Главная
страница 1 ... страница 2страница 3страница 4
НИНА
(уязвленно). Солдафон!
КИБЕР
Какая разница – де-факто или де-юре? Я люблю ее тысячу веков. Мы не мещане.
ХОЛЕРИК
Признавайся, где было де-факто?
КИБЕР
Ну, на лестнице.
САНГВИНИК
(провоцируя). Как вам это нравится, милостивые государи? Мы ждем Нину, подвергаемся чудовищному Эксперименту, и вот является какой-то Ваня-Малахай, и де-факто на лестнице. Каково-с?
МЕЛАНХОЛИК
Увы, так всегда – третий лишний! (Засучивает рукава).
ЛЮБОВНЫЙ ТРЕУГОЛЬНИК
(возмущенно). Это неправда! Гипотенуза без двух катетов мертва!
ХОЛЕРИК
А ты молчи, глиста! продажная! (Наносит Любовному Треугольнику лобовой удар, но тот, конечно же, увертывается. Холерик, промахнувшись, падает, катится кувырком.)
Входит с саквояжем Разраилов, останавливается в углу, никем не замеченный. Влюбленные сбиваются в кучу.
НИНА
Раньше я нравилась военнослужащим. Даже старые козлы из генштаба… (Улыбается.) присылали цветы.
ОРЕЛ
Брось, дочка, брось. Мне не до этого: у меня война. Конечно, мужчина я видный и самостоятельный, женщины интересуются. Но поверишь, девчонка одна, малолетка, пристала. Ну, я летаю, – так? – падаю иной раз, – а как же без этого? – а она ко мне: вы не ушиблись, вам не больно? – записочки подкладывает, – понятно? – твоим сединам так пристала… тебя за раны полюбила, и все такое прочее. Ох, любовь, злая штука, ох, великая! Вот Стальная птица этого не знает. Иной раз деру его и думаю – и где же у тебя сердце, а у него, дочка, вместо сердца пламенный мотор! А человек, он, вишь, даже мертвый за любовь бьется. (Показывает на сбившихся в кучу влюбленных.) Тебе вообще-то кто из них больше глядится?
НИНА
В принципе мне все мужчины нравятся. В каждом мужчине есть что-то трогательное и смешное.
ОРЕЛ
Это верно.
ФЛЕГМАТИК
(с пальцем в носу). Втюрился я, братцы, в Нину, какая незадача. (Неожиданно бросается вперед.) Я всю жизнь ее ждал! Ни одной бабы не лобзал! Дождался! Никому не отдам!
ХОЛЕРИК
(Флегматику). Тюря!
ФЛЕГМАТИК
(Холерику). Псих ненормальный!
КИБЕР
Нина, бежим! (Пытается выбраться из кучи.)
НИНА
Как бы они моего двенадцатого не задавили.
ОРЕЛ
Эй, покойнички! Перестаньте базарить! (Спускается с подоконника.) К вам любовь пришла, а вы безобразничаете. Да ежели бы вот меня, старого Орла, любовь посетила, да я бы… (Поет и вальсирует, стуча сапогами.)

Мы земных земней, и вовсе

К черту сказки о богах!

Просто мы на крыльях носим



То, что носят на руках…
КИБЕР
Орел прав, друзья. (Печально.) Любишь ты меня, Нина, или не любишь, это не важно. Важно, что я тебя люблю, и поэтому я человек, а не металл. (Вальсирует.)
НИНА
Я тебя люблю!
ХОЛЕРИК
Ты меня не любишь, Нина! Ты в белом роллс-ройсе, а я в грязи. Но я тебя люблю и поэтому я жив! (Вальсирует.)
НИНА
Я тебя люблю!
МЕЛАНХОЛИК
Нина, золотая туфелька, гром оркестра, твои глаза сквозь пар кастрюль. Ты меня не любишь, но я тебя люблю, и я жив. Жив! (Вальсирует.)
НИНА
Я тебя люблю!
САНГВИНИК
В зеленом небе, на черной стене, в поднебесье я увидел тебя, Нина, впервые. Пусть ты не любишь меня, но я тебя люблю, и я жив! (Вальсирует.)
НИНА
Я тебя люблю!
ФЛЕГМАТИК
Как тебе полюбить меня, тюрю? Но я тебя люблю, и жизнь для меня теперь дрожит, как листва под ветром. (Вальсирует.)
НИНА
Я тебя люблю! (Спрыгивает с подоконника, вальсирует.) Мальчики мои, я вас не оставлю, не бойтесь. Я знала, что вы меня ждете, и вот пришла. Две пули в груди – это мура! Я всегда знаю, что меня ждут, но не всегда могу прийти.
Все молча танцуют, улыбаются друг другу, передают цветы. Один лишь Любовный Треугольник неподвижен. Образовав треугольную фигуру, он замер в углу сцены. Появляется Разраилов.
РАЗРАИЛОВ
Ха. Ха. Ха. Забавно. Данс Макабр!
Танец прерывается.
ОРЕЛ
Не мешай танцевать, ублюдок!
РАЗРАИЛОВ
Такого еще не было. Как трогательно: поломанная швейная машинка и старый ободранный петух танцуют с мертвяками. (Нине, галантно.) Это вас не касается, мадам.
ХОЛЕРИК
(Орлу). Полковник, разрешите продемонстрировать лобовой удар?
ОРЕЛ
Не трать энергию, парень, на этого прохиндея. (Разраилову.) Ох, доберется до тебя Верховная Канцелярия.
РАЗРАИЛОВ
Предатели! Вы погубили идею Великого Эксперимента! Индивидуалисты! Узкие эгоисты! Абстракционисты! Исты! (Показывает на саквояж, набитый барахлом.) Что для вас счастье всего человечества? (Вытаскивает из саквояжа портьеру.) Что для вас Прогресс!
САНГВИНИК
Мы не виноваты, Разраилов. Произошло вмешательство таинственных сил. Мы влюблены.
РАЗРАИЛОВ
Ваш труп на письменном столе с простреленной башкой.
ХОЛЕРИК
Мы счастливы!
РАЗРАИЛОВ
Ваш труп застрял в канализации Гультимооры.
МЕЛАНХОЛИК
Мы живы!
РАЗРАИЛОВ
Ваш труп гниет на грядке сельдерея.
ФЛЕГМАТИК
Нас спасла любовь.
РАЗРАИЛОВ
Ваш труп упал на унитаз, веревка оборвалась.
КИБЕР
Она пришла ко мне, и я стал человеком.
РАЗРАИЛОВ
В утиль! (Выхватывает голубую ткань, закутывается в нее.) Я ангел смерти!
ОРЕЛ
Самозванец!
РАЗРАИЛОВ
Сам дурак!
ОРЕЛ
Есть у тебя ученая степень?
РАЗРАИЛОВ
А есть у вас доверие к научной молодежи?
НИНА
А где сейчас мой труп, Разраилов?
РАЗРАИЛОВ
Мадам, эта безобразная сцена к вам не имеет ни малейшего отношения. (Бросает Нине какую-то огненно-рыжую тряпку.)
ЛЮБОВНЫЙ ТРЕУГОЛЬНИК
(приходя в движение). Мы счастливы… я пришла… мадам… это к вам не относится… поиски родственных душ… мадам… адам… не дам… ам-ам… (Конвульсирует.)
КИБЕР
(Разраилову). Вам бы лучше уйти.
РАЗРАИЛОВ
(выхватывает черную занавеску, манипулирует). Ени-бени-ел-пельмени-ени-бени-не-хочу-эни-бени-в-ад-хочу. Сдаетесь?
ХОЛЕРИК
Если ты меня берешь на «понял-понял», то и я тебя возьму на «понял-понял». (Разгоняется, наносит лобовой удар. Разраилов увертывается, удар попадает в живот Меланхолику, тот падает.)
ОРЕЛ
(весело). Бей своих, чтоб чужие боялись!
МЕЛАНХОЛИК
(Нине). Любить иных тяжелый крест, а ты прекрасна без извилин.
Нина целует его.
ФЛЕГМАТИК
(Нине). И прелести твоей секрет разгадке жизни равносилен.
Нина целует его.
КИБЕР
(отводит Сангвиника в сторону). Я давно вас хотел спросить – что такое смерть?
САНГВИНИК
Кафка сказал: смерть прекрасна, но не эта, а другая.
Стоят, задумавшись.
Нина целует их обоих.
ХОЛЕРИК
(Нине). Послушай, Нина, что мне пришло в голову: о доблестях, о подвигах, о славе я забывал на горестной земле…
Нина целует его.
РАЗРАИЛОВ
(Нине). Мадам, у меня к вам половое влечение.
Нина тянется к нему. Любовный Треугольник вибрирует.
ХОЛЕРИК
Внимание! (Разгоняется, но попадает в Любовный Треугольник.) И то хлеб! Кажется, прикончил гадину! Нина, слушай дальше. Когда твое лицо в простой оправе передо мной стояло на столе…
РАЗРАИЛОВ
Ложь! (Выхватывает из саквояжа разноцветные ткани, закутывается в них, превращается в шар, катится по сцене.) Ложь! Ложь! Ложь!
На сцену вырываются в бешеном ритме танца «елки-палки» четыре пастушки. Юбки их обрезаны на манер Нининой «мини».
ХОЛЕРИК
О, боги! Девки из «Каптенармуса»!
РАЗРАИЛОВ
Ложь! Ложь! Ложь!
ПАСТУШКИ
Сколько мужчин! Ура! Знакомые мальчики! Хол, привет! Это из-за тебя я бросилась с моста! Санг, ты тоже здесь? Из-за тебя я пустила себе пулю в лоб! Флег, милый, я люблю тебя всю жизнь. Ты сидел в уборной, а я ревела! Повесилась из-за тебя! А я отравилась из-за нашего повара, из-за тебя, Мелан! Какая встреча! Какое счастье! Мы снова вместе!
РАЗРАИЛОВ
Ложь! Ложь! Ложь!
ПАСТУШКИ
Нина, ты нас спасла!
ТЕМПЕРАМЕНТЫ
Ты жизнь!
КИБЕР
Ты сама любовь!
РАЗРАИЛОВ
Ложь! Ложь! Ложь!
ОРЕЛ
(громогласно). Да здравствует Нина! (Берет Нину за руку, ведет ее по сцене, поднимает и ставит на одно из кресел.)
Все становятся перед креслом на колени, кроме Любовного Треугольника, который замер в выжидательной треугольной позиции, и Разраилова, который прекратил катание и тоже замер, высунув голову из тряпья.
ОРЕЛ
(строго). Где ты родилась, Нина?
НИНА
Точно не помню. Какие-то пузыри, пена, голубое небо… нет, не помню…
ОРЕЛ
Как ты жила, Нина?
НИНА
Масса неприятностей.
ОРЕЛ
Как ты умерла, Нина?
НИНА
Ты знаешь. Этот идиот две пули мне всадил вот сюда. (Расстегивает блузку.) Нет, пардон, ниже…
ОРЕЛ
Чего ты хочешь, Нина?
НИНА
Ясное дело – жить хочу, папаша. Вниз хочу. У меня во вторник примерка.
ТЕМПЕРАМЕНТЫ
И мы хотим жить! Мы хотим тебя любить, Нина! Мы хотим вниз! К чертовой матери эту проклятую башню! Разраилов, давай ключ! Мы пойдем по лестнице вниз и будем идти хотя бы вечность!
ПАСТУШКИ
КИБЕР
Все вскакивают и подступают к Разраилову.
РАЗРАИЛОВ
(вылезает из кучи тряпья совершенно спокойный). Одну минуточку. Ключ? Вот он! (Показывает ключ.) Ам! (Проглатывает ключ, хлопает себя по животу.) Был ключ у нашего плутишки, он прятал этот ключ в штанишки. Но долго прятать нету сил, плутишка ключик проглотил. Не понимаете вы, господа, что такое вечность! Даже смерть вас ничему не научила, ай-я-яй! Придется мне прибегнуть к крайнему средству. Не хотел, вы сами вынудили. (Вытаскивает из саквояжа огромную белую простыню, заворачивается в один конец, другой простирает над головой, скользит по сцене, делая таинственные пассы, приближается к Нине и вдруг хватает ее, заворачивает в свободный конец простыни, притягивает к себе.) Извините, мадам, это крайняя мера. (Душит Нину, хохочет.) Единство противоположностей, дорогие товарищи!
КРИКИ
Он убивает ее! Спасите! Мужчины, что вы смотрите? Полковник! Ваня Малахай, ты ведь железный!
Нина извивается в руках Разраилова.
КИБЕР
(дрожит). Я не могу двинуться с места, что-то страшное происходит со мной. Я не чувствую своей головы. (Голова его постепенно исчезает.) Передача окончена!
ОРЕЛ
(растерянно мечется). Братцы, поймите, я ведь живой, что я тут могу сделать? Если бы за чертой, я бы его в одну секунду на детали разобрал. (Прыгает на подоконник.) Попробую до Верховной Канцелярии долететь! Сгорю, но долечу! (Хватается за косяк рамы.)
Декорация покачивается, в ней появляются трещины.
ОРЕЛ
(Холерику). Где же твой лобовой удар, парень?
ХОЛЕРИК
Я потерял силу: руки, как ватные.
Все в жутком оцепенении. Нина слабеет.
РАЗРАИЛОВ
Терпенье, господа, терпенье. Терпенье и труд все перетрут. Мы еще с вами поэкспериментируем, господа!
ЛЮБОВНЫЙ ТРЕУГОЛЬНИК
(взвизгивает). Не допущу гибели гипотенузы! (Бросается на Разраилова.)
Короткая борьба возле правой стены. Правая стена угрожающе накреняется.
Какая-то деталь с грохотом валится на сцену.
Разраилов правой рукой хватает за горло Любовный Треугольник, левой по-прежнему душит Нину.
Холерик, собрав все силы, направляет лобовой удар на Разраилова. Не попадает, валится на левую стену. Падает часть левой стены.
ОРЕЛ
(кричит). Башня падает! (Бьет кулаком по раме, прыгает вниз, за окно.)
Рама с грохотом валится.
Гаснет свет. В темноте слышится грохот разваливающихся декораций. В луче света перекошенное лицо Разраилова.
РАЗРАИЛОВ
Безобразие. Все рушится! Это не по правилам!
Падает кусок задника. В глубине сцены согбенный измученный Орел. К нему бегут Катюша и Емеля.
КАТЮША
Евгений Александрович, не ушиблись?!
ОРЕЛ
Я люблю вас, Катюша. (Обнимает ее.)
ЕМЕЛЯ
Наконец-то!
В темноте, в хаотических бликах света мелькают лица Темпераментов, Пастушек, Кибера.
КРИКИ
Нина! Нина! Где ты?! Нина!
Грохот. Падает еще один кусок задника.
В глубине сцены Помреж и Гутик.
ПОМРЕЖ
Гутик, это полная катастрофа!
ГУТИК
(встает перед ней на колени). Еще не все погибло, Алисия Ивановна. Будьте моей женой! Я люблю вас безмерно!
Декорации продолжают падать. Из темноты, словно видение, выплывает и исчезает Нина. За ней проплывает Любовный Треугольник.
Тишина.
Вспыхивает яркий свет. На сцене куча обломков – все, что осталось от лаборатории Великого Эксперимента.
Выбегает дядя Витя. За ним солидно, руки в карманах, выходит Фефелов.
ДЯДЯ ВИТЯ
(горестно). Опоздали, Андрон Лукич. Усе порушилось.
ФЕФЕЛОВ
(с мрачным спокойствием). Боковину жгентелем крепил?
ДЯДЯ ВИТЯ
Крепил, крепил, да вот видите…
ФЕФЕЛОВ
Чего ж тут видеть? Ясное дело – мулерону не хватило.

10
Кафе-закусочная. Несколько столиков на хлипких алюминиевых ножках, маленькие неудобные стульчики. В углу телевизор, возле которого спинами к зрителям сидят Сангвиник и Флегматик. Неподалеку один за столом молодой Емеля. Читает книжку и поглядывает на экран. Четыре девушки-официантки шушукаются в углу возле стойки буфета. За стойкой буфета Меланхолик. Он перегнулся через стойку, вытаращенными глазами впился в экран телевизора. В просцениуме за столом чинно обедают дядя Витя и Фефелов. Чуть глубже – беспокойная парочка: Помреж и Гутик. Они быстро едят, быстро пьют вино, быстро целуются и все время оглядываются по сторонам. Сбоку от них Орел с Катюшей. Перед ними недопитые рюмки. Орел держит руку Катюши в своей руке, смотрит девушке в глаза. Катюша украдкой поглядывает на Емелю. Над буфетной стойкой крупными буквами объявление: «Пальцы и яйца в соль не макать!»


ДЯДЯ ВИТЯ

Подлить вам соусу, Андрон Лукич? Ткемали?

Аль Нашшараби больше по душе?
ФЕФЕЛОВ

Ткемали, тот погуще будет. К птице

Идут, Витек, густые соуса.
ДЯДЯ ВИТЯ

Желательно рюмашку опрокинуть,

Желудок подготовить к смене блюд?
ФЕФЕЛОВ

Рюмашка пролетает словно пташка,

Когда коньяк в ней добрый заключен.

Однако коньяку теперь не сыщешь,

А то, что коньяком мы именуем,

По сути называется – бурда.


ДЯДЯ ВИТЯ
(обеспокоенно).

Уж вы не обессудьте. Мулероном

Не обижайте нас, Андрон Лукич.
ФЕФЕЛОВ

Да ладно.

Разлей, Витек, бурдишку эту в рюмки.
Входит Кибер. Он в строгом, застегнутом на все пуговицы костюме, с портфелем. Подходит к буфету.
КИБЕР
(Меланхолику, шепотом).

Она не приходила?


МЕЛАНХОЛИК
(орет в телевизор).

Бей, болван!

Промазал, дьявол! Что за игрочишки

Теперь в командах наших завелись!

(Лупит кулаком по стойке.)

Вот было время! Как трещали штанги!

Какие дыры пробивали в сетках!

Сейчас бы я ударил с поворота,

Через себя в девятку вбил бы мяч!
ФЛЕГМАТИК
(потирая руки, улыбаясь).

Тактически он правильно играет.

Да-с, батеньки, не может быть претензий

К такому игроку, который видит

Столь зорко поле.
МЕЛАНХОЛИК
(орет).

Много понимаешь!


ФЛЕГМАТИК

Однако он забил четыре гола.


МЕЛАНХОЛИК

А мог бы девять! Я забил бы девять.


САНГВИНИК
(уныло).

Погибло все. Теперь полуфинала

Команде нашей сроду не видать.
КИБЕР
(шепотом).

Она не приходила?


МЕЛАНХОЛИК
(смотрит на него).

Нет, не видел.


(Плюнув, отворачивается от телевизора.)

Смотреть противно. Вот вам наш футбол!


(Смотрит на Кибера, потом начинает говорить
горячечным свистящим шепотом.)

Послушай, друг, я знаю, что ты шишка,

Что где-то заправляешь в Министерстве,

А я простой ханыга… только слушай!

Она была здесь, милый, заходила!

Чтоб мне простого хлеба не видать!

Тому лет пять, в такой же жаркий вечер.

Как раз после футбола дверь открылась…

Она вошла, взяла коктейль молочный.

Немного поболтала по-турецки.

Иль по-французски, иль по-англичански.

Короче, не по-нашему…

(Скрипит зубами.)

ушла…
КИБЕР


(печально).

Я это знаю, братец, каждый вечер

Об этом ты рассказываешь…
ЕМЕЛЯ
(не отрываясь от книги).

Странно!


Выходит, что философ Измаилов

От всех людей солидно отличался

Размером головы…
КАТЮША
(заинтересованно).

Подумать только!

Как много интересного, должно быть,

Из ваших книг вы можете извлечь.


ОРЕЛ

Я был в разведке, помню, и однажды

В оставленном врагами блиндаже

Увидел книгу…


КАТЮША

Знаю, Орлик, знаю…

(С зевком отворачивается.)
Орел в отчаянии сжимает ее руку.
МЕЛАНХОЛИК
(орет).

Какого же рожна! Опять он медлит!

Движенья, как у спящего питона!
ФЛЕГМАТИК

Игрок отличный, только темперамент

Такой иметь судье, не игроку-с.

(Встает, подходит к буфету.)


САНГВИНИК
(тоже встает, движения его напоминают движения
Меланхолика из 9 предыдущих картин).

Свисток финальный! Сколько огорчений

Принес он нам, поклонникам несчастным

Команды этой, явно обреченной…


(Подходит к буфету.)
Шушукаются втроем. Меланхолик стучит кулаком, что-то пылко рассказывает.
ДЯДЯ ВИТЯ
(робко).

Андрон Лукич, быть может, вам сгодится

Стило вот это?

(Подает Фефелову авторучку.)


ФЕФЕЛОВ
(надевает очки, рассматривает).

Мда… ну что ж… сгодится…

Сгодиться-то сгодится, милый Витя.

Али забыл, как я тебя учил:

В хозяйстве гнида, да и та сгодится,

А только Паркер я предпочитаю.

(Кладет ручку в карман.)
ДЯДЯ ВИТЯ

Ужо спрошу про Паркер у ребят.

А галстук вас не заинтересует?

Андрон Лукич, ведь вы у нас орел!

(Подает галстук.)
ОРЕЛ

Прошу поосторожней! Ваши шутки…


КАТЮША
(досадливо).

Евгений Александрыч, не волнуйтесь!

Волненья даже старого солдата

К расстройству печени способны привести.

Иди сюда, Емеля! Этот парень

Студент-философ. Вот уж голова!


Подходит Емеля. Не отрываясь от книги, выпивает рюмку Орла, что-то ест из его тарелки.
ЕМЕЛЯ

Подумать только, доктор Александров

От всех людей солидно отличался

Ушей размером. Уши, как радары…


ПОМРЕЖ
(Гутику).

Колечко съели. Купишь мне колечко?


ГУТИК

Я думаю, что скоро мне подарят

Кольцо не хуже. Банку мулерона

Я сэкономил, временно изъял.

Уже звонят из Малого театра,

У них спектакль назначен на субботу,

А с мулероном, как везде, завал.
ФЛЕГМАТИК
(Меланхолику).

Она не приходила? Нет известий?

Клянусь, друзья, вчера на Малой Бронной

В преддверии заката я увидел

В окне высоком поворот плеча,

До странности похожий…


САНГВИНИК

Показалось.

Ее в природе нет, не ожидайте.

Быть может, там, на острове Маврикий,

Она в кафе сидит по вечерам.
МЕЛАНХОЛИК

Зачем же ты приходишь каждый вечер

И ждешь, развесив сопли, крокодил?

Братишки-крокодилы, плюньте в очи,

Она была здесь, братцы, заходила!

Чтоб мне простого хлеба не видать!

Тому лет пять, в такой же жаркий вечер,

Как раз после футбола, дверь открылась,

Она вошла, взяла бульон яичный.

Немного поболтала по-испански,

По-польски или по-азербайджански,

Короче, не по-нашему…

(Скрипит зубами.)

ушла…
ФЛЕГМАТИК

Она придет, конечно, но зачем же

Про небылицы-то все время говорить?


САНГВИНИК

Обман ужасный…


МЕЛАНХОЛИК

Отвались, ханыги!

Обслуживают здесь официантки!

К буфетчику с дурацким разговором

Запрещено, ребята, приставать.

(Сжимает кулаки, отворачивается.)


ЕМЕЛЯ
(глядя в книжку, подходит к Киберу,
тычет пальцем ему в грудь).

Скажи, папаша, для чего живешь ты?


КИБЕР

Я не живу, я просто отдыхаю.

Я новой жизни жду…
ЕМЕЛЯ
(весело).

Идеализм!


Флегматик и Сангвиник подходят к столику Орла, хотя в помещении много свободных столов.
ФЛЕГМАТИК

Простите, здесь не занято?

(Садятся.)
1-я ОФИЦИАНТКА

Уселись.


Петро психует. Эти, как с похмелья…
2-я ОФИЦИАНТКА

Они все ждут, приходят каждый вечер…

Заезжую туристку… Вера, помнишь?
3-я ОФИЦИАНТКА

Артистку, Шура, вовсе не туристку.


4-я ОФИЦИАНТКА

Они все ждут…

А разве мы не ждем?
Входит Холерик. Его движения напоминают движения Флегматика из 9 предыдущих картин.
МЕЛАНХОЛИК
(орет).

Пришел, урод! Вот так он и на поле

Плетется с центра к линии штрафной!

(Швыряет в Холерика бутылку.)


ХОЛЕРИК

Кончай бросаться.


4-я ОФИЦИАНТКА
(бежит к Холерику, целует его).

Игорь! Мой любимый!

На поле бьют по ножкам, в кафетерий

Едва зайдет – бутылками швыряют!


ХОЛЕРИК

Кончай лизаться!


4-я ОФИЦИАНТКА

Игорь, погоди!

(Опускает руки.)
ХОЛЕРИК
(подходя к стойке, виновато хлюпает носом).

Однако я забил четыре гóла…


МЕЛАНХОЛИК
(орет).

Я мог бы девять! Я забил бы девять!


ХОЛЕРИК

Кончай базарить. Дай-ка мне сосиску.


МЕЛАНХОЛИК

Сосиску хочешь?

(Смиряясь.)

Ладно, получай!


ХОЛЕРИК
(с сосиской).

Она не приходила?


МЕЛАНХОЛИК

Нет, не видел.

(Оглядывается, горячечным шепотом.)

Послушай, Игорь, можешь мне не верить.

Она была здесь, парень, заходила!

Чтоб мне простого хлеба не видать!

Тому лет пять, в такой же жаркий вечер…
ОРЕЛ
(встает и громогласно).

Когда-нибудь она придет сюда!

(Стоит с поднятой рукой.)
Входят Разраилов под руку с Ниной. За ними, шаркая подошвами, плетется Любовный Треугольник.
Немая сцена.
РАЗРАИЛОВ
(Нине)

Вот здесь, ма шер, немножко будем кушать.

Немножко закусиль, пошель обратно…

(Хохочет, виляя бедрами, ведет Нину

к свободному столику, замечает Кибера.)

Приветствую, товарищ Малахаев!

Какая встреч! Откушаль пирога?!

(Трясет руку Киберу.)

Я отшень рад увидель вы сегодня

И на правах торгового партнера

Хотель предствить вам моя супруга

Мадам Флоренс, а это наш друг дома,

(Кивает на Любовный Треугольник.)

Надежный спутник…


КИБЕР
(глухо)

Как мадам назвали?


РАЗРАИЛОВ

Мадам Флоренс.


ОРЕЛ

Неправда, это Нина!


ВСЕ

Да это Нина! Нина! Нина! Нина!


Все вскакивают, робко тянутся к Нине.
Лишь Фефелов продолжает есть.
ФЕФЕЛОВ

Мадам Флоренс, отведайте цыпленка.


НИНА
(улыбаясь, словно во сне).

Буа луа лион ниелодар…


РАЗРАИЛОВ

Как видите, мадам Флоренс по-русски,

Как говорится, ни бельмес не смыслит.

(Нине.)


Ты видишь, милая, тебя здесь очень ждали.

Ведь я же говорил, что здесь нас ждут…


НИНА
(жалобно).

Дзондон муар оли гилиотело…


РАЗРАИЛОВ

Она сказала: каждому – свое.


ХОЛЕРИК
(глухо).

Уйдите, Разраилов, мы вас помним.


КИБЕР

Останься, Нина. Ждали мы тебя.


Движение.
РАЗРАИЛОВ

Нам недосуг. Одним экспериментом

Сейчас мы заняты.

(Быстро ест с тарелки Фефелова.)

Представьте, под землею…

Курчонок сочный, соусу подлейте!..

На глубине, далекой от футбола.

Одна лаборатория возникнет…

Свободный индивидуум совместно

С машиной электрической… огурчик…

(Чавкает.)
ТЕМПЕРАМЕНТЫ

Мы не согласны! Нет!


РАЗРАИЛОВ

Не зарекайтесь.


(Вытирает губы
галстуком обалдевшего Фефелова.)

Пойдем, Нинон, мадам Флоренс иль как там

Тебя зовут в различных городах.

(Любовному Треугольнику.)

Пойдем и ты, урод!
ЛЮБОВНЫЙ ТРЕУГОЛЬНИК

О, ужас!


Его люблю, тебя я уважаю.

Подлейте яду в пищу с поцелуем,

Следы любви трехгранной исчезают,

Страданья блекнут, эрос отощал.

(Конвульсия.)
Разраилов берет под руки Нину и Любовный Треугольник, виляя задом, ведет их к выходу. Скрываются. Все медленно возвращаются к прежним позам.
ФЕФЕЛОВ

Какая духотища!

(Орлу.)

Что ты, дядя,



Орешь в такую духоту? Мы можем

Призвать тебя к порядку.


Появляется Нина.
НИНА
(радостно).

Эй, ребята!

Я к вам пришла! Меня вы долго ждали.

И я ждала…

(Плачет.)
Выскакивает Разраилов, хватает Нину за руку.
НИНА

…мурлен юлó? тимпан!

(Простирает руки.)

Ферран оччи стилло навакобуко!


Разраилов тащит Нину. Скрываются.
ОРЕЛ
(устало садясь).

Она придет, увидите, придет…


МЕЛАНХОЛИК
(горячечно).

Она была здесь, братцы, заходила!

Лет пять вперед в такой же жаркий вечер,

Как раз после футбола, дверь открылась.

Она вошла с каким-то гнусным типом

И с тенью треугольной…


ФЕФЕЛОВ

Он рехнулся!


ДЯДЯ ВИТЯ

Молчи, Андрон, он дело говорит.


Темпераменты, Кибер и Орел выходят вперед.
Стоят в задумчивости.
КИБЕР

Хотел бы знать я, что же с нами будет,

Что станет с нами в прошлом,

в настоящем.

Что будет с нами в будущем?
ОРЕЛ

Кто знает?

Могу сказать лишь: все мы будем живы,

И двести лет спустя, и сто обратно

В такой же душный и тревожный вечер

Мы будем ждать…


ФЕФЕЛОВ

А кто курчонка слопал?

На следующий спектакль мулерона,

Клянусь ногой железной, вам не дам!


Занавес




<< предыдущая страница  
Смотрите также:
Василий Аксенов Четыре темперамента
709.16kb.
4 стр.
Василий Аксенов Звездный билет
1933.35kb.
9 стр.
Василий Аксенов Остров Крым
4720.51kb.
25 стр.
Василий аксенов
3740.62kb.
15 стр.
Приложение Практическое задание. «Формула темперамента»
46.43kb.
1 стр.
Василий Аксенов Горе, гора, гореть
689.69kb.
3 стр.
Василий Аксенов Поцелуй, оркестр, рыба, колбаса…
833.66kb.
5 стр.
Василий Аксенов новые рассказы
3511.69kb.
19 стр.
Василий аксенов памфилов в памфилии
255.74kb.
1 стр.
Как перевести гнев в мирное русло Четыре шага. Научить ребенка выражать гнев
42.2kb.
1 стр.
Темперамент – дар природы
53.29kb.
1 стр.
1. Изучите структуру темперамента по В. М. Русалову Предметно-ориентированная активность
60.63kb.
1 стр.