Главная
страница 1
СОДЕРЖАНИЕ
Введение ……………………………………………………………………………..3

  1. Теоретико-методологический анализ проблемы развития эго-идентичности у лиц, страдающих интернет-зависимостью………………..6

    1. Понятие эго-идентичности……………………………………………...6

1.1.1. Идентичность с точки зрения работ З.Фрейда………………...12

1.1.2. Концепция идентичности в структурном психоанализе……...15

1.1.3. Проблема Эго-идентичности в эпигенетической теории социокультурного развития…………………………………………………..18

1.1.4. Эго-идентичность в рамках теории объектных отношений…..24

1.1.5. Объектные отношения и Самость………………………………29


    1. Интернет-зависимость…………………………………………………38

1.2.1. Интернет как социокультурный феномен……………………...38

1.2.2. Понятие аддикции……………………………………………….39

1.2.3. Феномен интернет-аддикции……………………………………42

1.3. Эго-идентичность лиц, страдающих зависимостью от интернет…48

II. Экспериментальное исследование особенностей эго-идентичности лиц, страдающих интернет-зависимостью………………………………………53

2.1. Методологическая организация процесса исследования…………….53

2.2. Полученные результаты и их анализ…………………………………..60

2.2.1. Статистические данные и их анализ……………………………60

2.2.2. Качественный анализ результатов исследования……………...64

Заключение………………………………………………………………………….70

Список использованной литературы.......................................................................72


ВВЕДЕНИЕ
Актуальность исследования. Одним из основных признаков современного общества является стремительное развитие компьютерных информационных технологий и систем телекоммуникаций. За последние годы в этой области произошел качественный скачок. В результате, на сегодняшний день можно с уверенностью констатировать, что Интернет перестал быть просто системой хранения и передачи сверхбольших объемов информации и стал новым слоем нашей повседневной реальности и сферой жизнедеятельности огромного числа людей. В результате у пользователей компьютерных сетей возникает целый ряд интересов, мотивов, целей, потребностей, установок, а также форм психологической и социальной активности, непосредственно связанных с этим новым пространством. В связи с этим стала актуальной проблема патологического использования интернета, обозначенная в зарубежной литературе И. Голдберг и К. Янг еще в конце 80-х. Речь идёт о так называемой «интернет-зависимости».

Интернет-зависимость обладает некоторыми характеристиками уже известных и изученных аддикций: пренебрежение важными вещами в жизни из-за аддиктивного поведения; разрушение отношений аддикта со значимыми людьми, раздражение или разочарование значимых для аддикта людей, скрытность или раздражительность, когда люди критикуют это поведение, чувство вины или беспокойства относительно этого поведения, безуспешные попытки сокращать это поведение.

В связи с вышеизложенным представляется актуальным изучение особенностей формирования и динамики аддиктивного процесса при интернет-зависимости, а также особенностей конституирования личности потенциального интернет-аддикта.

Объект исследования – психологические детерминанты формирования эго-идентичности личности.

Предмет исследования – эго-идентичность интернет-аддиктов.

Цель исследования – выявить специфические характерологические черты эго-идентичности личности, страдающей интернет-зависимостью.

Гипотезы исследования:


        1. Существует различие в структуре эго-идентичности личности с интернет-аддикцией и не зависимых от интернета.

        2. Наличие аддикции непосредственно зависит от степени дивергенции образов Я-реальное и Я-идеальное.

Задачи исследования:

  1. Провести теоретико-методологический анализ феномена эго-идентичности;

  2. Эксплицировать психологические детерминанты формирования эго-идентичности личности;

  3. Описать роль аддикции в формировании эго-идентичности;

  4. Разработать и провести эмпирическое исследование специфики эго-идентичности лиц, страдающих интернет-зависимостью;

Теоретико-методологической основой исследования выступают:

Классический психоанализ З.Фрейда, я-психология (Х.Кохут), структурный психоанализ (Ж.Лакан), теория объектных отношений О.Кернберга, эго-психология (Э.Эриксон), теоретическая модель механизмов защиты, разработанная Р. Плутчиком в соавторстве с Г. Келлерманом и Х.Контом.



Методы: С учетом цели и задач данного исследования для диагностики интернет-зависимости, а также для диагностики характерологических особенностей и компонентов эго-идентичности использовались следующие методики:

- шкала Интернет-зависимости из опросника "Поведение в Интернете" А. Жичкиной;

- методика "Незаконченные предложения" (Жичкина А. Е. и Щепилина Е. А);

- опросник Келлермана-Плутчика «Индекс жизненного стиля»;

- метод диагностики межличностных отношений (ДМО) который представляет собой модифицированный Собчик Л.Н. вариант интерперсональной диагностики Т.Лири.

Полученные результаты анализировались с помощью методов математической статистики, таких как *- критерий (угловое преобразование Фишера); t-критерия Стьюдента для зависимых выборок.

Статистическая обработка данных и графическая презентация результатов осуществлялась с помощью компьютерного пакета статистических программ STATISTICA 5.5.

Экспериментальная база исследования: пользователи сети Интернет в возрасте от 16 до 35 лет. В исследовании приняли участие 100 человек.

Научная новизна: уточнено представление о структуре эго-идентинчости, получилось дальнейшее развитие представление о влиянии особенностей структуры эго-идентичности на возникновение аддикции.

Практическая значимость исследования состоит в том, что на основании полученных данных можно разработать оптимальные способы коррекции и профилактики зависимости от интернет.

Структура дипломной работы: дипломная работы состоит из введения, двух разделов, заключение, списка использованной литературы. Основное содержание дипломной работы изложено на 71 странице. Список литературы включает в себя 61 источник, из которых 9 на английском языке. В работе содержится 2 таблицы и 1 рисунок.


  1. Теоретико-методологический анализ проблемы развития эго-идентичности у лиц, страдающих интернет-зависимостью



    1. Понятие эго-идентичности

Идентичность – это широкая концепция, включающая все качества личностных сочетаний, обусловленная большим массивом биологических, психологических, социальных и культурных факторов. Сегодня понятие идентичности в различных контекстах широко используется и в психологии (эго психология), психоанализе и в социологии (социальная антропология, символический интеракционизм) и в философии (феноменология) и в этологии, и в политической науке.



вырезано

Таким образом, как мы можем видеть, красной нитью через всё определение Райкрофта, а также Мура и Файна проходят идеи Э.Эриксона об идентичности. Его точка зрения на идентичность стала базовой позицией и отправным пунктом для всех последующих исследователей идентичности. Дальнейшие исследования детализировали понятие, принесли нечто новое в концепцию идентичности Э.Эриксона, не изменяя общего направления движения научной мысли. Поэтому мы считаем необходимым достаточно подробно остановиться в нашей работе на исследованиях идентичности Э.Эриксона.



1.1.1. Идентичность с точки зрения работ З.Фрейда
В развитии идентичности З. Фрейд выделял два равнозначных процесса:

- биологический – когда организм становится иерархической организацией среди живых органических систем в жизненном цикле;

- социальный – когда организмы систематизируются в группы, которые географически, исторически и культурно определены [41].

На сохранение стабильности идентичности, самооценки личности, ее образа Я и образа мира, согласно теории Фрейда, направлены механизмы защиты. Это может достигаться, например, такими путями как:

- устранение из сознания источников конфликтных переживаний;

- трансформация конфликтных переживаний таким образом, чтобы предупредить возникновение конфликта.

Впервые этот термин появился в 1894 г. в работе З. Фрейда «Защитные нейропсихозы» и был использован в ряде его последующих работ для описания борьбы Эго против болезненных или невыносимых мыслей и аффектов. Иными словами, механизм психологической защиты связан с изменением иерархии неосознаваемых и осознаваемых компонентов системы ценностей личности и ее реорганизацией. То есть этот механизм направлен на то, чтобы лишить значимости и тем самым обезвредить психологически травмирующие моменты [42].

«Психоаналитическая теория, которая очень подробно изучала защитные механизмы, показывает, что психика использует эти механизмы в тех случаях, когда возникают инстинктивные влечения, выражение которых находится под социальным запретом (например, несдерживаемая сексуальность). Перенесенные внутрь человека запреты, существующие в нашей культуре, обычно относятся к тому, что называется Супер-эго. Сильное Супер-эго может наполнять нас чувством тревоги и страха, когда мы начинаем думать о запрещенных действиях, не говоря уже о тех случаях, когда мы пытаемся совершать эти действия. Защитные механизмы, из-за которых мы не осознаем запрещенные влечения, предотвращают атаку со стороны Супер-эго. Защитные механизмы выступают также в роли буферов по отношению к нашему сознанию тех разочарований и угроз, которые приносит нам жизнь. Хотя наиболее явно эти защитные механизмы проявляются у людей, которых называют невротиками и психотиками, они также в большой степени непреднамеренно используются нормальными людьми» [42, с.57].



вырезано

На протяжении всего детства происходит “пробная кристаллизация идентичности”. В связи с этим, Эриксон выстраивает динамическую схему процессов, последовательно сменяющих друг друга и участвующих в формировании и развитии Эго: механизм интроекции, идентификации и формирование идентичности. В результате “множества успешных, пробных идентификаций у ребенка начинают складываться ожидания по поводу того, что значит быть старше и что значит быть моложе”, эти ожидания в последствии становятся частью идентичности. Но сам процесс формирования идентичности начинается тогда, когда эти идентификации становятся непригодными. Идентичность включает в себя все значимые идентификации, но изменяет их с целью создания единого и причинно связанного: отказываясь от одних и взаимно ассимилируя другие и объединяя их в новую конфигурацию. Эта развивающаяся конфигурация постепенно на протяжении всего детства устанавливалась, синтезируя и ресинтезируя Эго и включала в себя конституционально обусловленные свойства, идеосинкретические потребности либидо, хорошие способности, значимые идентификации, эффективные механизмы защиты и последовательно принимаемые роли. Таким образом, эти перечисленные Э.Эриксоном составные части, которые мы могли бы назвать компонентами идентичности, мы по полному праву можем принять за основные линии для дальнейшего более детального изучения идентичности.

Идентичность как конфигурация. С этой точки зрения большое значение для изучения идентичности имеет среда, причем среда не только внешняя, объективный мир людей и их взаимоотношений, существующий вокруг индивида, но и аналогичная внешней внутренняя среда, внутренний мир значимых других и их отношений, существующая в человеке. “ С точки зрения развития”, – пишет Э.Эриксон – ““прошлое” окружение всегда присутствует в нас” [50, с.33]. Поэтому Э.Эриксон выбирает инструментами познания идентичности психоанализ и социологию, как методы изучающие среду и ее изменения. Идентичность – “это не доспехи”, “не нечто статичное и неизменное” [50, с.33]. Идентичность индивида “включает в себя, не исчерпываясь этим, сумму всех последовательных идентификаций, в тот ранний период, когда ребенок хотел, а часто и нуждался походить на людей, от которых он зависел” [51, с.96]. В процессе лечения и воспитания некоторые нежелательные идентификации могут быть заменены, хотя “изначальное направление, в котором идет формирование идентичности остается неизменным”, считает Эриксон. Особенностью идентичности является ее медленное изменение и слабое осознавание в детстве. “У ребенка в результате множества успешных пробных идентификаций начинают складываться ожидания по поводу того, что значит быть старше и что значит быть моложе, ожидания, которые становятся частью идентичности по мере того, как они, шаг за шагом, проверяются психосоциальным опытом”. Эти вышеописанные детские идентификации индивид подчиняет “новому виду идентификации, достигнутому в ходе социализации и соперничества со сверстниками” [51, с.166]. Этот “новый единый гештальт, уже “есть нечто большее, чем просто сумма его частей”.

 Эго – идентичность. В самом начале своих исследований идентичности Эриксон употребляет термин эго–идентичность, который имел более общее значение и аналогичное тому, что он позже подразумевал под идентичностью вообще. “В процессе развития и работы Эго, путем интеграции физического совершенства и культурной значимости, у ребенка происходит постепенное появление самоуважения”. Эту генетическую непрерывность саморепрезентации Эриксон считает возникающей в процессе работы Эго, как результат синтезирующей функции на границе “эго” с “окружением”, социальной реальностью, и поэтому он называет ее “эго-идентичностью” индивида. Эриксон выделяет два фактора, на которых эго-идентичность основана, и которые он называет “качеством существования”. Первый – это ощущение тождества самому себе и непрерывность своего существования во времени и пространстве. И второй основополагающий момент в эго-идентичности - это то, что эти вышеописанные тождество и непрерывность признаются окружающими, “значимыми другими” [50, с.59]. Именно этот действующий внутри психический фактор обеспечивает “избирательное выделение значимых идентификаций на всем протяжении детства и постепенную интеграцию образов “я”, достигшую кульминации в чувстве идентичности” [51, с.219].

Э.Эриксоном в отношении психосоциальной идентичности было введено понятие позитивной и негативной идентичности [51, с.231]. Негативная идентичность это попытка овладеть ситуацией, когда позитивная идентичность не может быть установлена из–за того, что ее различные элементы подавляют друг друга. Таким образом, негативная идентичность представлена Э.Эриксоном как “извращенно основанная на всех тех идентификациях и ролях, которые на критических стадиях развития представлялись им наиболее нежелательными или опасными и в то же время наиболее реальными” [51, с.184].

Рассматривая нарушения в развитии, Эриксон вводит понятие спутанности идентичности как “существенные нарушения у раздираемых противоречиями молодых людей” [50, с.26], как специфический кризис, возникающий в определенных жизненных ситуациях. Такими факторами, вызывающими психическое напряжение и последующее нарушение, являются, с точки зрения Эриксона, возникновение потребности в физической и психологической близости, соперничество, окончательный профессиональный выбор и психосоциальное самоопределение. Но возникновение такого “паралича” в этих затруднительных для индивида ситуациях, по мнению Эриксона, зависит от того, имеется ли у данного индивида “латентное заболевание”. Спутанность идентичности может выражаться в “чрезмерно пролонгированном моратории” или в серьезной регрессивной патологии.

Так, анализируя эпигенетическую теорию Э.Эриксона, можно сделать следующие выводы:

- Основой для формирования чувства идентичности является степень близости и доверия между матерью и младенцем, на базе которого к концу детства формируется психическая цельность, «чувство внутренней идентичности»;

- Эго-идентичность это генетическая непрерывность саморепрезентации, возникающая в процессе работы Эго, как результат синтезирующей функции на границе “эго” с “окружением”, социальной реальностью;

- Процессами, выстраивающими Эго-идентичность индивида являются механизм интроекции, идентификации и формирование идентичности;



- Конституционально обусловленные свойства, идеосинкретические потребности либидо, значимые идентификации, эффективные механизмы защиты и последовательно принимаемые роли являются компонентами Эго-идентичности;

- Факторы, основывающие Эго-идентичность: ощущение тождества самому себе и непрерывность своего существования во времени и пространстве; признание окружающими, «значимыми другими» этого тождества и непрерывности.



1.1.4. Эго-идентичность в рамках теории объектных отношений
О.Кернберг в рамках психологии объектных отношений выдвигает свою собственную концепцию идентичности, во многом перекликающуюся, сопоставимую, логически продолжающую идеи Э.Эриксона об идентичности, но идущую значительно дальше и дающую достаточно точное, а не размытое представление как многие другие исследователи идентичности. Для изучения идентичности О.Кернберг применяет структурный подход, подчеркивая и обосновывая не достаточность описательного подхода предшествующих концепций. С позиции этого структурного подхода О.Кернберг видит идентичность как некую интрапсихическую структуру, о которой мы можем прочесть в одной из его работ следующее. “Субъективное переживание себя, вместе с его частными аспектами, самосознанием и саморефлексией, ощущением структурного единства и непрерывности во времени, чувством ответственности за свои действия, представляет нечто большее, чем субъективную фантазию. Оно образует интрапсихическую структуру; динамически обусловленную, внутренне согласованную, стабильную схему психических переживаний и контроля за поведением. Оно является началом для проявления различных психических функций, реализует себя в этих функциях и выступает в той части Эго, которая постепенно приобретает в Эго руководящие функции. Оно представляет собой интрапсихическую структуру высшего порядка, природа которой подтверждается в поведении, выражается в формировании характера и в человеческой глубине и моральной определенности в отношениях с другими людьми” [20, с.32]. В качестве основного фактора и базиса нормальной идентичности О.Кернберг называет интерсубъективность. Ядерная структура такой интерсубъективности формируется в процессе интроективной идентификации “хороших” частей слитных Я–объект репрезентаций и в процессе проективной идентификации с образованием “плохих” и также слитных репрезентаций Я и объекта. Именно эта ядерная структура интерсубъективности с точки зрения О.Кернберга и формирует “ядро переживания самого себя” как часть функций и структуры Эго. Это ядро является слитным образованием, уходящим корнями в Эго и Ид и представляет собой наиболее ранние приятные пиковые переживания недифференцированных Я и объект репрезентаций в условиях хороших объектных отношений [19].

вырезано

Обобщая рассмотренные нами теоретические концепты, мы видим, что от рождения ребенок не обладает ясно и четко очерченной самоидентичностью; как показано в работах М.Малер, Х.Kохута, О.Keрнберга, становление идентичности — это длительный поэтапный процесс, включающий формирование стабильных внутренних репрезентаций, дифференциацию Я- и объект-репрезентаций, интеграцию Я- и объект-репрезентаций с актуальным интерперсональным поведением. Даже в своих наиболее элементарных формах Я — сложная конфигурация многократно воспроизводимых объектных отношений, при этом процессы самоотношения, самопринятия, самоуважения, о которых говорят авторы, связываются прежде всего с «интерперсональным наследством», которое воздействует на наше целостное существование «здесь и теперь».

Согласно Х.Кохуту, формирование самости начинается уже на уровне непроизвольных реакций и внутренних потенций ребенка; благодаря подкреплению родительскими ожиданиями и поощрениями она становится центральной организующей силой в психике. Самость формируется во взаимодействии с другим человеком, причем решающее значение имеет не столько вербальная сторона коммуникации, сколько эмоционально-чувственная, передаваемая и понимаемая эмпатически, как эмоциональный отклик значимого другого на «нарциссические» нужды Я, т.е. на потребность в идеализированном «зеркальном» отражении Я в Другом, потребность идеализировать Другого и потребность в Другом, похожем или дополняющем Я. Удовлетворение этих нужд (вместе с опытом фрустрации, накапливаемым из-за несовершенства действий родителей по отношению к ребенку) создает предпосылки для «трансмутирующей интернализации». Иными словами, «интернализуя» паттерны отношений, ребенок начинает относиться к себе в соответствии с интернализованным образом Другого, «инкорпорированным» в его самость, ставшим ее внутренним наполнением, так что, например, наказание вызывает чувство стыда или вины, а восхищение — самоуважение и гордость.

Согласно О.Кернбергу, сущность Я определяется отношениями «мать — ребенок», в которых из переплетения реалистического восприятия и фантазий складываются «биполярные интрапсихические репрезентации, т.е. сложноорганизованные когнитивно-аффективные конгломераты: 1) образа себя; 2) образа Другого; 3) связующего эти репрезентации аффективного состояния любви и/или ненависти. Внешнее взаимодействие матери и ребенка «метаболизируется» и становится внутренним, интрапсихическим. «Интернализованная система идентификаций» ребенка складывается и изменяется под воздействием опыта отношений с матерью и в то же время испытывает влияние со стороны конституциональных факторов, к которым относятся доминирующие аффекты. В своем понимании интрапсихической логики развития самоидентичности О.Кернберг в целом разделяет точку зрения М.Малер на развитие объектных отношений и дополняет ее, исходя из предположения об аналогичном пути развития Я- и объект-репрезентаций.

В рамках этой логики первой стадией развития репрезентаций будет «интроекция», на которой отношения «заглатываются целиком», без постижения их рационального смысла и дифференциации их источника. Так образуется репрезентация нерасчлененного единства себя и объекта, которая первично формируется под воздействием приятных переживаний удовольствия от интеракций младенца с матерью. Далее в ходе своих попыток справиться с возникающими при этом сложными и противоположными психофизиологическими состояниями, образующимися в результате взаимодействия с удовлетворяющей его потребности и фрустрирующей («хорошей» и «плохой») матерью, ребенок вынужден расщепить весь свой внутренний мир на полярные интрапсихические структуры «хорошего» и «плохого». Только на этапе идентификации, предполагающей возросшую когнитивную зрелость ребенка (и как следствие — большую толерантность к «плохому» опыту фрустраций), появляется ценность диадической и реципрокной природы Я и объекта. Я- и объект-репрезентации начинают дифференцироваться вначале из смешанного конгломерата психических состояний «хорошего» (ассоциированных с организмически переживаемым удовлетворением и удовольствием), но Я и объект пока остаются неразделимы. Дифференциация же Я- и объект-репрезентаций, порожденных опытом фрустраций и символизирующихся в терминах «плохого», происходит позже и осуществляется посредством ранних типов проекции (проективной и интроективной идентификаций), защитных механизмов, благодаря которым индивид пытается вынести за границы собственного Я констелляцию «плохого». Устойчивая интеграция парциальных идентичностей достигается, когда первоначально расщепленные на «абсолютно хорошие» и «абсолютно плохие» Я- и объект-репрезентации объединяются в репрезентации «целого» Я и репрезентации «целых» значимых других, чем преодолевается фрагментарность и абсолютизм предшествующих стадий.

Таким образом, на стадии идентификации речь идет о возникновении более или менее ясного чувства различия Я и Другого, связанного с продолжающейся дифференциацией отношений ребенка с матерью. З.Фрейд писал, что идентификация возникает после разочарования или потери объекта любви как реакция на его отсутствие, чувство опустошенности, что в процессе «траура» приводит к замене идентификации с конкретным человеком идентификацией с его образом [42]. Развивая эту мысль применительно к пониманию онтогенеза Я, заметим, что функция матери в качестве первичного значимого другого видится в обеспечении необходимого и достаточного баланса удовлетворения базовых потребностей и их фрустрации («потери»), чтобы эта идентификация оказалась возможной. Вспомним понятие «достаточно хорошей матери» у Д.Винникотта: «достаточно хорошая мать» — это тот персонально значимый другой, который способен интуитивно чувствовать, когда жизненно необходимо для ребенка находиться в полном его распоряжении, полностью удовлетворять его нужды, а когда благом для растущей автономии ребенка будет выборочное отдаление и выборочная фрустрация в согласии с его возросшей способностью переносить состояние фрустрации и материнское несовершенство.

Устойчивая интеграция биполярностей («хорошего» и «плохого») в целостную самоидентичность, по О.Keрнбергу, достигается на стадии эго-идентичности (к трем годам), когда различные биполярности синтезируются в целостную и непротиворечивую репрезентацию Я, выходящую за пределы частных ситуаций и частных обобщений. В то же самое время образы «хорошего» и «плохого» значимого другого («объекта») начинают интегрироваться в целостную репрезентацию матери.

***


вырезано

Толерантность – для достижения удовлетворения человеку требуется все больше и больше времени нахождения в Интернете. Если человек не увеличивает количество времени, которое он проводит в Интернет, то эффект заметно снижается.

"Синдром отказа" - характерный "синдром отказа": прекращение или сокращение времени, проводимого в Интернет. Далее в период от нескольких дней до месяца могут появиться следующие симптомы: психомоторное возбуждение, тревога, навязчивые размышления о том, что сейчас происходит в Интернет; фантазии или мечты об Интернет; произвольные или непроизвольные движения пальцами, напоминающие печатание на клавиатуре. Возвращение к использованию Интернет позволяет избежать симптомов "синдрома отказа".

Интернет часто используется в течение большего количества времени или чаще, чем было задумано.

Существуют постоянное желание или безуспешные попытки прекратить или начать контролировать использование Интернет.

Огромное количество времени тратится на деятельность, связанную с использованием Интернет (покупку специальных книг, поиск новых броузеров, поиск провайдеров, организация найденных в Интернет файлов).

Значимая социальная, профессиональная деятельность, отдых прекращаются или редуцируются в связи с использованием Интернет.

Использование Интернет продолжается, несмотря на знание об имеющихся периодических или постоянных физических, социальных, профессиональных или психологических проблемах, которые вызываются использованием Интернет (недосыпание, семейные (супружеские) проблемы, опоздания на назначенные на утро встречи, пренебрежение профессиональными обязанностями, или чувство оставленности значимыми другими).

А.Е. Войскунский обобщил все ранее описанные поведенческие характеристики [10]:


  • неспособность и нежелание отвлечься даже на короткое время от работы в Интернете, и тем более прекратить работу;

  • досада и раздражение, возникающие при вынужденных отвлечениях, и навязчивые размышления об Интернете в такие периоды;

  • стремление проводить за работой в Интернете все увеличивающиеся отрезки времени и неспособность спланировать время окончания конкретного сеанса работы;

  • побуждение тратить на обеспечение работы в Интернете все больше денег, не останавливаясь перед расходованием припасенных для других целей сбережений или влезанием в долги;

  • готовность лгать друзьям и членам семьи, преуменьшая длительность и частоту работы в Интернете;

  • способность и склонность забывать при работе в Интернете о домашних делах, учебе или служебных обязанностях; важных личных и деловых встречах, пренебрегая занятиями или карьерой;

  • стремление и способность освободиться на время работы в Интернете от ранее возникнувших чувств вины или беспомощности, от состояний тревоги или депрессии, обретение ощущения эмоционального подъема и своеобразной эйфории;

  • нежелание принимать критику подобного образа жизни со стороны близких или начальства;

  • готовность мириться с разрушением семьи, потерей друзей и круга общения из-за поглощенности работой в Интернете;

  • пренебрежение собственным здоровьем и, в частности, резкое сокращение длительности сна в связи с систематической работой в Интернете в ночное время;

  • избегание физической активности или стремление сократить ее, оправдываемое необходимостью выполнения срочной работы, связанной с применением Интернета; пренебрежение личной гигиеной из-за стремления проводить все без остатка "личное" время, работая в Интернете;

  • постоянное "забывание" о еде, готовность удовлетворяться случайной и однообразной пищей, поглощаемой нерегулярно и не отрываясь от компьютера;

  • злоупотребление кофе и другими тонизирующими средствами;
    подбор, просматривание и изучение специальной литературы о новинках Интернета, обсуждение их с окружающими.



1.3. Эго-идентичность Интернет-аддиктов
вырезано

Таким образом, в результате проведенного исследования мы можем сделать следующие выводы:

- виртуальная личность интернет-аддиктов не представляет собой реализацию "идеального Я", так как в группе интернет-зависимых представления о Я-идеальном и Я в интернете статистически различны;

- целью создания "виртуальной личности" интернет-аддиктов не является реализация свойственных личности агрессивных тенденций;

- Малая дистанция между образами Я-реальное и Я-идеальное свидетельствует о реалистичной оценке своих возможностей и поставленной цели, меньшей подверженности депрессии, обусловленной недостижимостью идеала;

- общий профиль личности с интернет-зависимостью представляет собой профиль шизоидной личности, с характерными ей защитными механизмами;

- уход в виртуальный мир интернет-зависимых людей может представляться как альтернатива замыканию в собственной субъективной реальности, аутистичным фантазиям.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В ходе планирования и реализации нашего исследования мы ставили перед собой в качестве основной рабочей цели - выявление специфических характерологических черт эго-идентичности личности, страдающей интернет-зависимостью, с учетом возможности дальнейших разработок диагностических и коррекционных мероприятий по интернет-аддикции.

По данным проведеного эмипирческого исследования и в соответствии с полученными результатами мы подтвердили гипотезу о том, что существуют различия в структуре эго-идентичности личности с интернет-аддикцией и не зависимых от интернета.

Так, эго-идентичность интернет-аддиктов структурирована с преобладанием шизоидных защитных механизмов, таких как изоляция, проекция, интроекция, отрицание, компенсация и уход в фантизии.

Как мы выявили в ходе исследования, для формирования целостной, нормально функционирующей эго-идентичности важную роль играют отношения «мать — ребенок», в которых из переплетения реалистического восприятия и фантазий складываются «биполярные интрапсихические репрезентации», т.е. сложноорганизованные когнитивно-аффективные конгломераты: 1) образа себя; 2) образа Другого; 3) связующего эти репрезентации аффективного состояния любви и/или ненависти. Также ключевым фактором в нормальном или аномальном функционировании эго-идентичности следует считать уровень механизмов саморегуляции.

У людей, с шизоидно-конституируемой личностью, первичный конфликт в области отношений касается близости и дистанции, любви и страха. Их субъективную жизнь пропитывает глубокая амбивалентность по поводу привязанности. Развитию шизоидного паттерна отстраненности и ухода, возможно, способствует не только уровень, но и содержание родительской вовлеченности, наличие противоречивых и дезориентирующих коммуникаций. Возможно, что такие паттерны вообще ответственны за шизоидную динамику. Ребенку, находящемуся в ситуации двойного зажима и эмоционально фальшивых сообщений, легко стать зависимым от ухода, чтобы защитить свое собственное "Я" от непереносимого уровня гнева и сомнений. Покушение, и депривация совместно определяют шизоидную проблему: если кто-то одинок или подвергается депривации, а родители доступны только в тех случаях, когда они проявляют себя как неэмпатичные и вторгающиеся, разрастается конфликт "тоска-избегание", "близость-дистанцирование".

Ввиду поглощенности внутренним миром и вытеснения аффекта, следующего за ходом мысли, шизоид испытывает трудности в искреннем выражении чувств перед другими и спонтанном проявлении себя в отношениях с другими.

Далее, мы опровергли нашу вторую гипотезу о том, что наличие аддикции непосредственно зависит от степени дивергенции образов Я-реальное и Я-идеальное. Из результатов полученных нами данных мы можем сделать вывод, что основной мотивационной детерминантой интернет-аддикции является не расхождение между Я-реальным и Я-идеальным, не стремление скомпенсировать желаемые черты личности в интернете, а также контейнировать социально неприемлимые, а, скорее, альтернатива аутистичному уходу в фантазии, замыкании на собственном субъективном мире.

Перспективным направлением исследования может быть разработка диагностических методов, направленных на выявление развивающейся интернет-аддикции, а также способов и методов ее коррекции.



Список использованной литературы



  1. Бабаева Ю.Д., Войскунский А.Е., Смыслова О.В. Интернет: воздействие на личность // Гуманитарные исследования в Интернете /Под ред. А.Е. Войскунского. – М., "Можайск-Терра" , 2000, с.11-40

  2. Белинская Е.П., Жичкина А.Е. Стратегии самопрезентации в Интернет и их связь с реальной идентичностью. http://flogiston.ru/projects/articles/strategy.shtml.

  3. Бернс Р. Развитие Я - концепции и воспитание./ Пер. с англ. – М.: “Прогресс”, 1986 г.

  4. Браун Дж., «Психология Фрейда и постфрейдисты», Москва, «Рефл-бук», 1997 г.

  5. Бурова В.А. Социально-психологические аспекты интернет-зависимости. http://user.lvs.ru/vita/doclad.htm.

  6. Вермсер Л., (2000), Компульсивность и конфликт: различие между описанием и объяснением при лечении аддиктивного поведения // Психология и лечение зависимого поведения, под ред. С. Даулинга; Москва, Класс;

  7. Войскунский А.Е. Феномен зависимости от Интернета // Гуманитарные исследования в Интернете / Под ред. А.Е. Войскунского. – М., "Можайск-Терра", 2000, с.11-40.

  8. Войскунский А.Е. Психологические исследования феномена Интернет-аддикции // Тезисы докладов 2-й Российской конференции по экологической психологии. М.: Экопсицентр РОСС. 2000 С. 251-253.

  9. Войскунский А. Е. Общение, опосредованное компьютером/ Диссертация ... кандидата психологических наук. М., 1990.

  10. ВойскунскийА Е. Исследования Интернета в психологии // Интернет и российское общество / Под ред. И. Семенова. М.. 2002 с. 235-250.

  11. Волович А. С. Особенности социализации выпускников средней школы. /Диссертация ... кандидата психологических наук. М., 1990.

  12. Джекобсон Дж., (2000), Преимущества полимодального подхода к пониманию аддиктивного поведения // Психология и лечение зависимого поведения, под ред. С. Даулинга; Москва, Класс, 2002.

  13. Доде Л. М., (2000), Психическая беспомощность и психология аддикции // Психология и лечение зависимого поведения, под ред. С. Даулинга; Москва, Класс, 2002;

  14. Дольто Ф. На стороне ребенка, СПб.; издательство Петербург – XXI, 1997 г.

  15. Жичкина А. Социально-психологические аспекты общения в Интернете. http://flogiston.ru/projects/articles/refinf.shtml.

  16. Иванова И. В. Социализация и формирование социальной идентичности в период детства. Сайт Московский педагогический государственный университет, библиотека, 2000

  17. Калина Н. Ф., Основы психоанализа, Рефл-бук, Ваклер, 2001 г.

  18. Калина Н.Ф., основы психотерапии, Издательства: Рефл-бук, Ваклер, 1997 г.

  19. Кернберг О.Ф Тяжелые личностные расстройства: Стратегии психотерапии/ Пер.с англ. М.И.Завалова. – М.: Независимая фирма “Класс”, 2000.

  20. Кернберг О.Ф Агрессия при расстройствах личности / Пер.с англ. А.Ф. Ускова. – М.: Независимая фирма “Класс”, 1998.

  21. Короленко И. П. Аддиктивное поведение. Общая характеристика и закономерности развития // Обозрение психиатрии и медицинской психологии имени В М Бехтерева 1991. № 1. С 8-15.

  22. Кохут, Х. Анализ самости. Системный подход к лечению нарциссических нарушений личности. Когито-Центр, 2003 г. 368 с.

  23. Лакан Ж. Телевидение / TeleVision, Гнозис, 2000 г., 160 с.

  24. Лакан Ж. Четыре основные понятия психоанализа. Семинары: Книга XI (1964). Кн.11, 2004.

  25. Лейбов Р. Язык рисует Интернет. http://inter.net.ru/

  26. Леонова Л.Г., Бочкарева Н.Л. Вопросы профилактики аддиктивного поведения в подростковом возрасте. Учебно-методическое пособие. Новосибирск, 1998.

  27. Мак-Вильямс Н., Психоаналитическая диагностика: Понимание структуры личности в клиническом процессе: Перевод с английского.   "Класс" - 2006, 476 стр.

  28. Нестеров В. К вопросу об эмоциональной насыщенности межличностных коммуникаций в Интернете. http://www.flogiston.ru/.

  29. Психоаналитические термины и понятия: Словарь/ Под ред. Барнесса Э. Мура и Бернарда Д.Файна/ Перев. С англ. А.М. Боковикова, И.Б. Гришпуна, А.Фильца. – М.: Независимая фирма “Класс”, 2000.

  30. «Психология развития», хрестоматия, «Питер», 2001г.

  31. Райкрофт Ч. Критический словарь психоанализа/ Пер. с англ. Л.В. Топоровой, С.В. Воронина и И.Н. Гвоздева под редакцией канд. философ. наук С.М.Черкасова. – СПб.: Восточно – Европейский Институт Психоанализа, 1995.

  32. Рикер П. Повествовательная идентичность. Пер. К. Дрязгунов. www. philisopy. ru / library, 2000.

  33. Самосознание и защитные механизмы личности, под ред. Д. Я. Райгородского, Самара, Бахрах-М, 2003 г.

  34. Современный психоанализ, Сборник научных трудов, Киев, Ваклер, Альтерпресс, 2002 г.

  35. Сидоренко Е. Методы математической обработки в псиъхологии, Речь, С.-Петербург, 2001, 349 с.

  36. Суслова О.Ю. Введение в чтение Лакана: “стадия зеркала”. История создания. Интернет. Сайт Восточно – Европейского института психоанализа. Статьи. 2000.

  37. Сэбшин Э., (2000), Психоаналитические исследования аддиктивного поведения: обзор // Психология и лечение зависимого поведения, под ред. С. Даулинга; Москва, Класс, 2002.

  38. Тайсон Р., Тайсон Ф. Психоаналитические теории развития: Пер. с англ. – Екатеринбург: Деловая книга,1998

  39. Томэ Х., Кэхеле Х.Современный психоанализ. Т. 1. Теория: Пер. с англ./
    Общ. ред. А.В. Казанской. – М.: Издательская группа Прогресс - Литера, Издательство Агентства Яхтсмен, 1996

  40. Томэ Х., Кэхеле Х.Современный психоанализ. Т. 2. Практика: Пер. с англ./ Общ. ред. А.В. Казанской. – М.: Издательская группа Прогресс - Литера, Издательство Агентства Яхтсмен, 1996

  41. Фейдимен Д., Фрейджер Р. Личность: теории, эксперименты, упражнения,

  42. Фрейд З., Психоанализ, Донецк, Сталкер, 1999 г.

  43. Фрейд З. Толкование сновидений. – Ер.: Камар, 1991

  44. Ханзян Э., (2000), Уязвимость сферы саморегуляции у аддиктивнх больных: возможные методы лечения // Психология и лечение зависимого поведения, под ред. С. Даулинга; Москва, Класс, 2002;

  45. Херст Д. М., (2000), Переходные и аутистические феномены при аддиктивном поведении // Психология и лечение зависимого поведения, под ред. С. Даулинга; Москва, Класс, 2002.

  46. Хьелл Л., Зиглер Д., Теории личности, Питер, 3-е международное издание, 2001 г.

  47. Холмогорова А.Б., Гаранян Н.Г. Эмоциональные расстройства и современная культура // Московский психотерапевтический журнал, 1999, №2, с. 61- 90.

  48. Шайдулина А.Ф. Интернет-зависимость - новая форма аддиктивного поведения у подростков // Материалы конгресса по детской психиатрии (Москва, 25-28 сентября 2001).

  49. Шевченко И.- Некоторые психологические особенности общения посредством Internet. [WWW document]. URL http://www.flogiston.ru.

  50. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис, Москва, Прогресс, 1996 г.

  51. Эриксон Э., «Детство и общество», Санкт-Петербург, «Речь», 2002 г.

  52. Янг К.С. Диагноз — Интернет-зависимость // Мир Интернет 2000. № 2. С. 24-29

  53. CharltonJP A factor-analytic investigation of computer 'addiction' and engagement // British Journal of Psychology. 2002. V. 93 (Pt. 3). P. 329-344.

  54. Dufonl R.L Addiction, a new paradigm // Bulletlin, Menninger Clinics. 1998. V. 62(2). P. 231-242.

  55. Federn P. Ego psychology and the psychoses. – New York: Basic Books,1952

  56. Hall A.S. Internet addiction: College student case study using best practices in cognitive behavior therapy

  57. Laing R. D. Self and Others, Pelican Book,1971

  58. Phillipson Herbert “ The Object Relations Technique”, The Free Press, Glencoe, Illinois, 1955

  59. Young K. S. Psychology of computer use: addictive use of the internet: a case that breaks the stereotype. // Psychological reports, 1996, Vol. 79, pp. 899-902

  60. Young, K.S.Internet addiction: symptoms, evaluation,
    and treatment [WWW document]. URL http://www.netaddiction.com.

  61. Young, K.S., Rodgers, R.C. The relationship between depression and Internet addiction. [WWW document]. URL http://www.netaddiction.com.








Смотрите также:
Развитие центробежных тенденций в Югославии введение актуальность исследования
521.61kb.
3 стр.
Введение актуальность темы исследования
1651.63kb.
11 стр.
Введение актуальность исследования
276.94kb.
1 стр.
Общая характеристика работы актуальность темы исследования
305.15kb.
1 стр.
«Роль женщины в современном мире»
482.01kb.
2 стр.
Актуальность темы исследования. Проведение данного исследования обусловлено всем современным культурным, политическим и экономическим положением в России
157kb.
1 стр.
А актуальность темы диссертационного исследования.​
1381.08kb.
5 стр.
Актуальность темы исследования. Проблема совершенствования управления экономическим развитием одна из ключевых в современной России
103.31kb.
1 стр.
Установление Советской власти в Казахстане Иностранная интервенция и гражданская война в Казахстане Политика военного коммунизма и образование Казахской асср заключение Список используемых источников Введение Актуальность
111.25kb.
1 стр.
Общая характеристика работы актуальность темы исследования
330.69kb.
1 стр.
Актуальность темы исследования
2837.36kb.
12 стр.
Цель, задачи исследования Гипотеза исследования План работы над проектом Введение Содержательная часть с интервью Выводы Используемая литература и материалы
121.29kb.
1 стр.