Главная
страница 1страница 2страница 3страница 4страница 5

Это первое последовательное отделение государства от церкви в Европе характеризуется политикой, направленной на ограничение свободы веры исключительно до сферы личной жизни человека, и реализуется под лозунгом нейтральности мировоззрения государства; этот лозунг становится популярным на европейском континенте и часто используется в политических доктринах24. В них выражается стремление к исключению религии из публичной жизни, этот принцип был декларирован, и ему была придана юридическая сила. Обобщая, можно сказать, что либеральное светское государство, для которого доктринальной основой является философская и политическая мысль эпохи Просвещения и политическую и законодательную модель которого создала революционная Французская Республика, характеризуется тем, что основой для мировоззренческо-религиозных отношений является принцип свободы совести и вероисповедания, и с тех пор вопросы религии стали личным делом каждого человека и гражданина. Государство не имеет права принимать решения, касающиеся религии и внутренних принципов функционирования церкви, но, с другой стороны, не разрешает церкви участвовать в публичной жизни.

Свобода совести и вероисповедания имеет характер субъективного публичного права, т.е. государство обязывается хранить эти свободы, создавая соответствующие правовые гарантии. Кроме того, все религии в данной стране становятся равноправными, ни у никакой из них нет статуса государственной религии или более существенной, чем другие.


Стоит обратить внимание на тот факт, что теоретические правила отношений государство - церковь, которые признала французская революция, прежде всего идея свободы совести и вероисповедания, всё шире распространяются в Европе, получая в законодательстве разных государств менее или более полные гарантии. В этом отношении на большой территории Европы самым важным является Гражданский кодекс Наполеона 1804 г. Так, например, учреждение брака по правилам этого кодекса получает полностью светский характер; брак определяется как гражданский договор; в разных европейских кодификациях правосудие в супружеских отношениях входит в компетенцию народного суда. Одновременно правило свободы совести и вероисповедания применяется (в разных вариантах) в послереволюционных конституциях разных стран.

Рассматривая содержание конституционных правил, касающихся вопросов вероисповедания в европейских государствах в XIX в. вплоть до половины XX века, можно заметить, что формируется канон (сегодня мы бы сказали – европейский стандарт) основных либеральных принципов, определяющих общую модель светского характера государства, особенно принципов, относящихся к свободе совести и вероисповедания, с применением гарантии защиты прав человека в области этих свобод. Этот канон, можно полагать, в начале XX века характернее всего был отражен в так называемой Веймарской конституции 1919 г.

В советской России провозглашается модель светского атеистического государства, что характеризует совершенно новый этап в истории отношений государство - церковь. Решающим фактором в установлении такой модели государства была не конституционная правовая традиция, а воплощение идеологических принципов на основе экономической, социальной и философской теории К. Маркса. Эта модель вытекает из европейской традиции формирования социалистической и коммунистической мысли, но традиции особого типа – материалистической мысли, из которой В.И. Ленин делает окончательные практические выводы для реализации видения формирования и организации нового государства и нового бесклассового общества.

В третьем параграфе – «Позитивное и естественное право в становлении идей конституционной государственности» рассматривается диалектика соотношения позитивного и естественного права, оказавшая огромное влияние на становление идей конституционной государственности. Оба подхода взаимно дополняют друг друга, конфликт же существует не между различными типами правопонимания, а между типами миропонимания: либерально-индивидуали-стическим - правовым по своей сути и коллективистско-этатистским - по своей сути неправовым25. Такой вывод, бесспорно, следует из ценностных характеристик двух подходов. При этом естественно-правовая школа ощутимо проигрывает, поскольку пытается играть на чужом поле. Заблуждение исследователей заключается, как ни странно, в том, что до настоящего времени рассматривалось как бесспорная аксиома, а именно в представлении о естественном праве как непосредственном регуляторе общественных отношений26.

Позитивизм явно выигрывает при таком подходе, ибо отделяет закон (как право) от иных регуляторов общественных отношений (как неправа), определил структуру правовой нормы и т.п. Естественно-правовая школа в поисках норм регулирующих общественные отношения, в конечном итоге вынуждена была обратиться к неким всеобщим принципам, носящим рационально-этический характер, то есть условным по своей сути явлениям. Прав В.С. Нерсесянц, полагая, что естественное право включает в себя «дозаконотворческий и внезаконотворческий комплекс объективных закономерностей, необходимостей, требований и правил социальной, общественно-политической жизни, который первичен и определяет (или должен определять) смысл, содержание, характер и цели официального законодательства».27. Это следствие укоренившегося представления о нормативности права. «Если есть какой-нибудь тезис, который мог бы рассчитывать на широкое признание среди юристов, то это тезис, утверждающий, что право есть норма или совокупность норм», - писал И.А.Ильин.28. Поэтому критика данной школы вполне обоснована. Однако дальнейший поиск таких норм чрезвычайно важен и не столько для существования самой концепции естественного права, поскольку она признаёт приоритет прав человека, но и непосредственно для дальнейшего изучения конституционной правовой государственности, всего механизма правового регулирования.

Г. Гроций указывал, что «мать естественного права есть сама природа человека»29. Но человек существо сложное и состоит из двух компонент: сознательного и бессознательного. Обе стороны чрезвычайно важны. Поэтому при исследовании любого явления необходимо исходить из двойственной природы человека. Только в этом случае мы сможем раскрыть тайны естественного права. Более того, ответы на вопросы надо искать на грани законов природы и общества, поскольку человек есть существо социальное. Поэтому нельзя применять конструкции, разработанные позитивным правом, к естественному праву. Если и существуют нормы естественного права, то выявить их чрезвычайно сложно, поскольку вряд ли они имеют привычную нам структуру, подчиняются привычной классификации и соответствуют моральным представлениям. Проблема их поиска заключается и в непреодолимой тяге исследователей наделить право некоей социальной значимостью, нагрузить моральным содержанием, связать со свободой и справедливостью. Что, как ни странно, характерно и для естественно-правового подхода, и для позитивистского30.

Автор последовательно дает анализ малоизвестного произведения Г.Гегеля «Конституция Германии» (написанном в самом начале XIX в.), в котором раскрываются мно­гие проблемы современного ему положения дел с государственностью в Германии, характера взаимо­отношений различных государств, европейской политики, войны, будущности германского государства.

Г.Гегель защищает децентрализованный тип государства, в котором центральная государственная власть предоставляет своим подданным свободу во всем том, что не относится к прямому назначению государ­ственной власти (ее организация и сохранение, внутрен­няя и внешняя ее безопасность). Священной обязан­ностью правительства (центральной власти) является, по Г.Гегелю, как предоставление гражданам такой свободы и самостоятельности, так и ее защита от разного рода по­сягательств. Он настойчиво проводит мысль об иллю­зорности и эфемерности преимуществ государственной организации централизованного типа, которая не может рассчитывать на свободную приверженность своих под­данных, на их чувство собственного достоинства и жела­ние служить опорой государству - тот могучий дух, который проявляется лишь в государствах второго типа, где все, что можно, верховная власть передает в ведение своих подданных.

Резюмируя свои суждения по данной проблеме, Г.Гегель пишет: мы различаем в государстве, с одной сто­роны, то, что необходимо государственной власти и, сле­довательно, должно находиться в ее прямом ведении; с другой стороны, то, что необходимо для организован­ного в общество народа, но случайно, необязательно для государственной власти31. Счастлив тот народ, которому государство предоставляет значительную свободу деятельности в вопросах общего характера, не имеющих первостепенного значения для государства в целом; в этом случае и само государство, опирающееся на свободный дух своего народа, оказывается безгранич­но сильным и могущественным. Г.Гегель выступает привер­женцем сословно-представительной монархии, когда монарх как глава государства осуществлял управление стра­ной при участии народа через посредство делегирован­ных им представителей.

Далее в диссертации анализируется роль и значение проблем правопонимания в конституционном восприятии государственности в рамках эволюционного подхода, позволяющего выйти за пределы объективистского и позитивистского миропониманий.

Образование государства само по себе является нарушением древних обычаев обустройства общества. Поэтому легитимация проводимых реформ в свете становления конституционной государственности необходима, она не могла базироваться исключительно на авторитете, силе и т.п., эти явления сами требовали легитимации. Обеспечить её могло утверждение в обществе нововведений на базе ранее сложившихся институтов.

Поскольку нормы обычного права устанавливаются (санкционируются) государственной властью, а именно людьми «ей обладающими», то в нормы обычного права закладываются их представления, воспитываются указанные лица в рамках конкретной общности, а значит, их мировоззрение сформировано под влиянием существующих в данной общности институтов. В этом случае конституционная государственность предстаёт перед нами как материальное отражение представлений группы лиц, наделённых властью, законов, интересов в этом мире.

Вторая глава – «Эволюция польской конституционной государственности в XX столетии» – состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе – «Формирование парламентской демократии 1918-1926 гг.» рассматривается первый нормативный ак­т конституционного характера – декрет от 22 но­ября 1918 г. о высшей представительной власти Поль­ской Республики, который определил временный механизм государства, госу­дарственный строй на период до созыва Учредительного сейма. Высшая власть принадлежала Ю.Пилсудскому, который занимал пост Временного начальника государ­ства. Правительство, состоящее из премьер-министра и министров, назначалось и распускалось Временным на­чальником государства. Изданные советом министров и утвержденные Временным начальником государства декреты утрачивали силу, если не были утверждены на первом заседании Учредительного сейма. 20 февраля 1919 г. Ю.Пилсудский в соответствии с декретом от 22 но­ября 1918 г. передал свою власть собравшемуся Сейму.

В осуществление его решений о созы­ве Учредительного сейма были изданы декреты от 28 ноября 1918 г., содержащие положение о выборах в сейм. Декрет от 22 ноября 1918 г. утратил силу с мо­мента принятия сеймом 20 февраля 1919 г. Малой кон­ституции. Она установила политические основы государства на период до утверждения Конституции, сохраняя одновременно за Ю.Пилсудским пост Началь­ника государства.

Малая конституция, вверяя ему пост Начальника государства, способствовала в то же время концентрации государственной власти в руках Учредительного сейма. Сейму предоставлялась суверенная власть: срок его полномочий не был опре­делен; устанавливалась зависимость от Сейма органов исполнительной власти, Начальника государства и ми­нистров. Главной задачей Сейма было принятие основ­ного закона – конституции. Сейм имел исключительное право утверждать законы.

Начальник государства представлял государство в международных отношениях и возглавлял гражданскую и военную администрацию. За свою деятельность он нес ответственность перед Сеймом. Каждый его государ­ственный акт должен был скрепляться подписью соот­ветствующего министра. По согласованию с Сеймом Начальник государства назначал правительство. Ми­нистры индивидуально, а правительство солидарно отвечали за свою деятельность перед Сеймом.

Конституция возрожденной Польши была принята 17 марта 1921 г. Основными законополо­жениями, изданными в связи с ней, были: положение о выборах в сейм и положение о выборах в сенат, приня­тые 28 июля 1922 г.; регламент Национального собра­ния, определявший порядок выборов президента, при­нятый 27 июля 1922 г.; закон о Государственном трибу­нале от 27 апреля 1923 г. Следствием военного перево­рота, совершенного Ю. Пилсудским в 1926 году, явился закон от 2 августа 1926 г., вносивший изменения и до­полнения в Конституцию 17 марта 1921 г. в целях укрепления исполнительной власти и ограничения прав парламента.

Основные изменения, отраженные в основной модели польского государства периода II Речи Посполитой, воссоздаются в новой исторической ситуации после имевшей место утраты суверенности вследствие III раздела Польши. Создание в 1918 г. основ новой польской государственности требовало прежде всего определения типа государственного строя, его основных институтов, системы органов власти, основных принципов функционирования. Фундаментальные конституционные задачи, соответствующие европейской политически-правовой традиции, принятой в конце XVIII в., определяют конституцию государства как основной закон.

В диссертации дается характеристика конституционного развития II Речи Посполитой в так называемый период междувоенного двадцатилетия, когда существовали две конституции: первая, принятая Сеймом 17 марта 1921 г., так называемая «мартовская конституция», которой предшествовала «Малая Конституция» 1919 г.

Важной вехой в истории польского конституционализма периода II Речи Посполитой является 1926 год – год «майского переворота», совершенного Ю. Пилсудским. Этот политический акт даёт начало процессу осуществления очередных изменений конституции – в направлении отдаления от принципов демократической системы. Таким образом, можно определить в общем три этапа формирования конституционализма в период 1918-1939 гг. Первый этап – от момента разработки многих проектов конституции, через принятие 20 февраля 1919 г. так называемой «Малой Конституции», а впоследствии «майской» конституции до 1926 г.; второй этап – от 1926 г. до 1935 г.; третий этап – с момента принятия новой конституции в 1935 г. до сентября 1939 г.

Далее в диссертации дается характеристика конституционной государственности от первых правительственных декретов до «Малой Конституции» 1919 года. Особое значение уделяется раскрытию конституционных традиций и их преемственности в польской конституционной государственности.

Конституция от 17 марта 1921 г. положила начало новому конституционному раз­витию II Республики (Речи Посполитой) и современному польско­му конституционализму. Права, предоставляемые гражданам Мартовской Конституцией, делились на политические, граждан­ские и социальные, получившие конституционное закрепление.



Во втором параграфе – «Конституционные изменения парламентской системы 1926-1935 гг.и «конституционность» государственности военной и послевоенной Польши» дается характеристика реформы политиче­ского строя, изменений и дополнений к Мартовской конституции, изменившей отдельные свойства конституционной государственности.

Основная идея закона от 2 августа 1926 г., изменявшего и дополнявшего Конституцию, заключа­лась в упрочении положения исполнительных органов, Президента и Совета министров за счет законодатель­ных органов — Сейма и Сената. Президенту были пре­доставлены особые полномочия. В частности, он получил право самостоятельно распускать Сейм и Се­нат до истечения срока их полномочий. Решение при­нималось Президентом по предложению Совета минист­ров. Одновременно Сейм утратил право самороспуска.

Президенту предоставлялось право издавать указы, имеющие силу закона. Это право он мог осуществлять в промежутке между сессиями законодательных палат в случае неотложной государственной необходимости либо во время работы этих палат на основании преду­смотренных законом полномочий. Указы Президента утрачивали силу, если не были представлены сейму в течение 14 дней со дня открытия ближайшей сессии или если они отклонялись сеймом.

В 1926 г. после совершения Ю.Пилсудским государственного пере­ворота стала очевидной необходимость внесения изменений и до­полнений в Мартовскую Конституцию, связанная с естественным усилением исполнительной власти. Президенту предоставлялось право издавать указы, имеющие силу закона в случае неотложной государственной необходимости, объяв­лять правительственный проект бюджета законом, если Сейм и Се­нат не утверждали его в определенный срок. Таким обра­зом, новые конституционные нормы 1926 г., по сути, были направле­ны на формирование авторитарного политического режима, не имеющего ничего общего с конституционной государственностью.

Майский переворот вызвал изменения не толь­ко в самой его модели, но и в зна­чительно большей степени – в ее функционировании. Острие переворота было направлено против парламен­та, и в особенности против действующих в нем партий, которые обвинялись в том, что являются главной при­чиной пороков политической системы. Одним из наибо­лее распространенных был призыв к борьбе с всевлас­тием Сейма и господством в нем партий, а также к оздо­ровлению (санации) политической жизни. Поэтому группу, пришедшую к власти в мае 1926 года, в Польше иронически называли «санацией». Государствен­ный переворот означал отмену правил, лежавших в основе парламентской системы, в основе конституционной государственности. Тем самым создавались про­тиворечия между Мартовской Конституцией и истинной политической картиной жизни государства.

В результа­те Майского переворота 1926 года в Польше был соз­дан политический режим, сводящий на нет основные принципы, лежавшие в основе Мартовской Конституции 1921 года. Механизм функционирования государства, свойственный парламентскому строю, был заменен авто­ритарными методами правления. Новая система, бла­гоприятствующая экономическому господству буржуа­зии и помещиков в условиях усиления классовой и по­литической борьбы трудящихся и роста их стремлений к переустройству общественного строя, требовала фор­мального закрепления в конституционных нормах.

По принятии проекта Конституции Сена­том 16 января 1935 г. и одобрении Сеймом внесенных Сенатом поправок Конституция была подписана Прези­дентом 23 апреля 1935 г. Поэтому ее и назвали Ап­рельской конституцией. Государство согласно конституционному закону от апреля 1935 г. являлось «оригинальной попыткой создания новых правовых решений, которые отбрасывали в одинаковой мере принципы и институты, характерные для либерализма и парламентарной демократии, и идеи тогдашних тоталитарных государств»32.

Окончательно авторитарный политический режим сложился пос­ле принятия Конституции 23 апреля 1935 г. Источником и носителем государственной власти Конституция признавала Президента, в лице которого была сосредоточена единая и неделимая государственная власть. «Этим самым был отброшен принцип верховенства народа и разделения власти. Только глава государства нёс ответственность за судьбу государства перед Богом и историей»33. «Все официальные акты президента в [«Апрельской» - Е.К.] конституции делились на исключительные и обыкновенные полномочия. Первые возникали из личной власти президента… гарантировали ему неограниченную свободу в принятии решений. В них выражалась самостоятельная государственная роль президента»34.

Роль парламента была второстепенной в системе высших го­сударственных органов, при этом усилилось положение Сената в ре­зультате введения антидемократического принципа элитарности при выборах в Сенат. Гражданские права получили иную трактовку, не­жели в Мартовской Конституции 1921 г. Отвергалась концепция прав индивида, устанавливалось требование подчинения личности интере­сам «коллектива», от имени которого выступало государство.

«Главной концепцией апрельской конституции являлась последовательная концепция «нового государства», государства в полном значении современного, государства авторитарного, отбрасывающего…в одинаковой мере традиционные принципы парламентарной демократии, как и принципы нового руководящего строя, напоминающего тоталитаризм… Здесь надо помнить о том, что в те времена понятие «авторитарного государства» не имело негативного смысла, как в наше время… оно воспринималось, скорее всего, позитивно… такое государство элиминировало всяческие недостатки парламентарной демократии и одновременно не перенимало негативных черт тоталитарного режима. Итак, было это… усовершенствованное демократическое государство, элиминирующее всяческие «пороки» классических демократий»35.

Дело в том, что Конституция 1935 г. была написана под конкрет­ную политическую фигуру, которой являлся Ю.Пилсудский. Одна­ко вступлению Конституции в законную силу предшествовала смерть Ю.Пилсудского, после чего начался распад правительственных структур. Возникали группы и партии, выдвигавшие разные полити­ческие концепции. На политической арене политические лидеры один за другим сменяли друг друга. Нормы Конституции оставались фиктивными, сводились на нет личные свободы, а власть получила право помещать любого в изоляционный лагерь без приговора суда.

«Государственно-правовой строй «апрельской» конституции склонялся к вытеснению влияния политических партий на реализацию государственной власти. Их должна была заменить элита… она должна была осуществлять общественную поддержку для власти президента»36.

Однако в 1935-1939 годах в Польше все же не возникло тотали­тарного государства по итальянскому или немецкому образцу, не произошло и фашизации страны. Этому препятствовали как внут­ренняя неоднородность и раскол правящих группировок, отсутствие общепризнанного лидера, так и сопротивление оппозиционных пар­тий, пользующихся влиянием в обществе, и антифашистские настро­ения широких слоев общества. Положительно следует оценить и впервые закрепленный в ст. 132 Конституции «принцип incompatibilitas [то есть запрет исполнения президентом иных общественных функций – Е.К.] … что сделало невозможным для президента объединение и кумуляцию (соединение) в одних руках многих функций, которые могли бы нарушать конституционный принцип разделения и равновесия власти…»37.

Можно с уверенностью сказать, что Апрельская Конституция, помимо её негативной оценки, связанной с ее недемократичностью, являлась существенным законом для польского конституционализма в период Второй Мировой войны, она дала возможность функционированию польских властей в эмиграции, создала возможности для непрерывности функционирования государственной власти. После 1939 г. это имело большое значение, так как эмиграционное правительство, формально существовавшее вплоть до 1990 года, в своей деятельности опиралось на Апрельскую Конституцию (которая официально никогда не была отменена). Это позволило сохранить принцип преемственности (непрерывности) между Второй и Третьей Речью Посполитой.

В диссертации специальное внимание уделяется анализу попыток восста­новить действие основных положений Мартовской Конституции 1921 г. после проведенных в стране парламентских выборов в феврале 1947 г., когда был создан Законодательный Сейм, который сра­зу после выборов, т.е. 19 февраля 1947 г., принял так называемую Малую Конституцию, представлявшую собой конституционный за­кон о структуре и компетенции высших органов Польской Респуб­лики. В этой Конституции пока еще был сформулирован принцип разделения властей. Законодательная власть принадлежала однопа­латному Законодательному Сейму. При этом Правительство наде­лялось правом издания декретов, имеющих силу закона, с последую­щим утверждением их Государственным Советом (Rada Paristwa) - новым органом, образованным из состава Сейма, и Сеймом. Законо­дательный Сейм выбирал также Президента, который возглавлял Государственный Совет. Правительство формировалось на основе парламентского большинства. Финансовая деятельность государст­венных и иных органов, учреждений и организаций контролирова­лась Верховной палатой контроля, которая также образовывалась Сеймом. Однако принцип парламентского большинства перестал действовать в конце 1947 г., так как была ликвидирована оппозиция.

В действительности нормы Малой Кон­ституции 1947 г. являлись только фасадом, прикрывавшим реаль­ный процесс осуществления власти в государстве под руководством Польской Рабочей Партии (позже Польская Объединенная Рабочая Партия) по советскому образцу. В 1950 г. была устранена прежняя система местного управления и самоуправления и заменена систе­мой национальных советов – местных органов единой государствен­ной власти. Следует отметить, что народно-демократический режим в Польше имел свои особенности: имелся частный сектор в стране наряду с коллекти­визированным сельским хозяйством, чрезвычайно влиятель­ной в обществе была католическая церковь, под влиянием которой находилось более 80% населения, имелась многопартийная система.

В первые послевоенные годы после ликвидации политической оппозиции правящей партией стала Польская объединенная рабочая партия (ПОРП), под руководством которой действовали две партии - Объединенная крестьянская партия (ОКП) и Демократическая партия (ДП). Свое политическое господство ПОРП оформила юридически, организовав принятие Законодательным сеймом 22 июля 1952 г. новой Конституции Польского государства, получившего название Польская Народная Республика (ПНР).

В третьем параграфе – «Механизм польского государства по Конституции Польской Народной Республики 1952 года» раскрывается содержание, основные принципы функционирования польской конституционной государственности в период народной демократии.

Конституция Польской Народной Республики, принятая 22 июля 1952 года, закрепила итоги пред­шествующего развития польской государственности. В ее преамбуле говорится, что Польская Народ­ная Республика продолжает благороднейшие прогрессивные тра­диции польского народа и осуществляет освободительные идеи польских трудящихся масс38. Прежде всего — это идеи борьбы польского трудового народа, руководимого рабочим классом, за социальное и национальное освобождение.

Переломным моментом этой борьбы явилась, как подчерки­вается в преамбуле, историческая победа Советского Союза над фашизмом. Освобождение польских земель сделало возможным взятие власти польским трудовым народом и создало условия для национального возрождения Польши в новых, справедливых гра­ницах. В ходе революционной борьбы рабочий класс и его союзники, преодолевая сопротивление классового врага, решили ряд общедемократических задач, полностью покончили с пережитка­ми феодализма. Одновременно все более широким фронтом про­водились преобразования, носившие социалистический характер39.

Сложное переплетение задач восстановления польской конституционной госу­дарственности, укрепления народной власти, привлечения на ее сторону широчайших трудящихся масс, усиление руководства обществом со стороны рабочего класса и его партии нашло отра­жение и в конституционном развитии страны. Особенности разви­тия, представляющие значительный теоретический интерес, со­стояли в признании буржуазно-демократической конституции 1921 года40 и одновременном осуществлении об­ширной системы последовательных политических и юридических мероприятий, направленных на устранение отдельных, выгодных только буржуазии, положений этой конституции, на укрепление народной власти, на использование демократических и технико-организационных положений Конституции 1921 года в интересах развертывания революционных преобразований. Все это должно было постепенно подготовить условия для принятия новой кон­ституции.

Первые элементы новой политической организации польского общества, зародыши новой государственности и предпосылки Конституции Польской Народной Республики были созданы коммунистами и иными революционными силами Польши еще в период гитлеровской оккупации.

Конституционное развитие народной Польши начало широко разворачиваться с 22 июля 1944 года, с началом освобождения территории страны. В этот день КРН образовала первое народное правительство — Польский Комитет Национального Освобожде­ния (ПКНО), которому было предоставлено право издания декре­тов, обладающих силой закона. В конце 1944 года ПКНО был пре­образован во Временное правительство. ПКНО сразу же провоз­гласил манифест, излагавший официальную программу народного государства. Манифест отвергал конституцию 1935 года, вводил в действие конституцию 1921 года, провозглашал народные сове­ты органами власти и устанавливал, что новая польская государ­ственность должна покоиться на равноправии граждан и демокра­тических свободах, которые, однако, не могут служить врагам демократии. Предусматривалось немедленное осуществление аг­рарной реформы и иных коренных экономических преобразова­ний. Была сформулирована задача установления новых границ страны, включающих этнически польские земли, а также те, которые в течение веков были отняты у Польши Германией. Союз и друж­ба с СССР становилась основой внешней политики Польши наряду с коллективной безопасностью и союзом с братскими народами.

Необходимо подчеркнуть, что Конституция 1921 года вводи­лась в действие далеко не в полном объеме. Принятая в период бурного революционного и демократического движения, эта кон­ституция действительно содержала демократические положения, которые могли быть использованы народной властью. В ней гово­рилось, что «верховная власть принадлежит народу», провозгла­шался ряд демократических прав и свобод граждан, устанавлива­лась необходимость проведения радикальной аграрной реформы, защиты интересов трудящихся и т. д. Но эти положения никогда не были последовательно осуществлены в буржуазной Польше, ибо в других своих частях эта Конституция гарантировала охрану права частной собственности и обеспечивала экономическую и по­литическую власть буржуазии. С этой целью был установлен ряд избирательных цензов и другие ограничения демократии.

Одним из конституционных преобразований народной власти явилось законодательное закрепление (законом от 11 сентября 1944 года) новой политической основы государства — народных советов.

Важное значение для конституционного развития народной Польши имел референдум, проведенный 30 июня 1946 года, в ко­тором подавляющее большинство народа высказалось за под­тверждение будущей конституцией: однопалатной структуры парламента; «хозяйственного строя, характеризуемого аграрной реформой, национализацией основных отраслей хозяйства страны с сохранением законных прав частной инициативы»; границ Польши на Балтике, Одре и Ниссе.

В 1947-1952 гг. в ходе острой классовой борьбы был сде­лан ряд дальнейших шагов по выработке и введению в действие важных конституционных принципов нового строя. В результате объединения рабочих партий на основе марксизма-ленинизма бы­ла создана Польская объединенная рабочая партия. Закон от 22 сентября 1946 года об утверждении Положения о выборах в За­конодательный Сейм положил начало переходу к постоянному выборному порядку образования представительных органов. Кон­ституционный закон от 19 февраля 1947 года о структуре и компетенции высших органов Польской Республики («Малая Конститу­ция») определял организацию Законодательного Сейма и его ком­петенцию (включавшую принятие конституции), положение Пре­зидента Республики, Государственного совета, Правительства, Верховной Контрольной Палаты, а также важнейшие принципы правосудия. Закон от 20 марта 1950 года в целях развития демо­кратии путем более полного участия трудящихся масс в управле­нии государством сосредоточил всю полноту власти на местах в руках народных советов. В Декларации от 22 февраля 1947 года Законодательный Сейм торжественно заявил, что он будет продол­жать осуществление основных гражданских прав и свобод, пред­отвращая их использование для борьбы с демократическим строем Республики.

При этом еще сохранялось действие некоторых норм Консти­туции 1921 года, например о правовом положении депутата Сейма, о полномочиях и обязанностях Президента Республики, о некоторых правах и обязанностях правительства и министров. Конституционное развитие народной Польши основывалось на экономическом и социальном развитии страны по пути социалистического строительства вместе с СССР и другими братскими странами.

Правовые принципы нового строя нашли выражение в Консти­туции ПНР, проект которой был подготовлен, подвергнут всена­родному обсуждению и одобрен с некоторыми поправками 22 ию­ля 1952 года.

Развитие экономики страны, классового состава и культуры народа, укрепление общественно-политического строя народной Польши создают условия для дальнейшего развития ее конститу­ционного права. Еще в 1954-1963 гг. были проведены 5 изме­нений конституции (см. ст. 16, 24, 28а — 28d, 34). Состоявший­ся в декабре 1971 года VI съезд ПОРП отметил в своей резолю­ции, что в Конституции ПНР должны найти отражение, в част­ности, принципы, относящиеся к руководящей роли ПОРП, от­ношениям между высшими органами государственной власти, управления и правосудия, системе надзора и контроля, роли на­родных советов отдельных ступеней, организациям трудящихся, а в особенности — рабочего и крестьянского самоуправления, принципы избирательной системы и деятельности фронта един­ства народа, роли печати, радио и телевидения. Более широкого выражения требует принцип участия масс в управлении, демо­кратического централизма и планового характера народного хозяйства. Большей полноты требует также определение круга прав и обязанностей граждан, а также выражение их социалистического характера. В решении отмечено особое зна­чение конституции как основного закона для развития социа­листического правопорядка народной Польши, для единства ее правовой системы и упорядочения системы действующих нор­мативных актов.

В четвертом параграфе – «Конституционная эволюция польской государственности в 80-е – 90-е годы XX века» эволюция конституционной государственности рассматривается в свете постоянных внесений изменений в Основной закон страны. Как справедливо пишет Б.А.Страшун, в 1976 г. была принята новая редакция Конституции ПНР, которая характеризовалась словесной демократизацией, особенно формулировок прав и свобод, но в тоже время открытым усилением авторитарных, даже тоталитарных, черт в характеристике политического строя и организации власти, что, впрочем, делало Конституцию более реальной. ПНР стала характеризоваться как социалистическое государство, а ПОРП – как ведущая политическая сила общества в строительстве социализма41.

Интересно то обстоятельство, что совпадает во времени ряд важных процессов — создание основ демократии, рыночной экономики и конституционного порядка. Классические демократии, как правило, вводили конституции, уже имея рыночную экономику, и только потом постепенно демократизировали политическую систему, расширяя избирательные права и распространяя их на более широкие слои населения. Совпадение этих трех направлений модернизации вело в Восточной Европе к конвульсивным изменениям, поскольку необходимые, но непопулярные экономические решения в условиях демократии вредили либеральному конституционализму42.

Начало 80-х гг. прошлого столетия ознаменовалось самым серьезным политическим кризисом: возникло независимое от властей профсоюзное, а фактически политическое объединение «Солидарность», с которым Правительству пришлось вести переговоры. Против него выступали на этот раз уже не тысячи, не десятки и сотни тысяч, а миллионы трудящихся. И даже объявление в 1981 г. В.Ярузельским чрезвычайного положения не могло уже вернуть ПОРП прежнее монопольное политическое господство. Попытки нового руководства ПОРП осуществить так называемое социалистическое обновление в конституционной области выразились в том, что Верховная палата контроля в 1980 г. была выведена из подчинения Правительству, а в 1982 г. были учреждены два органа конституционного контроля - Конституционный трибунал и Государственный трибунал (в задачу последнего вошло рассмотрение дел о должностных преступлениях высших должностных лиц государства)43. Правда, по вопросу о конституционности законов последнее слово оставалось не за Конституционным трибуналом, а за Сеймом.

В 1983 г. наряду с некоторыми новыми идеологемами в Конституцию были включены нормы о гарантии устойчивости индивидуальных крестьянских хозяйств, учрежден институт исключительного положения и проведено его отграничение от института военного положения44.

В 1987 г. в Конституцию внесены положения о референдуме, а в 1988 г. - о собственности территориального самоуправления. Обычными законами в этот период были учреждены такие институты, как Высший административный суд и Уполномоченный по гражданским правам (Rzecznik - точнее "защитник", "глашатай")45.

Конституционные реформы, осуществленные в апреле и декабре 1989 г., означали отказ от социалистического строя в Польше, ПОРП оказалась вынужденной отказаться от монополии на власть. Она рассчитывала сохранить свою власть фактически, опираясь на помощь партий-союзников, однако те перешли на сторону «Солидарности».

Апрельская реформа восстановила вторую законодательную палату - Сенат и заменила Государственный совет институтом единоличного Президента Республики, который должен был избираться на шесть лет обеими палатами Национального собрания. Были усилены контрольные полномочия Сейма в отношении Правительства, урегулированы взаимоотношения палат, прежде всего в законодательном процессе, где Сенат получил право отлагательного вето. Такое же право было дано и Президенту. Компетенция Президента была определена довольно широко, однако его существенные акты требовали контрасигнатуры председателя Совета министров, который тем самым принимал на себя ответственность за них46. И хотя Президентом был в июле избран лидер ПОРП, в Парламенте и в Правительстве главную роль теперь играли некоммунистические силы.

Апрельская реформа включила в Конституцию основные принципы статуса Уполномоченного по гражданским правам. Была установлена несменяемость судей, которые стали назначаться Президентом по представлению Всепольского судебного совета. Первый председатель Верховного суда (так именуется руководитель этого органа) стал назначаться и отзываться Сеймом из числа судей этого суда47.

31 декабря 1989 г. была принята новая редакция Конституции. Из названия государства было убрано слово «Народная», исключена идеологизированная преамбула, первые два раздела о политическом и социально-экономическом строе, имевшие 19 статей, объединены в один, состоявший из восьми статей. Из Конституции были исключены всякие упоминания о социализме и почти вся связанная с этим терминология. Республика стала определяться как демократическое правовое государство, осуществляющее принципы социальной справедливости. Указывалось, что власть принадлежит нации, которая осуществляет ее через своих представителей в Сейме, Сенате и национальных советах, а также путем референдума, а политические партии объединяют граждан на принципах добровольности и равенства в целях влияния демократическими методами на формирование государственной политики. Гарантировались собственность, ее наследование и свобода хозяйственной деятельности. Прокуратура была подчинена министру юстиции, который стал осуществлять функции Генерального прокурора.

Следующая существенная конституционная реформа состоялась в марте 1990 г. Были исключены полномочия Президента в отношении национальных советов и полностью изменен текст раздела о местной власти, который урегулировал основы территориального самоуправления, определенного как основная форма публичной жизни в общине (гмине). Это означало ликвидацию выборной власти на уровне воеводства. Общинные представительные органы стали называться просто советами.

В сентябре 1990 г. еще раз подвергся изменению конституционный статус Президента Республики: основная новелла заключалась в установлении прямых выборов Президента, срок полномочий которого был уменьшен до пяти лет. В декабре первым всенародно избранным Президентом стал лидер «Солидарности» Лех Валенса, который принял символы власти из рук Р.Качоровского - эмигрантского Президента довоенной республики, подчеркнув тем самым нелегитимность власти, существовавшей в Польше с 1944 г.

Стремление принять новую Конституцию Польского государства проявилось сразу же, и в 1989 г. уже была образована Конституционная комиссия с тем, чтобы можно было принять новую Конституцию к 200-летию первой Конституции 3 мая 1791 года, однако острая борьба политических сил затянула этот процесс на восемь лет, вследствие чего Польша приняла новую Конституцию предпоследней из постсоциалистических стран.

23 апреля 1992 г. был принят Конституционный закон о порядке подготовки и принятия Конституции Республики Польша48, который, однако, не затронул существовавшего порядка внесения изменений в действовавшую Конституцию. В качестве промежуточного решения 17 октября 1992 г. была принята третья в истории Польши Малая Конституция - конституционный закон о взаимных отношениях между законодательной и исполнительной властью Республики Польша, а также о территориальном самоуправлении49, в который в 1995 г. были внесены некоторые изменения, затруднившие, в частности, возможность роспуска Сейма.

Малая Конституция наряду с урегулированием отношений, указанных в ее названии, установила, что Конституция 1952 г. теряет силу, за исключением ряда положений - об основах политического и экономического строя, о Конституционном и Государственном трибуналах, Верховной палате контроля, Уполномоченном по гражданским правам, Всепольском совете по радиовещанию и телевидению (положения об этом органе были внесены в Конституцию за два дня до принятия Малой конституции), о суде и прокуратуре, об основных правах и обязанностях граждан, о принципах выборов в Сейм, Сенат и выборов Президента, о государственных символах и столице и о порядке изменения Конституции50.



<< предыдущая страница   следующая страница >>
Смотрите также:
Чеславович общая теория становления и эволюции механизма конституционной государственности в польше
1037.53kb.
5 стр.
Л. Е. Гринин политические процессы в османском египте XVI-XVIII вв. И теория развитого государства введение Настоящая статья
610.87kb.
4 стр.
Л. Е. Гринин политические процессы в османском египте XVI-XVIII вв. И теория развитого государства введение Настоящая статья
607.83kb.
4 стр.
Л. Е. Гринин политические процессы в османском египте XVI-XVIII вв. И теория развитого государства введение Настоящая статья
606.59kb.
4 стр.
1 Основы ит в дизайне
45.74kb.
1 стр.
Геоисторические факторы становления российской государственности и проблема формирования гражданского общества
43.85kb.
1 стр.
Е. С. Пожидаева общая теория статистики учебное пособие
1459.57kb.
7 стр.
Основные разделы программы Тема Общая психология
135.63kb.
1 стр.
Политическое устройство Канады является в некоторой степени комбинацией английской и американской систем, однако обладает и собственными, присущими только ему особенностями
318.32kb.
1 стр.
В годы как становления, так и развития чувашской государственности роль законодательного органа республики всегда была определяющей
67.9kb.
1 стр.
Урок в 10 классе "Пути становления государственности в Московской Руси"
43.76kb.
1 стр.
Темы контрольных работ часть 2 (Новое и Новейшее время)
31.31kb.
1 стр.