Главная
страница 1




Содержание

1.ВВЕДЕНИЕ...3

1.1. Постановка проблемы...3

1.2. Обзор источников...22

1.3. Историография проблемы...50

2.ХРИСТИАНИЗАЦИЯ СКАНДИНАВИИ: СОБЫТИЯ, ЭТАПЫ, ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ...61

3.ЭТНОНИМЫ SUEONES, SUEDI И ХОРОНИМЫ SUEONIA, SUEDIA В СОЧИНЕНИИ АДАМА БРЕМЕНСКОГО...72

4.КРЕЩЕНИЕ ДАТСКОГО КОНУНГА ХАРАЛЬДА КЛАКА (826 г.)...ПО

5.ОЛАВ ШЁТКОНУНГ И ЕПИСКОП СИГФРИД...136

6.0 ВРЕМЕНИ КРЕЩЕНИЯ ГРЕНЛАНДИИ...154

7.ЕПИСКОП ОСМУНД: К ТОЛКОВАНИЮ ВАЖНОГО ЭПИЗОДА ИЗ ХРОНИКИ АДАМА БРЕМЕНСКОГО...170

8.ЗАКЛЮЧЕНИЕ...211

ИСТОЧНИКИ...221

ЛИТЕРАТУРА...225

Введение

1.ВВЕДЕНИЕ 1.1. Постановка проблемы.

Тема настоящей диссертации сформулирована как «Адам Бременский и христианизация Скандинавии». Каждое слово в названии темы важно и требует комментария. Почему в качестве главного источника по христианизации Скандинавии избрана именно хроника Адама Бременского? Что следует понимать под христианизацией: событие или процесс? Когда можно считать ее начатой и завершенной? Имеет ли смысл говорить о христианизации Скандинавии, или необходимо рассматривать по отдельности проникновение христианства в каждую из скандинавских стран? На все эти вопросы призван ответить первый параграф «Введения».

Письменные источники, отражающие проникновение христианства на территорию Скандинавии и современные описываемым в них событиям, весьма малочисленны, поэтому те из них, которые все же имеются в распоряжении исследователей, приобретают особую ценность. Самым информативным и достоверным среди таковых является церковная история бременского каноника Адама, написанная в 70-х гг. XI в. («Деяния архиепископов гамбургской церкви»)1. Любое описание ранней истории Скандинавии немыслимо без подробного анализа сведений, происходящих из сочинения Адама Бременского. На этого автора постоянно ссылаются все исследователи, пишущие о раннем

1 Adam Bremensis Gesta Hammaburgensis ecclesiae pontificum / Ed. B. Schmeidler. Hannover; Leipzig, 1917. (Scriptores rerum Germanicarum in usum scholarum ex Monumentis Germaniae Historicis separatim editi). Unveranderter Nachdruck, 1977.

скандинавском Средневековье, его труд — всегда в центре внимания историков государства и религии. Главный предмет изображения в «Деяниях» — миссионерская деятельность гамбург-бременских архиепископов с правления франкского императора Людовика Благочестивого (814—840) до 1072 г. — времени смерти архиепископа Адальберта, психологическому портрету и политической деятельности которого целиком посвящена третья книга «Деяний».

Сочинение Адама Бременского показывает медленное проникновение христианских обычаев и христианской церковной организации в среду язычников-скандинавов. В этом его первостепенное значение для восстановления всей истории крещения Северной Европы. Хронист, который, как он сам рассказывает, непосредственно общался с датским королем Свеном Эстридсеном (1047—1074), был прекрасно осведомлен о делах скандинавской миссии и отразил в своем труде те представления о целях и задачах проповедников, которые бытовали в их среде во второй половине XI в., а возможно, и задолго до того. Последнее обстоятельство придает «Деяниям» особую ценность, делая их не только источником фактов, но и программным документом северогерманской миссии.

Дело в том, что главной задачей созданного в 832 г. Гамбург-Бременского архиепископства была христианизация поморских и полабских славян, прочей Прибалтики и Северной Европы. В полном соответствии с этой задачей построена знаменитая четвертая книга сочинения Адама — «Описание северных островов». Она представляет собой своего рода программный документ проповеднической деятельности, «руководство миссионера». Именно непосредственным нуждам миссионера подчинен в «Описании» как принцип

изложения, так и характер передаваемых сведений: собственно описательная часть — география и этнография соответствующих земель — переплетается в нем с частью практической — указаниями на степень укорененности там языческих культов и конкретные результаты (удачу или неудачу) деятельности первых проповедников.

Однако при интерпретации «Деяний» исследователь сталкивается с рядом сложностей, преодолеть которые помогает только тщательный источниковедческий анализ хроники (это, к сожалению, не учитывают многие историки, использующие труд Адама как готовый донор фактов). Во-первых, не до конца ясна ситуация с рукописной традицией текста, а именно, соотношение краткой (А) и двух пространных (В и С, далее по существующей традиции обозначаются вместе без пробела: ВС) редакций. Во-вторых, значительные сложности вызывает взаимная противоречивость некоторых известий Адама. В-третьих, не вполне выяснены отношения «Деяний» с другими средневековыми источниками, как более ранними, так и более поздними. Поэтому использование тех или иных сведений Адама возможно только после того, как проведено источниковедческое изучение той части текста, откуда происходят данные сведения. Эти проблемы являются важнейшими в изучении автором христианизации Скандинавии, на таком анализе построена каждая из глав настоящей диссертации. Подобный комплексный анализ — собственно исторический и одновременно источниковедческий — сведений по христианизации Скандинавии в «Деяниях» производится впервые.

При этом главной методологической установкой автора является представление о том, что христианизация есть прежде всего процесс принятия и усвоения христианской религии, включая такие ее составляющие, как

символика, ритуалы, догматика, богослужение, — процесс формирования церкви и ее интеграции в общественные структуры, процесс рецепции христианской морали и культуры. Христианизация есть результат культурного и — шире — цивилизационного взаимодействия дохристианских обществ с христианскими. Таким образом, «христианизацию Скандинавии» автор понимает как длительный, многовековой процесс культурного воздействия и взаимодействия, в результате которого скандинавские народы осваивают, приспосабливают к своим условиям христианские символы, ритуалы, представления, поведенческие императивы, наконец, институты христианской церкви и христианского государства. В свете такого подхода событие «официального крещения» или «принятия христианства» той или иной страной важно не само по себе, но лишь как звено (пусть и весьма значительное) в длительном процессе заимствования и переработки одной культурой существенных элементов другой культуры. А хорошо известно, что именно через принятие христианства страны Северной и Восточной Европы, так называемые страны «поздней христианизации», никогда не находившиеся под властью римлян, поздно и опосредованно воспринявшие римское культурное наследие, приобщались к западноевропейской культуре, становясь таким образом частью средневековой западноевропейской цивилизации. Именно поэтому внимание историографии к христианизации Скандинавии не ослабевает вот уже полтора столетия.

Заслуживает внимания и вопрос о том, каким образом воспринимались события христианизации самими участниками этого процесса. Приведем совершенно справедливое, на наш взгляд, мнение участников конференции, посвященной христианизации Скандинавии и прошедшей в середине 1980-х гг.

в Швеции: «То, каким образом современники воспринимали понятие «обращение», заслуживает тщательного изучения. Некоторые вкладывали в это слово не что иное, как принятие монашеского обета. Для других оно означало подчинение какому-либо представителю церковной иерархии. Это хорошо иллюстрирует отношение Адама Бременского к тем, кто не признавал власти гамбург-бременского архиепископа. Для Адама обращение исландцев произошло только тогда, когда архиепископ рукоположил Ислейва2 (то есть на полстолетия позже решения о принятии христианства, вынесенного альтингом. — В.Р.)... Для самих новообращенных обращение, вероятно, подразумевало принятие новых ритуалов, прежде всего крещения, или отказ от древних обычаев, таких как употребление конины... Интересно сравнить отношение Римберта3 и Николая I4 к Хорику5. Для Римберта терпимость, даже щедрость, короля к христианам представлялась главным шагом к обращению, а папа требовал крещения...»6.

Христианизация была процессом все более и более глубокого проникновения церкви в языческое общество, процессом поэтапного вытеснения дохристианских ритуалов. Но вместе с тем это была череда

2 Первый исландский епископ Ислейв Гицурссон (1056—1080)

3 Автор «Жития святого Ансгария», IX в.

4 Римский папа Николай I (858—867).

5 Датский конунг, принявший христианство от святого Ансгария, см. подробнее главу 4 настоящей работы.

6 The Christianization of Scandinavia / Ed. by B.Sawyer, P. Sawyer, I. Wood. Alingsas, 1987. P. 1.

культурных заимствований и отторжений7. Известны случаи повторного заимствования одного и того же элемента христианской культуры после его «забывания». В связи с этим особенно характерны указания источников на многократное повторное крещение одних и тех же областей, иногда с перерывом в столетие, а также свидетельства законодательных памятников (областных законов), которые и в XIII—XIV вв. с неиссякаемой энергией все еще продолжают бороться против пережитков язычества или «псевдохристианства» (термин средневековых источников). Заимствованное накладывается на исконное, соединяется с ним или видоизменяется под его действием. Возможно и поликультурное взаимодействие, то есть влияние на скандинавские страны других стран поздней христианизации9.

7 Так, разумеется, было повсюду в Европе. См. обобщающую монографию: Wood I. The Missionary Life. Saints and the Evangelisation of Europe, 400—1050. L.,2001.

8 Хорошо известно, что «скандинавское и в особенности исландское средневековое христианство представляло собой довольно тонкую пленку, под которой скрывались разнородные верования и суеверия, уходившие корнями в дохристианскую древность» (Гуревич А.Я. История и сага. М., 1972. С. 169).

9 См., в частности, интересную статью: Slaski К. Die geistigen Kontakte Polens mit den skandinavischen Landern vom 11. bis zum 13. Jahrhundert // Kirche und Gesellschaft im Ostseeraum und im Norden vor der Mitte des 13. Jahrhunderts. Visby, 1969. S. 241—257.

Сверх того, в Данию, Норвегию и Швецию направлялось два миссионерских потока: один из Северной Германии, а другой из Англии10, что привело к неравномерной и асинхронной христианизации различных областей Скандинавии. Здесь не следует забывать о ряде специфических особенностей англосаксонского христианства, которые отчасти переняли и скандинавы11. Чуткий исследователь видит, что на первый взгляд общее для двух культур явление одновременно оказывается внутри каждой из них «другим», специфичным только для нее, входящим именно в ее исконные смысловые ряды. В нашем случае распознать «свое» и «чужое» для данной культуры тем труднее, что в IX—XII вв. скандинавские страны переживали эпоху коренных общественных изменений. Об этом хорошо сказал исследователь миссионерства Р. Стаатс: «Из... краткого обзора трехсотлетней истории христианизации, приводимого Адамом (конец XI в. — В.Р.)п, становится, в частности, ясно, что

10 Abrams L.J. The Anglo-Saxons and the Christianization of Scandinavia // Anglo-Saxon England, 24. L., 1995. P. 213—249; Trillmich W. Missionsbewegungen im Nordseeraum // Geschichtliche Landeskunde und Universalgeschichte. Festgabe fur Hermann Aubin zum 23. Dezember 1950. S. 229—278; Taranger A. Den angelsaksiske Kirkes Indflytelse paa den norske. Kristiania, 1890.

11 Ср., например, наблюдения Ф.Б. Успенского касательно эволюции культа мощей у англосаксов и его формирования у скандинавов: Успенский Ф.Б. Скандинавы. Варяги. Русь: Историко-филологические очерки. М., 2002. С. 169—244.

12 Речь идет о пассаже, которым завершается сочинение Адама Бременского: «[И] се: это свирепое племя данов, или норманнов, или свеонов, которое, по словам святого Григория, «не умело ничего, кроме как скрежетать зубами «вар-

в это время [скандинавские] страны переживали культурный переворот. Адам и сам говорит об изменении: "Это, разумеется, «изменение десницы Всевышнего»". Он подчеркивает, что племена стали теперь жить мирно; викинги довольствуются покоем, они мирно сидят дома и все вместе восхваляют имя Христа. Этот комментарий [Адама] указывает на еще один аспект истории миссионерства, который современные исследователи замечают лишь изредка. Это историко-культурный аспект... История миссионерства — это не только история институтов, не только история деятельности пап и

вар», уже давно научилось воспевать «аллилуйя» во славу Божью». [И] се: этот народ пиратов, некогда, [как] пишут, опустошавший все области [обеих] Галлий и Германии, ныне довольствуется [тем, что сидит] в своих пределах, глаголя вместе с апостолом: «Не имеем здесь постоянного града, но ищем будущего» (Евр. 13, 14)... [И] се: ужасная страна эта, всегда недоступная из-за почитания идолов... теперь, забыв природную жестокость, допускает везде проповедников истины, разрушив жертвенники ложных богов, воздвигает здесь и там церкви, и все [в ней] дружно превозносят имя Христа. Это, разумеется, «изменение десницы Всевышнего», и столь быстро течет слово всемогущего Бога, что «от востока и запада, от севера и моря» прославляется имя Господа» (Gesta. IV, 44). Здесь и далее квадратные скобки в переводах обозначают слова, добавленные переводчиком, а фигурные скобки — слова, заключенные издателем в квадратные скобки.

10

императоров... епископов и миссионеров. Это также — а, может быть, в первую очередь — история перемен в культуре общества»13.



Нащупать логику в этом сложном процессе влияний, заимствований, освоений и отторжений очень непросто, но, как кажется, все же возможно. Эта логика и подводит нас к пониманию того, что же следует считать хотя бы условным концом христианизации. «Чистого», то есть внеконфессионального, не замутненного местной спецификой, разнообразными суевериями и т. п., христианства никогда и нигде не существовало (разве что в апостольские времена). Поэтому о пороге, при переходе которого та или иная страна будет считаться христианской, можно судить лишь сравнивая ее с другими христианскими странами. До какой степени должна внедриться церковная организация, сколько монастырей должно быть основано и до какой степени должен был совершиться идеологический поворот у основной массы населения, чтобы можно было говорить о завершении христианизации? Это один из ключевых вопросов в историографии, посвященной исследуемой проблеме14. На наш взгляд, сугубо предварительным ответом на него является следующий. Христианизация Скандинавии может считаться завершенной в тот момент,

13 Staats R. Missionshistoria som "Geistesgeschichte"; ledmotiv i den nordeuropeiska missionshistorien 789—1104 // Nordens kristnande i europeiskt perspektiv. Tre uppsatser av Per Beskov och Reinhart Staats. Skara, 1994. S. 4.

Kontinuitet i kult och tro fran vikingatid till medeltid / Red. B. Nilsson. Stockholm, 1992; Steinsland G. The change of religion in the Nordic countries — a confrontation between two living religions // Collegium Medievale, 3. 1990. P. 123—135; Foole P. Historical studies: conversion moment and conversion period // Viking Revaluations / Ed. by A. Faulkes and R. Perkins. L., 1993. P. 137—144.

11

когда, во-первых, уровень проникновения церкви (как организации — в виде епархий, приходов и монастырей) в общество, а во-вторых, уровень зависимости ежедневной жизни людей (календаря, распорядка работ и праздников, обрядов, мировоззренческих установок и т. д.) от того, что они — христиане, становится сопоставим с аналогичным уровнем в других, уже давно христианизированных, странах Европы.



Когда же это происходит? Здесь встает еще одна проблема — проблема определения хронологических рамок изучаемого процесса. В качестве исходной точки мы берем 20-е гг. IX столетия, когда вслед за крещением первого скандинавского короля Харальда Клака состоялась и первая успешная миссионерская поездка в Скандинавию (миссия святого Ансгария). За условный конец христианизации обычно принимается 1164 г., когда в Уппсале было основано первое шведское архиепископство и каждая из трех крупнейших скандинавских стран — Дания, Норвегия и Швеция — получила свою собственную митрополию. При этом совершенно очевидно, что, с одной стороны, некоторые племена, населявшие в IX в. территорию Скандинавии, могли познакомиться с христианством еще в период Великого переселения народов, когда контакты Римской империи и варварского мира были особенно интенсивными. С другой стороны, многие пережитки языческих норм, особенно в области бытовых и правовых обычаев, дожили в Скандинавии и до XIV в., и до Нового времени, и даже до современности. Несмотря на все это, как показывают источники, именно с IX в. (то есть с «эпохи викингов», которые, как известно, постоянно совершали путешествия в христианские страны) начинается более активное, чем раньше, проникновение христианских идей, обрядов и символов в Северную Европу. Постепенное вытеснение язычества

12

показывает необратимость христианизаторских тенденций, сила которых становится особенно ярко видна в XI в., который вследствие этого является ключевым для данной работы. Наконец в середине XII в., с завершением периода миссионерства и созданием системы приходов15, открытая борьба между язычеством и христианством заканчивается, и победа последнего не вызывает сомнений.



Кроме этого, наиболее объективного критерия, выбор периода также в немалой степени обусловлен состоянием источниковой базы и историографической традицией. IX век — это время, раньше которого в скандинавскую историю «не заглядывают» ни европейские латиноязычные источники, ни древнеисландская литература, за исключением саг о древних временах, где крупицы исторического растворены в море фантастики. Только археология проливает свет на реалии той эпохи. XII век — вообще важнейший рубеж для любого источниковеда ранней скандинавской истории. На событиях этого столетия заканчиваются все наиболее ценные и достоверные письменные источники, служащие восстановлению скандинавской истории IX—XII вв. К этому добавляется и то, что подавляющее большинство исландских саг (как родовых, так и королевских) было записано в XIII столетии, и поэтому они почти ничего не сообщают о событиях, происходивших позднее конца XII в.

Почти во всех работах скандинавских и немецких историков именно период IX—XII вв. рассматривается как эпоха проникновения и утверждения христианства в Скандинавии. Это в значительной мере обусловлено тем, что историю церкви писали люди церкви или близкие к церкви, так что для них

15 Об этом есть прекрасная работа: Brink S. Sockenbildning och sockennamn. Studier i aldre territoriell indelning i Norden. Uppsala, 1990.

13

были необыкновенно важны символические моменты деятельности «апостола Скандинавии» святого Ансгария (20—50-е гг. IX столетия) и основания архиепископств (в 1104 г. в Лунде, в 1152/3 в Нидаросе, в 1164 в Уппсале).



Однако в том, что касается выбора региона, настоящая работа идет несколько вразрез с существующими историографическимим традициями. За последние полтора столетия стало принято писать либо историю христианизации отдельных скандинавских стран, либо историю христианизации германцев вообще16. Так, известный немецкий скандинавист К. Маурер написал образцовый труд о крещении Норвегии17. Многие шведские авторы обращались к христианизации Швеции. Самые заметные из них — это Т. Шмид18, СУ. Пальме19, Т. Лунден2 и группа исследователей, объединившихся в проекте

16 Исключение составляют некоторые работы археологов и историков права, как, скажем, книга: Smedberg G. Nordens forsta kyrkor. En kyrkoratslig studie. Stockholm, 1973.

17 Maurer K. Die Bekehrung des Norwegischen Stammes zum Christentume. Miinchen. Bd. 1. 1855. Bd. 2. 1856. Библиографию по ранней истории норвежской церкви см.: Andersen P.S. Samlingen av Norge og kristningen av landet. 800—1130. Bergen; Oslo; Troms0, 1977. S. 337—339. Более поздние работы: Birkeli F. Hva vet vi om kristningen av Norge? Oslo, 1982; Fra hedendom til Kristendom. Perspektiver pa religionsskiftet i Norge. Oslo, 1996.

18 Schmid T. Sveriges kristnande fran verklighet till dikt. Stockholm, 1934. 19PalmeS.U. Kristendomens genombrott i Sverige. Stockholm, 1962.

20 Lunden T. Sveriges missionarer, helgon och kyrkogrundare: en bok om Sveriges kristnande. Storuman, 1983.

14

«Крещение Швеции»21. Христианизация Дании удачно рассмотрена Т. Нюбергом в монографии с вводящим в заблуждение названием «Церковь в Скандинавии»22. Как минимум две книги специально посвящены проникновению христианства в Исландию23, а крещение Гренландии освещено



21 Kristnandet i Sverige. Gamla kallor och nya perspektiv / Red. B. Nilsson. Stockholm, 1996.

22 Nyberg T. Die Kirche in Skandinavien. Odense, 1986. Ср.: Idem. Skt. Peters efterfiaglere i brydningstider. Odense, 1979. Кроме того, для данной темы необыкновенно важны работы С. Булина: Bolin S. От Nordens uldsta historieforskning. Lund, 1931. S. 9—116; Idem. Danmark och Tyskland under Harald Gormsson // Scandia, 1931. Bd. IV. S. 184—209. См. также: Jorgensen A.D. Den nordiske Kirkes Grundlaeggelse og forste Udvikling. Kobenhavn. Bd. 1. 1874. Bd. 2. 1878; Den Danske kirkes historie / Red. H. Koch, B. Kornerup. Ksbenhavn, 1950.

23 Strombcick D. The Conversion of Iceland. A survey / Transl. and annot. by P. Foote. L., 1975; Adalsteinsson J.Hn. Under the Cloack — The Acceptance of Christianity in Iceland with Particular Reference of the Religious attitudes Prevailing at the time. Uppsala, 1978. He очень удачным подражанием К. Мауреру (в его исландской части) была книга исландца Бьёрна Магнуссона Оульсена: Olsen B.M. Um kristnitokuna апб 1000 og tildrog hennar. Reykjavik, 1900. См. также знаменитые исследования Ф. Посхе (где основное место занимает анализ материалов скальдической поэзии): Paasche F. Mertet mellom hedendom og kristendom i Norden. Oslo, 1958; Idem. Kristendom og kvad: En studie i norren middelalder. Oslo, 1914.

15

в статье Олавура Халльдоурссона24. Такова одна из названных традиций — рассматривать христианизацию каждой из скандинавских стран по отдельности. Вторая — о христианизации германцев вообще — представлена столь большим числом трудов, что перечислять их здесь нет смысла, тем более что прямого отношения к изучаемой теме эти исследования не имеют25.



Первая попытка рассмотрения христианизации всей Скандинавии как единого явления была предпринята авторами сборника «Христианизация Скандинавии», выпущенного в 1987 г. по результатам международной конференции26. Однако три большие статьи, легшие в основу сборника, несут на себе явные следы специальных интересов их авторов, и множество упоминаемых в сборнике фактов так и не выстраиваются в сознании читателя в целостную картину. Связи между различными этапами христианизации не прочерчены, специфика разных регионов Скандинавии также остается в тени,

24 Halldorsson б. The conversion of Greenland in written sources // Proceedings of the Eighth Viking Congress (Arhus, August 1977). Odense, 1981. P. 203—216.

25 О влиянии этой традиции на внутрискандинавские исследования см.: Molland Е. Trosskiftet // Kulturhistorisk Ieksikon for nordisk middelalder fra vikingetid til reformationstid. Bd. XVIII. Kobenhavn, 1970. Sp. 702—710. Попытку вписать христианизацию Скандинавии в общеевропейские процессы представляет собой статья известного французского историка Л. Мюссе: Musset L. La penetration Chretienne dans ГЕигоре du Nord et son influence sur la civilisation Scandinave // La conversione al Cristianesimo nell'Europa dell 'alto medioevo. Spoleto, 1967. P. 264— 325.

26 The Christianization of Scandinavia / Ed. by B.Sawyer, P.Sawyer, I.Wood. Alingsas, 1987.

16

наконец, не дано примеров интердисциплинарного подхода, который справедливо провозглашен во вступительной части книги.



Между тем оснований для того, чтобы выбрать именно такой угол зрения, т. е. объединить в одном исследовании все скандинавские страны — Данию, Швецию, Норвегию, Исландию, а также Гренландию, Фарерские, Шетландские и Гебридские острова, — более чем достаточно. Во-первых, скандинавские народы, являясь северной ветвью германцев, составляли в раннее Средневековье теснейшее единство, связанное не только генетическим родством и общностью культуры, но и постоянными контактами — экономическими, политическими, династическими, бытовыми. Культурно-историческая общность ощущается скандинавами до сих пор. Синхронность многих исторических изменений (от «эпохи викингов» до середины XX в.) во всех скандинавских странах не подлежит сомнению.

Во-вторых, источники, освещающие христианизацию одной из скандинавских стран, одновременно проливают свет и на христианизацию других, поэтому искусственно разделять их известия на, условно говоря, шведские и норвежские, как это по большей части делается, не только неудобно, но и непродуктивно, ибо за отдельными сообщениями теряется единая тенденция, свойственная тому или иному источнику. Как автор попытался показать в одной из своих работ, именно так случилось со сведениями, происходящими из сочинения Адама Бременского27. Итак, не только исторические судьбы скандинавского региона, относительная



27 Рыбаков В. В. Миссионерская деятельность в Скандинавии по Адаму Бременскому // XIV Всероссийская конференция по изучению... скандинавских стран и Финляндии: Тезисы докладов. Архангельск, 2001. С. 113—115.


Смотрите также:
Литература введение введение постановка проблемы
139.95kb.
1 стр.
Литература по дисциплине «введение в специальность»
95.89kb.
1 стр.
И. Чириков Организация как «договорной порядок»: проблема концептуализации Введение. Постановка проблемы
332.4kb.
1 стр.
Литература 71 Введение Термин "маркетинг" происходит от английского слова
750.06kb.
4 стр.
Аннотация введение в сложность
21.45kb.
1 стр.
Литература 20 Введение Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно; не
161.46kb.
1 стр.
Умберто Эko Отсутствующая структура Введение в семиологию ббк 87. 4 Э. 40 У. Эко. «Отсутствующая структура. Введение в семиологию»
7171.66kb.
30 стр.
Урок английского языка во 2 классе по теме «Знакомство»
51.02kb.
1 стр.
Учебное пособие по курсу «Введение в международную журналистику»
883kb.
3 стр.
Реферата по дисциплине «Введение в специальность»
160.46kb.
1 стр.
Виктор Феллер Введение в историческую антропологию Опыт решения логической проблемы философии истории
8244.63kb.
48 стр.
Введение в биоэтику
202.41kb.
1 стр.