Главная
страница 1
Куатжан Уалиев,

доктор юридических наук

ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ИННОВАЦИОННЫХ КЛАСТЕРОВ

РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

Идея развития наукоемких кластеров в Республике Казахстан переживает период возрождения. О необходимости кластерного подхода к развитию конкурентоспособной казахстанской экономики впервые заговорили в 2004 году. В июле 2004 года Правительство Республики Казахстан инициировало проект «Диверсификация экономики Казахстана посредством развития кластеров в недобывающих отраслях экономики». Разработкой проекта занялась известная американская консалтинговая компания «JE Austin». В то же время научным консультантом проекта выступил профессор Майкл Портер, руководитель Института стратегии и конкурентоспособности Гарвардской школы бизнеса, основатель концепции кластеров.

Проанализировав ситуацию в 150 секторах национальной экономики, группа экспертов пришла к выводу, что перспективными являются девять отраслей. В итоге правительство определило семь приоритетных секторов, в которых разрабатывались «пилотные» кластеры: металлургия (Центральный Казахстан), нефтегазовое машиностроение (Западный Казахстан), текстильный (Южный Казахстан), пищевая промышленность (сельскохозяйственные области), производство строительных материалов (Алматинская область), туризм (Алматы), транспортная логистика (транспортный коридор между Китаем и Европой) [1]. Однако начавшийся в США в 2007 году мировой финансовый кризис внес коррективы в планы развития отечественной науки.

Кризисный период ознаменовался понижением казахстанской инновационной деятельности. По данным Агентства РК по статистике, в Казахстане в 2006 и 2007 годах инновационно активными были 4,8% предприятий. В 2008 и 2009 годах этот показатель ухудшился, снизившись до 4%. Однако в 2011 году ситуация начала исправляться и показатель вырос до 5,7%. Во многом внушительный рост обусловлен началом практической реализации государственных программ форсированного индустриально-инновационного развития, программ по стимулированию малого предпринимательства и антикризисных мер правительства. Анализировать отечественный показатель инновационной активности все же следует в международном контексте. В 2010 году инновационная активность предприятий США составила около 50%, Турции – 33%, Венгрии – 47%, Эстонии – 36%, России – 9,1% [2]. Таким образом можно сделать два вывода, что инновационная активность отечественных предприятий крайне низка в международном сравнении и она находится в сильной зависимости от ситуации в мировой экономике.

В последнее время в Казахстане идея развития инновационных кластеров переживает ренессанс. В декабре 2012 года Глава государства Н. Назарбаев поручил Правительству разработать, с учетом предшествующего опыта, Концепцию формирования перспективных национальных кластеров [3]. Как отметил президент, перспективными для Казахстана являются кластеры в сфере материаловедения, туризма, пищевой промышленности, биотехнологий, альтернативной энергетики, технологий добычи нефти и газа, науки о жизни, дизайна и логистики. В целях успешного развития кластеров планируется разработать Дорожную карту по каждой отрасли, с указанием целей и задач, а также измеримых показателей успеха. Такой подход призван обеспечить последовательное развитие кластерной инициативы в долгосрочной перспективе.

Для начала следует взглянуть на истоки и дать определение самому термину «кластер». По своей сути кластер (cluster) является географической концентрацией соседствующих предприятий, иногда разной отраслевой принадлежности, и сопутствующих им учреждений и организаций с активными каналами связи, включающие правительственные и законодательные структуры [4]. Кластеры создаются для обеспечения активного инновационного развития и условий формирования и реализации конкурентных преимуществ географических регионов.

Свою привлекательность кластерный подход в экономическом развитии получил в период рассвета глобальной конкуренции во второй половине 20-го века. Предприятия, объединенные в кластер, имеют преимущество над изолированными конкурентами. Кластер дает возможность компаниям сконцентрироваться на тех видах деятельности, в которых они имеют преимущество. Предприятия, входящие в состав кластера и функционирующие как единая система, теоретически более эффективно используют ресурсы и коллективно производят больший объем продукции, чем изолированные предприятия-конкуренты. Таким образом, компании, входящие в кластер, получают доступ к инновациям, знаниям и новым разработкам организаций-участников кластера. Создается, так называемый, эффект когда «идеи витают в воздухе», т.е. инновационная среда.

В то же время следует отметить существующие преграды на пути внедрения кластерного механизма развития в Казахстане. По мнению ряда экспертов, низкий уровень конкурентоспособности отечественной науки и высокая доля сырьевой составляющей экономики в ВВП препятствуют кластерной инициативе.

Мировой рост цен на энергоносители позволяет обеспечивать рост казахстанского ВВП. В свою очередь растущий ВВП повышает благосостояние граждан, что является позитивным изменением. Однако эта ситуация приводит к низкой привлекательности научной деятельности. Складывается ситуация, когда гораздо выгоднее и менее рискованно извлекать прибыль из сырьевого сектора экономики. Что создает благоприятные условия для возникновения коррупции, бюрократии и низкой эффективности государственного сектора. Данный феномен в мире был изучен во второй половине 20-го века и получил название «ресурсного проклятия». Наиболее успешным примером борьбы с «ресурсным проклятием» является опыт Норвегии.

В Норвегии для выведения нефтяных денег из экономики страны создан Государственный нефтяной фонд, который инвестирует сверхдоходы от нефти в зарубежные ценные бумаги. Размер накоплений Государственного нефтяного фонда превысил 500 млрд. долларов США в 2011 году, т.е. превзошел размеры ВВП страны [5]. В то же время стоит отметить, что доходы госбюджета Норвегии на 20% формируются из нефтяных доходов. Подобная политика позволяет избежать перегрева экономики и дает возможность развиваться недобывающим отраслям экономики. Популистические партии и политики Норвегии призывают увеличить вливания нефтяных доходов в экономику страны, но подобный шаг наверняка подорвет конкурентоспособность экономики в долгосрочной перспективе. Следует отметить, что в Казахстане изучив лучший мировой опыт был также создан фонд национального благосостояния «Самрук Казына». Но при этом, по оценкам экспертов, казахстанский бюджет на более чем 40% состоит из нефтяных доходов.

Невысокая эффективность отечественной науки обусловлена несколькими факторами. Во-первых, в период 1990-х годов наблюдался спад научного потенциала страны. Сокращались объемы финансирования НИОКР и, соответственно, численный состав активных ученых в Казахстане. Экономический спад переломного периода оставил глубокий след в научном сообществе Казахстана. Восстановление и последующий рост экономики обнажил проблему кадрового голода в высококлассных ученых и специалистах. Средний возраст научного персонала составляет 45-50 лет, что вызвано оттоком и низкой привлекательностью науки в кризисные период становления государства.

В последние три года в отечественной науке наблюдается целый ряд позитивных изменений. Наметился рост численности научных сотрудников в отечественных вузах и НИИ, уровень бюджетных ассигнований на научную деятельность уверенно растет и принят целый ряд программ по обеспечению дальнейшего развития науки в Казахстане. Однако принимаемые меры в мировом сопоставлении выглядят скромнее. Уровень финансирования науки в Казахстане в 2012 году составил около 0,3% от ВВП, что значительно ниже чем в США – 2,9%, Японии – 3%, Швеции – 4% и ряде других стран мира.

Во-вторых, в Казахстане система стимулирования научной деятельности фрагментирована. В стране существует целый ряд министерств и ведомств, которые ответственны за политику в сфере науки и инновационного развития. Наука и инновации одновременно находятся в сфере интересов Министерства образования и науки и Министерства индустрии и новых технологий. Два десятилетия реформирования системы управления наукой привели к «двоевластию». Вузы, исследовательские лаборатории и НИИ находятся в подчинении Министерства образования и науки. Но главная государственная программа по индустриализации страны курируется Министерством индустрии и новых технологий. В итоге политика инновационного развития и индустриализации не берет в расчет возможности научного сообщества Казахстана. Смотря в будущее возникает вопрос о том, какое ведомство займется разработкой Концепции формирования перспективных национальных кластеров и Дорожной карты по исполнению концепции.

Развитие инновационных кластеров не является панацеей от экономических кризисов. Ведь тот же опыт США с автомобилестроительным кластером в Детройте, или финансовым кластером в Нью-Йорке во время кризиса 2007-2010 годов являются тревожным примером. В случае возникновения финансовых или иных проблем у компаний, ставших лидерами развития кластера, то спасение системообразующих предприятий от разорения становится общенациональной задачей. И тогда некоторые компании действительно являются «слишком большими, чтобы обанкротиться» (too big to fail). Однако кластеры ценны тем, что повышают инновационность отраслей экономики. А эта задача на данный момент является главным приоритетом в развитии страны.

Существующие реалии позволяют с оптимизмом смотреть на перспективу развития кластерной инициативы в Казахстане. Остается надеется, что предшествующий опыт будет учтен при разработке Концепции формирования перспективных национальных кластеров и Дорожной карты по отраслям. При разработке концепции следует трезво оценивать существующие возможности научного сообщества и соответственно устанавливать амбициозные, но вполне достижимые задачи. Необходимо продолжить начатую работу по повышению уровня финансирования отечественной науки и престижа отечественных ученых в мире.

Список использованной литературы:
1) Бейсембинова А.Ш. Кластерный подход в реализации проектов государственно-частного партнерства [электронный ресурс]// Режим доступа:

http://sibac.info/index.php/2009-07-01-10-21-16/619-2012-01-17-11-56-42


2) Флинк О. Нацкомпании покажут пример внедрения инноваций/ «Эксперт Казахстан» №44-45 (335) – 24 с.
3) ИА Новости-Казахстан. Концепцию формирования перспективных кластеров распорядился разработать в Казахстане Назарбаев [Электронный ресурс]// Новости-Казахстан – 2012 – 25 декабря. Режим доступа:

http://newskaz.ru/economy/20121225/4511921.html


4) Кочкина Е.М. Математические методы оценки потенциала кластеризации территории/ Е.М. Кочкина, Е.В. Радковская и М.В. Дроботун/ Конкурентоспособность компаний и территорий: кластерные технологии. Сборник статей. под ред. Т.В. Миролюбовой; Пермский государственный национальный исследовательский университет. – Пермь, 2012 – 175 с.
5) Norway Economy profile. Economy – Overview/ Index Mundi. Режим доступа: http://www.indexmundi.com/norway/economy_profile.html


Смотрите также:
Перспективы развития инновационных кластеров республики казахстан
74.9kb.
1 стр.
«Нормативные правовые акты» Подраздел «Постановления» от 20 октября 2004 года №1077 Об утверждении Программы развития почтово-сберегательной системы Республики Казахстан на 2005-2010 годы
562.13kb.
4 стр.
Перспективы развития инновационных сетей
173.38kb.
1 стр.
Законом Республики Казахстан «О языках в Республике Казахстан»
24.08kb.
1 стр.
Доклад состояние нефтегазодобычи в Казахстане и перспективы развития сотрудничества с Россией
129.82kb.
1 стр.
Современное состояние и перспективы развития
237.85kb.
1 стр.
Закон республики казахстан о государственных символах Республики Казахстан Глава Государственные символы Республики Казахстан Статья 1
221.75kb.
1 стр.
О концепции совершенствования и развития
137.63kb.
1 стр.
Основные направления развития архивного дела в Восточно-Казахстанской области на 2012 год. Государственное регулирование развития архивного дела в области
230.25kb.
1 стр.
Закон Республики Казахстан от 18 декабря 2000 года №126-ii о страховой деятельности
1980.4kb.
9 стр.
Закон Республики Казахстан от 30 марта 1995 года n 2155 о национальном Банке Республики Казахстан
506.76kb.
3 стр.
Правила въезда и пребывания иностранных граждан в Республике Казахстан, а также их выезда из Республики Казахстан от 19 июня 1995 года n 2337
141.21kb.
1 стр.