Главная
страница 1
Тема 2. Юридические нормы обеспечения перестраховочных отношений
Миссия перестрахования прописана в Статье 967 Гражданского кодекса РФ. Законодательством предусмотрено, что страховщик может застраховать принятый на себя риск частично или полностью у другой страховой компании (или даже нескольких). При этом на договор перестрахования распространяются те же правила, что и на обычные договора страхования предпринимательских рисков (в случае, если договор перестрахования не предусматривает иное). В этих обстоятельствах страховщик по основному договору страхования, заключивший договор перестрахования, будет считаться в этом договоре страхователем.

Закон допускает последовательное заключение двух или даже нескольких контрактов перестрахования.

В Законе Российской Федерации "О страховании" дается определение перестрахования: "Перестрахованием является страхование одним страховщиком (перестрахователем) на определенных договором условиях риска исполнения всех или части своих обязательств перед страхователем у другого страховщика (перестраховщика)".

В ст. 27 Закона говорится: "Для обеспечения своей платежеспособности страховщики обязаны соблюдать нормативные соотношения между активами и принятыми ими страховыми обязательствами. Методика расчета этих соотношений и их нормативные размеры устанавливаются Росстрахнадзором.

Страховщики, принявшие обязательства в объемах, превышающих возможности их исполнения, за счет собственных средств и страховых резервов обязаны застраховать у перестраховщиков риск исполнения соответствующих обязательств".

Согласно методике Росстрахнадзора страховщик обязан передать в перестрахование часть риска (своих обязательств перед страхователем), если не будет соблюдаться условие:



S=(A-Y)*5% / 100%,

где S - сумма, на которую страховщик имеет право заключать договоры по данному виду страхования;

А - величина активов (авуаров1) страховщика;

Y - размер уплаченного уставного капитала;

5% - нормативное процентное отношение поступивших страховых взносов к уплаченному уставному капиталу по данному виду страхования.

Следовательно, перестрахование гарантирует платежеспособность страховщика при наступлении чрезвычайных (выше нормальных) ущербов (убытков).

В Условиях лицензирования страховой деятельности (ст. 3, п.3.5) говорится, что максимальная ответственность по отдельному риску страхования жизни, страхования от несчастных случаев и болезней, медицинского страхования и страхования ответственности владельцев автотранспортных средств не может превышать 10% собственных средств страховщика. В остальных видах страховой деятельности максимальная ответственность по пяти наиболее крупным рискам не должна превышать двукратного размера собственных средств.

В то же время в ст. 13 (п.2) Закона "О страховании" сказано, что страховщик, заключивший с перестраховщиком договор о перестраховании, остается ответственным перед страхователем в полном объеме в соответствии с договором страхования.

Таким образом, исходя из данных определений, перестрахование является "вторичным" страхованием страховщиков от чрезвычайных рисков, превышающих платежеспособность страховой организации. В этом основная сущность и функция перестрахования.

Перестрахование является разновидностью договора страхового обязательства. Обязательства по этим договорам регламентируются Гражданским Кодексом (ст. 953,967) и Законом "Об организации страхового дела в Российской Федерации" (ст. 12, 13). "Перестрахованием является страхование одним страховщиком (перестрахователем) на определенных договором условиях риска исполнения всех или части своих обязательств перед страхователем у другого страховщика (перестраховщика)".

С финансово-экономической точки зрения, перестрахование - это форма отношений Сторон (страховщика и перестраховщика), в соответствии с которой страховщик принимая на страхование риски по защите имущественных интересов физических и юридических лиц, часть ответственности по ним передает на согласованных договорных условиях другим страховщикам (перестраховщикам) с целью создания по возможности сбалансированного портфеля страхований, обеспечения финансовой устойчивости (платежеспособности) и рентабельности страховых операций.

Единого мнения по поводу того, с какого момента должно начинаться течение срока исковой давности по договорам страхования и перестрахования, нет ни в России, ни за рубежом. В ряде стран, как, например, в Англии, в случае достаточно длительного срока исковой давности (6 лет) споры по этому поводу возникают нечасто. В российском же законодательстве для договоров страхования и перестрахования установлен сокращенный срок исковой давности - 2 года, поэтому при неправильном исчислении даты начала его течения страхователь и перестрахователь могут потерять право на защиту своих имущественных интересов в суде.

В настоящее время среди участников российского страхового рынка бытует мнение, что исковая давность по договорам перестрахования (а значит, и ретроцессии) начинает течь с момента страхового события по оригинальному договору страхования, которое впоследствии может быть признано или не признано страховым случаем.

Между тем при страховании имущества урегулирование крупных авиационных, морских, космических и других сложных с технической точки зрения убытков, как показывает практика, нередко занимает более двух лет.

При этом срок урегулирования подобных убытков зачастую не зависит ни от страхователя, ни от страховщика, так как до завершения работы компетентных государственных органов и межведомственных комиссий невозможно определить причину наступления страхового события, а, следовательно, и принять решение, является ли это событие страховым случаем по договору страхования или нет.

Перестрахователь же, в соответствии с критикуемой позицией, по истечении двух лет после страхового события по договору страхования теряет право обращения в суд для принуждения перестраховщика произвести страховую выплату.

Хотелось бы также отметить, что для исчисления срока исковой давности по договору перестрахования не имеет никакого значения, были ли судебные разбирательства по страховому случаю между страхователем и страховщиком или нет.

Более того, не имеет никакого значения, что написано в тексте договора страхования или перестрахования, а также - что согласовано сторонами, так как ГК имеет преимущественную силу над всеми такими договоренностями сторон (ст. 198 ГК РФ).

Есть только два способа прервать течение исковой давности (ст. 203 ГК РФ):

перестраховщику - признать долг (что до определения суммы и причин убытка, а также до составления необходимых документов обычно невозможно);

перестрахователю - подать на перестраховщика иск в суд в установленном порядке (что до совершения действий, указанных выше, и до выставления перестраховщику необходимых документов тоже невозможно).

В соответствии с п. 2 ст. 967 ГК РФ, к договорам перестрахования применяются правила, подлежащие применению в отношении страхования предпринимательского риска. Страхование предпринимательского риска, в свою очередь, считается (в соответствии с ч. 3 п. 2 ст. 929 ГК РФ) разновидностью договора имущественного страхования. Следовательно, для договоров перестрахования установлен (в соответствии со ст. 966 ГК РФ) сокращенный срок исковой давности - 2 года.

Для договоров личного страхования и страхования ответственности известно, что вред жизни и здоровью застрахованного лица может проявиться через 20-39 лет после его причинения (то есть после даты страхового случая, например аварии на ядерной электростанции). Такие убытки будут оплачены страховщиком даже через 20-30 лет после страхового случая, так как в соответствии с п. 1 ст. 200 ГК РФ начало течения срока исковой давности исчисляется с даты, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Если допустить, что течение исковой давности по договору перестрахования начинается с момента наступления страхового случая по основному договору страхования, то страховщик после выплаты страхового возмещения по договору страхования окажется не вправе требовать от перестраховщиков страхового возмещения по договору перестрахования.

На основании всего вышесказанного, применяя принцип непротиворечивости действующего законодательства, можно сделать единственно верный вывод о неправомерности исчисления начала течения срока исковой давности по договору перестрахования с даты наступления страхового события по оригинальному (основному) договору страхования.

Однако вышеуказанный принцип означает, что по договорам перестрахования (а значит, и по договорам страхования) страховая компания-перестраховщик (или страховщик) должна быть готова оплатить убыток, произошедший и 10, и 50, и 100 лет назад, при условии, что перестрахователь (страхователь) представит ей все необходимые документы.

Это тоже достаточно неприятный момент, так как страховая компания должна будет хранить документацию по таким убыткам неограниченное число лет, и, более того, с точки зрения налоговых органов это тоже нецелесообразно, так как страховая компания обязана иметь не облагаемые налогом страховые резервы по таким страховым случаям.

Вместе с тем подобный принцип защищает интересы страхователей и перестрахователей, и, с моей точки зрения, это очень важно.

В отношении же сложностей с формулировкой и толкованием условий договоров перестрахования есть только один выход -- максимально подробно описывать схему и условия договора перестрахования при заключении договора; тогда и в случае возникновения каких-либо споров будет ясно, о чем же все-таки стороны пришли к соглашению при подписании договора и как они должны действовать в такой ситуации.

Судебных споров по договорам перестрахования не очень много, их буквально можно пересчитать по пальцам. Это, безусловно, свидетельствует о том, что операторы перестраховочного рынка умеют находить пути решения возникающих между ними разногласий и конфликтов, не прибегая к судебным искам. В то же время это означает, что суды слабо разбираются в специфике правового регулирования перестрахования. Хотя существующие судебные акты по такого рода делам и охватывают почти все ключевые элементы института перестрахования, разброс позиций судов по одним и тем же вопросам таков, что говорить о какой-то последовательной, тем более выверенной линии не приходится.

Совершенно неожиданно принципиальное значение для участников рынка перестраховочных услуг приобрел взгляд судов на определение договора перестрахования, содержащееся в п. 1 ст. 967 ГК: «Риск выплаты страхового возмещения или страховой суммы, принятый на себя страховщиком по договору страхования, может быть им застрахован полностью или частично у другого страховщика (страховщиков) по заключенному с последним договору перестрахования». Вот конкретные примеры судебных актов, демонстрирующие два диаметрально противоположных подхода к этой проблеме.

Так, в решении Арбитражного суда Челябинской области и постановлениях вышестоящих судебных инстанций по иску ТОО «Промтовары-78» к СК «Копи-Аско» и ее материнской компании СК «Южурал-Аско» о признании недействительным договора облигаторного перестрахования всего страхового портфеля СК «Копи-Аско» говорится следующее: «Содержание договора перестрахования установлено в законе (п. 8 ст. 967 ГК РФ). Между тем условия спорного договора не соответствуют содержанию такого договора, предусмотренному законом. В договоре не определен его предмет, так как нет упоминания о страховании перестрахователем риска выплаты страхового возмещения или страховой суммы по заключенным им договорам страхования (п. 1 ст. 967 ГК РФ). Все положения ст. 967 ГК РФ являются императивными и обязательными для сторон перестраховочного договора».

Иная позиция выражена в постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа по делу № КГ- А40/460-99 по иску перестраховщика к перестрахователю о взыскании выплаченного ему страхового возмещения как неосновательного обогащения, поскольку договор перестрахования, по мнению истца, не соответствует закону и, в частности, не содержит упоминания о страховании риска исполнения страховщиком своих обязательств (ст. 13 Закона РФ «О страховании»). Нужно отметить, что текст ст. 13 этого закона статья не действует с I марта 1996 г.) и п. 1 ст. 967 ГК идентичны. Так вот кассационная инстанция заставила в силе состоявшиеся судебные постановления, которыми было отказано в удовлетворении иска, поскольку из ст. 13 «не вытекает, что примененное законодателем определение перестрахования должно быть обязательно указано в качестве предмета договора перестрахования при его заключении».

Анализ судебных решений дает основание говорить о том, что суды подчас рассматривают перестрахование как страхование предпринимательского риска со всеми вытекающими отсюда последствиями. Так, в уже упоминавшемся решении Арбитражного суда Челябинской области и постановлениях вышестоящих судебных инстанции по иску ТОО «Промтовары-78» к СК «Копи-Аско» и СК «Южурал-Аско» сделан и такой вывод: «По договору перестрахования с учетом ст. 933 ГК РФ может быть застрахован предпринимательский риск самого перестрахователя и только в его пользу, в связи с чем выплата перестраховщиком страхового возмещения непосредственно страхователю по оригинальному договору страхования является прямым нарушением требований закона и означает исключение ответственности перестрахователя». Последствия такого вывода - признание договора недействительным по признаку ничтожности. В обоснование своих решений о недействительности подобных договоров перестрахования суды также ссылаются на норму п. 3 ст. 967 ГК, в соответствии с которой при перестраховании ответственным перед страхователем по основному договору страхования за выплату страхового возмещения остается страховщик.

Как видно из приведенных примеров, суды по одним и тем же вопросам высказывают диаметрально противоположные мнения, а это в свою очередь ведет к принятию при наличии практически одинаковых обстоятельств различных по своей сути решений. Такое положение вещей дестабилизирует перестраховочные отношения, создает почву для невыполнения недобросовестными перестраховщиками своих обязательств по договорам. Одним словом, мешает развитию рынка.
Проблемы правового регулирования Российского рынка перестрахования
http://www.kollegi.ru/iss/2004/n8/16.htm - российский правовой журнал Коллегия
В настоящее время российский рынок перестрахования переживает непростое время. Несмотря на то, что данная отрасль непрерывно развивается, и ее экономические преимущества ни у кого не вызывают сомнений, этот институт до сих пор остается малоизученным, ставя перед участниками рынка перестрахования целый ряд труднорешаемых задач и вопросов. Основной причиной возникновения большинства спорных ситуаций продолжает оставаться отсутствие правового оформления вопросов перестрахования, что тормозит дальнейшее развитие, как рынка перестрахования, так и страхования в России в целом, а, следовательно, мешает приблизиться к международным стандартам.

Никита Исаев, руководитель Правового управления СОАО "Национальная Страховая Группа"

На наш взгляд, основная причина отсутствия необходимой правовой базы, регулирующей вопросы перестрахования, заключается в том, что этот рынок, как, в общем, и рыночные отношения в целом в нашей стране, сформировался относительно недавно и за свою недолгую историю развития, еще не успел достичь окончательного становления. Такого небольшого срока существования оказалось недостаточно для формирования у законодателя четкого представления об этом институте, и, следовательно, для соответствующего регулирования отношений в указанной сфере, что становится причиной не только жарких научных дебатов, но и неоднозначной судебной практики по разрешению споров, вытекающих из отношений по перестрахованию. На этапе перехода от административно-распорядительной плановой экономики к экономике рыночной, при полном отсутствии какого-либо опыта правового регулирования рыночных отношений в нашей стране законодатель был вынужден пойти по пути заимствования иностранных норм и правил, регулирующих гражданско-правовые отношения, в том числе и в области перестрахования. Это было вызвано и необходимостью оперативного законодательного урегулирования внезапно возникших и быстро развивающихся в условиях новой российской экономики имущественных отношений субъектов предпринимательской деятельности.

На сегодняшний день особенности института перестрахования законодателем предусмотрены лишь в одной статье ГК РФ и одной статье Закона "Об организации страхового дела в Российской Федерации", в то время, как для регулирования потребностей современного российского перестраховочного рынка этого явно недостаточно. К тому же ст. 967 ("Перестрахование") ГК РФ весьма противоречива и допускает слишком большое количество разночтений при ее толковании, как профессиональными страховщиками, так и различными органами. В результате, данные статьи ставят больше вопросов перед участниками перестраховочного рынка, чем являются для них ориентиром их в деятельности.

Попытки найти правильные пути разрешения сложившейся ситуации начали предприниматься уже давно: был принят на вооружение позитивный зарубежный опыт, что на начальном этапе становления рыночных отношений, в условиях того "законодательного голода", который испытывала наша страна в период реформ начала 90-х гг., выглядело наиболее целесообразным и приемлемым. Также, закладывая фундамент отношений по перестрахованию, законодатель включил общую диспозитивную норму в соответствующую главу Гражданского кодекса "Страхование", представившую широчайшую автономию правоприменителям. Между тем, все более очевидным становится то, что такого законодательного закрепления явно недостаточно, и институту перестрахования необходимо дать определенное законодательное развитие исходя из потребностей участников экономических отношений в рассматриваемой сфере на современном этапе. Однако до сих пор этот вопрос остается открытым.
Несмотря на наличие проектов нормативных актов, а также научных трудов, посвященных данной проблематике, подходы к регулированию вопросов перестрахования, как среди профессиональных страховщиков и авторитетных экспертов, так и представителей государственных органов, в особенности, надзора за страховой деятельностью, сильно отличаются, что также создает дополнительные проблемы.

Так, на сегодняшний момент существует два основных подхода для решения проблемы правового регулирования вопросов перестрахования. В частности, многие эксперты считают, что решение вышеназванной проблемы следует искать в исключении ст. 967 из Гражданского кодекса РФ, поскольку по фактическим последствиям применения указанная правовая норма лишь "запутывает" страховщиков и других участников отношений по перестрахованию. При исключении специальной нормы "Перестрахование" из Гражданского кодекса участники отношений по перестрахованию будут вправе без каких-либо ограничений использовать нормы зарубежного законодательства, которое, как показала практика формирования и применения законодательства российского, нормально соотносится с базовыми правовыми нормами российского государства. Важно заметить, что в пользу указанной правовой позиции говорят и статистические данные. В частности, согласно данным Министерства РФ по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства более 90% рисков перестраховывается за рубежом.

Таким образом, на фоне недостаточного развития отечественного рынка перестрахования вполне допустимым выглядит поощрение сложившейся практики ориентирования на зарубежное законодательство. С другой стороны, с подобным мнением можно и не согласиться, поскольку если, действительно, нормы зарубежного законодательства по перестрахованию могут применяться без нанесения вреда внутреннему российскому законодательству, то зачем вообще российским страховщикам необходимо бороться за недопущение на российский страховой рынок иностранного капитала, выступать за ограничения на участие России во внешнеэкономических торговых объединениях (например, во Всемирной торговой организации). Зачем с таким упорством мы все-таки пытаемся небогатый существующий опыт рыночного страхования в России переложить на законодательные нормы. Очевидно, что цель в данном случае одна - обеспечить развитие собственного рынка страхования, высокие экономические показатели которого способны эффективно воздействовать на рост экономики в целом.

Наряду с приведенным подходом к рассматриваемой проблеме существует и кардинально противоположная точка зрения, которая, как бы выделяет внутренне урегулированный рынок перестрахования на уровень подотрасли гражданского и предпринимательского права, предлагая нормы по перестрахованию объединить в рамках отдельного параграфа Гражданского кодекса РФ.

Перестрахование - дело профессиональных участников рынка. Вместе с тем важно подчеркнуть необходимость правового регулирования российского перестраховочного рынка с обязательным предоставлением определенной автономии воли его участникам.

Оба мнения в настоящее время остаются на стадиях обсуждения.

В силу столь слабого правового регулирования участникам отношений по перестрахованию предоставлена полная свобода при определении предмета и условий договора, порядка его заключения, прав и обязанностей сторон, исполнения заключенного договора, а также порядка разрешения споров между сторонами. В этой связи, как правило, применяются общепризнанные правила делового оборота. Между тем, вопрос правового регулирования перестраховочной деятельности в любом случае остается нерешенным.

Несомненно, ситуация несколько улучшилась после выхода обзора арбитражной судебной практики, устранившего некоторые противоречия. Однако это все-таки капля в море той работы, которую необходимо проделать, чтобы весь российский институт перестрахования вышел на уровень, достигнутый западными перестраховщиками.

Тем не менее, важно заметить, что рассматриваемая проблема в любом случае находится в зоне внимания законодателей. В частности, не так давно был подготовлен проект новой редакции статьи 967 Гражданского кодекса "Перестрахование", разработанный комитетом Всероссийского Союза Страховщиков по перестрахованию. Данный проект, конечно, и вызвал горячую дискуссию - причем не столько о существе предлагаемых изменений, сколько вообще об их необходимости.

На наш взгляд, изменение действующей статьи 967 ГК, как и разработка самостоятельного подробного нормативного правового акта - это вынужденная мера, направленная на приведение российского перестраховочного законодательства в соответствии с принятыми во всем мире нормами, поскольку несоответствие между российскими и международными нормами, регулирующими вопросы перестрахования, а также слабое и противоречивое освещение перестраховочных отношений в российском законодательстве сильно тормозят развитие и рынка перестрахования, и рынка страхования в целом. Царящая в законодательстве о перестраховании путаница, в частности, порождает множество проблем при решении судебных споров, затрудняя правильное, а главное, единообразное применение перестраховочных норм.

………………………………………………………………………………………
Большинство национальных источников права не содержат специальных норм, регулирующих договор перестрахования, предоставляя тем самым его участникам широкую свободу при определении предмета договора, его существенных условий, прав и обязанностей сторон, порядка разрешения споров между сторонами. На сегодня фактически ни в одной стране мира нет развитой нормативной базы для регулирования договора перестрахования. Лицензирование страховых компаний и последующий надзор со стороны государства за соблюдением уровня платежеспособности практически во всех странах является прерогативой национальных законов, регламентирующих страховую деятельность.

Директивы Европейского союза по страхованию, которые регулируют единый страховой рынок на территории ЕС, до недавнего времени не распространялись на перестрахование, регулируя лишь прямой страховой бизнес по страхованию жизни и страхованию иному, чем страхование жизни. Вопрос о том, подвергается ли перестрахование структурному разделению, которое установлено для прямого страхования, остался на усмотрение стран-участниц (хорошо известно, что директивы ЕС устанавливают разграничение между долгосрочным бизнесом - страхованием жизни (Life) и бизнесом иным, чем страхование жизни (Non-life), и страховые компании не могут заниматься одновременно и страхованием жизни, и страхованием иным, чем страхование жизни).

Позиции других стран в вопросе регулирования перестраховочной деятельности разделились. Некоторые страны оставили перестрахование полностью нерегулируемой областью гражданских отношений путем исключения каких-либо упоминаний об этой деятельности из правовых норм, регулирующих страхование. Большинство же стран регулируют перестрахование как само страхование с учетом соответствующей модификации правового режима. В некоторых юрисдикциях перестрахование подвергается собственному регулированию. Рассмотрим на примерах конкретных зарубежных стран законодательные нормы, применявшиеся до возникшей ряд лет назад проблемы банкротств перестраховщиков и появления специальных стандартов Международной ассоциации страхового надзора по перестрахованию в 2002 - 2003 гг.

Аргентина. Прямое страхование регулируется специальным законом - Страховым актом. Все специальные и основные условия договоров должны быть утверждены Национальным надзором за страхованием (NSI), который также регулирует такие вопросы, как формы оплаты премии, порядок составления соглашений и т.д. NSI, кроме того, определяет минимальные требования к уставному капиталу страховых компаний, требования к платежеспособности и необходимые условия для получения лицензии. В основном это регулирование не распространяется на договоры перестрахования. Деятельность по перестрахованию управляется отдельными правилами, установленными NSI, которые содержат следующие требования к компании, занимающейся перестраховочной деятельностью в Аргентине: регистрация, определенная величина собственных средств (30 млн долл. США), ежегодное представление годовой бухгалтерской отчетности. Перестраховщик также должен представлять отчет об убытках, превышающих 100 тыс. долл., в оплате которых было отказано. Договоры перестрахования должны содержать оговорку о несостоятельности, согласно которой перестраховщик соглашается в случае ликвидации перестрахователя уплатить кредитовое сальдо в пользу страхователя по основному договору страхования после того, как все дебетовые задолженности перед перестраховщиком будут урегулированы. Договор перестрахования может заключаться на свободно согласованных условиях; в случае если не достигнуто согласие по некоторым условиям договора, возможно применение условий Страхового акта.

Австралия. Создание и деятельность страховых и перестраховочных компаний регулируется Федеральным правительством на основании Страхового акта 1973 г., являющегося законодательным. Этот закон предъявляет следующие требования к страховым и перестраховочным компаниям, которые работают на территории Австралии: они должны быть зарегистрированы в этой стране в надлежащем порядке и должны отвечать определенным финансовым критериям. Таким образом, страховое законодательство Австралии применимо в равной степени и к страхованию, и к перестрахованию.

Дания. Перестрахование рассматривается как форма страхования, регулирование которого подчинено Датскому акту о страховых компаниях, который не проводит различий между страхованием и перестрахованием. Таким образом, и страховые компании, и перестраховочные общества регулируются одними и теми же законодательными нормами.

Сальвадор. Согласно законодательству Сальвадора перестрахование регулируется теми же нормативными актами, что и прямое страхование. Кроме того, в этой стране нет особых требований к перестраховщикам для работы на рынке Сальвадора, в том числе не установлены никакие финансовые ограничения.

Финляндия. Финские страховые организации могут проводить перестрахование на основании лицензии. Согласно этому перестраховочная деятельность подчиняется тем же принципам, что и страховая. Специальный акт регулирует деятельность иностранных страховых компаний в Финляндии, но этот документ не распространяется на перестраховочную деятельность. Соответственно иностранные страховые компании не нуждаются в получении лицензии для перестрахования финских рисков.


Франция. Перестрахование не регулируется. Тем не менее Закон от 08.08.1994 N 94679, который вступил в силу 1 января 1995 г., предусматривает, что перестраховщики, головной офис которых расположен на территории Франции, подотчетны Комиссии по контролю за страхованием. Правила, установленные государственным надзором для таких перестраховщиков, менее строги, чем для прямых страховщиков. Например, перестраховочные компании не обязаны следовать правилам, установленным для страховых компаний в отношении резервов убытков и незаработанной премии, а также в отношении маржи платежеспособности; в то время как Комиссия имеет право отзывать какие-либо разрешения, данные страховой компании, запретить какие-либо операции перестраховочной компании Комиссия не в силе.

Германия. Перестрахование в отличие от страхования законодательством и подзаконными актами совсем не регулируется. Тем не менее перестраховочная деятельность находится под контролем финансового надзора.

Израиль. Закон о контроле предъявляет к компаниям, зарегистрированным в качестве юридического лица в Израиле и намеренным осуществлять перестраховочную деятельность только на территории этой страны, требование о регистрации для получения лицензии. Других требований к перестраховочным компаниям на территории этой страны нет.

Италия. Комплексная структура регулирования, применимая к страхованию, совершенно не приспособлена для перестрахования. Особыми нормативами регулируются только некоторые особенные аспекты перестраховочной деятельности.

Словения. Перестрахование регулируется Актом о страховых компаниях и другими подобными нормативными документами (в области страхования) в отношении создания перестраховочных обществ, их деятельности и надзора за ними.

Швейцария. Швейцарские перестраховочные компании являются объектом наблюдения Федерального офиса по частному страхованию (FOPI). Швейцарские компании, которые собираются заниматься перестрахованием, должны получить разрешение от Федерального департамента юстиции. Национальные перестраховочные компании обязаны представлять полный отчет о своей деятельности в FOPI. Федеральный офис имеет право вмешаться в случаях, если в компании осуществляется ненадлежащий менеджмент, ведется неправильная финансово-учетная политика или формирование технических резервов осуществляется в недостаточном объеме. Но несмотря на это нет четко определенных финансовых стандартов для перестраховочных компаний. От перестраховщиков не требуется иметь ликвидные активы в размере, достаточном для покрытия маржи платежеспособности, и создавать гарантийный фонд, в то время как такие требования предъявляются к прямым страховщикам. Правила инвестиционной политики, установленные для страховых компаний, к перестраховщикам не применяются. В ежегодно представляемом отчете прямые страховщики должны приводить данные о перестраховании своих рисков. Надзор имеет право вмешаться в деятельность страховой компании, если сочтет, что размещение рисков в перестрахование ненадежно и угрожает показателю маржи платежеспособности страховой компании.

В противоположность страховым компаниям перестраховочные общества могут заниматься одновременно и перестрахованием жизни (Life), и перестрахованием иных рисков, не связанных со страхованием жизни (Non-life), - для перестраховщиков не требуется разделения этих видов деятельности. Перестраховщикам, как и прямым страховщикам, запрещено заниматься деятельностью, не относящейся к страхованию (в широком смысле этого понятия).

Иностранные перестраховщики, работающие на рынке Швейцарии, не подлежат национальному контролю. Они могут заниматься перестрахованием на территории Швейцарии без лицензии либо через представительство на территории Швейцарии, либо непосредственно напрямую через трансграничные сделки. Соответственно в противоположность прямым страховщикам иностранные перестраховочные компании пользуются полной свободой предоставления своих услуг страховым организациям.

Великобритания. Страховой акт 1982 г., который является воплощением Директив ЕС, устанавливает только ограничительные требования к перестрахованию, но в документе, который называется Re NRG Victory Insurance Ltd., предусматривается, что все формы перестрахования (включая ретроцессию) являются аналогичными прямому страхованию с точки зрения законодательного регулирования: перестраховщик должен иметь отдельные разрешения на все виды страхования, которые он принимает в перестрахование; также к перестраховщику существует ряд определенных требований финансового характера, сходных с требованиями к прямым страховщикам.

США. Согласно законодательству штата Нью-Йорк перестрахование считается составной частью страхования, и соответственно деятельность по перестрахованию регулируется теми же нормами права, что и страховая деятельность. Хотя нью-йоркское законодательство и регулирует перестрахование в рамках собственно страхования, объем правовых норм, посвященных именно перестрахованию, представлен скудно. Например, рассматриваемое законодательство не регулирует условия и котировки в договорах перестрахования. Что же касается лицензии, то законодательство Нью-Йорка предусматривает следующее:

- любая местная акционерная страховая компания или общество взаимного страхования может принимать в перестрахование только те виды бизнеса, на которые получена лицензия или на перестрахование которых получена лицензия. Любая такая компания может заниматься только перестрахованием;

- любая иностранная страхования компания, компания с долей участия иностранного капитала или же общество взаимного страхования может перестраховывать (принимать в перестрахование) только те виды бизнеса, на которые получена лицензия и которые разрешены на территории данного штата.



В других штатах США существуют несколько иные нормативные акты, регламентирующие перестраховочную деятельность.


1 Авуары (фр. avoir) - активы (денежные средства, ценные бумаги, счета в байках и т. д.) - часть страхового баланса


Смотрите также:
Тема Юридические нормы обеспечения перестраховочных отношений Миссия перестрахования
219.15kb.
1 стр.
Разрабатываем план маркетинга: Миссия Исследовательская компания Infowave Знакомьтесь: миссия
348.17kb.
1 стр.
Диспозитивные нормы трудового права (на примере институтов трудового и коллективного договоров)
314.67kb.
1 стр.
Учет и аудит текущей аренды
1489.55kb.
7 стр.
Семинар Государство как участник международных гражданских отношений
39.58kb.
1 стр.
Стратегический план Управления туризма, физической культуры и спорта Алматинской области на 2011 – 2015 годы Раздел І. Миссия и видение Миссия
889.72kb.
6 стр.
Нормы строительства частного дома. Что можно и чего нельзя застройщику
266.17kb.
1 стр.
Научная специальность 12. 00. 01 – Теория и история права и государства; история правовых учений по отрасли 12. 00. 00 Юридические науки
59.51kb.
1 стр.
Лекция №2 Тема: Особенности международных отношений древнего мира
36.2kb.
1 стр.
Семинарских занятий Раздел Культура речи и языковая норма. Нормы современного русского языка Тема Орфоэпическая норма (форма проведения практическое занятие) Вопросы к теме
335.7kb.
1 стр.
Правила обеспечения благоустройства
454.92kb.
3 стр.
Тема Понятие римского частного права. Его система и источники
1066.99kb.
6 стр.