Главная
страница 1



На правах рукописи
КИРИЛЬЧЕНКО Дмитрий Викторович

СОЦИАЛЬНЫЙ ИДЕАЛ Ф. НИЦШЕ

И ПРАКТИКА ТОТАЛИТАРНЫХ ОБЩЕСТВ


Специальность 09.00.03 – история философии,

09.00.11 – социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук
ТВЕРЬ 2010

Диссертация выполнена на кафедре политологии

Тверского государственного университета.

Научный руководитель доктор политических наук, профессор

Гусев Владимир Алексеевич
Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Шибаева Михайлина Михайловна

кандидат философских наук



Буланов Владимир Владимирович

Ведущая организация Академия повышения квалификации и профессиональной переподготовки

работников образования (г. Москва)

Защита состоится «7» мая 2010 года в 14 часов на заседании диссертационного совета по философским наукам (ДМ 212.263.07) в Тверском государственном университете по адресу: 170000, Тверь, ул. Желябова д.33.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тверского государственного университета по адресу: 170000, Тверь, ул.Скорбященская, д.44а, автореферат диссертации представлен на сайте http://www.univesity.tversu.ru/aspirants/abstracts
Автореферат разослан «7» апреля 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета С.П. Бельчевичен

кандидат философских наук, доцент
I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Фридрих Ницше является создателем аутентичной философии, которая служит идейным базисом общественной модели, предложенной этим мыслителем в качестве социального идеала. В своих трудах Ф. Ницше не только формулирует отношение к вопросам философии, культуры, морали, религии, но и посредством особой трактовки человеческой и общественной природы выстраивает собственную концепцию социального развития. Именно этот пласт ницшеанских идей оказался наиболее востребованным и актуальным. В XX в. национал-социалисты выдвинули тезис о том, что проект Ф. Ницше был воплощён в Третьем Рейхе. В ходе острой общественной дискуссии, обусловленной политической конъюнктурой, были выработаны две доминирующие точки зрения. Согласно одной из них, ницшеанство и нацизм идентичны, согласно другой – антагонистичны. Вместе с тем проводились параллели между ницшеанством и сталинизмом, представляющим собой ещё одну разновидность тоталитаризма. Осуществление сравнительного анализа социального идеала Ф. Ницше и практики тоталитарных обществ обусловлено необходимостью решения проблемы, обозначенной в ходе этой полемики. Учитывая, что вопрос о роли ницшеанских идей в формировании тоталитарных режимов до настоящего момента является открытым, представляется важным сопоставить социальную концепцию Ф. Ницше с теми свойствами общественной жизни, которые были присущи нацизму и сталинизму. Формирование нетенденциозных вариантов решения проблем, касающихся взаимосвязи ницшеанства и тоталитаризма, возможно лишь в том, случае если оно исходит из тех данных, которые получены в результате комплексного интердисциплинарного социально- и историко-философского исследования, осуществлённого с целью сравнительного анализа социального идеала Ф. Ницше и практики тоталитарных обществ.



Актуальность темы исследования определяется тем обстоятельством, что, будучи растворённой в вопросе осмысления природы тоталитарного прошлого, проблема соотношения ницшеанской концепции социума, с одной стороны, и общественной практики нацизма и сталинизма - с другой долгое время не могла быть предметом полноценного научного исследования. Социально-политическая значимость данной тематики в совокупности с условиями идеологической ангажированности создавали препятствия для её изучения. В тех обстоятельствах, когда нацистский философ А. Боймлер обосновывал тождественность ницшеанства немецкому нордическому духу и идеологии Третьего Рейха, а советская пропаганда 1930-х гг., продолжив этот курс, закрепила за Ф. Ницше, негативный образ «родоначальника фашизма», независимому исследователю было крайне трудно оставаться в рамках объективного подхода. Присутствующая на сегодняшний день возможность постижения феномена тоталитаризма в контексте идей Ф. Ницше обусловлена определённой исторической дистанцированностью исследователей по отношению к рассматриваемым явлениям. Именно по этой причине проблема соотношения социального идеала Ф. Ницше с практикой тоталитарных обществ к настоящему моменту стала актуальной с научно-исследовательских позиций. Появление новых важных материалов, позволяющих переосмыслить значение философии Ф. Ницше для XX века (рассекреченные документы, мемуары политиков, не издававшееся ранее труды Ф. Ницше, его письма и т.д.), создаёт все условия для того, чтобы начать серьёзное научное освоение этой темы.

Учитывая, что немецкий философ предложил абсолютно нетривиальный подход к рассмотрению общественных отношений, сравнительный анализ социальной концепции Ф. Ницше и принципов функционирования тоталитарных обществ позволяет выйти на уровень более глубокого осмысления социальных процессов, происходивших в XX в., так как выстраивает для их понимания новый, ницшеанский ракурс. Он также позволяет в новом свете увидеть философию Ф. Ницше и получить новые знания о социально-политическом содержании его идей. Проблематика, обозначенная в теме настоящего исследования, находится в русле современных научных подходов, поскольку подразумевает преодоление устоявшейся дихотомии: теория – практика, идеология – политика. Поочерёдно сопоставляя социальную концепцию ницшеанства с национал-социализмом и реалиями нацистской Германии, марксизмом-ленинизмом и буднями строительства социализма, удаётся обнаружить множество тонких взаимосвязей, раскрывающих многогранность вышеперечисленных общественных явлений и дающих креативный материал для изысканий в сфере социальной философии.



Степень разработанности темы. Проблема соотнесения социальной концепции Ф. Ницше с идеологией и практикой тоталитарных режимов была впервые поставлена в 1930-е годы и носила характер реакции на тезис немецких национал-социалистов о реализации ницшеанского проекта в Третьем Рейхе. Французский публицист и общественный деятель Ж. Батай указывал на несостоятельность этого постулата, так как немецкому философу был чужд расизм и национализм. Посредством сравнения ницшеанства с идеологиями тоталитарных режимов Ж. Батай пришёл к выводу об отсутствии преемственной связи между этими двумя явлениями. В механизмах, по которым существовало советское общество, он также не усматривал признаков ницшеанства, сущностной характеристикой этого режима он считал цезаризм, находившийся в противоречии, в том числе, и с марксистской догматикой1. Линия «денацификации» ницшеанства нашла своё продолжение в трудах таких исследователей как А. Таха, А. Данто, А. Кауфманн, М.В. Петрова. Они рассматривают тоталитаризм в качестве чужеродного феномена по отношению социальному идеалу Ф. Ницше, а также полагают, что сам факт их сопоставления вызван некорректной с научной точки зрения экстраполяцией идеологии национал-социализма на философию Ф.Ницше2.

Противоположной позиции придерживались философы-марксисты. Для их анализа ницшеанства характерен в первую очередь поиск его социально-политической сущности и идеологической принадлежности. Советский специалист в области философии Ницше С.Ф. Одуев осуществляет полное отождествление ницшеанства с идеологией национал-социализма и высказывает мысль, что Третий Рейх представлял собой социально-политический идеал Ф. Ницше. В качестве основного довода С.Ф. Одуев использует идею милитаризма, которую разделял немецкий философ и которая была присуща гитлеровской Германии3. Используя при анализе философии Ф. Ницше классовый подход, российский философ В.Е. Бугера интерпретирует нацизм и сталинизм как два реализованных варианта ницшеанской концепции общества и указывает на то, что идеи Ф. Ницше явились теоретической основой расовой и радикально-националистической политики Третьего Рейха4.

Другая часть исследователей не противопоставляет и не отождествляет практику тоталитарных обществ и социальный идеал Ф. Ницше, а в процессе сравнительного анализа обнаруживает как сходные черты, так и различия, рассматривая в контексте ницшеанства лишь одну из разновидностей тоталитаризма, нацизм или сталинизм. Известный писатель и публицист Т. Манн полагал, что нельзя проводить параллель между идеями Ф. Ницше и такими сущностными аспектами нацизма, как расизм, национализм и социализм. Но вместе с тем, он высвечивает иную ипостась ницшеанства, которая заключена в философском обосновании таких свойственных немецкому обществу 1930-40-х гг. социальных явлений, как война и насилие5. Д. Конвэй и Т. Стронг называют социально-политический монизм тем ницшеанским принципом, который был присущ нацистской модели общества1. Вопрос о степени соответствия практики сталинизма социальной концепции Ф. Ницше нашёл отражение в исследовательских работах Б. Гройса и Б. Розенталь. Философ Б. Гройс путём сравнительного анализа этих двух явлений выявил между ними тонкую взаимосвязь, которая обнаруживается в направленности социальной энергии на реализацию воли к господству2. Б. Розенталь рассматривает сталинскую эпоху СССР в контексте идей Ф. Ницше и указывает на ницшеанскую природу целого ряда явлений общественно-политической жизни Советского Союза. В частности партийную элиту 30-х годов она характеризует героическим аристократизмом и ницшеанской волей к власти3.

Соотношению ценностных основ ницшеанства и тоталитаризма посвящены статьи А. Игнатова, В.Н. Миронова и Н. Орбела. Исследователи указывают на важную особенность сосуществования двух этих феноменов, которая заключается в том, что общественно-политические силы антиницшеанской эгалитарной направленности использовали философское оправдание социального радикализма, предпринятое Ф. Ницше. Вместе с тем ницшеанство, будучи цельной философской системой, не могло быть подвергнуто полной ассимиляции, так как коммунистам был чужд элитизм Ф. Ницше, а нацистам – его критика в отношении национализма и антисемитизма4. Следует отметить, что в отечественной и зарубежной литературе изучены отдельные аспекты рассматриваемой нами проблемы. Анализу социального идеала Ф. Ницше посвящены работы К. Броса, Е. Бэнтли, Б.В. Маркова, Р. Мартина, А.Н. Мочкина, Г. Стаута, Б. Тернера, Р. Уайта, Ф. Эппела5. Исследование феномена тоталитарных обществ осуществляется в трудах Х. Арендт, А.А. Большакова, М. Джиласа, А.В. Захарова, Г.Ю. Курсковой, В.П. Любиной, Б.С. Орлова, Ю.О. Пленкова, Э.Г. Соловьёва, С.И. Федосовой, М.А. Хевеши1 и др.

Таким образом, характеризуя степень изученности темы, можно констатировать, что к настоящему моменту подвергнуты анализу многие аспекты проблемы соотношения социального идеала Ф. Ницше и практики тоталитарных обществ, подробно рассмотрен каждый из феноменов в отдельности, но комплексное исследование, посвящённое этой проблематике, отсутствует. Доминирующей на сегодняшний день позицией в отношении интересующего нас вопроса является чёткая дифференциация модели тоталитарных обществ и социальной концепции Ф. Ницше, но признание наличия сходных элементов их структуры и принципов функционирования.

Объектом настоящего исследования является практика тоталитарных обществ в контексте социального учения Ф. Ницше. Его предмет – это степень соответствия общественных моделей нацизма и сталинизма социальному идеалу Ф. Ницше.

Цель и задачи исследования. Цель диссертации состоит в том, чтобы осуществить концептуальную разработку проблемы соотнесения социального идеала Ф. Ницше с практикой тоталитарных обществ. Достижение поставленной цели предполагает решение ряда задач:

- определить ценностные основания философии Ф. Ницше, имеющие социальный аспект;

- произвести анализ социального идеала Ф. Ницше;

- определить возможность интеграции ницшеанства в идеологическое пространство, проследить взаимосвязь ницшеанской концепции с основными идеологическими течениями;

- произвести сравнительный анализ базисных принципов тоталитаризма и ценностных оснований ницшеанства;

- осуществить сопоставление сущностных характеристик нацизма с социальным идеалом Ф. Ницше;

- осуществить сравнение основных принципов функционирования сталинского общества с социальным идеалом Ф. Ницше.

Источниками исследования являются произведения Ф. Ницше («Антихрист», «Воля к власти», «Ecce Homo», «К генеалогии морали», «По ту сторону добра и зла», «Сумерки идолов, или как философствуют молотом», «Так говорил Заратустра», «Человеческое, слишком человеческое»), а также его письма. Источниковая база диссертации включает также труды политических деятелей и идеологов национал-социализма (А. Боймлера, А. Гитлера, А. Розенберга, Г. Федера, К. Хаусхофера, О. Штрассера) и большевизма (В.И. Ленина, И.В. Сталина, Л. Троцкого).

Методологические основы исследования. Используемые методы исследования определены особенностями темы. В диссертационном исследовании используется структурно-функциональный метод. Он позволяет таким образом систематизировать идеи Ф. Ницше и данные об общественной жизни Третьего Рейха и Советского Союза 1920-50-х гг., чтобы стала возможной их научная интерпретация и сравнение. Следовательно, его применение позволяет также использовать метод сравнительного анализа и, в частности, сравнительно-исторический метод. С их помощью на базе метода историзма появляется возможность сопоставить принципы ницшеанства с механизмами функционирования тоталитарных обществ.

Структура диссертации и её основное содержание. Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы.

Во «Введении» обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень её изученности, определяется объект, предмет, цели и задачи диссертационной работы, излагаются основные методы исследования, отражена его научная новизна.



Глава 1 «Социальный идеал Ф. Ницше» посвящена анализу социальной концепции Ф. Ницше, её философским основаниям и возможности её идеологической интерпретации.

В первом параграфе «Преодоление нигилизма как смысл истории» рассмотрены философские предпосылки самобытной системы взглядов Ф. Ницше на общество, проанализирована ницшеанская трактовка смысла истории, а также категория нигилизма, являющаяся для философа критерием ценности того или иного социального явления.

Во втором параграфе «Ницшеанская модель общества будущего» указаны базовые принципы, на которых, по мнению философа, должно стоится общественное здание, определена социальная модель «ницшеанского» общества, проанализировано отношение Ф. Ницше к общественным институтам.

В третьем параграфе «Ницше и ницшеанство: философия и идеология» представлена ницшеанская критика существующих идеологий, проанализирован механизм адаптации идеологическими течениями общественно-политической концепции Ф. Ницше.

Глава 2 «Ницшеанство и практики тоталитарных обществ» посвящена проблеме соотнесения социального идеала Ф. Ницше с тоталитарными моделями обществ, реализованными в гитлеровской Германии и в СССР сталинского периода.

В первом параграфе «Тоталитаризм и ценностные основания ницшеанства» рассмотрена совокупность базовых принципов тоталитаризма с точки зрения оценочных критериев, предложенных Ф. Ницше.

Во втором параграфе «Ницшеанство и нацизм» осуществлён сравнительный анализ социального идеала Ф. Ницше и общественной модели, воплощённой в Третьем Рейхе.

В третьем параграфе «Ницшеанство и сталинизм» выполнено сопоставление социального идеала Ф. Ницше с основными характеристиками советского общества сталинского периода.

В «Заключении» подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы.


II. НАУЧНАЯ НОВИЗНА ИССЛЕДОВАНИЯ И ОБОСНОВАНИЕ ОСНОВНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ, ВЫНОСИМЫХ НА ЗАЩИТУ

Научная новизна исследования заключается в следующих положениях:

- подробно изучен и систематизирован социальный аспект философии Ф. Ницше, общественный идеал Ф. Ницше определён как симбиоз кастовой структуры, выстроенной в соответствии со шкалой коэффициентов индивидуальной воли к власти, и механизма социальной мобильности;

- выявлены теоретико-методологические критерии, которые служат философу основанием для критики существующих идеологий, отдельно взятых общественных явлений и являются фундаментом для собственной социальной концепции, определены идеологические компоненты ницшеанства и осуществлено их соотнесение с действующими идеологическими доктринами (либерализмом, социализмом, национализмом);

- показано, что с позиции аффирмативных ценностей ницшеанского социального идеала тоталитаризм должен предстать в качестве «эгалитарно-нигилистического» феномена, препятствующего реализации идеи эмансипации личности, хотя социальный радикализм Ф. Ницше во многом созвучен реальной практике тоталитарных движений;

- идеи Ф. Ницше сопоставлены с теорией построения нового типа обществ в нацистской Германии и советской России, а ницшеанская модель социума с практикой тоталитарных обществ нацистского и сталинского типов, на базе сравнительного анализа определены их сходства и различия.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Социальная концепция Ф. Ницше не может быть рассмотрена изолировано от идейного базиса, который служит основанием для самобытного мировоззрения философа. Одной из ключевых философских категорий, определяющих этот базис, является «нигилизм», понимаемый как отрицание ценности жизни и отдельных сопутствующих ей факторов. В концентрированном и теоретически оформленном виде нигилистические тенденции выражены религиозными учениями и в первую очередь христианством. Религиозный смысл нигилизма заключён в постулате об абсолютном приоритете трансцендентного мира перед имманентным бытием. Проецирование в рамках этого подхода идеальных эталонов на окружающую действительность придаёт нигилизму социальное звучание. Следствием этого становится ложное истолкование социальной действительности. Ключевую роль в этом играет представление о равенстве всех людей перед богом, которое послужило основой для доминирующей эгалитарной концепции общества.

Ф. Ницше полагает, что нигилистические предрассудки являются препятствием для осознания неоднородности общества. Согласно Ф. Ницше, социальное расслоение и иерархичность представляют собой признак высокой организации homo sapiens как вида и важный фактор его дальнейшего развития. Поэтому эгалитарная трактовка общества является для философа объектом критики. Социальная стратификация обусловлена тем фактом, что люди по природе не равны. Существует множество критериев внутривидового многообразия, но с точки зрения Ф. Ницше наиболее важными из них являются пассионарность, благородство и воля к власти. Обладателей этих качеств философ называет аристократами духа, которые являются малочисленным авангардом человеческой популяции. Остальные представляют собой посредственное инертное большинство. В связи с этим смысл истории Ф. Ницше усматривал не в техническом прогрессе или обеспечении всеобщего блага, а исключительно в личностной эволюции благородных пассионариев. Перспективой этого процесса, по Ф. Ницше, должно стать появление Сверхчеловека, которого следует понимать как представителя нового типа людей, достигшего качественно нового уровня воли к могуществу и, следовательно, способного самостоятельно генерировать аффирмативные ценности.

2. Социальным идеалом Ф. Ницше представляется такое общество, которое обеспечивает социальное восхождение выдающимся индивидам, обладающим волей к власти и позитивным взглядом на мир. Эти качества распределены в обществе неравномерно и формируют определённые сегменты, психологические типы людей, различающиеся степенью интеллектуального, духовного и физического развития. В соответствии с этой градацией Ф. Ницше предлагает кастовое устройство общества, как наиболее адекватно отвечающее особенностям внутреннего разнообразия человеческого вида.

Философ указывает на наличие трёх психологических типов людей, а значит на необходимость формирования трёх каст, выстроенных в иерархической последовательности. Высшая страта предполагается в качестве социальной ниши для наиболее малочисленного и ценного типа людей. Это свободное пассионарное меньшинство, имеющее позитивный (антинигилистический) взгляд на мир и способное создавать новые ценности. В эту касту должна кооптироваться категория самых волевых и благородных людей. Согласно замыслу Ф. Ницше жизнедеятельность всего социума должна быть ориентирована на удовлетворение интересов касты высшей аристократии, поэтому такое общество можно назвать аристократическим. Социальная функция самой доминирующей страты должна заключаться в перманентном самосовершенствовании. Этой касте отводится роль социальной среды, в рамках которой посредством целенаправленного культивирования воли, силы духа, утончённого благородства, жестокости и пренебрежения к общепринятым моральным нормам будет взращиваться тип Сверхчеловека. Его появление является смыслом истории и конечной целью аристократического общества. Выполнение функций государственного управления в этом обществе возлагается на срединную касту, которая обязана служить высшему сословию и осуществлять опеку над широкими массами населения. Она должна состоять из особой категории людей, которую Ф. Ницше определяет как государственных мужей и харизматичных воинов, имеющих преимущество в физической силе и обладающих авторитетом среди основной части населения. Основание общественной пирамиды составляют народные массы, представители которых имеют склонность к узкоспециальному труду.

Ницшеанская модель общества предполагает социальную дистанцированность каст, но вместе с тем равные стартовые возможности и социальную мобильность. Каждой из страт должна быть свойственна предельная открытость для пополнения её рядов из числа тех, кто соответствует критериям касты и проявляет свою предрасположенность к категории людей, формирующих касту. Одной из характерных черт аристократического общества является милитаризм, который обеспечивает эффективную работу социальных лифтов и способствует правильной самоорганизации общества. Война и прочие дестабилизирующие факторы тонизируют социум, противодействуют упадочным тенденциям и формируют условия, при которых высшие касты могут реализовать свой потенциал. По этой же причине Ф. Ницше выступает в пользу ограничения роли государства в жизни общества. По мнению философа, этатизм равносилен диктатуре регламента и дрессуре населения, обуславливающих ослабление ответственности и предприимчивости людей.

3. Совокупность идей последнего периода творчества Ф. Ницше помимо ярких философских концепций содержит в себе компонент, имеющий все признаки идеологии (политическая цель, методы, социальный базис и т.д.) Идеологическая самодостаточность ницшеанства определяется не только самобытной общественно-политической концепцией, но и наличием политической программы, представляющей собой тактику реализации социального идеала немецкого философа. Она предусматривала создание движения, социальной базой которого были бы прусские офицеры и еврейские банкиры. Главная их задача должна была состоять в коренном переустройстве Европы, а именно в политической интеграции всего европейского континента, осуществлённой на аристократических принципах.

Эти принципы были чужды массовым идеологиям, которые будет претворяться в жизнь в XX в., поэтому ницшеанство подвергалось с их стороны критике, равно как и Ф. Ницше повергал их критическому анализу. В либерально-демократическом течении Ф. Ницше усматривал умеренно-нигилистическую систему ценностей, сопровождающую процесс социальной нивелировки и распада прежней социально-политической иерархии. Демократизацию философ рассматривал в качестве процесса формирования новых общественных отношений, которые создадут благоприятную среду для функционирования глобальной экономической системы. В свою очередь апологеты либеральной доктрины в большинстве своём трактуют ницшеанство исключительно как философию познания, игнорируя её социально-политический аспект.

Левую идеологию Ф. Ницше рассматривает в качестве наиболее последовательной доктрины социального нигилизма. По его мнению, противоестественные утопические ценности обнаруживают в левых идеях свою политическую ипостась. Радикальный эгалитаризм, свойственный этому идеологическому течению, отрицает иерархию внутри человеческого вида и посредством устранения социальной градации стремится лишить аристократию духа права на моральное и социально-политическое превосходство, а также возможности жить согласно благородным аристократическим принципам, предписываемым этическими нормами своей касты. Следовательно, левая идеология направлена на деградацию общества, поскольку характеризует выдающееся меньшинство, являющееся залогом поступательного развития человечества, в качестве социально-паразитического класса. Таким образом, ницшеанство находится в абсолютной оппозиции к идейным основам социализма: теории равенства людей, идее демонтажа социальной структуры, а также пацифизму. Как две антагонистические друг другу идеологии ницшеанство и социализм, оперируют одними и теми же категориями социальной философии, но дают им диаметрально противоположные оценки. Поэтому теоретики социализма характеризуют Ф. Ницше как идеолога «реакции» (противодействия «освободительному движению масс») и милитаризма.

Консерваторы и националисты предлагают идею национальной самодостаточности. Поэтому политика националистического толка создаёт препятствие для воплощения общеевропейского наднационального аристократического проекта, предложенного Ф. Ницше. Отдельные национальные культуры Европы себя исчерпали, следовательно, должны интегрироваться и сформировать новое общественно-политическое и культурное пространство. В свою очередь в рамках рассматриваемого течения политической мысли присутствует понимание ницшеанства как особого идеологического течения, но однозначного к нему отношения националисты не сформулировали.

4. В русле анализа соотношения тоталитаризма и ценностных основ ницшеанства, следует указать на то, что основоположники аналитической разработки тоталитаризма наделяют предмет своего исследования рядом базисных характеристик, к которым относятся примат целого (социума) над частью (индивидом), коллективизм, контроль над гражданами, идеологизация и тирания. Учитывая, что Ф. Ницше выступает в качестве адепта философии эгоизма и практики максимально возможного обособления индивида от социальных групп, так как с точки зрения мыслителя это способствует эволюции личности и наращиванию её воли к власти, мы приходим к выводу о разнонаправленности ницшеанского и тоталитарного векторов в ходе процесса выстраивания взаимоотношений личности и коллектива. Коллективизм, с позиции Ф. Ницше, создаёт социальные условия, которые подавляют человеческое «Я», и, следовательно, приводят к регрессу личности. В этом контексте контроль над человеком со стороны власти следует рассматривать в качестве метода подчинения индивида коллективу, насильственной деградации личности, а также подавления социальной инициативы, которую проявляет отдельный член общества. Насаждение одной единственной квазирелигиозной идеологии, исходя из ценностных оснований ницшеанства, также представляет собой негативное явление. Нигилизм идеологических утопий насаждает противоестественные догматы социальной справедливости и тем самым дезориентирует общество. В свою очередь тирания, будучи признаком тоталитаризма, не менее чужда ницшеанству, так как базируется на узурпации власти одного человека или узкой группой лиц, исключая возможность социальной мобильности и не предполагая плюрализма мнений, характерного для аристократического общества.

В своих трудах Ф. Ницше указывал на неизбежность появления режимов, которым будут присущи все вышеперечисленные признаки. Связывал он их с процессом демократизации общества, которому предшествует появление массового человека, а также демонтаж социальной иерархии и традиционной системы ценностей. Отсутствие устойчивых ценностных ориентиров и уравнивание в правах всех членов общества наглядно доказывает, что триумф эгалитарно-нигилистических идеалов влечёт за собой проблему личной ответственности (безответственности). Поэтому инфантильные по своей природе массы делегируют свою персональную ответственность вождю, как средоточию коллективной воли и разума, и ощущают психологический комфорт в роли ведомых. Таким образом, с точки зрения Ф. Ницше, природа тоталитаризма сугубо эгалитарна (нигилистична), сам же этот феномен представляет собой один первых этапов на пути становления демократического общества.

5. Главной идеологической составляющей Третьего Рейха был радикальный национализм. Требование полного национального суверенитета и тезис о возрождении великой Германии были ключевыми пунктами идеологической программы НСДАП. Особенности государственной политики после 1933 г. свидетельствуют о полной реализации поставленных партией задач. Ф. Ницше напротив отвергал национальную замкнутость и исходил из неизбежности образования единого европейского пространства, поэтому один из политических замыслов Ф. Ницше заключался в том, чтобы воспрепятствовать националистической политике германского правительства.

Одним из основополагающих положений нацизма была расовая теория, Она сводилась к идее об иерархии биологических рас, венчаемой арийской расой, от которой происходит немецкий народ. Эта теория включала в себя представление о паразитической природе еврейского народа, которое нашло своё воплощение в нацистской политике антисемитизма. В отличие от теоретических основ гитлеровского расизма ницшеанским критерием иерархии людей была принадлежность ни к биологической расе, а к конкретному психологическому типу, фиксирующему определённую степень духовного благородства и пассионарности (воли к власти), которая может быть свойственна представителю любой расы. Исходя из этого, Ф. Ницше являлся противником расизма, антисемитизма и теории расового превосходства немцев. Национализм и расизм гитлеровской Германии и ницшеанский проект единой Европы, управляемой прусско-еврейской элитой, взаимно исключают друг друга.

Обоснование милитаристской доктрины Третьего Рейха было заложено в теории «расширения жизненного пространства», носившей чуждый ницшеанству расистский характер. Однако непосредственно сами акты военной экспансии вне зависимости от их мотивировки укладываются в представления Ф. Ницше об эскалации вооружённых конфликтов как факторе поступательного развития общества.

Сравнительный анализ социальной концепции Ф. Ницше с нацистским тоталитарным режимом предусматривает соотнесение характеристик немецкого общества 1930-40-х. гг. и его устройства с ницшеанской моделью аристократического общества. Результаты рассмотрения социально-политических отношений, господствовавших в нацистской Германии, свидетельствуют о строгой иерархичности социума, укладывающейся в представления Ф. Ницше о правильной организации общества, однако наполнение этой иерархии не соответствовало ницшеанскому эталону. Философ предлагал трёхуровневую социальную стратификацию: каста утончённых аристократов, освобождённая от трудовой деятельности; военная каста, выполняющая функции государственного управления; трудящееся население. Структура властной вертикали Третьего Рейха также являлась трехступенчатой: фюрер – партия – народ. Все властные полномочия сосредотачивались в руках лидера нации – фюрера. Особенности мировоззрения, а также психологический портрет А. Гитлера в значительной степени соответствовали тому ментальному психотипу, которым Ф. Ницше наделил представителей высшей касты аристократов духа. Но под высшей аристократией Ф. Ницше понимал не единоличную власть вождя, а полноценный социальный слой. Нацистская элита, подчинённая тирану, по своим функциям олицетворяла воплощение срединой касты общественно-политического идеала Ф. Ницше. Поэтому ту модель общественно-политического устройства, которая существовала в нацистской Германии, следует охарактеризовать как тиранию, но не как аристократию в ницшеанском её понимании.

В рамках реализации доктрины национал-социализма в качестве ницшеанского вектора можно рассматривать политику в сфере религии. Теорию Ф. Ницше и практику нацизма сближает стремление минимизировать роль упаднических, с их позиций, ценностей, исповедуемых христианской религией и современным секуляризованным нигилизмом. В перечень новых ценностей, которыми компенсировалось частичное изъятие прежних, входили соответствующие духу ницшеанства культ здоровья, физической красоты, силы воли, мужества и т.д.

Таким образом национал-социализм и Третий Рейх – это конгломерат идей и практик как близких, так и чуждых ницшеанству. Учитывая пропорции таковых, а также место и роль, которую играли те и другие в жизни нацистской Германии, можно резюмировать, что национал-социалисты реализовывали анти-ницшеанский общественно-политической проект, ибо философ являлся противником идеи пангерманизма и теории расового превосходства немцев, но характер методов этой реализации (экспансионизм, антинигилистическая пропаганда) во многом отсылает нас к постулатам Ф. Ницше. Поэтому можно констатировать, что в нацистской Германии были претворены в жизнь отдельные элементы социально-политической доктрины Ф. Ницше.

6. Будучи примером левого тоталитаризма, сталинизм также не представляет собой однородного феномена, его идеология и практика в значительной степени обособлены друг от друга. С точки зрения методологии, предложенной Ф. Ницше, левая идеология является одним из самых радикальных проявлений нигилизма. Заимствованные большевиками тезисы о построении справедливого эгалитарного общества, упразднении эксплуатации человека человеком, ликвидации частной собственности, системе общественного самоуправления Ф. Ницше классифицировал в качестве противоестественных социальных утопий, восходящих к христианским представлениям о потустороннем мире. Философ усматривал социальную опасность в широком распространении левых идей, так как следствием их реализации посредством реформ будет деградация общества, а посредством революции – массовый террор и насилие над человеческой природой. Поэтому марксистское и ницшеанское понимание общества диаметрально противоположны.

Предпринятая в Советском Союзе попытка построения социализма привела к созданию мобилизационной модели общества, в рамках которого массы были отчуждены от участия в политической жизни. Концепция мобилизационного общества характерна также и для социальной теории ницшеанства. Однако если целью организации масс в аристократическом обществе Ф. Ницше является создание благоприятных социальных условий для самосовершенствования высшей касты и появления Сверхчеловека, то в СССР такой целью было создание материальной базы для построения противоестественной коммунистической формации. Советская мобилизация, осуществлённая посредством террора против общества, была направлена на реализацию антагонистичных ницшеанству нигилистических ценностей.

Утопичная теория общественного самоуправления в плоскости реальной политической жизни трансформировалась в традиционные формы социального бытия и приняла вид жёсткой общественной иерархии, в рамках которой большевистская партия представляла собой слой советской элиты. Однако она не может быть отождествлена с аристократической кастой ницшеанского общества, поскольку не являлась носителем аристократического самосознания и была элементом командно-административной системы, замкнутой на диктатора. При этом психологический портрет Сталина, как носителя авторитарной власти, и применявшаяся им тактика достижения целей максимально приближены к характеристике, которую философ давал представителям высшей категории людей, слою высшей аристократии духа. Но в целом советское общество сталинской эпохи не может быть классифицировано как аристократическое.

Милитаризм молодого советского государства и экспансионистский вектор его внешней политики, изначально базировавшийся на чуждой Ф. Ницше идее экспорта революции, следует отнести к ницшеанской черте сталинского режима, поскольку, как мы уже отмечали, милитаризм вне зависимости от его мотивировки является одним из характерных атрибутов социальной концепции философа.

Таким образом, социальная практика сталинизма была значительно удалена от общественного идеала, предложенного Ф. Ницше. Однако в той общественно-политической модели, которая была претворена в жизнь в СССР 1920-50-х гг., обнаруживаются отдельные компоненты ницшеанской концепции, к числу которых следует отнести социальную иерархичность, принцип мобилизации масс и экспансионизм.

Итак, ницшеанство в значительной степени объясняет природу тоталитаризма, однако оба они предусматривают разные общественные уклады, отдельные элементы которых могут быть как полярными, так и схожими по отношению друг к другу. Общественно-политический проект национал-социализма и марксистско-ленинская идеология сталинизма, нашедшие своё отражение в практике тоталитарных обществ, антагонистичны социальному идеалу Ф. Ницше, который ориентирован не на насильственную интеграцию индивида в коллектив (нацию, рабочий класс и т.д.), а на эмансипацию личности посредством социального обособления. Эти два типа обществ имеют и разую социальную структуру. Тоталитарное состоит из уравненных в правах народных масс и полновластного диктатора, которому подчинён партийный аппарат. Ницшеанское - предполагает разделённую на три уровня многоступенчатую иерархию, где каждая ступень была бы социальной нишей для отдельного члена общества. Тем самым полноправными участниками социального процесса становятся не сплочённые корпорации тоталитарных обществ, а отдельные люди. Признаками классификации индивидов становятся их благородство и социальная активность, а не классовая, национальная или расовая принадлежность. Учитывая антагонистический характер базовых принципов тоталитарного и ницшеанского обществ, следует указать, что концепция немецкого философа не могла служить идейным фундаментом для построения тоталитарных режимов. Но всё же отдельные характеристики, проявившие себя в практике тоталитаризма, присущи и ницшеанскому социальному идеалу. Среди них принцип мобилизации общества на достижение цели, характеризующий, прежде всего, Советский Союз 1920-50-х гг., а также милитаризм, который объединяет ницшеанство, сталинизм и нацизм.


III. НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ И АПРОБАЦИЯ ЕГО РЕЗУЛЬТАТОВ

Научно-практическая значимость исследования. Вопрос о соответствии тоталитарных обществ социальной концепции Ф. Ницше до настоящего времени не был достаточно изучен в историко-философской литературе. Основные положения и выводы настоящего исследования имеют научно-практическое значение, так как могут быть использованы при изучении общественно-политической составляющей ницшеанства, а также в практике преподавания социальной философии, политологии, культурологии.

Апробация результатов исследования. Основные результаты диссертационного исследования нашли отражение в 4-х публикациях автора. Они доложены на международной научно-практической конференции «Славянский мир: общность и многообразие» (Тверь, 22-23.05.08), всероссийской научно-просветительской конференции «Духовное богатство мира Л.Н. Гумилёва» (Бежецк, 20-21.10.07.), тверском региональном постоянно действующем политологическом семинаре «Политическая идея и формы её реализации властью» (02.02.06.), совместном заседании Тверского отделения Философского общества РФ и регионального постоянно действующего политологического семинара «Научный анализ ценностей политических партий» (Тверь, 19.02.09.), заседании Тверского отделения Философского общества РФ «Идеология современной российской политической элиты» (Тверь, 03.06.09).

По теме исследования опубликованы следующие работы:

1. Кирильченко Д.В. Адаптация ницшеанства идеологическими концепциями // Вестник Московского государственного областного университета. Серия «Философия науки», 2009. №4. С. 179-182.

2. Кирильченко Д.В. Идеи безопасности и комфорта в свете ницшеанства // Социально-политические процессы в меняющемся мире: Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 8. Тверь: Твер. гос. ун-т, 2007. С. 58-60.

3. Кирильченко Д.В. Ницшеанство в русле решения глобальных социально-политических проблем современности // Социально-политические процессы в меняющемся мире: Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 8. Тверь: Твер. гос. ун-т, 2007. С. 64-71.

4. Кирильченко Д.В. Постмодернизм. Грани социального // Социально-политические процессы в меняющемся мире: Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 9. Тверь: Твер. гос. ун-т, 2008. С. 50-56.


1 См.: Сюриа М. Жорж Батай, или работа смерти // Иностранная литература, 2000, №4. С. 164-177.

2 См.: Abir Taha. Nietzsche, Prophet of Nazism: The Cult of the Superman. Bloomington, Ind.: AuthorHouse, 2005; Данто А. Ницше как философ. М., 2000; Kaufmann A. Nietzsche: Philosopher, Psychologist, Antichrist. Princeton, 1950; Петрова М.В. Фридрих Ницше и идеология национал-социализма // www.hist.msu.ru/science/conf/ lomweb01/petrova.htm.

3 Одуев С.Ф. Тропами Заратустры. М., 1976.

4 Бугера Е.В. Социальная сущность и роль философии Ницше. М., 2005.

5 Манн Т. Философия Ницше в свете нашего опыта // Манн Т. Собр. соч. в 10 т. М., 1961. Т.10. С. 346-391.

1 Conway D. Nietzsche and the Political. New York, 1997; Strong T. Friedrich Nietzsche and the Politics of Transfiguration (Expanded Edition), Berkeley, 1988.

2 Гройс Б. Ницшеанские темы и мотивы в Советской культуре 30-х годов // Бахтинский сборник. М., 1992. С. 104-126.

3 Rosenthal B. New Myth, New World: From Nietzsche To Stalinism. PA, 2002.

4 Игнатов А. Достоевский и Ницше: предчувствие тоталитаризма // Россия и Германия: Опыт философского диалога. М., 1993. С. 248-280; Миронов В.Н. Философия истории Фридриха Ницше // Вопросы философии. М., 2005, №11. С. 163-175; Орбел Н. Ecce Liber // Ницше Ф. Воля к власти. М., 2005. С. 571-736.

5 Brose K. Nietzsche : Geschichtsphilosoph, Politiker und Soziologe. Essen, 1994; Brose K. Sklavenmoral : Nietzsches Sozialphilosophie. Bonn, 1990; Bentley E. The cult of the superman: a study of the idea of heroism in Carlyle and Nietzsche, with notes on hero-worshippers of modern times. London, 1947; Марков Б.В. Человек, государство и Бог в философии Ницше. СПб., 2005; Martin R. Nietzsche and Arendt: on public action in mass society. Ann Arbor, 1978; Мочкин А.Н.Фридрих Ницше. М., 2005; Stauth G., Turner B.S. Nietzsche's Dance. Resentment, Reciprocity and Resistance in Social Life. Oxford, 1988; White R. Nietzsche and the Problem of Sovereignty. IL, 1997; Appel F. Nietzsche contra Democracy. Ithaca, N.Y., 1999.

1 Арендт Х. Происхождение тоталитаризма // Тоталитаризм: что это такое? Ч. II. М., 1993. С. 17-78; Большаков А.А. От самодержавия к сталинизму: теократия в России. М., 2005; Джилас М. Лицо тоталитаризма. М., 1992; Захаров А.В. Тоталитаризм – маска толпы // Тоталитаризм как исторический феномен. М., 1989. С. 91-93; Курскова Г.Ю. Тоталитарная система в СССР: истоки и пути преодоления. М., 2000; Любин В.П. Преодоление прошлого: споры о тоталитаризме. М., 2005; Орлов Б.С. Германия и СССР в 30-е годы: сходство и различия // Тоталитаризм как исторический феномен. М., 1989. С. 97-107; Пленков Ю.О. Третий Рейх. Нацистское государство. СПб., 2004; Соловьев Э.Г. Феномен тоталитаризма в политической мысли России и Запада. М., 1997; Федосова С.И. Советское общество и тоталитаризм. Тверь, 2002; Хевеши М.А. Толпа, массы, политика: историко-филос. очерк. М., 2001.



Смотрите также:
Социальный идеал ф. Ницше и практика тоталитарных обществ
271.38kb.
1 стр.
План введение философия жизни Ницше Критика Ницше христианской морали
41.21kb.
1 стр.
Семинар История становления понятия
203.88kb.
1 стр.
Какой тип духовности необходим россии? С. С. Попова
41.59kb.
1 стр.
Ницше и православие
155.18kb.
1 стр.
Программа учебной дисциплины опд. Дв «Философия Ф. Ницше.»
59.74kb.
1 стр.
Фридрих Ницше. Несвоевременные размышления: "О пользе и вреде истории для жизни"
1376.89kb.
10 стр.
Проблема политического в философии Фридриха Ницше
462.05kb.
2 стр.
Социальный капитал, индекс доверия, радиус недоверия, социологические опросы, открытый социальный капитал, закрытый социальный капитал, гражданская культура
128.54kb.
1 стр.
Этическое учение Фридриха Ницше
28.1kb.
1 стр.
Жак ле Гофф Интеллектуалы в средние века
1745.67kb.
11 стр.
Фридрих Ницше Несвоевременные размышления
861.85kb.
6 стр.