Главная
страница 1


ОТЧЕТ

о презентации Программы социально-экономического развития России на 2008-2016 гг., состоявшейся 27 февраля 2008 года
В прошедшей 27 февраля 2008 г. презентации Программы социально-экономического развития России на 2008-2016 гг., подготовленной коллективом сотрудников РАН во главе с членом-корреспондентом РАН, директором ИЭ РАН Р. С. Гринбергом, приняли участие академики А. Г. Гранберг, В. Л. Макаров, В. М. Полтерович, С. А. Ситарян, д.э.н. А. Я Рубинштейн и Д. Е. Сорокин, а также журналисты, представляющие 25 различных органов отечественных СМИ.

Впервые в истории современной российской науки разработанная академическими институтами Программа социально-экономического развития России на 2008-2016 гг. представляет собой интегральную позицию представителей многих отраслей научных знаний. Над ней трудились не только экономисты, но и политологи, социологи, демографы, этнографы и даже физики.

Открывая презентацию, в своем вступительном слове член-корреспондент РАН Р. С. Гринберг заострил внимание присутствующих на проблемах, мешающих дальнейшему развитию России и превращению ее в процветающее государство. Указав на то, что после 2000 года внесен ряд позитивных изменений в экономическую политику России, формируются адекватные рыночной экономики институты, директор Института экономики РАН подчеркнул, что власть оказалась не в состоянии воспользоваться выгодами благоприятной конъюнктуры на мировых сырьевых рынках, не смогла диверсифицировать экономику страны, не остановила «примитивизацию» структуры экономики. Особенно подробно Р.С. Гринберг остановился на необходимости всеобъемлющей гуманизации современной отечественной экономической политики. « Следует создать в нашей стране условия для комфортного существования индивидуума, что позволит полнее раскрыть и использовать духовный творческий и интеллектуальный потенциал россиян, будет способствовать высвобождению созидательной энергии людей. Мы должны обратить пристальное внимание на возрастающую роль нематериальных активов в мировой экономической гонке, остановить нравственную деградацию и деинтеллектуализацию нашего общества», - заявил директор Института экономики РАН.

Р.С. Гринберг указал на необходимость сочетаемости и взаимодополняемости государственных и частных интересов в социально-экономической сфере, выразив решительное несогласие с адептами провинциального российского неолиберализма, которые противопоставляют их друг другу. Он подчеркнул, что государственная деятельность и частная инициатива в современной экономике дополняют, а не отрицают друг друга.

В своем выступлении Р. С. Гринберг остановился также на проблеме проведения государственной структурной и инновационной политики для активизации отечественного научно-производственного потенциала с целью достижения и поддержания конкурентоспособности российской экономики на глобальном мировом рынке.

В заключение Р. С. Гринберг указал на исключительную важность дальнейшего развития политической системы в России, в основу которой обязательно должен быть положен принцип состязательности политических сил. Он, в частности, сказал: «Многие наши беды в сфере экономики связаны с отсутствием конструктивной политической оппозиции. К примеру, ни в одной бывшей социалистической стране не было кризиса, подобного тому, что произошел у нас в августе 1998 года. Другие страны этого избежали, потому что к власти смогла прийти оппозиция, ориентировавшаяся на другую школу экономического мышления, и которая смогла скорректировать ошибки своих предшественников. Нельзя уповать только на осведомленность, интеллект и компетентность первого лица в государстве при всем уважении к нему». Р. С. Гринберг сослался на пример Польши, где изъяны «шоковой» терапии Бальцеровича были подправлены политиками иного социал-демократического мировоззрения».

Научный руководитель ИЭ РАН, академик Л.И. Абалкин в своем выступлении сказал: «Российский народ пережил в конце XX века глубокий кризис в своем развитии. Он все более остро ощущал потребность в осмыслении не только прошлого, но и будущего страны, завтрашнего дня своих детей и внуков. Ответ на этот вопрос могла дать лишь долгосрочная социально-экономическая стратегия. Но ее у страны, к сожалению, нет до сих пор.

Министерство экономического развития и торговли начало разработку такой стратегии. Это вызвало большой интерес, как в стране, так и в мировом сообществе. В связи с этим «Центр развития информационного общества» (РИО – Центр) создал несколько рабочих групп для детального, научно обоснованного анализа сценариев ближайшего будущего России.

Речь идет о разработке долгосрочной концепции социально-экономического развития. Это очень важный этап, предшествовавший принятию самой стратегии. Определение концепции является функцией и гражданским долгом ученых. Концепция призвана отражать понимание целей, приоритетов и очередности решаемых задач, систему институциональных преобразований, качественно новые явления в развитии общества (внутри страны и в мире в целом).

Взгляды на все эти вопросы среди российских ученых отнюдь не одинаковы. И ни одна из научных школ не обладает монопольным правом на истину. Вот почему и был создан ряд коллективов для подготовки концепции.

На основе концепции начинается самый ответственный этап - выработка самой стратегии. Это является функцией власти, которая, одновременно, принимает на себя и всю ответственность за ее реализацию. Подготовка стратегии должна, как мне представляется, проходить на демократической основе, с учетом мнения всех структур общества, согласования интересов центра и регионов. Только так может быть создана Национальная стратегия. И только так будет гарантирован ее успех.

Однако к сказанному следует добавить еще одно ключевое понятие – целостность стратегии. Она в принципе не может быть суммативной, складывающейся из разных отраслевых и региональных планов. Такие планы разрабатываются вне связи друг с другом, не имеют, как показывает опыт, достаточных финансовых ресурсов. Не решается в них и самый острый из современных дефицитов – огромная нехватка профессиональных инженерных кадров и рабочих. Целостность стратегии и ответственность за ее реализацию власти предполагают системное решение всей совокупности названных проблем. Только тогда она приведет к достижению поставленных целей.

Сегодня мы обсуждаем концепцию долгосрочной стратегии, подготовленную большим коллективом ученых академических институтов и сотрудниками других организаций. Руководителем авторского коллектива является директор Института экономики Российской академии наук, член-корреспондент РАН Р. С. Гринберг.

Институт экономики всегда занимал ведущее место среди организаций, занятых разработкой долгосрочной социально-экономической стратегии. В 1999 г. коллективом ученых института была опубликована книга «Россия – 2015: оптимистический сценарий». Она получила достаточно высокую оценку, как в стране, так и за рубежом.

В 2004 г. была издана книга «Стратегический ответ России на вызовы нового века». В ней было выделено три этапа: 2004-2010, 2011-2015 и 2016-2025 гг. Причем нынешнее время определено в ней как этап концентрации усилий на преодолении кризиса основного и человеческого капитала, а также создании режима наибольшее благоприятных условий для развития современного высокотехнологического комплекса. Был остро поставлен вопрос о демографическом кризисе и путях выхода из него. Эта книга, как и другие работы ученых-демографов, во многом способствовали принятию мер по разработке долгосрочной демографической политики.

Подготовленные материалы к новой книге были обсуждены на Круглом столе Вольного экономического общества России 4 июля 2007 г. Они вызвали достаточно большой интерес и широкое освещение в прессе.

Долгосрочная стратегия немыслима без четко обозначенной промышленной политики. И дело не во вкусах. Пока нет стратегии, невозможно выстроить и промышленную политику, ведь она не какой-то изолированный инструмент, а составная часть стратегии. Вопрос о собственности уже давно вырос из противопоставления частной и общественной формы. Все они равноправны и каждая находит свою нишу: государственная и частная, акционерная и кооперативная, собственность профсоюзов и общественных организаций. Большие сомнения вызывает обсуждение демографических проблем без привлечения специалистов. Общество и власть получают в итоге искаженное, и даже ошибочное представление о демографическом кризисе и выходе из него.

Неоднократно утверждалось, что демографический рост вызван получением российскими семьями «материнского капитала», однако, на самом деле в детородный возраст вошло поколение россиянок, появившихся на свет в период предыдущего демографического взрыва, а уровень смертности остается на прежнем уровне и через несколько лет все вернется на круги своя».

Академик А. Г. Гранберг в своем выступлении отметил: «В обсуждаемом докладе мною подготовлен параграф о пространственном аспекте социально-экономического развития России. Исключительное разнообразие природных, экономических и социальных условий в различных регионах страны объективно создает многие сложные проблемы функционирования национальной экономики как единого целого. Ситуация еще более усложняется вследствие внешнеэкономических воздействий на регионы, особенно приграничные.

В настоящее время различия между субъектами Федерации по главному экономическому индикатору – валовому региональному продукту на душу населения – превышают 60 раз (официальные данные за 2005 г.). Естественно, государственная экономическая политика должна разумно сочетать общенациональные программы и механизмы регулирования с особенностями отдельных регионов.

Значительным достижением последних лет является устойчивый экономический рост практически во всех субъектах Федерации. В этом отношении мы выгодно отличаемся от многих стран с рыночной экономикой, где экономический рост в целом часто сопровождается появлением новых депрессивных территорий.

Исследования перспектив пространственного развития российской экономики, выполненные Советом по изучению производительных сил, позволяют сделать вывод о возможностях достаточно высоких темпов роста экономики и уровня жизни во всех макрорегионах при использовании их взаимодополняющих конкурентных преимуществ. Модернизация экономики освоенных регионов дополняется новым хозяйственным освоением значительных территорий Востока и Севера, в том числе ресурсов континентального шельфа. Выгоды производственной специализации и межрегиональной интеграции будут сочетаться с активизацией региональных экономик на мировых рынках. Прогнозы, проводимые в рамках обоснования концепции долгосрочного развития страны с использованием компьютерных моделей, показывают возможности опережающего развития наиболее проблемных регионов – Юга, Сибири, Дальнего Востока».

В своем выступлении на презентации директор ЦЭМИ РАН, академик В.Л. Макаров подчеркнул: «Я вкратце расскажу об основных идеях, заложенных в содержании раздела 1, посвященного мировым вызовам, вытекающим из современных тенденций, в частности, развития науки и техники. Мы постарались также сформулировать предложения, которые по нашему мнению, обеспечат России достойное место в грядущей экономике знаний.

О вызовах. Благодаря новейшим достижениям в области биотехнологий, выращивания и трансплантации органов, создания искусственных рецепторов и тому подобное происходит дальнейшее расслоение человечества по доходам, уровню жизни, доступности благ цивилизации. Это расслоение может принять необратимый характер, ибо люди в каждой ветви перестанут смешиваться. Задача общественных наук – глубоко проанализировать это явление и дать рекомендации – что делать. Другой вызов связан с тотальностью информационного общества. Человек в таком обществе неизбежно оставляет электронный след, что неизбежно приведет к новому пониманию демократии, прав человека, судебных технологий.

Есть еще ряд важных вызовов, о которых нет времени говорить. Национальное разнообразие в мире не уменьшается. Национальные проблемы остаются. Противоречие между принципом права наций на самоопределение и принципом целостности государства остается. Мы, по честному, обсуждаем это, не настаивая на бесспорном решении.

Возвращаясь грядущей экономике знаний, могу сказать, что первоочередной задачей для России в этом плане является создание институтов этой самой экономики: университетов мирового уровня, развитии внутри крупных корпораций инновационного сектора, ускоренного развития инновационных услуг, в частности появление инновационных брокеров мирового уровня.

Наконец, в порядке ответа на вопрос об основных идеях стратегии в целом, могу сказать, что считаю главной идею возрождения России как великой державы, в частности, внедрения в умы всех россиян, что они особые, что у них есть конкурентное преимущество по сравнению с другими странами. Что великое прошлое, что огромные просторы, что сформировавшийся генетический потенциал народа неизбежно сыграют свою роль. А начало возрождению положено. Не надо бояться ставить великие цели. В конечном счете, все решает дух народа, как любил повторять Лев Толстой».

В своем выступлении первый заместитель директора ИЭ РАН, д.э.н. Д.Е. Сорокин отметил: «Хочу обратить внимание, что ныне предпринимается вторая попытка создания долгосрочной программы развития страны. Первая осуществлялась в 2000 – 2001 г.г., когда в соответствии с распоряжением Правительства от 1 декабря 1999 г. был подготовлен проект на период 2001 – 2010 г., известный под названием «Программа Грефа». Хотя он так и не был утвержден – чему способствовала и позиция РАН в отношении содержания этой программы – нельзя не отметить, что тогда ставились сходные с нынешними задачи: социальная ориентация, модернизация экономики для перехода на инновационный рост и, наконец, восстановление экономического и политического статуса России в мире. Однако, анализ итогов 9 лет т.н. роста показывает, что ситуация и в социальной, и в инновационной сферах не улучшилась, а во многом даже ухудшилась. Рост и восстановление роли России в мире происходят на иной основе и потому не являются устойчивыми.

Отсюда можно сделать вывод, что сложившаяся система экономических отношений не ориентирует интересы субъектов хозяйствования на инновационное развитие и развитие человеческого капитала. Следовательно, сложившаяся экономическая система не пригодна для достижения, в общем, верно обозначенных стратегических целей. А это, в свою очередь, означает, что необходимо менять эту систему, начиная с преобразования ее основы – отношений собственности».

В своем выступлении академик РАН В. М. Полтерович сказал: «Перед Россией стоит задача свершения «экономического чуда», то есть, задача очень быстрого и устойчивого роста. Мы должны в течение 15-20 лет встать на один уровень по душевому ВВП со средними европейскими странами. Сейчас мы отстаем от Португалии в 2 раза, от Франции, Германии, Италии более чем в 2,5 раза. Решить подобные задачи за последние шестьдесят лет удалось очень немногим экономикам. Это Япония, Корея, Тайвань, Сингапур, Гонконг, Португалия, Испания, Финляндия. В последние два десятилетия очень быстрый рост демонстрировала Ирландия. Но подавляющее большинство стран не смогли справиться с задачей догоняющего развития. Для того чтобы рассчитывать на успех, надо изучить опыт стран «экономического чуда» и учесть теоретические разработки, которые показывают, на чем может базироваться быстрый экономический рост.

В настоящее время в экспертном сообществе наиболее популярны два подхода, которые можно обозначить как «модернизацию сверху» и «институциональную модернизацию». Названия условны. Сторонники обоих подходов (к которым принадлежат самые авторитетные экономисты) признают и роль государства, и необходимость его взаимодействия с частным бизнесом. Так что различие между ними довольно тонкое, его трудно уловить не специалисту. Но различие существенно, и состоит оно в следующем.

Сторонники «институциональной модернизации» полагают, что вмешательство неквалифицированной и коррумпированной бюрократии может только навредить экономике. Поэтому, говорят они, нужно создавать коалиции агентов, заинтересованных в демократизации общества, установлении общественного контроля над бюрократией, в борьбе с коррупцией и укреплении судебной системы, в совершенствовании человеческого капитала. Если эти задачи будут решены, хотя бы частично, то рынок в основном сам справится с задачей быстрого роста. А в случае трудностей ему поможет квалифицированное и честное государство.

Сторонники «модернизации сверху» гораздо сдержаннее относятся к возможностям рынка. Они предлагают разработать достаточно детальную программу, выделить приоритеты, наметить целевые показатели, а затем теми или иными способами заинтересовать частный сектор в выполнении этой программы.

Нынешняя правительственная практика больше походит на попытку «модернизации сверху» (национальные проекты, федеральные программы, госкорпорации), а провозглашаемая государственная идеология - на призыв к «институциональной модернизации».

Однако оба подхода не учитывают опыт других стран, ставивших перед собой задачу модернизации. А из этого опыта следуют, в частности, три вывода. Во-первых, «модернизация сверху» не удалась ни одной стране. Очень хороший пример – Бразилия, которая в отдельные периоды развивалась весьма быстро. Но в результате эта страна, не испытавшая тяжелого социалистического эксперимента, который пережили мы, отстает от России по уровню ВВП на душу населения.

Во-вторых, план «институциональной модернизации» тоже никому не удался. Страны экономического чуда начинали экономический рост в условиях значительной теневой экономики, высокой коррупции, при неразвитых институтах. Они их улучшали уже в процессе экономического роста.

Третий вывод. Те страны, которые добились успеха, широко применяли так называемое индикативное планирование. В пятидесятых - семидесятых годах этот инструмент играл важную роль не только в Японии, Корее и на Тайване, но и во Франции, Португалии, Испании. Сейчас индикативное планирование в его современном варианте использует, например, Ирландия. Термин «индикативное планирование» пугает многих россиян, потому что вызывает ассоциации с централизованным советским планированием. Но на самом деле между этими инструментами очень мало общего. Потому что индикативное планирование опирается на взаимодействие государственных институтов и организаций бизнеса, а также профессиональных союзов. Индикативное планирование предполагает, что стратегия в деталях вырабатывается не априори, не в государственных органах и даже не учеными, а в тесном взаимодействии всех заинтересованных сторон – государства, бизнеса и общества (конечно, при участии экспертов).

Нам нужно строить подобную систему «интерактивного управления ростом». В такой системе государство никого не принуждает к выполнению того или иного плана, но обязуется содействовать при определенных условиях выполнению запланированных мероприятий. В частности, предоставлять льготные кредиты, или давать гарантии по кредитам и т.д. Необходимо выработать стратегию «интерактивной модернизации», объединяющей достоинства предлагаемых подходов и учитывающей выводы экономической теории и опыт других стран.

Еще один урок стран «экономического чуда». Мы много говорим об инновационной экономике. Вот пройдет 5-6 лет, и мы станем лидерами. Очень сомнительно. В действительности все страны, которые добивались успеха, в течение долгого времени занимались имитацией передовых западных технологий. Инновационное развитие – очень дорогое удовольствие. Вначале нам надо использовать «преимущество отсталости» - заимствовать технологии и институты, которые уже доказали свою работоспособность. Но и это очень непростая задача. Прямое заимствование обычно не приводит к успеху. Для успешного заимствования надо иметь собственную высокоразвитую науку и разрабатывать специальные проекты. Вот начнем с масштабного заимствования, повысим эффективность производства, и постепенно будем переходить к подлинно инновационной стратегии.

Не нужно строить несбыточных планов. Они приведут лишь к бесполезному расходованию ресурсов. Если пытаться решать чрезмерно амбициозные мегазадачи, получим нанорезультат».

Первый заместитель директора ИЭ РАН, д.ф.н. А.Я. Рубинштейн в своем выступлении отметил: «Мне бы не хотелось вспоминать 90-ые годы и то, как государство бездумно и стремительно освобождалось от своей ответственности за состояние социальной сферы. За такую политику российская экономика расплачивается деградаций человеческого капитала и примитивизацией труда.

Появление «национальных проектов» - это первые попытки изменить сложившуюся тенденцию и придать другую направленность государственной активности. И здесь нужна новая стратегия, способная ответить на вызовы XXI столетия и обеспечить эффективное развитие человеческого капитала.

При этом прав академик В.М. Полтерович, призывающий к осторожности в ее выборе. По существу российская экономика находится между Сциллой и Харибдой: при сохранении нынешнего положения дел может наступить инновационный коллапс, при заимствовании самых передовых институтов, обеспечивающих эффективное развитие науки, образования, культуры в экономически успешных станах можно оказаться в институциональной ловушке. Рецепт В.М. Полтеровича – промежуточные институты. Они, собственно, и легли в основу предложенной «стратегии социального императива» - введение бюджетных обязательств государства в виде минимальной доли расходов государственного бюджета и нормативов минимальной оплаты труда в социальной сфере.

Если нынешнее ресурсы России не позволяют «дотянуться» до США, то промежуточным институтом может служить государственное финансирование науки в Европейском союзе. В отношении сферы образования и культуры образцом может служить Чехия. Введение таких бюджетных нормативов привело бы к увеличению государственного финансирования гражданской науки – минимум в 2,9 раза, образования - в 2,5 раза, культуры - в 4,4 раза.

При введении минимальных нормативов оплаты труда в социальном секторе, образцом может служить оплата труда в сфере управления. В этом случае промежуточный институт определяется следующей формулой - минимальный уровень оплаты труда в гражданской науке, образовании и культуре устанавливается на уровне средней заработной платы работников сферы управления. Расчеты показывают, что при введении таких нормативов заработная плата должна вырасти в гражданской науке - минимум в 2,3 раза; в образовании - в 3,2 раза; в культуре - в 3,1 раза.

Следует подчеркнуть также, что стратегия «социального императива», опирающаяся на законодательное установление соответствующих минимальных нормативов, является эффективным средством «урезания» самопровозглашенных полномочий финансовой бюрократии, страдающей царской привычкой «изыскивать средства» по своему усмотрению».


Пресс-служба Института экономики РАН




Смотрите также:
Отчет о презентации Программы социально-экономического развития России на 2008-2016 гг., состоявшейся 27 февраля 2008 года
142.01kb.
1 стр.
Паспорт программы 4 раздел Общие положения 6 Статья Цель Программы социально-экономического развития
1171.59kb.
4 стр.
Отчет о выполнении "Программы социально-экономического развития г. Протвино на 2008-2012 годы"
813.62kb.
2 стр.
Отчет о реализации
1168.11kb.
15 стр.
Программа социально-экономического развития маслянинского района
737.1kb.
6 стр.
Закон ростовской области об утверждении программы социально-экономического
9436.07kb.
47 стр.
Программа социально-экономического развития муниципального образования «город глазов» на 2010 2014 годы 2009
3983.11kb.
23 стр.
Информация по основным параметрам районного бюджета на 2012-2014 годы
128.76kb.
1 стр.
Доклад о состоянии и перспективах социально-экономического развития
1284.79kb.
7 стр.
Отчет о работе главы прионежского муниципального района и итогах социально-экономического развития района за 2008 год
684.63kb.
3 стр.
Паспорт программы наименование Программы
2957.49kb.
17 стр.
Администрация города Перми Планово-экономический департамент итоги социально-экономического развития города перми 2008 г
1438.62kb.
9 стр.