можно сказать, что его появление символизирует о границе. (Бондарко, Вербицкая, Гордина). Делимитативная функция – Трубецкой.


Дистрибуция – распределение, набор тех позиций, в которых может появляться данная единица.

1.Контрастная – две единицы способны появляться в одинаковой позиции и при этом различать знаковые единицы языка (как минимум, морфемы). Отношения контрастной дистрибуции свидетельствуют о том, что мы имеем дело с разными фонемами.

/bal/ - /mal/

/tak/ - /tok/


2. Дополнительная (непересекающаяся) – две единицы никогда не встречаются в одинаковом окружении. Они всегда будут являться вариантами одной и той же фонемы. В таких отношениях находятся обязательные варианты одной фонемы.
3. Свободное варьирование (неконтрастивный праллелизм) – две единицы способны появляться в одной и той же позиции, но при этом не способны различать знаковых единиц данной языковой системы. Эти единицы являются вариантами одной и той же единицы.

(лекции).


Свобода дистрибуции фонем может быть частично ограничена: во многих языках некоторые фонемы не употреб. в определенных фонетических условиях. Так, в русском языке звонкие шумные согласные невозможны в абсолютном конце слова перед паузой и они заменяются глухими: сады, но сад, хлеба, но хлеб и пр.
Ограничение дистрибуции ряда фонем приводит к тому, что в определенных фонетических условиях оказывается невозможным использовать некоторые фонемные оппозиции. Это явление нередко описывается как нейтрализация фонемных оппозиций. Позиции, в которых происходит нейтрализация – слабые, а те, в кот. фонемное противоп. реализуется, - сильные.
Нейтрализация фонемных противопоставлений есть прямое следствие позиционных ограниченией, наблюдаемых в дистрибуции фонем.
Так, фонема у в русском языке обладает максимально широкой дистрибуцией: она возможна в любых фонетич. положениях (под ударением, в безударных, в начале, середине и конце слова, после твердых и мягких, перед твердыми и мягкими). Но например кь встречающаяся перед всеми гласными, кроме ы, никогда не стоит перед согласными и на конце слова. Фонема ы – только после твердых (в единичных случаях также в начале – Ыныкчанский (поселок в Якутии).

В анг. яз. фонема «нг» (в слове morning) употребительна в ряде позиций, но невозможна в начале слова и перед ударными гласными.


Синтагматические отношения — это отношения, в которые вступают единицы одного уровня, соединяясь друг с другом в процессе речи или в составе единиц более высокого уровня.
3. Части речи как лексико-грамматические категории высшего порядка.

Части речи – непересекающиеся (в идеале) классы лексем, обнаруживающие определённые общие и при этом специфические свойства своего грамматического функционирования. (по лекции)

Части речи – грамматические группировки лексических единиц языка, т. е. выделение в лексике определенных групп или разрядов, характеризуемых теми или иными грамматическими признаками. (по Маслову)

Классификация слов по частям речи неудачна, т.к. в её основу положен не один признак, а сразу три:



  1. понятийный (семантический).

  2. набор грамматических категорий.

  3. синтаксическая функция слов.

Фортунатов, представитель Московской формальной школы, предложил классификацию, основанную только на одном признаке – на морфологической форме слова. В первую очередь он выделил одноформенные и многоформенные слова. Таким образом, первую группу составили все неизменяемые слова: наречия, деепричастия, неизменяемые существительные, служебные части речи и инфинитивы. Следующие группы он выделил согласно тому, по каким категориям изменяются слова.

2. По падежам: числительные, некоторые существительные (Singularia tantum и Pluralia tantum), некоторые местоимения.

3. По падежам и числам...

И т.д.


Единственным плюсом этой классификации оказалась её логичность, но она неприменима на практике, атипологична, неприменима к другим языкам.

Согласно общепринятой классификации, выделяются два крупных класса: знаменательные и служебные слова. Внутри класса знаменательных слов выделяются слова-названия и указательно-заместительные слова (местоимения). Для выражения эмоций служат междометия – для них характерна синтаксическая обособленность, отсутствие формальных связей с другими словами в потоке речи. Отдельную группу, промежуточную между знаменательными и служебными словами, составляют «оценочные», или модальные, слова, выражающие оценку достоверности факта либо оценку его желательности или нежелательности с точки зрения говорящего. Модальные слова используются в предложении в качестве вводных элементов.

Имя существительное выражает грамматическое значение предметности. Кроме того, есть существительные с «непредметными» значениями названия отрезков времени, свойств в отвлечении от носителей свойства, действий и состояний в отвлечении от их производителей, отношений и т. д. Мы можем говорить или думать о реальном предмете, отмечая (попутно) его свойство (белый снег), но можем вы­делить это свойство, поставить его в центр внимания, оттеснив носителя свойства на второй план (белизна снега), или же рассмотреть свойство само по себе, в отвлечении от его носителя (просто белизна). Далее мы можем оперировать в наших мыслях и в нашей речи этим свойством так, как если бы это был отдельный предмет, выделять в нем, в свою очередь, новые свойства (интенсивность белизны), ставить его в разные отношения к другим предметам мысли (наслаждение белизной, разговор о белизне и т. д.).

Первичные синтаксические функции существительного - функции подлежащего и дополнения. Существительные используются также в качестве сказуемого, в качестве определения к другому существительному, иногда обстоятельства. Типичными грамматическими категориями существительного являются падеж и число. Встречающиеся в ряде языков классификационные категории имени существительного, такие, как грамматический род, служат главным образом средством оформления синтаксической связи (согласования) разных слов с именем существительным.

Имя прилагательное выражает грамматическое значение качества или свойства, называемого не отвлеченно, само по себе, а как признак, данный в чем-то, в каком-то предмете: не белизна, а белое что-то, белый (снег, хлеб, мел...).

Грамматическая подчиненность прилагательного существительному проявляется в одних языках в его согласовании с существительным, в других в его линейной позиции в составе атрибутивной группы перед существительным (например, в английском языке между артиклем и существительным) или, напротив, после него.

Первичные функции прилагательного - функция определения и сказуемого (его именной части). Признаки, обозначаемые прилагательными, во многих случаях могут варьироваться по степени интенсивности. Отсюда специфическая грамматическая категория качественных прилага­тельных, категория степеней сравнения.

Во многих языках мира прилагательное в формальном отношении слабо отграничено от существительного. Исторически в основе и прилагательного, и существительного лежало недифференцированное имя с предметно-качественным значением, становившееся в дальнейшем либо названием предмета (по его типичному признаку), либо названием признака. В индоевропейских языках это прослеживается довольно четко. Первоначально склонение прилагательных не отличалось в индоевропейских языках от склонения существительных. В других языках, например в китайском, прилагательное по своим формальным признакам сближается скорее не с существительным, а с глаголом.

Глагол в большинстве языков состоит из двух рядов образований: из собственно глагола, например, читаю, читал, читай, читал бы, и так называемых вербоидов, например, читать, читающий, читанный, читая, совмещающих признаки глагола с признаками некоторых других частей речи.

Собственно глагол это глагол-сказуемое, вершина и организующий центр предложения. Собственно глагол выражает грамматическое значение действия, т. е. признака динамического, протекающего во времени. Наиболее типичными грамматическими категориями глагола-сказуемого являются время, наклонение и залог.

Будучи сказуемым, глагол всегда соотносится с «действующим лицом». Вместе с тем есть языки, в которых глагол вовсе не вступает в отношения согласования и вообще не имеет категории лица (и числа). Таково положение, например, в китайском, вьетнамском, бирманском, а также датском, шведском и в некоторых других языках. Однако и в этих языках, выступая как сказуемое, глагол соотнесен с (абст­рактным) действующим лицом (оно уточняется подлежащим). Швед. skriver, взятое в отрыве от подлежащего, значит '(кто-то) пишет' (причем этим «кто-то» могут быть я, ты, он, мы и т. д.). Форма skriver (в отличие, например, от инфинитива skriva) есть собственно глагольная форма, которая однозначно определяется как сказуемое, а не какой-либо другой член предложения и несет значения наклонения (изъявительного—ср. повелительное skriu 'пиши, пишите') и времени (настоящего—ср. прошедшее skrev 'писал, писала').

Вербоиды могут выполнять различные синтаксические функции, а также участвовать в образовании аналитических форм собственно глагола.

Есть вербоиды, совмещающие свойства глагола и существительного. Это инфинитивы русского и многих других языков и функционально близкие им формы (супин в латыни и старославянском, герундий в английском, масдар в арабском и т. д.). Эти вербоиды называют действие отвлеченно, не в связи с его конкретным производителем, но обычно с сохранением некоторых грамматических категорий глагола, например в русском — категории вида и залога, и с соблю­дением форм синтаксической связи, характерных для глагола. Исторически инфинитивы, супины и т. д. часто представляют собой застывшую падежную форму отглагольного существительного, втянутую обратно в систему глагола.

Другой ряд вербоидов совмещает свойства глагола и прилагательного. Это различные причастия, представляющие действие как свойство предмета или лица. Вербоид, совмещающий свойства глагола и наречия, представлен в русском и некоторых других языках деепричастием. Деепричастие называет действие как признак, характеризующий другое действие.

Наречие по его грамматическому значению определяют как «признак
признака». Наречия функционируют в предложении как обстоятельства, относимые к глаголу, к прилагательному, к неглагольным предикативам (он спозаранку начеку). Реже наречие относится прямо к существительному (яйца всмятку, совсем ребенок). Предикативная функция, как правило, несвойственна наречию, что и служит важным доводом в пользу выделения в особую часть речи неглагольных предикативов, часто омонимичных наречию. Для наречия характерно отсутствие каких-либо грамматических категорий (и соответствующего им формообразования), кроме категории степеней сравнения (у качественных наречий).

Имя числительное. Грамматическое значение числительного - значение количества, представляемого как количество чего-то или как абстрактное число; как точно определяемое количество или как количество неопределенное (много столов). Называя количество предметов, числительные вступают в сочетание с существительными, объединяясь с ними той или иной формальной связью.

Иногда числительные получают различное оформление в зависимости от семантического (или формального) разряда существительного. Так, при личных существительных мужского рода в русском языке употребляются формы двое, трое, пятеро и т. д. (пятеро студентов), невозможные в других случаях (не говорят «пятеро студенток» или «пятеро столов»). Порядковые числительные (пятый и т. п.) являются разновидностью прилагательных: они называют не количество предметов, а место предмета в ряду, т. е. один из признаков, данных в предмете, как это делают и все другие прилагательные.

Указательно-заместительные слова, т. е. местоимения и местоименные наречия, образуют особую систему, параллельную системе назывных частей речи и в «миниатюре» своеобразно дублирующую ее. Так, слова я, ты, он, что, никто, нечто, себя, указывают на предметы в грамматическом смысле и потому являются своего рода существительными. Слова мой, какой, никакой, некий, чей указывают на свойства как на признаки, данные в предметах, и потому оказываются своего рода прилагательными. Слова столько, сколько указывают на количество и потому должны рассматриваться как своего рода числительные. В том же ряду стоят и указательно-заместительные наречия. Существуют также заместители глаголов. Иногда это так называемые «местоглаголия» (и, шире, «местопредикативы»), например англ. do, датск. gOre, шведск. gera (все три собственно значат 'делать'), кит lai (букв. 'приходить'). Русское делать, хотя не само по себе, а в сочетании с местоимением это или другими подобными, выступает как заместитель знаменательного глагола, например в Не делай этого! Для всех указательно-заместительных слов типичны общие черты: чрезвычайная абстрактность значения в системе языка и чрезвычайная конкретность употребления в речи.

Грамматические категории в разных группах заместительных слов в общем повторяют грамматические категории соответствующих назывных частей речи, однако, как правило, с известными добавлениями. Специфической категорией личных местоимений, отраженной и в некоторых других группах, является категория лица.

Служебные слова образуют отдельную подсистему служебных частей речи,


которая сильно видоизменяется от языка к языку. Могут быть выделены
«морфологические» и «синтаксические» служебные слова. Первые участвуют в
образовании аналитических форм. Это предлоги (или послелоги), артикли, вспомогательные глаголы, слова степени (англ. more, most; фр. plus и т. д.), частицы типа русск. бы и т. д. К ним же примыкают и служебные слова, оформляющие аналитические лексемы, например возвратное местоимение ряда языков как составная часть некоторых глаголов. Синтаксические служебные слова обслуживают словосочетания и предложения.
Существует две универсальных части речи: существительное и глагол. Плунгян отмечает, что поведение однокоренных существительного и глагола неидентично: «Я боюсь мстить» допускает только одно прочтение, а «Я боюсь мести» - по крайней мере три (боюсь мстить; боюсь, что мне отомстят; что кто-то кому-то мстит).

Можно определить типичный глагол и типичное существительное.

Типичный глагол – представление о некой динамической ситуации, возникающей в определённое время, протекающей во времени. Отношения между участниками не остаются неизменными.

Типичное существительное – представление о конкретном объекте, имеющем чёткие пространственные границы, существующем в неизменном виде длительное время. Отношение между объектом и его признаками; свойства, воплощённые в материальном носителе.



Исключение: имена собственные – не являются носителями определённых свойств.

Существительное, глагол и прилагательное являются именами предикатов (свойств, состояний, отношений, действий). Например, быть камнем, длиться, бежать, быть зелёным...

Если предикат чаще встречается в невоплощённом виде, то реализуется в виде глагола или прилагательного (в зависимости от стабильности), если в воплощённом – то в виде существительного.

Прилагательные.

Предикат состоит из глагола и прилагательного.

Типы языков:



  • адъективные. Самостоятельный класс прилагательных.

  • глагольные. Прилагательные входят в подкласс глагола.

  • именные. Прилагательные входят в подкласс существительного.

    1. Глагольные языки. (Юго-Восточная Азия, Африка, Северная Америка).

И сочетания типа «быть красным», и слова типа «бежать» выражены глаголом.

Выделяются стативы, или качественные глаголы. В индоевропейских языках место статива занимает прилагательное. Стативы обладают особой подпарадигмой, редуцированным набором форм. Атрибутивную функцию выражают причастия качественных глаголов. Получаются конструкции вроде «Дом, который есть хороший».



    1. Именные языки.

Существительное способно выступать в атрибутивной функции. Латынь близка к именным языкам: bonus, malus – формы и существительных, и прилагательных. Вообще индоевропейские языки на ранней стадии развития – именные. Например, в славянских языках краткие формы прилагательных близки к существительным.

    1. Адъективные языки.

Например, английский: прилагательное не изменяется, находится примерно на равном расстоянии и от существительного (нет категории числа, есть степени сравнения), и от глагола (нет вида, времени).

Современный русский язык ближе к адъективным, исторически – именной.



  1. Практическая транскрипция и транслитерация. Области их применения.

В некоторых случаях отдельные слова и формы или целые тексты бывает необходимо записать не с помощью письма, принятого для данного языка, а с помощью какого-то другого, специального или иноязычного, письма. Это имеет место: а) когда нужно более точно, чем позволяет обычное письмо, передать фонемный состав или детали фонетической реализации каких-либо языковых единиц или речевых образований, и б) нередко, когда тексты или слова одного языка (на-пример,имена собственные) нужно воспроизвести в тексте, предназначенном для прочтения носителями другого языка. В случаях, указанных под а), используется научная фонематическая или фонетическая транскрипция, в указанных под б) — либо специальная научная транслитерация, либо так называемая практическая транскрипция и транслитерация. Транскрипция является наиболее искусственным видом письма. По своим целям она может быть фонетической, фонематической и практической.

  1. Фонематическая транскрипция фиксирует речь на уровне фонем, для такой фиксации достаточно знать основные закономерности языка и соотношения между фонемой и буквой. Такой тип транскрипции помогает при понимании этих основных законов, при обучении иностранцев.

  2. Но для отражения более подробных сведений о звуковой стороне языка используется фонетическая транскрипция, которая включает помимо фонем еще и специальные транскрипционные знаки.

  3. Транслитерация и практическая транскрипция. Необходимо их различать.

Всякая транскрипция исходит из звучания и стремится передать его с той или иной

степенью точности. Транслитерация, напротив, исходит из написания, из буквенного

(графемного) состава передаваемого слова или формы 1 . Ср. передачу русской

фамилии Егоров: в фонематической транскрипции — / jeg'oraf / или /йэг'ораф/, в латинской транслитерации — Egorov. Транслитерация в отличие от практической транскрипции должна быть международной. Практическая транскрипция призвана вводить в текст слова и их сочетания, не выходя за пределы принятого алфавита, т.е. Без введения новых букв или особых диакритических значков.

При включении иноязычных имен в русский текст используют сочетание транскрипции и транслитерации. Примером транскрипции может служить передача французского имени Henri в виде Анри, а примером транслитерации — передача французской же фамилии Hugo в виде Гюго: по-французски начальная буква H не произносится ни в том, ни в другом слове, но во втором случае русское написание воспроизводит эту букву в виде Г. В последнее время наблюдается большая склонность применять принцип транскрипции, а не транслитерации.


следующая страница >>
Смотрите также:
Билет Литературный язык. Становление норм литературного языка. «Базовый» диалект
1359.42kb.
6 стр.
1-ші сабақ Основу русского языка национального языка состовляет литературный язык. Литературный язык- это язык книг, газет, театра, радио и телевидения, государственных учреждения и учебных заведений. В школе изучается литературный язык
22.16kb.
1 стр.
Литературный язык и просторечие
70.12kb.
1 стр.
Программа китайский язык (базовый уровень) объем учебной нагрузки и виды отчетности лекции 55
98.08kb.
1 стр.
Программа дисциплины «Русский язык и культура речи»
770.15kb.
5 стр.
Современный русский литературный язык как основа культуры речи русского народа
387.08kb.
1 стр.
Б. Керниган, Д. Ритчи Язык программирования Си Издание 3-е, исправленное Перевод с английского под редакцией Вс. С. Штаркмана Невский Диалект, Санкт-Петербург 2001
3942.83kb.
24 стр.
Программа по дисциплине опд ф. 33 «Основной язык: социолингвистика»
212.42kb.
1 стр.
Методические указания к выполнению контрольных работ по дисциплине «Русский язык и культура речи» для студентов заочной формы обучения
441.08kb.
2 стр.
Занятие 1-2 Русский язык как национальный язык. План
368.58kb.
3 стр.
Аналитическая справка
107.24kb.
1 стр.
Язык интернет-общения и современный русский литературный язык
83.39kb.
1 стр.