Главная
страница 1
Перевод сказок как межкультурный диалог

Г.Р. Мугтасимова

Институт филологии и искусств КФУ

Ключевые слова и словосочетания: перевод, сказка, национальная специфика, сказочная формула.

Перевод художественных текстов стал первым международным средством массовой коммуникации, поскольку тиражи иноязычных изданий великих произведений литературы обычно значительно превышают тираж оригинала. Ю.Л.Оболенская в книге "Художественный перевод и межкультурная коммуникация", опубликованной в 2010 году, по этому поводу замечает, что «переводные произведения становятся частью национальной литературы, способствуют ее обогащению и развитию; с другой стороны, в значительной степени благодаря переводам происходит распространение литературных жанров и стилей, художественных приемов и т.п. Таким образом, несмотря на стремление национальных литератур к самоидентификации и сохранению самобытности, происходит их сближение, в известной мере предопределяющее унификацию литературного процесса в странах, культурные контакты между которыми имеют давнюю традицию» [Оболенская 2010: 5].

Национальное своеобразие культуры того или иного народа имеет свои характерные черты, обусловленные различиями в географических, исторических и социальных условиях развития. Наше время это – время активного международного обмена культурными ценностями. Наряду с достижениями современной культуры, в этом обмене все более значимое место занимают произведения народного творчества.

Перевод народных сказок ставит особые задачи - это перекодирование подлинника, который должен быть доступен для понимания иноязычного читателя и не вызывать у него неясных или сложных представлений. Однако перекодирование подлинника, не ограничивается только отысканием языковых средств, адекватно выражающих содержание оригинала. Сюда входит обязательное знание структуры сказки, традиционных формул. Выражение содержания подлинника средствами другого языка предусматривает также выход за его пределы, так как наряду со знанием языка оригинала переводчику необходимо знание культуры, быта и нравов народа, в среде которого создано произведение. Без этого нельзя передать национально характерную сущность переводимого текста, избежать неверного или примитивного его понимания. Иными словами, в переводе сказок следует учитывать все аспекты – и языковые, и внеязыковые. При этом верное отображение национальной специфики – обязательное условие культурно-адекватного перевода. Однако абсолютно все проявления национального колорита воспроизвести в переводе и невозможно, и нет необходимости. Переносить в переводе нужно только характерное описание, суть народного характера и народной жизни.

Принципиальную возможность представляет перевод сказочных формул - наиболее устойчивых и часто встречающихся элементов. Формулы представлены в фольклоре каждого из народов как сходными, так и различающимися случаями. Существенные расхождения требуют таких средств передачи сказочных формул на другом языке, с помощью которых, с одной стороны, принималась бы во внимание специфика оригинала, с другой стороны, была учтена самобытность национальной культуры, на язык которой перевод сделан.

Теоретически здесь возможны три основных подхода: калькирование (буквальный перевод); игнорирование специфики оригинала и полное подчинение традициям того языка, на который делается перевод (вольный перевод); использование речевых параллелей с тем, что бы сказка, обретая естественное звучание на чужом языке, сохранила в переводе своеобразие оригинала. Этот способ перевода основан на использовании, прежде всего функциональных эквивалентов (адекватный перевод)

Рассмотрим особенности перевода начальных и заключительных русских и татарских сказочных формул. В самом общем виде различие этих формул состоит в том, что русские формулы разнообразнее татарских по строению и функциям, а так же отличаются большей жанровой определенностью. Как показывало исследование, русские сказки, как правило, начинаются с формул существования (таких как жили-были, были себе). Повествование татарских сказок обычно начинается с формулы времени (самые распространенные варианты – борын-борын заманда и борын-борын заманда, кәҗә команда, песнәк писердә, саескан солдатта вакытта). Эти особенности начальных формул учитываются переводчиками, которые стремятся найти такой функциональный эквивалент начальных формул, который вызвал бы у читателей привычные ассоциации, вводящие в сказочный мир. Рассмотрим сначала практику перевода русских сказок на татарский язык. Оригинал: Жили-были Кот, Дрозд да Петушок – золотой гребешок («Петушок – золотой гребешок»). Перевод: Яшәгән, ди, булган, ди, бер Песи, Миләш чыпчыгы һәм дә Әтәчкәй – алтын кикриккәй («Әтәчкәй – алтын кикриккәй»). Оригинал: Жили-были Лиса да Заяц («Заюшкина изба»). Перевод: Яшәгән, ди, булган, ди, Төлке белән Куян («Куян өе»). Таким образом, в большинстве переводов начальные формулы существования выносятся на первое место, что соответствует традициям русской сказки.

Теперь рассмотрим некоторые особенности практики перевода заключительных формул русских и татарских народных сказок. Для татарских сказок характерна весьма лаконичная и не слишком сильно варьируемая формула констатации конечного благополучия героев, куда обязательно входят слова «….бик күңелле итеп көн итә, шуның белән әкият тә бетә. Бүген бардым, кичә кайттым, бик яман сыйладылар». В русской же традиции выбор аналогичных формул значительно более широк, что в полной мере используют переводчики, выбирая тот вариант, который, по их мнению, лучше соответствует содержанию конкретной сказки. Оригинал: «…. бик күңелле итеп көн итә, шуның белән әкият тә бетә. Бүген бардым, кичә кайттым, бик яман сыйладылар» («Өч күгәрчен»). Перевод: «…. Стали они жить все вместе счастливо и весело. Я у них сегодня был, вчера вернулся, поиграл, поплясал, поел-попил, усы намочил, а в рот ничего не попало») («Три голубя»).

Меньше всего трудностей возникает при передаче заключительных формул русских сказок, констатирующих конечное благополучие героев, так как в татарских сказках имеются их функциональные эквиваленты. Оригинал: «И с тех пор стали жить да быть, да и теперь живут» («Петушок – золотой гребешок»). Перевод: «Әле булса да өчәүләп тату гына яшиләр, ди, болар» («Әтәчкәй – алтын кикриккәй»).

Значительную трудность представляет передача других типов заключительных формул. При этом особенно интересным становится перевод тех из них, которые являются рифмованными. Например: «Стали жить да поживать, гулять да пировать. На том пиру и я был, мед-пиво пил, по усам текло, в рот не попало. Тут меня угощали: отняли лоханку от быка да налили молока. Я не пил, не ел, вздумал упираться, стали со мной драться. Я надел колпак, стали в шею толкать…» («Иван – коровий сын»).

Можно сделать вывод, что при переводе с русского на татарский язык возникает необходимость в эквивалентной передаче тех формул, которые в татарских сказках полностью отсутствуют. Наибольшее затруднение вызывают рифмованные формулы. Переводя, их переводчики обычно переходят к прозаическому пересказу.

Значительную трудность представляет перевод имён собственных, вымышленных имён и названий, многие из которых настолько своеобразны и национально специфичны, что не позволяют «повторить неповторимое» средствами другого языка. В таких случаях речь может идти только об относительной адекватности перевода, и степень этой относительности зависит не только от особенностей языка перевода, но и от мастерства переводчика.

Особый интерес для перевода представляют сложные двойные «говорящие» сказочные имена. Двухкомпонентные и многокомпонентные сказочные имена выполняют помимо прочего специфическую сказочную функцию – характеристику героев. В большинстве случаев такие имена передаются в переводе калькированием или (реже) сочетанием калькирования с другими способами: обычно – с транскрипцией (транслитерацией), в единых случаях - описанием, толкованием.

Верная передача имени традиционных сказочных персонажей имеет большое значение. Особенно это относится к именам главных героев, являющихся «композиционным стержнем сказки» Они подчеркивают определенные черты образа, могут содержать эмоционально-эстетическую оценку персонажа.

Строго говоря, имя персонажа обычно представляет собой имя собственное плюс титул или определение - эпитеты, и рассматривать их следует как единое целое. Нельзя не принимать во внимание и ближайший текст, то есть всё устойчивое поэтическое выражение. Например, вот как описывается главная героиня сказки «Царевна-лягушка»: «Василиса Премудрая - такая красавица, что ни вздумать, ни взгадать, только в сказке сказать». В данном случае имеет место сложное имя собственное, включающее постоянный эпитет (Василиса Премудрая). На восприятие образа сказочной волшебницы влияет следующая непосредственно за именем описательная формула. Сравним два перевода: 1) Акыллы Василиса уйлап та, фаразлап та булмаслык, бары тик әкиятләрдә генә сөйләрлек матур икән; 2) Тирән акыллы Василиса әкиятләрдә генә сөйләрлек матур кыз икән.

В первом варианте, передав с помощью транслитерации имя в его национальной форме, переводчик сохраняет национальный колорит. Синонимический повтор уйлап та, фаразлап та передает эмоциональность и экспрессивность текста. В татарском варианте эквивалентной оригиналу формулы найти не удалось и семантика отдельных компонентов русской формулы не нашла выражение в переводе. Все вышеупомянутые характеристики оригинала во втором переводе утеряны.

Примером функционально адекватного применения калькирования в сочетании с транскрибированием, позволяющего сохранить в переводе национальный колорит, образность и экспрессивность имени сказочного героя, является Кощей Бессмертный – Үлемсез Кощей. Другой вариант перевода: Мәңгелек Кощей. Наиболее точно передать колорит и уникальность этого сказочного персонажа мог бы вариант, созданный на основе обоих переводов: Мәңге Үлмәс Кощей.

Другой пример – Баба-Яга один из древнейших и популярнейших персонажей восточнославянской сказки. Наиболее типичными характеристиками являются следующие выражения: Баба-Яга костяная нога; Баба-Яга, морда жильная, нога глиняная; Лежит Баба-Яга из угла в угол, губы на грядке, нос в потолок; Выехала из лесу Баба-Яга – в ступе едет, пестом гоняет, помелом след заметает.

Рассмотрим, как передаётся образ Бабы-Яги в переводе. Предварительно отметим, что в словаре В. Даля «баба-яга» толкуется как «сказочное страшилище, большуха над ведьмами, сподручница сатаны», «она простоволоса и в одной рубахе, без опояски: то и другое верх безличия». В «Словаре русского языка» «баба-яга»- «злая старуха- колдунья». Таким образом, помимо значения «страшная, старая ведьма сказок», при переводе необходимо передать национальный и сказочный колорит.

Татарское слово убырлы карчык достаточно точно передает русское понятие Баба-Яга: «Карчык бик явыз икән», «… гомер-гомергә яхшы кешеләрне аздырып, батырларны юлдан яздырып йөргән», «Ул – ямьсез, бөкре, төрле тылсымнар башкара ала. Бер төн эчендә гүзәл сарайлар да салып куя ала», «кара урман эчендә яшәүче явыз убырлы карчыкl».

Ведьма в татарском фольклоре – не менее отталкивающий тип, чем Баба-Яга в фольклоре русском: «Убырлы карчык бик картайган, авызында теше калмаган, бөтен нәрсәне чәйнәми генә йота икән».

Итак, изучив перевод отдельных сказочных формул можно, во-первых, сделать вывод, что в языке фольклора разных народов существует много общих и сходных явлений. Эта схожесть «в сюжете», стиле. Это в известной степени облегчают задачу переводчика, делая проблему передачи традиционных языковых средств русских и татарских сказок вполне разрешимой. Однако, историческое развитие каждого народа, его трудовая деятельность, общественные отношения людей, своеобразные условия жизни накладывают свой отпечаток на специфику традиционных образных средств языка. Поэтому в народных сказках имеются и культурно-специфичные формулы, воссоздание которых в переводе способствует сохранению фольклорности и национального колорита сказок.

Чтобы грамотно в лингвистическом и культурологическом смысле сделать перевод народных сказок, надо опираться на эквивалентные формулы того или иного языка. Это дает возможность установить различия и совпадения характерные для культур двух народов.

Исследование показало, что переводчики стараются использовать уже существующие в языке, на который делается перевод, сказочные формулы. Это помогает воспроизводить наиболее точно, экспрессивность и сказочный колорит текста. Так, при передаче обрамляющих (начальных и заключительных) формул русских и татарских сказок, широко используются функционально-эквивалентные формулы той народной культуры, на язык которой осуществляется перевод.

Затруднения при переводе вызывает и передача безэквивалентных формул и русских и татарских сказок. Особенно трудно переводить сложные имена сказочных героев русских сказок. При их передаче на татарский язык чрезвычайно важно сохранить оригинальную языковую форму и национальный колорит, экспрессивность, ритм и рифму. Ведь частенько в имени заключается чудесные свойства и функции сказочного персонажа. Необходимо принимать во внимание и весь текст, в котором действует сказочный герой.

Таким образом, чтобы передать национальный и сказочный колорит, надо использовать сочетание разных методов перевода, нужно хорошо знать фольклорные традиции переводимого языка для того, чтобы уловить смысл и особенности оригинала.

Литература

Губочкина Л.Ю. Лексико–стилистические трансформации, используемые при переводе метонимии и синонимических пар в английском и русском языках: на материале сказок О. Уайлда // Пробл. теории языка и переводоведения. – 2007. – № 32. – С. 65–70.

Коновалова Е.Н. Особенности перевода личных имен в сказочном дискурсе // Сборник трудов студентов, магистрантов, аспирантов, молодых ученых факультета филологии и межкультурной коммуникации / Волгогр. гос. ун-т. – Волгоград, 2009. – С. 61–64.

Лесные сказки: русские народные сказки. Урман әкиятләре: рус халык әкиятләре. – Казань: Магариф, 2008. – 95 с.

Оболенская Ю.Л. Художественный перевод и межкультурная коммуникация. – М.: Либроком, 2010. – 264 с.



Петушок – золотой гребешок: русские народные сказки. Әтәчкәй – алтын кикриккәй: рус халык әкиятләре. - Казань: Магариф, 2008. – 47 с.


Смотрите также:
Перевод сказок как межкультурный диалог
101.9kb.
1 стр.
Межкультурный диалог в контексте центральной азии, монголии и кореи
151.19kb.
1 стр.
Рассказов и повесть «Собака Баскервилей»
6164.03kb.
27 стр.
Системообразующий фактор развития гуманитарного сотрудничества на пространстве СНГ международная конференция
47.33kb.
1 стр.
Культуротворческие технологии: диалог культур
37.2kb.
1 стр.
Значение татарских сказок
29.43kb.
1 стр.
«День сказок». «Сказка – ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок». Цель
121.52kb.
1 стр.
"Лукошко сказок" сказки для детей
65.47kb.
1 стр.
Межкультурный компонент профессионально-ориентированного иноязычного образования экономистов
346.05kb.
1 стр.
Викторина по сказкам Г. Х. Андерсена между 5-6 кл
56.12kb.
1 стр.
Лермонтов в тюркоязычном мире (к вопросу о диалоге литератур) Ключевые слова
179.47kb.
1 стр.
Диалог культур: о преемственности в сфере культуры между востоком и западом
138.05kb.
1 стр.