Главная
страница 1страница 2 ... страница 4страница 5



На правах рукописи


КОВАЛЬСКИ ЕЖИ СЕРГЕЙ ЧЕСЛАВОВИЧ


ОБЩАЯ ТЕОРИЯ

СТАНОВЛЕНИЯ И ЭВОЛЮЦИИ МЕХАНИЗМА

КОНСТИТУЦИОННОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ В ПОЛЬШЕ


Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства;

история учений о праве и государстве

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук

Санкт-Петербург

2011

Диссертация

выполнена на кафедре теории и истории государства и права

НОУ ВПО «Юридический институт» (Санкт-Петербург)


Научный руководитель:

доктор юридических наук, профессор

КОМАРОВ Сергей Александрович


Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

БУЛАКОВ Олег Николаевич





доктор юридических наук, профессор

МОКРЫЙ Владимир Семенович





доктор юридических наук, профессор

ШИРЯЕВ Юрий Егорович







Ведущая организация:

Академический университет (институт) при Институте государства и права РАН



Защита диссертации состоится 24 июня 2010 г. в 12ºº часов на заседании Диссертационного совета Д 521.073.01 при Юридическом институте (Санкт-Петербург) по адресу: 109166, Санкт-Петербург, ул. Гаванская, д. 3. Зал заседаний диссертационного совета.

С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в библиотеке

Юридического института (Санкт-Петербург).

Автореферат диссертации размещен на сайте ВАК Минобрнауки РФ www.vak.ed.gov.ru

Автореферат разослан __ мая 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного Совета

кандидат юридических наук, доцент Т.Л.Комарова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. В условиях глобализации современного мира в практи­ческую плоскость в конце XX - начале XXI века встал вопрос о поисках оптимальной модели социально-экономического и политического развития многих демократических стран. Поэтому изучение истории и теории становления идей конституционной государственности в Европе, исследование опыта разделения властей и становления подлинного парламентаризма представля­ются важными и актуальными. Обращение к мировому опыту оправдано в силу взаимосвязи европейских государств, где стала внедряться система политических институтов, базиру­ющихся на западной политической культуре.

В.Н.Кудрявцев абсолютно прав, когда писал, что «Россия и Польша, две соседние страны, образованные глубоко родственными народами, прошли большой исторический путь, изо­биловавший драматическими и трагическими событиями. В конце XX века Польша первая вступила на путь демократического разви­тия, преодолев военно-политические, идеологические и другие тру­дности, стоявшие на ее пути. Поэтому … не только инте­ресен, но и весьма важен опыт тех демократических преобразова­ний, которые происходили и продолжают происходить в соседней, очень близкой нам по традициям, образу жизни и культуре братской стране. Не только юрист, но всякий образованный человек в России искренне заинтересован в том, чтобы узнать, какова современная Польша, как построено ее государство, чем обеспечиваются права и интересы граждан»1.

Современная Республика Польша имеет давние государственно-правовые традиции, которые то актуализировались, то утрачивались в результате политических катаклизмов. Современная правовая доктрина базируется на незыблемости положения о правовом государстве, а значит, и конституционном государстве. В этих условиях значительно возрастает научный интерес к анализу становления и развития конституционной государственности в Республике Польша. Первая писаная европейская Конституция появилась в Польше 3 мая 1791 г., оставив глубокий след в истории европейского и мирового конституционализма, послужив образцом для стран с запаздыва­ющим ходом развития. Известно, например, что в 1818 г. российский император Александр I поручил графу П.Ново­сильцеву подготовить проект Конституции для России. В состав­ленном к концу 1820 г. документе заимствовались многие реше­ния и даже терминология Конституции Речи Посполитой 1791 г.2.

Польский опыт государственного строительства представляет интерес не только для понимания особенностей российской государственности, он позволяет полнее постичь сущность и тенденции развития современного государства, что чрезвы­чайно актуально для юридической науки славянских стран СНГ уже в силу общности государственно-исторического, эко­номического и социокультурного развития наших народов.

В центре внимания настоящего диссертационного исследования находится зарождение, становление и развитие польской государственности как правового государства, как идеал, к которому должно стремиться общество, идущее по пути свободы и социального прогресса. В таком государстве сущность суверенной власти заключается в верховенстве права, власть перестает быть фактическим господством людей и становится господством правовых норм. Подзаконность государственной власти является общепризнанным достоинством такого государственного строя. Таким образом, современное государство есть по преимуществу государство конституционное, а конституционное государство – законническое государство в том смысле, что единственной формой его вмешательства в сферу свободы индивида является вмешательство, основанное на законах3.

Представление о том, что польское государство уже в эпоху Просвещения приобрело черты конституционности, разделяется многими учеными. Другими словами, историческое движение Польши к овладению принципами конституционной жизни представляет научную и политико-правовую ценность.



Степень изученности темы. Возросший научный интерес к исследованию проблем конституционализации государственности вообще, а зарубежного – в особенности свидетельствует о том, что в российской юридической науке отсутствуют комплексные исследования, специально посвященные истории развития польской конституционной государственности.

Если провес­ти краткий обзор трудов российских ученых, то можно отметить явный пробел в этой сфере в по­следние годы. Четверть века назад вышел в свет двухтомник по истории развития буржуазного государства в XVIII-XIX вв. под редакцией В.С.Нерсесянца, однако, во-первых, польский конституционализм рассмотрен в нем лишь как составная часть общеевропейского конституционного движения, а, во-вторых, под углом зрения господствовавшей тогда марксистско-ленинской науки.

Небольшая книга, посвященная основам государст­венного права Польской Народной Республики, была издана А.С.Автономовым в 1987 г.4. Однако основные институты, охарактеризованные в ней и актуальные на тот момент, подверглись существенным изменениям. Имеются научные статьи, посвя­щенные отдельным правовым институтам Польши5. Правда, таких работ тоже немного.

В 1997 г. вышел в свет учебник «Конституционное (государст­венное) право зарубежных стран» под ред. Б.А.Страшуна, в кото­ром раздел о Польше был подготовлен И.А.Андреевой6. Но одно­временно с выходом этого учебника была принята новая Конститу­ция Польши 1997 г.

В книге В.И.Чехариной7 наиболее полно учтены важные законодательные ак­ты, принятые в 2003 г. и регулирующие различные институты государства. Следует обратить внимание на большой блок законодатель­ных актов, принятых и измененных согласно требованиям права Ев­ропейского Союза и вступивших в силу в 2004 г. Это касается законодательства, регулирую­щего административную юстицию и некоторые иные правовые ин­ституты.

Для нашего диссертационного исследования представили интерес публикации ряда российских ученых, обращавшихся к польским историко-политическим сюжетам для сравнительного анализа схожих явлений в России и Польше. Так, сравнительный анализ польской и российской государственно-властной модернизации предприняли В.И.Чехарина, В.А.Кикоть, Б.А.Страшун, изучавшие особенности функционирования институтов государственной власти в Польше.

Автору пришлось обратиться и к тем произведениям историков, деятельность которых пришлась на конец XIX - начало ХХ вв.8. Другая часть ученых этого же поколения – известные российские правоведы, произведения которых, посвященные общим проблемам права, оказали методическую поддержку при изучении проблем конституционализма9.

Наконец, важное место в диссертационной работе заняли работы современных российских правоведов. Специальные публикации по польскому конституционализму в их научной продукции – не частое явление, но многие теоретические труды содержат отсылки к польской правовой проблематике и потому были использованы в нашем исследовании10.

Изучение конституционной государственности представляет собой особое и устоявшееся направление юридической науки в Республике Польша. Но если конституционализм рассматривать как саморазвивающуюся систему, основанную на истории становления конституционных учреждений и практики их деятельности, то таких комплексных историко-правовых исследований в польской и российской юридической науке не имеется.

Польская историко-правовая литература по проблемам конституционного государства чрезвычайно обширна. Различным аспектам конституционализма на всем протяжении его существования посвящено огромное количество книг и статей. При этом основная масса из них в крупнейших библиотеках России не представлена. Из того, что российскому исследователю доступно, наиболее весомым исследованием истории государственно-правовых учреждений является трехтомник «Конституции государств Европы» под редакцией Б.А.Страшуна, вышедший в 70-80-е гг. ХХ в.11. Особо следует отметить научный труд белорусского ученого А.Вашкевича12, в котором отражены важнейшие конституционно-правовые институты. Он основан на трудах видных польских ученых, многие из которых являются авторами учебников по конституционному праву Польши.

Другие источники и литература носят разрозненный характер и посвящены отдельным, чисто историческим аспектам или историко-политическим сюжетам с правовым уклоном; важно заметить, что в этих трудах предметы исследования исторической и юридической наук не разделяются «китайской стеной».

Таким образом, при всем обилии публикаций по проблемам, затрагивающим в той или иной мере различные аспекты интересующей нас темы, в российской и польской юридической литературе нет аналога настоящему диссертационному исследованию.



Объектом исследования являются история, теория и практика общественных отношений в сфере становления и развития конституционного государства в Польше и отчасти сопредельных государствах в конце XVIII – начале XXI веков.

Предметом исследования выступают конституционно-правовые идеи и государственно-правовые институты Польши на стадиях возникновения, развития и практики их реализации.

Цель исследования – комплексный анализ генезиса и эволюции польского конституционализма и его институтов, описание польской модели конституционного государства на различных этапах его бытия. Исходя из этого, были поставлены следующие задачи:

проанализировать истоки и обстоятельства формирования основ польского конституционализма в конце XVIII века;

рассмотреть концептуальные основы конституционного государства в политико-правовой мысли России и Польши в XIX веке;

исследовать влияние французской буржуазной революции и наполеоновских завоеваний на польское национальное государство;

показать роль и значение конституционно-правовых институтов в процессе функционирования польской государственности;

– выявить особенности современного состояния польского конституционализма в условиях европейской интеграции.



Хронологические рамки исследования охватывают период с 1791 года по настоящее время. В отдельных случаях анализ генезиса конституционного государства потребовал привлечения материалов, относящихся к более раннему периоду, эпохе Просвещения, когда сформировались идеи ограничения власти монарха, правового государства, разделения властей.

Особенностью польского конституционного государства является, с одной стороны, непрерывность его идейного обоснования, а с другой – дискретность его практической реализации. Однако первоначальный и последующие этапы польской государственности на протяжении более чем двухсотлетнего развития дают основание утверждать, что польская государственность обладает всеми признаками цельности и преемственности в процессе его развития.



Методологические основы и методика исследования. В диссертационном исследовании для решения поставленных целей и задач относительно генезиса, сущности, содержания конституционного государства использовались: исторический, сравнительно-правовой, формально-логический, формально-юридический, социологический, статистический и другие методы познания процессов и явлений, а также специальные юридические методы толкования правовых норм.

С помощью исторического метода изучены традиции, закономерности и преобладающие тенденции в становлении государственно-правовых идей, этапы формирования и трансформации применительно практическим формам реализации в различные периоды истории Польши. Сравнительно-правовой метод преимущественно использовался для выявления особенностей государственности в различных странах.

Формально-логический метод позволил определить место и роль государственно-правовых институтов в государственном управлении, их значимость для демократизации общества. Он применялся при анализе действующих нормативно-правовых актов.

Методы толкования правовых норм способствовали выявлению пробелов и упущений в законодательстве о государственно-правовых институтах, формированию предложений по его усовершенствованию. При помощи логико-семантического метода и метода восхождения от абстрактного к конкретному расширен и уточнен понятийный аппарат, определены сущность, общие и особенные черты конституционного государства как одной из основных гарантий демократического развития польского общества.

Принцип научной объективности потребовал всестороннего изучения широкого круга нормативных правовых источников, прежде всего конституций Польши, принятых в различные периоды ее исторического существования, с использованием сравнительно-правового и диалектико-материалистического подходов.

Принцип историзма позволил обратиться к идее конституционного государства в Польше в динамике развития с учетом конкретно-исторических условий, в которых она формировалась.

Применение принципа системности помогло не только проследить взаимозависимость отдельных структурных компонентов системы государственной власти в Польше, но и выявить её специфику.

Институциональный и структурно-функциональный подходы были применены для воссоздания механизма взаимодействия ветвей власти в рамках политических режимов в различные эпохи польской государственности.

Биографический метод был использован при комплексном анализе мышления носителей государственно-правовых идей: политических деятелей и правовых мыслителей. Многоаспектность исследуемой проблемы обусловила выбор проблемно-хронологического принципа при изложении материала, использование междисциплинарного подхода, предусматривающего взаимосвязь как правовых, так и политологических, социологических, психологических категорий и моделей.

Нормативно-правовую и источниковую базу исследования составили различные по своему характеру документы и материалы, прежде всего сами конституции (как основное законодательство страны в тот или иной период), а также вносимые в нее изменения. Первостепенный интерес для диссертанта представила совокупность архивных материалов, включающая большой массив законодательных актов ряда зарубежных стран XVIII-XX вв. по различным аспектам государственного строительства13. Ценнейший материал для исследования содержится в объемном издании Антологии правовой мысли14. В работе использованы труды видных польских ученых-конституциона­листов (Б.Банашака, З.Витковского, Л.Гарлицкого, П.Сарнецкого, В.Скшидло и др.).

К основным источникам настоящего диссертационного исследования отнесены дискуссии о путях и формах польского государства, конституционных поправках и изменениях, как получивших, так и не получивших утверждение; программы политических партий в той их части, которая касалась конституции и государственного устройства; труды крупнейших теоретиков права, юридическая публицистика и записки государственных деятелей.



Научная новизна диссертации заключается в том, что в ней впервые дана целостная характеристика польской модели конституционного государства. В работе исследованы обстоятельства возникновения идей ограничения монархической власти, выявлен вклад теоретиков права и конституционалистов в развитие конституционно-правового фундамента Польского государства. Установлена эволюционная линия развития конституционного строя Польского государства, позволившая считать, что конституции, как октроированные, так принятые конституционными собраниями, представляли собой этапы движения к правовому государству в современной Республике Польша.

В работе дается характеристика особенностей польской модели конституционного государства в сопоставлении с Российским государством, что позволяет составить более глубокое представление о болевых точках сегодняшнего Российского государства. Новизна исследования связана также с введением в научный оборот польских научных источников, которые до сих пор не были известны в российской юридической литературе.



Основные положения, выносимые на защиту.

  • В диссертации обосновывается идея о том, что в ходе исторически закономерного процесса модернизации, который осуществлялся в Европе в конце XVIII-XIX вв., происходило обновление всей сферы государственной жизни, включая изменения в механизме конституционной государственности Польши, включая формы организации, устройства и осуществления государственной власти, что отразилось на степени участия масс в политических, государственных преобразованиях в польском обществе. В сфере права новации выразились в первом конституционном оформлении польской государственности, последующей интенсификации законодательства на основе уважения свободы и собственности индивида. Польское государство, как и иные европейские государства, наряду с Россией испытало на себе решающее воздействие конституционных идей французской революции конца XVIII века, что стимулировало дальнейшее развитие конституционной государственности, несмотря на все территориальные разделы Польши.

  • Доказывается, что просвещенный абсолютизм явился предтечей и естественной предпосылкой для появления конституционной государственности в ряде европейских государств, включая Польшу. Идея самоограничения власти, порожденная эпохой Просвещения, стала не только объективной потребностью развивавшейся буржуазии, но и внутренним мотивом вольницы польской шляхты. Становление польской конституционной государственности основано на различных источниках: это собственная конституционная и политическая традиции, конституционные модели и опыт развития других государств, международный опыт, универсальная европейская правовая культура, опыт трансформации последних доконституционных лет. Восприятие конституционных моделей и эталонов на европейском пространстве после Второй мировой войны, использование своего и иностранного опыта отражает общую тенденцию интеграции конституционной правовой государственности и общечеловеческих, общегуманных идей парламентаризма и демократических традиций, применяемых в Республике Польша с учетом собственного опыта, навыков и потребностей. Происходило своеобразное «тестирование» различных эталонов, концепций и т.п.

  • Утверждается и доказывается, что реализация принципа разделения властей в польской государственности была сопряжена с постепенным формированием идеи о том, что все разновидности государственной власти считали бы первоочередными гуманистические цели, в числе которых – установление прочных юридических гарантий, необходимых форм и процедур в целях социально-правовой защиты личности от произвола государственных органов и чиновников, обеспечение соответствия действий государственных органов равноправию граждан в обществе. Такие идеи получили практическое воплощение в последней Конституции Польши 1997 года.

  • Констатируется, что в процессе становления механизма польского конституционного государства произошло октроирование в нормативном правовом акте конституционных идей выдающихся представителей политико-правовой мысли России в формирование концепции конституционной монархии. Исходным пунктом конституционной модернизации Польши стало воссоздание польской государственности, создание правовых предпосылок для дальнейшей демократизации польского общества, подготовка в конце XX столетия к европейской интеграции. При этом политика различных социальных слоев польского общества была направлена, в соответствии с их монархическими убеждениями, на создание особой модели монархии, хотя и учитывались господствовавшие в Европе конституционные представления о должном оформлении демократической государственности. Нахождение в составе Российской империи на особых условиях автономии есть свидетельство специфического статуса польской территории.

  • Обосновывается положение о том, что в 80-е годы XX века конституционное оформление польской государственности перестало соответствовать требованиям прогресса, контроль общества над государственной властью был ослаблен, что стало причиной конституционных реформ и формирования демократической составляющей конституционализма, позволивших в рамках эволюционного развития под воздействием европейской конституционной традиции избежать революционных преобразований на постсоветском пространстве, выйти из политического кризиса.

  • Обосновывается выделение трех этапов в становлении и развитии польской конституционной государственности между двумя мировыми войнами. Первый – с 1918 года по 1926 год, связанный с периодом возрождения польской государственности и принятием Конституции 1921 года. Второй этап – с 1926 года по 1935 год, связанный с периодом формирования авторитарного правления и его закреплением в Конституции 1935 года. Третий этап – с 1935 года по 1939 год, связанный с периодом жесткой концентрации власти и потерей суверенитета в 1939 году. Специально отражается большое значение так называемых «малых конституций», выступающих временными конституционными актами, выражающими специфику переходных состояний польской государственности, своеобразных «предтечей» «больших конституций».

  • Аргументируется мнение о том, что власть государства нельзя ограничить только одним разделением её ветвей или даже многочисленными правовыми ограничениями. Это невозможно будет сделать по той причине, что власть как верховная политическая сила общества всегда найдет способ обойти любые препятствия на своем пути, причем на законном основании. Поэтому в концепцию правового конституционного государства и были введены естественные права и свободы человека и гражданина в качестве своеобразного проявления власти личности, воли гражданского общества. Права человека выступают ограничителем всевластия государства, сфер его деятельности, препятствием произволу. Государство, закрепляя в Конституции определенные возможности для личности, позволяют ей одновременно реализовывать свою власть над властью государства, составляют в своей основе собственно главную несущую часть конструкции целостного правового государства.

  • В диссертации отстаивается мнение, что современное конституционное государство в Республике Польша за последние годы значительно изменилось. Достаточно сослаться на созданный впервые в Восточной Европе институт омбудсмана – Уполномоченного по правам человека и на Конституционный Трибунал, пользующийся в Европе большим авторитетом. Парла­мент Польши, являясь одним из старейших в Европе представи­тельных учреждений, обладает богатыми традициями. Правовое конституционное демократическое социальное государство, создание которого пре­дусматривается в ряде конституций стран постсоветского пространства, во многом в Республике Польша стало реальностью.

  • В диссертации обосновываются критерии современного польского конституционного государства: демократия и плюрализм, права человека, демократическая система правления, эффективность и стабильность демократического правления, справедливое и демократическое право, рыночная экономика и ее общественный характер, польские традиции и европейские стандарты, рационализация парламентаризма. Автор поддерживает и дополняет идею о том, что развитие конституционализма в Центральной и Восточной Европе обусловлено рядом общих для этого региона факторов. Во-первых, это сходство исторических судеб многих государств. В межвоенный период все страны Восточной и Южной Европы от Балкан до Балтики имели авторитарные режимы в виде президентских или монархических диктатур. Диктатуры 1920–1930-х годов в Эстонии, Латвии, Литве, Польше, Венгрии, Словакии, Румынии, Болгарии, Албании, Югославии и Сербии имели много общего. При всем различии обстоятельств возникновения их объединяли национализм, отрицание либеральной демократии, антипарламентаризм, критическое отношение к политическим партиям и стремление к единоличной власти вождя (монарха, президента или военного диктатора). Целью этих режимов был поиск выхода из общеевропейского кризиса, утверждение и стабилизация национальной государственности. На все эти страны после Второй мировой войны была распространена советская модель государственности, представленная сталинской Конституцией 1936 г. Переходные периоды у них также имели сходные черты — движение от советской формы государственности к реальной правовой конституционной государственности.

Практическая значимость проведенного исследования заключается в том, что положения диссертационной работы и полученные результаты могут быть использованы при написании обобщающих трудов по истории политико-правовой мысли, истории европейских конституций, при разработке общих и специальных курсов по истории европейского конституционализма как для Республики Польша, так и для Российской Федерации, других стран СНГ.

Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена и обсуждена на кафедре теории и истории государства и права Юридического института (Санкт-Петербург). Содержащиеся в ней основные положения, выводы и предложения опубликованы в ряде научных журналов и представлены в тезисах и научных сообщениях на международных и всероссийских научно-теоретических и научно-практических конференциях, семинарах, круглых столах.



Автор принимал участие в работе 4-х ежегодных межвузовских научно-теоретических конференциях «Политика. Власть. Право» (Санкт-Петербург – Коломна, 2005-2008 гг.), Международной научно-практической конференции «Личность, право, государство: история, теория, практика» (Санкт-Петербург, 24-25 ноября 2006 г.), Всероссийской научно-практической конференции «Оптимизация законодательного процесса: вопросы теории и практики» (Санкт-Петербург, 28-29 июня 2007 г.), «Тенденции развития государства, права и политики в России и мире» (Калуга, 25-28 апреля 2008 г.), IV Международной научно-практической конференции «Оптимизация законодательного процесса: вопросы теории и практики» (Санкт-Петербург, 27-28 июня 2008 г.), V Международной научно-практической конференции «Оптимизация законодательного процесса: вопросы теории и практики» (Санкт-Петербург, 28-29 июня 2009 г.).

Положения диссертационного исследования используются автором при чтении лекций по курсам конституционного права, истории государства и права в Высшей школе торговли и права им. Лазарского (г. Варшава), Юридического института (Санкт-Петербург), при подготовке учебных пособий, учебных и рабочих программ, лекционных материалов по этим программам и в научно-исследовательской работе со студентами и аспирантами, а также при осуществлении консультативной правовой помощи сотрудникам правоохранительных и контролирующих органов, о чем имеются акты о внедрении.

Структура работы предопределена целями и задачами исследования, кругом проблем, включенных в разработку, а также уровнем, полнотой и качеством их разработанности в науке конституционного права, теории государства и права, других отраслевых наук.

Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и списка использованной литературы.


ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается актуальность избранной темы, рассматривается степень изученности проблемы, ее научная новизна, сформулированы цели исследования и его теоретические основы, дается обзор источниковой базы, сформулированы основные положения, выносимые на защиту, определена теоретическая и практическая значимость диссертации, приведены сведения об апробации работы.

Глава первая – «Генезис конституционной государственности Польши» – состоит из трёх параграфов.

В первом параграфе – «Понятие конституционной государственности в европейской юридической традиции» раскрывается история становления идеи конституционной государственности в современной европейской политико-правовой мысли, а также связь с понятием «конституционализм». Эти явления тесно связаны с идеей правового государства, они возникли на Западе в XVIII века в результате конституционного движения в Европе, хотя в России они появились позже – в XIX в. В начале XX в. они были в целом теоретически обоснованы и сформулированы в трудах известных российских ученых-юристов и признаны интеллектуальным сообществом15.

Понятие конституционной государственности включает два уровня понимания, первый из которых определяет ее как правление, ограниченное конституцией, второе – как политико-правовую теорию, обосновывающую необходимость установления конституционного строя. Считаем необходимым расширить данное определение тезисом о соблю­дении всемирно признанных прав человека. В каждой отдельно взятой стране эта теория и практика имеют определенные различия, поэтому наряду с конституционной правовой государственностью вообще следует говорить об американской, польской, индийской, германской, российской и т.п. конституционной правовой государственности.

Главным признаком конституционной государственности является не просто наличие конституции, а реальная связанность ее нормами всех органов государственной власти, обеспечивающих неформальное ограничение могущества государственной власти: разделение властей – система сдержек и противовесов, демократический политический режим, многопартийность, идеологический плюрализм, неотъемлемые права личности.

Реальное конституционное государство основано на принципах, нормах и институтах, представляющих собой систему ограничения власти. Однако исторический контекст его возникновения, формирования и развития в разных странах существенно менял масштаб, формы проявления и трактовки этого понятия. Возникнув как либеральная антитеза абсолютизму старого порядка, конституционная государственность проявилась в необходимости ограничения самой демократии и предотвращения ее деструктивных проявлений. В Восточной Европе конституционная государственность стала формой преодоления тоталитарных однопартийных систем и перехода от авторитарных коррупционных режимов к правовому государству.

Рассмотрев дефиниции этого явления, предложенные консерваторами, либералами, марксистами, утилитаристами, политическими деятелями и учеными-юристами разных стран на протяжении нового и новейшего времени, диссертант сделал вывод о невозможности дать однозначное определение конституционной правовой государственности. Он склонен скорее к его формулированию негативным путем, через отрицание того, что явно не вписывается в ее рамки или является его отрицанием. Известно, что отсутствие определенных условий и практики ведет к ограничению свободы и угнетению. Обычно существует не один, а множество признаков, позволяющих распознать эти ситуации. В результате мы приходим к концепции юридического реализма, выражающей релятивистское понимание явления. Вместе с тем опыт не может дать конкретные предписания для конституции и связанной с ней практикой правления, но способен реагировать на грубые попрания закона.

Реально конституционный проект может быть реализован лишь при наличии известного минимума политико-правовой культуры, делающей возможным социальный консенсус без нарушения фундаментальных прав. Подчеркнутое внимание к негативному опыту в формировании конституционной государственности ведет к известному преувеличению патологических общественных ситуаций (когда конституция не действует или нарушается) в ущерб нормальным ситуациям (когда конституция обеспечивает стабильность и рациональный характер управления).

В современной политико-правовой литературе используются различные подходы к определению конституционной государственности. Первый подход, выраженный в юридических исследованиях, связывает ее с государственным правлением, ограниченным конституцией; второй – видит в ней отражение идей о конституции, как основном законе государства и общества и об их взаимоотношениях; третий подход, используемый в политологии, утверждает, что конституционализм – это политическая система, основанная на конституционных методах правления16. Исторический подход к выявлению истоков современного конституционного государства в странах развитой демократии позволяет выделять античный, средневековый и современный периоды. Последний получил свое развитие в период нового времени в Англии после Славной революции 1688 года, в США в ходе американской революции и принятия Конституции 1787 года, во Франции после 1789 года.

Страноведческий подход к эволюции конституционной государственности может стать основой для ее характеристики в отдельных государствах. В этом случае конституционная государственность выступает как синоним правового демократического конституционного государства, окрашенный национальной спецификой, причем этот термин становится применимым и к странам, где нет писаной конституции, однако реально функционирует режим конституционной демократии.

Наряду с изучением конституционных революций в странах, развивавшихся за пределами Западной Европы, конституционное развитие стран Восточной Европы после 1989 года ставит задачу переосмысления этих категорий применительно к постсоциалистическому и постсоветскому периоду трансформации их политических и правовых систем. Выдвигаются новые концепции постсоциалистического и постсоветского конституционного государства, основанного на индивидуальных правах, хотя и не отрицаются элементы коллективизма, при котором для идентификации личности решающее значение приобретает общность. Поэтому она влияет на решение вопроса о том, какой надлежит быть справедливости17.

Феномен конституционной государственности в различные исторические эпохи, начиная с нового времени, претерпевал изменения, модифицировался в государствах, различавшихся своим уровнем социально-экономического и политического развития. Общая динамика на европейском континенте заключалась в постепенном переходе от либерального к демократическому конституционному государству с социально ориентированной рыночной экономикой.

Отмечая многозначность понятия «конституционная государственность», необходимо указать на тот факт, что это прежде всего особая право­вая идеология, направленная на предотвращение деспотизма и гаран­тирующая индивидуальные свободы, что предполагает формулирова­ние принципов, которым должна отвечать организация публичной власти. Причем исторически как идеология и логически как описательная теория предшествовали созданию конституций, не сводились к наличию конституции, которая должна основываться на определенных принципах, способных повлечь конкретные последст­вия.

Как политико-правовой феномен, конституционная государственность лучше всего описывается посредством характеризующих его принципов: выборное представительство, господство права и разделение властей.



Во втором параграфе – «Зарождение идей конституционной государственности Польши в XVIII веке» раскрываются роль и значение польского конституционного государства в связи со становлением государственности в Западной Европе, отмечается значение решений Четырехлетне­го (Великого) Сейма, который принял первую польскую и первую в Европе Конституцию.

Автор не согласен с Г. Еллинеком в том, что «первой европейской конституционной хартией была Конституция Франции, постепенно обсуждавшаяся и принимавшаяся в 1789-1791 гг., под конец объединенная в одном акте и провозглашенная 3 сентября 1791 г. Польская конституция 5 мая 1791 г. датирована, правда, более ранним числом. Но в действительности эта Конституция, поскольку она не имеет старосословного характера, находилась в непосредственной связи с опубликованными ранее французскими конституционными законами»18.

Диссертант поддерживает позицию Б.А.Страшуна в том, что «в истории мирового конституционализма Польше принадлежит особое место: в мае 1791 г. она получила первую в Европе конституцию, именовавшуюся Правительственным законом, или уставом (имелось в виду правительство в широком значении - как вся система высшей власти в государстве). Строго говоря, это была Конституция общего польско-литовского государства, существовавшего со времени Люблинской унии 1569 г. К этому времени относится и определение формы государства как Речи Посполитой (Rzeczpospolita). В современных условиях этот термин, употребляемый в названиях польского государства, переводится у нас как «республика». Следует отметить, что первая Речь Посполита, хотя и обладала рядом признаков республиканского государства, была вместе с тем своеобразной выборной монархией. Поэтому указанный перевод по крайней мере неточен, однако точного русского аналога не существует. Термин «Rzeczpospolita» в польской литературе применяется также для обозначения древнеримской республики, однако в польских названиях современных зарубежных республик употребляется термин «Republika». Когда же в русских текстах упоминаются Первая, Вторая и Третья республики в Польше, имеется в виду термин, переводившийся ранее как Речь Посполита»19.

Действительно, польская конституция 3 мая 1791 г. официально имено­валась Правительственным уставом, или законом (Ustawa Rzadowa). Правительственный устав, имея в виду значение слова rzad (правительство), понимался как документ, закрепляющий уст­ройство государственной власти и регулирующий права и обязанно­сти граждан страны, т.е. как Конституция. Этот акт, который понимался как писаный и опубликованный Основной Закон, означал, что с этого момента имеется современный конституционный стандарт, явившийся началом истории европейского и польского конституционализма. «Особенно важную роль имел Майский Закон в процессе формирования современного польского народа, развития патриотических позиций, создания климата борьбы за целостность и вольность Речи Посполитой»20.

В ис­тории мирового конституционализма Конституция Польши наряду с Конституциями США 1787 г. и Конституцией Франции 1791 г. (3 сен­тября) была первой писаной конституцией своего времени. В связи с этим характеристика Майской Конституции Речи Посполитой заслуживает определенного внимания. Тем более что в насто­ящее время 3 мая является государственным праздником в Польше, отмечаемым как день принятия Конституции.

Анализ содержания первой польской конституции дает нам основание не согласиться с утверждением проф. Б.А.Страшуна о том, что «первая польская Конституция не вполне отвечала этому понятию, ибо не признавала равноправия граждан и сохраняла ряд привилегий дворян-землевладельцев, а также давала преимущества католикам по сравнению с другими конфессиями, хотя и использовала понятия «граждане» и «народ». Принцип разделения властей был декларирован, но преобладание в системе высших органов власти получил двухпалатный Сейм. Титул короля стал наследственным, однако, считаясь главой государства и исполнительной власти, последний был связан системой контрасигнатуры и парламентским контролем»21. Уже последнее дает основание заявить со всей ответственностью, что этот нормативный акт можно и нужно воспринимать только как Конституцию Государства!

Тем временем польская конституция спустя 14 месяцев после принятия прекращает свое действие. С тех пор история европейского конституционализма непосредственно связана с французским конституционализмом. Для Европы польская конституция является только историческим эпизодом, без особого значения; даже понятия о том, что существовал такой основополагающий акт, было исключительно мало. Более того, совсем непонятым остаётся её эпохальное значение в истории Польши.

В современной польской литературе отмечается, что майская конституция даёт начало истории современного конституционного государства, в которой идея однородной и писаной конституции становится бесспорным стандартом. Правительственный Закон – чего не имеет практически ни одна польская конституция – имеет значение не только исключительно польское, народное, но и глобальное22.

При отсутствии глубокого знания истории Польши XVIII и XIX вв., вплоть до современности, трудно также понять, почему народный праздник в Польше попадает именно на годовщину 3 мая – дня принятия первой польской конституции. Можно согласиться с мнением Збигнева Жчастки о том, что «Конституция 3 Мая являлась правовым памятником эпохи Просвещения… Для одних правых, вследствие своей умеренности, она представляла собой только несовершенный нормативный правовой акт, а для левых – конституция была символом независимых стремлений польского народа»23.

Рассматривая проблемы генезиса конституционной государственности в Польше, говоря о её конституциях, диссертант очень четко различает польские конституции и конституции для земель польских.

Здесь речь идёт о существенных исторически-политических различиях. Формулировка «польские конституции» относится исключительно к ситуациям, когда такой акт, как Основной Закон государства, принимается в условиях существования польской суверенной государственности. Таким образом, «польские конституции» были приняты исключительно в следующих годах: 1791, 1921, 1935, 1997. Мы оставляем в стороне так называемые «малые конституции», также являющиеся конституционными актами, подчас имеющими важное значение для характеристики конституционной государственности в Польше.

В свою очередь, формулировка «конституции для земель польских» относится к исторической ситуации, когда суверенное польское государство окончательно перестаёт существовать, начиная с 1795 г. (вследствие III раздела Польши, осуществлённого Пруссией, Россией и Австрией), а его прежние территории так или иначе входят в состав иных государств. Наибольшее – это существование в некоторых периодах неких форм автономии части польских земель. Тогда же для этих территорий были жалованы конституционные акты – но с воли иных монархов («октроированные» конституции). Так было в случае Княжества Варшавского 1807-1814 гг., которое было в союзе с французской империей, и с конституцией, жалованной Наполеоном в 1807 г. польской делегации в Дрездене.

Прежде всего надлежит вспомнить исключительную особенность первой польской и одновременно европейской конституции. Это ситуация, которая не имеет прецедента в истории. Конституция была проектирована не против короля, а вместе с королём. Король с самого начала принимает участие во всех проектно-редакционных работах. Трудно привести иной пример, когда король сам, добровольно действует в целях ограничения своей власти. Таким образом, возникла мысль о том, что если бы король Франции Людовик XVI понял дух времени, ситуацию, поддержал и подписал Декларацию прав человека и гражданина, а потом и новую конституцию, он, может быть, закончил бы свою жизнь естественным путём, а не на гильотине. Ведь эта конституция не лишала короля трона, а наоборот – сохраняла монархическую форму исполнительной власти; гарантировала также жизнь в достатке. Но Людовик XVI последовательно отстаивал прерогативы абсолютного монарха.

Конституция 3 Мая выражала программу патриотического лагеря. Уже в самой вступительной статье выступают такие категории, как: народная конституция; свобода от чужого насилия; независимость; спасение родины; всеобщее благо; охрана целостности территории государства – охрана границ. В имеются положения, которые по сегодняшний день рассматриваются как основные (базовые) принципы современной конституционной государственности: верховенство народа; разделение властей; общественный договор; парламент как представитель интересов всего народа; принцип юридической защиты отдельной личности в государстве.

Разумеется, что понятия эти следует понимать в духе той эпохи, а не в современном значении, хотя следует считать, что Конституция была таким нормативным правовым актом, который сегодня расценивается как Основной Закон, определяющий государственный строй, принципы организации государственных властей и права сословий. Конституция 3 Мая выражала компромисс между конституционной монархией и республикой, так как устанавливала принцип наследования трона, что означало конец «института вольного избрания».

Польская конституция установила также иные нововведения в механизме государственности, например: принцип контрассигнации; принцип конституционной ответственности министров и иных членов исполнительной власти. В связи с этим сейм принял закон о сеймовом суде, что является предвестником института, именованного позже Государственным Трибуналом. Был также закреплен принцип парламентарной (политической) ответственности и вотум недоверия с последующим отзывом министров с должности. В конституции был определён порядок заседаний сейма, правотворческая процедура и голосование законопроектов, принцип quorum. Была определена модель сейма как двухпалатного парламента (депутатская палата и сенаторская палата), с решающим значением депутатской палаты. С тех пор такая схема парламента функционирует по сегодняшний день. Была уточнена структура исполнительной власти, правовые принципы её функционирования. Сейм получил право контролировать исполнительную власть, требовать объяснений, выражать своё согласие на дальнейшую деятельность (институт absolutorium). Депутаты не могут являться членами исполнительных структур. Исполнительная власть не может устанавливать никаких отдельных прав.

Впервые в конституции отражена проблематика общественных финансов, налоговой системы, бюджета, эмиссии денежных знаков. Эти вопросы находятся в исключительной компетенции сейма. Создание государственной финансовой системы исключительно сеймом связано с сеймовым контролем исполнения бюджета – и в этой области был установлен институт absolutorium. Итак, проблематика государственных финансов получила конституционный ранг (раздел VI Конституции 3 Мая), что является предвестником для иных европейских стран. Однако вследствие утраты Польшей своей государственности этот пример был предан забвению или замалчивается, а в истории права, финансового права в основном принято считать, что институт государственного бюджета ввели Англия и Франция. Конституционный ранг проблематики государственных финансов с тех пор становится обязательной нормой во всех последующих польских конституциях. Был также провозглашен принцип, согласно которому изменение конституции возможно только по истечении 25 лет. Такая же норма имелась в Конституции 1921 г. (ст. 125).

В целом можно утверждать, что польская Конституция 3 Мая установила модель парламентарного правительства, принцип разделения властей. Среди всех государственных органов Сейм имеет решающее значение в законодательном процессе (законодательная функция); осуществляет контрольные функции по отношению к исполнительной власти; исполняет креативные функции, а также назначает большинство конституционных государственных органов.

Государственно-политическое значение Конституции 3 Мая состояло в том, что она явилась великим документом польской политической мысли периода Просвещения. Критика воздержанного характера конституции, многих компромиссных решений, того, что она не была достаточно радикальной в отношении проблем крестьянства и мещанства, является неисторической. Надо её оценивать в реальном политическом, общественном и мировоззренческом контексте, адекватно историческому моменту, а не в контексте, например, республиканско-якобинских идей или в категориях политической мысли XIX века, или в контексте развитых буржуазных отношений. «Ограниченный идейный горизонт» польской конституции – это интерпретационная ложь. Конституция эта была для своей эпохи достаточно революционной. Даже настолько революционной, что против неё, то есть против конституционных реформ, был организован бунт под лозунгом защиты былого строя Польши и былых прав шляхты. Во главе антиконституционного мятежа стояла группа магнатов. Собравшись в городке Тарговица, они просят императрицу Екатерину II об интервенции. С тех пор название «Тарговица» является повсеместно известным символом народной измены в польском историческом сознании во всех последующих поколениях.

Конституция 3 Мая была отменена вследствие вооружённой интервенции. Проигранная польско-русская война 1792 г. в защиту Конституции 3 Мая и государственного быта Польши закончилась исторической драмой – Вторым разделом Польши. Но это поражение и свежая память о конституции прямо связаны с народным восстанием 1794 г. против российской монархии. Вооружённое народное восстание и его главный лозунг – «Целость, Вольность, Независимость» показывают неразрывную связь с преамбулой Конституции. Одним из основных последствий поражения восстания под предводительством Т. Костюшко является уже последний, Третий раздел Польши. Польское государство прекратило свое существование на 125 лет.

Первая польская Конституция 3 мая 1791 г. положила начало государственным реформам, однако новых законов не удалось разработать. Спустя 14 месяцев конституционный строй был свергнут, а потом и польское государство прекратило своё существование. Но исторический феномен в том, что началась «жизнь конституции после конституции», прежде всего в повсеместном народном сознании поляков.

Конституция 3 Мая имеет два аспекта. Один – это современный юридический аспект: ее влияние на последующие конституции в Польше. Второй же аспект более важен – конституция была программой, политическим манифестом народа, стремящегося к удержанию независимости и суверенности государства. Конституция являлась фундаментом формирования современного польского народа, патриотической ориентации, мышления о государстве в категориях вольности и общего блага, а о народе – как о сообществе людей, имеющих целью не только общественное развитие, но и объединение для защиты основных народных ценностей. Таким образом, главные идеи Конституции 3 Мая лежат в основе всех польских народных восстаний. Запрет празднования годовщины принятия конституции и связанные с этим репрессии во времена оккупации на протяжении более 100 лет, а позже и в период социалистической государственности был безрезультативным, ибо никакие запреты не смогли отменить роль и значение Конституции 3 Мая в обосновании конституционной государственности в Польше.



Специальное внимание уделяется преемственности идей французской либеральной конституционной традиции в становлении идей конституционной государственности в Польше, раскрывается идея светского государства как составной части конституционной государственности. Идея светского государства появляется в период французской революции 1789 г. – в результате введения одного из либеральных принципов прав человека и гражданина – принципа свободы совести и вероисповедания. В очень сложном процессе исторических изменений и трансформации политической и религиозной сознательности во время апогея эпохи Просвещения это явилось свидетельством поиска способов определения нового статуса церкви в стране.

следующая страница >>
Смотрите также:
Чеславович общая теория становления и эволюции механизма конституционной государственности в польше
1037.53kb.
5 стр.
Л. Е. Гринин политические процессы в османском египте XVI-XVIII вв. И теория развитого государства введение Настоящая статья
606.59kb.
4 стр.
Л. Е. Гринин политические процессы в османском египте XVI-XVIII вв. И теория развитого государства введение Настоящая статья
607.83kb.
4 стр.
Л. Е. Гринин политические процессы в османском египте XVI-XVIII вв. И теория развитого государства введение Настоящая статья
610.87kb.
4 стр.
1 Основы ит в дизайне
45.74kb.
1 стр.
Геоисторические факторы становления российской государственности и проблема формирования гражданского общества
43.85kb.
1 стр.
Е. С. Пожидаева общая теория статистики учебное пособие
1459.57kb.
7 стр.
Основные разделы программы Тема Общая психология
135.63kb.
1 стр.
Политическое устройство Канады является в некоторой степени комбинацией английской и американской систем, однако обладает и собственными, присущими только ему особенностями
318.32kb.
1 стр.
В годы как становления, так и развития чувашской государственности роль законодательного органа республики всегда была определяющей
67.9kb.
1 стр.
Урок в 10 классе "Пути становления государственности в Московской Руси"
43.76kb.
1 стр.
Темы контрольных работ часть 2 (Новое и Новейшее время)
31.31kb.
1 стр.