Главная
страница 1страница 2страница 3



На правах рукописи

Павлова Анжелика Николаевна


СЕМАНТИКА КОСТЮМА ВОЛЖСКИХ ФИННОВ СЕРЕДИНЫ I – НАЧАЛА II ТЫС. Н.Э.


24.00.01 – теория и история культуры


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук

Казань


2008

Работа выполнена на кафедре истории и психологии Марийского государственного технического университета


Научный консультант – доктор исторических наук, профессор

Патрушев Валерий Степанович
Официальные оппоненты – доктор исторических наук

Руденко Константин Александрович
доктор исторических наук, профессор

Корепанов Кронид Иванович
доктор искусствоведения, профессор

Кудрявцев Владимир Геннадьевич
Ведущая организация – Чувашский государственный университет культуры и искусств

Защита состоится «17» июня 2008 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 210.005.02 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Казанский государственный университет культуры и искусств» по адресу: 420059, г. Казань, Оренбургский тракт, 3, ауд. 302.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Казанского государственного университета культуры и искусств.

Автореферат разослан «____» ______________2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат философских наук, доцент Р.К. Бажанова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность исследования. На рубеже нового тысячелетия люди все чаще задумываются об истоках современных цивилизаций и культур, их взгляд устремляется в прошлое, к временам, когда закладывались основы существующих ныне этносов. Обращаясь к наследию народной культуры, наш современник стремится обрести ответы на важнейшие вопросы бытия. Культура так называемого традиционного (доиндустриального) общества позволяла достичь гармонии с окружающим миром, прикоснуться к его таинствам. Она давала ответ на вопрос о месте человека в мире, позволяла наладить взаимоотношения с обществом, природой и самим собой. Как реакция на процессы глобализации в современном обществе, возрастает интерес этносов к собственной корневой традиции.

Характеристика различных ракурсов бытия человека в мировоззренческих системах прошлого и настоящего, традиционные формы мировосприятия и миропонимания, историко-культурный опыт этносов представляют собой инструменты, способные обеспечить условия для диалога культур.

Характерная для традиционной культуры картина мира транслируется самыми разнообразными способами, важную роль в этом процессе играет костюм. Костюм включен в систему мировоззрения и мировосприятия этноса. Его нельзя рассматривать лишь как набор предметов, так как костюм имеет свою философию, свое значение. Костюм принадлежит к числу наиболее массовых и близких человеку элементов этнической культуры, являясь частью культуры повседневности. Символическая система костюма отражает миропонимание этноса, позволяет сохранить живую связь между поколениями, развивать народное художественное творчество.

Художественный вкус и древние религиозные верования нашли отражение в костюме волжских финнов, украшенном разнообразной символикой. Термин волжские финны используется для обозначения народов, говорящих на языках волжско-финской подгруппы финно-угорской группы уральской семьи, одной из древнейших на территории Восточной Европы. В начале II тыс. н. э. к волжским финнам относились мари, меря, мордва, мурома, мещера1. В настоящее время к этой языковой подгруппе принадлежат два этноса мари и мордва. Существование волжско-финской общности признается большинством языковедов2. Е.А. Хелимский объединяет языки мари, муромы, мери, мордвы, мещеры в Волжско-Окский языковой союз, датируя его I тыс. н. э. и, возможно, частично I тыс. до н. э., отмечая влияние балтийских языков восточно-балтийского пояса3. Термин волжские финны получил распространение и в исторической литературе4.

В последующие столетия костюм волжских финнов претерпел некоторые изменения, но его элементы сохранили символическое значение. В современных условиях, когда происходит процесс этнического возрождения, усиливается интерес к прошлому, традиционной культуре, в том числе и к костюму. Если в советский период народный костюм ассоциировался, главным образом, с фольклорными праздниками, концертами народных коллективов, то в настоящее время, он становится важной частью возрождающейся народной культуры, например, на языческих молениях мари все участники одеты в национальные костюмы. Но сведения, предоставляемые этнографией, не позволяют ощутить глубины образов народного искусства, так как фиксируют лишь поздний период его развития, когда носители традиции уже не могли объяснить древний смысл символов. В результате нередко происходит механическое воспроизведение форм народного костюма без понимания свойственной ему философии и эстетики. С другой стороны, в финно-угорском мире растет интерес к древним мифологическим корням традиционного искусства, что связано с возрождением народных художественных ремесел, например, вышивки, и развитием такого направления в современной художественной культуре, как этнофутуризм. Современные художники вновь обращаются к древним символам народного искусства, дешифровка которых поможет лучше понять особенности менталитета финно-угорских народов, обоснованность использования древних знаков в современном народном и профессиональном искусстве, что будет способствовать сохранению и развитию традиций в области создания народного костюма.

Исследование семантики традиционного костюма волжских финнов позволит лучше осмыслить своеобразный мир этнической культуры, особенности мари и мордвы, представляющих собой часть огромного самобытного финно-угорского мира России.



Проблема исследования заключается в противоречии между высокой культурно-исторической значимостью традиционного костюма волжских финнов и отсутствием комплексного культурно-исторического исследования древнего костюма как текста, обладающего собственной семантикой и функционирующего в культурном пространстве этноса.

Степень научной разработанности проблемы исследования.

Костюм традиционно привлекал и привлекает внимание исследователей, работающих в различных областях гуманитарной науки.



Во-первых, костюм различных народов традиционно входит в сферу интересов этнографии (этнологии). В этой области накоплен значительный материал, относящийся к культуре волжских финнов. Первые сведения о костюме финно-угорских этносов Поволжья можно найти в работах И.Г. Георги, Г.Ф. Миллера, А. Олеария. В XIX в. народную одежду марийцев исследовали, А.Ф. Риттих, Т. Семенов, И.Н. Смирнов, А. Фукс и другие. Значительный вклад в изучение марийского и мордовского костюма внесли В.Н. Белицер, Ю. Вихман, Н.И. Гаген-Торн, Т. Евсевьев, Т.А. Крюкова, Т.Л. Молотова. Благодаря деятельности ученых-этнографов, краеведов накоплен значительный фактический материал по костюму волжских финнов, способам изготовления его отдельных элементов.

В конце ХХ в. в российской этнологии возрос интерес к духовному аспекту традиционной культуры. Один из основоположников этого направления А.К.  Байбурин, изучавший проблему семиотического статуса вещей в мифологии и ритуале, сформулировал принципы семантического исследования элементов материальной культуры5.

Этнографы подошли к проблеме символической интерпретации этнического костюма, в центре внимания оказались вопросы генезиса символического комплекса костюма в контексте традиционных мировоззренческих представлений, анализ и структурирование семантического содержания костюмных комплексов (Л.Н. Жукова, С.Б.  Самбуева). Проблемы семантики народного искусства финно-угров исследуются в Удмуртском государственном университете (В.Е. Владыкин, Л.А.  Молчанова, П.А.Орлов). Постепенно преодолевается одностороннее восприятие народной культуры, за ней признается право на глубокие космологические обобщения, нашедшие отражение и в искусстве, в устном поэтическом творчестве и в других ее областях. Этнографические исследования не претендуют, как правило, на глубокие теоретические обобщения. Исследование костюма в этнографии обычно сопряжено с изучением вопросов этногенеза, взаимодействия и взаимовлияния этнических культур.

Во-вторых, костюм волжских финнов традиционно изучается в рамках археологии, как важный этноопределяющий и датирующий признак. Накопление сведений о древнем костюме волжских финнов начинается со второй половины XIX в.: А.А. Спицын предложил реконструкции костюмов по материалам Борковского, Кошибеевского и других могильников. К середине ХХ в. были открыты многие крупные памятники средневековой мордвы, такие как Лядинский, Крюково-Кужновский и другие могильники. В работах археологов проанализирован состав, технологические особенности и территория распространения металлических украшений финно-угров (Л.А. Голубева, Е.И. Горюнова, А.Е. Леонтьев). В настоящее время накоплен значительный материал по древнемарийскому костюму IX-XIII вв. (Г.А. Архипов, Т.Б. Никитина) и древнемордовскому костюму (А.Е. Алихова, Р.Ф. Воронина, М.Ф. Жиганов, Н.В. Мартьянов,  А.П.  Смирнов). В археологии развивается такое направление как реконструкция древних костюмов населения Поволжья с использованием этнографических источников (В.А. Городцов, Ю.А. Краснов, Д.Ф. Файзуллина).

В последние годы происходит расширение диапазона исследований: костюм рассматривается не только с точки зрения утилитарных функций, предлагаются его интерпретации как образно-семантической системы (З.В. Доде, Н.Б. Крыласова, С.А. Яценко).

Основной целью археологии в области исследования костюма остается воссоздание его целостного комплекса, представляющего собой памятник этнической культуры определенной эпохи.

В-третьих, существует искусствоведческое направление в исследовании костюма, представленное в работах историков моды А.А.Васильева, Р.М. Кирсановой, М.Н. Мерцаловой, уделяющих значительное внимание стилистике, композиции костюма, цветовой гамме, силуэту. Историки моды, в большинстве случаев, изучают костюм господствующих классов, который подвержен трансформациям, в соответствии с изменениями художественных вкусов эпохи.

В последние годы наиболее динамично развивается культурологическое направление в изучении костюма, о чем свидетельствуют работы О.Б. Вайнштейн, В.В. Давыдовой, С.П. Исенко, Н.М. Калашниковой, Т.В. Козловой, М.П. Полиховой.

В центре внимания культурологов, как правило, находится модный костюм XIX-XX вв., но появляются и исследования, посвященные народному костюму. С.П. Исенко предложила в рамках культурологии выделить новое направление - этнокостюмологию6. Элементы мордовского костюма рассматриваются в непосредственной связи с традиционной картиной мира этноса, с характерными для него пространственно-временными представлениями, как иллюстрация космологизма народного мышления и искусства, в работах Г.А. Корнишиной и М.И. Каргиной. Культурологией накоплен значительный теоретический материал в области исследования различных аспектов народной культуры, о чем свидетельствуют работы С.А. Китовой, И.В. Малыгиной, А.Е. Наговицына, Г.Е. Шкалиной.

Культурологический подход предполагает исследование костюма как феномена культуры в единстве его материальных и духовных функций, раскрывающего особенности этнического менталитета.

В настоящее время существуют условия для междисциплинарного дискурса при исследовании костюма волжских финнов.

Основным источником для подготовки работы стали материалы раскопок могильников волжских финнов середины I – начала II тыс. н. э. на территории Поволжья: древнемордовские Абрамовский, Крюково-Кужновский, Старо-Кадомский, древнемарийские Младший Ахмыловский, Дубовский могильники и могильник Нижняя Стрелка, а также древнемарийские памятники XII- начала XIII в., муромские Подболотьевский, Максимовский, Чулковский могильники и могильник Молотицы, а также материалы Безводнинского и Желтухинского и рязано-окских Борковского, Шокшинского и Шатрищенского могильников. Исследованные материалы не исчерпывают всего многообразия костюма волжских финнов эпохи раннего средневековья. Автор опирается, главным образом, на опубликованные источники, которые позволяют достаточно полно представить ранние этапы генезиса костюма волжско-финских этносов и являются достаточно информативными с точки зрения семантики костюма.

Фольклорные и этнографические материалы, связанные с костюмом у мари и мордвы зафиксированы в позднее время, XIX- начало XX вв., когда традиционное миропонимание уже начало претерпевать существенные трансформации. Марийская и мордовская мифологии не представляют собой целостных систем, и сами нуждаются в реконструкции, как показали исследования Г.Е. Шкалиной, Ю.А. Калиева, Т.П. Девяткиной7. Поэтому закономерно обращение к этнографическим и фольклорным материалам других финно-угорских этносов, например, к карело-финскому эпосу «Калевала». Исследователи «Калевалы» отмечают, что в ее рунах запечатлена реальность тысячелетий, от бронзового века до раннего средневековья. Некоторые сюжеты эпоса имеют прямые параллели в мифологии и фольклоре, например, угорских народов Сибири8, сохранивших наиболее архаические пласты миропонимания, истоки которых можно считать общими для всех финно-угорских этносов. Материалы по этнографии и фольклору хантов и манси представляют собой важный источник для реконструкции духовной культуры родственных им этносов.

Семантика костюма может быть представлена в виде многоуровневой системы, где наряду с национальными элементами, важное место занимают общечеловеческие. Это позволяет использовать в ряде случаев материалы индоевропейской мифологии, главным образом балтской и индоиранской, так как контакты с этими этносами имели большое значение для развития духовной культуры волжских финнов, а также булгарские источники, учитывая тесное взаимодействие этнических культурных миров в Поволжье.

Объект исследования – костюм волжских финнов середины I – начала II тыс. н. э., рассматриваемый как важнейший элемент традиционной культуры, воплощающий в себе мировидение, мироощущение и ценности этноса.

Хронологические рамки исследования, середина I – начало II тыс. н. э., включают время интенсивных этнических процессов на территории Верхнего и Среднего Поволжья, Поочья, когда закладывались основы волжско-финских этносов, формировались особенности их материальной и духовной культуры в условиях тесных контактов и сохранения некоторых общих элементов мировосприятия.



Предметом исследования является семантика древнего костюма волжских финнов, сопряженная с социальной стратификацией, религиозно-магическими и художественно-эстетическими представлениями этноса.

Цель работы – комплексная теоретико-практическая историко-культурная реконструкция семантики костюма волжских финнов середины I – начала II тыс. н.э. в связи с проблемой воплощения в символической форме этнической картины мира, отражения ценностно-нормативных систем древних этносов.

Для реализации данной цели были выдвинуты следующие задачи:

1. Разработать методологию и методику семантического исследования костюмных комплексов волжских финнов, реконструируемых по археологическим материалам с использованием достижений современной исторической науки и культурологии.

2. Разработать методику реконструкции древнего костюма волжских финнов по археологическим источникам с учетом этнографических параллелей.

3. Реконструировать древний костюм волжских финнов по археологическим материалам и представить его как текст традиционной культуры, систему, состоящую из взаимосвязанных и взаимозависимых символических элементов.

4. Раскрыть особенности использования символов в традиционной культуре волжских финнов, характерную для нее максимальную знаковость вещного мира. Исследовать основные коды зооморфный, геометрический, цветовой, использовавшиеся в процессе построения символической системы костюма.

5. Представить костюм волжских финнов как отражение этнической картины мира, народной космологии с учетом существующих в финно-угорской традиции символических кодов.

6. Разработать семантическую интерпретацию погребальных и свадебных костюмов, костюма жреца и его предполагаемых древних прототипов.

7. Проанализировать отражение в семантике костюма социальной структуры волжско-финских этносов.

8. Определить специфику воплощения в костюме волжских финнов знаковыми средствами стереотипов мужественности и женственности, и раскрыть связанную с этим проблему эстетического идеала.



Гипотеза исследования.

Древний костюм волжских финнов представляет собой текст культуры, который может быть исследован и интерпретирован с помощью методов культурологии, позволяющих выйти на более высокий уровень информативности.

Формы костюма волжских финнов не претерпели существенных изменений с глубокой древности, костюм, по-прежнему, является непременным атрибутом обрядов и народных праздников. Анализ костюмных комплексов волжских финнов, отличающихся устойчивостью и наличием внутренних связей между отдельными элементами, предполагает использование такой категории как система костюма, обладающая внутренней структурой.

При исследовании символики костюма волжских финнов огромное значение имеет исследование кодов, среди которых, на наш взгляд, ключевым является зооморфный код, при значительной роли геометрического, цветового и других.

Основой для научной рефлексии являются особенности функционирования костюма в традиционной культуре волжских финнов.

Культура волжских финнов представляет собой пример этнических культур, в которых при отсутствии письменности декоративно-прикладное искусство играло чрезвычайно важную роль в хранении и передаче информации, в значительной степени дополняя устную поэтическую традицию. Костюм волжских финнов отражает космологические представления, его изучение позволит раскрыть особенности этнической картины мира. Космологическая символика, на наш взгляд, в большей степени присуща костюмам, используемым в ходе различных обрядовых действий, в первую очередь, в погребальных и свадебных обрядах.

Особенностью традиционной культуры волжских финнов следует считать замещение человека костюмом-образом во время обрядовых действий, например, свадьба или поминки. Под костюмом-образом мы понимаем, в соответствии с гипотезой Р. Барта, иконическую структуру костюма, визуально-воспринимаемую человеком и являющуюся основой для знаний и представлений, или, пользуясь терминологией Р. Барта, для костюма-описания, преобразуемого в речь9.

В древней культуре волжских финнов социальная структура отразилась в семантике костюма, выполнявшем функции идентификации и самоидентификации общества и индивида. Костюм представляется одним из источников для реконструкции образов мужественности и женственности, эстетического идеала волжских финнов, нашедшего слабое отражение в вербальных текстах.



Методологические основания исследования.

Исследование народного костюма с позиций истории культуры предполагает междисциплинарный подход и не позволяет отдать предпочтение определенной познавательной парадигме. Следует учитывать разнородные и разнонаправленные установки, существующие в классической и постклассической философии, в системном исследовании поставленной проблемы.

Представители «практической эстетики» еще в середине XIX в. отметили присущие костюму формальные закономерности и значение украшений, как художественных символов. Г. Земпер одним из первых использовал формальный подход при анализе элементов костюма, в независимости от художественно-образной стороны отдельных предметов. На наш взгляд, определенный интерес представляет предложенная им классификация украшений, деление их на макро- и микрокосмические, радиальные и направленные, предложенные им правила функционирования этих украшений10.

Центральным для нас является системный подход, представляющий собой методологическую основу культурологии как науки. При этом учитывается, что костюм, являясь частью системы традиционной культуры, сам представляет собой систему высокого уровня сложности. Системный подход при исследовании костюма волжских финнов предполагает применение общей теории систем с учетом достижений функционализма. Один из основоположников функционализма, Б. Малиновский исходил из представлений о культуре как системе, состоящей из взаимосвязанных элементов11.

Важным представляется использование идей структурного функционализма о существовании иерархии систем и взаимной связи между ними, которые можно применить к культуре и ее элементам, включая костюм. Необходимо учитывать и теорему функционального анализа Р. Мертона, гласящую, что одно и тоже явление может иметь многочисленные функции, а одна и та же функция может по-разному выполняться12.

В рамках структурализма, где объект исследования рассматривается в качестве структуры (совокупности отношений между элементами некоторого целого, сохраняющими свою устойчивость при различных внешних и внутренних изменениях), сформулированы важные, на наш взгляд, методологические установки в области исследования костюма

С другой стороны структурализм акцентирует внимание на знаковом аспекте культуры, что стало основой для тесной его связи с проблемами семиотики, важные аспекты которой были сформулированы в трудах Ч. Пирса13, в работах представителей московско-тартуской семиотической школы В.В. Иванова, Ю.М. Лотмана, А.М. Пятигорского, В.Н. Топорова, Б.А. Успенского.

Значительный опыт в области исследования вещей-знаков накоплен в рамках французского структурализма, отличающегося от московско-тартуской семиотической школы интердискурсивностью, отсутствием строго позитивистской направленности и тесной связью с философией и психоанализом. Мир вещей стал объектом анализа в работах Ж. Бодрийяра, Р. Барта. Для исследования костюма волжских финнов, как элемента культуры традиционного общества, продуктивным представляется введенное Р. Бартом понятие «тип письма» как способ знакового закрепления социокультурных представлений, опосредующего отношение человека к действительности и принуждающего его видеть мир определенным образом14.

Изучение вещного мира в рамках семиотического подхода приводит к необходимости определения таких понятий как менталитет (ментальность), картина мира, их особенностей в условиях традиционного общества. В связи с этим следует упомянуть исследования в области истории ментальностей М. Блока, Ж. Ле Гоффа, Л. Февра. Значительный вклад в разработку этих понятий внесли отечественные исследователи Г.Д. Гачев, А.Я. Гуревич, С.В. Лурье. Ментальность можно рассматривать, как уровень индивидуального и общественного сознания, изменчивую и, при всем том, обнаруживающую удивительно устойчивые константы магму жизненных установок и моделей поведения, эмоций и настроений, которая опирается на глубинные зоны, присущие данному обществу и культурной традиции. Как отмечал А. Бюргьер, ментальность опасно заключать как в чисто психологические рамки, так и в рамки истории идей15.

Важные методологические установки, которые могут быть использованы при изучении семантики костюма, сформулированы в исследованиях К. Леви-Стросса. К ним можно отнести положение о структуре культурных элементов, включая символы, и классификационных моделях, которые они образуют16.

Структурно-семиотический подход позволяет реконструировать костюм волжских финнов как текст, предложить способы дешифровки этого текста.

При изучении костюма волжских финнов, существовавшего на протяжении длительного времени и сохранившего свои основные формы, история должна стать таким же предметом исследования, как и структура, что предполагает обращение к основным положениям постструктурализма. В процессе деконструкции Ж. Деррида предлагает выделять основные «центральные» и побочные, «окраинные», а потому подавляемые смысловые линии, что позволяет определить неоднородность текста, наличие пробелов и разрывов, замещения и отзвуков, т.е. текстовые следы17. Предполагая, что костюм волжских финнов можно представить в виде текста традиционной культуры необходимо обратиться к герменевтике, как философскому учению об онтологии понимания и эпистемологии интерпретации. На наш взгляд, для разработки теории понимания в гуманитарных науках важное значение имеют работы В. Дильтея, Г. Гадамера.



следующая страница >>
Смотрите также:
Семантика костюма волжских финнов середины I начала II тыс. Н. Э. 24. 00. 01 теория и история культуры
646.04kb.
3 стр.
Социально-культурные факторы формирования педагогической культуры 24. 00. 01 теория и история культуры 13. 00. 01 общая педагогика, история педагогики и образования
329.89kb.
1 стр.
Синтетический характер музыкальной культуры «серебряного века» 24. 00. 01 теория и история культуры
265.36kb.
1 стр.
Развитие духовной культуры калмыцкого народа в конце XVIII xix вв. 24. 00. 01 теория и история культуры
379.21kb.
2 стр.
Имидж в смысловом пространстве культуры 24. 00. 01 теория и история культуры
742.95kb.
4 стр.
Экономика Египта Экономическая история
143.44kb.
1 стр.
Русская народная культура в отечественной историографии середины XIX начала XX веков 07. 00. 09 Историография, источниковедение и методы исторического исследования
350.92kb.
1 стр.
Учебно-методическое пособие Специальность 050141 «Физическая культура»
201.97kb.
1 стр.
Программа составлена на основании паспорта научной специальности 24. 00. 01 Теория и история культуры. Составители программы
1433.59kb.
10 стр.
История вопроса: Резюме одной национальности
38.94kb.
1 стр.
Теория и история русской культуры
499.18kb.
3 стр.
Российские литературно-художественные журналы в системе культурной политики: содействие, компромисс, противостояние 24. 00. 01 теория и история культуры
614.71kb.
3 стр.