Главная
страница 1


I. Общая характеристика работы
Актуальность темы исследования

Культ Порфирия Иванова начал формироваться в 40-х годах ХХ века. Наибольшей популярностью он пользовался в 80-х – 90-х годах ушедшего века. Но и в наши дни ивановство продолжает оставаться заметным явлением в религиозной жизни России и стран Содружества. За свою шестидесятилетнюю историю ивановство оказало влияние на сознание тысяч и тысяч наших соотечественников. Сложился стойкий стереотип об ивановстве как эффективной системе закалки. Если для большинства людей религиозная природа ивановства остаётся неизвестной, то для самих ивановцев, по крайней мере, для значительной их части, учение Порфирия Иванова является религиозным откровением. Ивановство притязает даже на исповедание подлинного христианства и православия. Другая часть ивановцев занимает откровенно антихристианские позиции. В связи с этим, актуальность нашего исследования обусловлена апологетическими мотивами. Нам должно защитить православную веру от новоязыческих нападок ивановцев и указать на несовместимость учения Иванова с Православием. Наше исследование представляется актуальным и в связи с необходимостью осмысления опыта советского богоборчества, неотъемлемой частью которого является культ Порфирия Иванова. В последние десятилетия, ивановство в своём вероучении претерпело значительные изменения и интегрировалось в оккультно-неоязыческое движение «Новой Эры». Это, в свою очередь вызывает необходимость сектоведческого анализа ивановства в контексте прочих культов и сект «Новой Эры». Изучение культа Порфирия Иванова актуально и с точки зрения пастырской деятельности. Священникам и работникам нашей Церкви нередко приходится сталкиваться с жертвами этого культа или с прихожанами, которые полагают возможным совмещать свою веру с учением Иванова. В связи с этим, весьма важно выполнить сектоведческий анализ этого культа, для того чтобы сформулировать адекватный церковный ответ на вызов ивановства. Актуальность выбора данной темы, обусловлена, наконец, и тем, что центры ивановского движения расположены на территории Луганской епархии, где и приходится нести своё пастырское служение автору. Нам неоднократно приходилось сталкиваться с деятельностью местных сектантов в системе образования, здравоохранения, в СМИ. Регулярно нам приходится окормлять жертв культа Порфирия Иванова. Поэтому интерес к исследованию озаглавленной темы носит для нас не только умозрительный, но и насущный практический характер.



Цели и задачи исследования

Исходя из актуальности темы исследования, основной целью нашей работы является: богословский анализ учения П. К. Иванова и его последователей, а также исследование истории секты ивановцев. Сформулированная цель обусловила необходимость решения следующих исследовательских задач:



  • восстановить объективную биографию П. К. Иванова;

  • проанализировать и систематизировать учение П. К. Иванова;

  • выяснить духовные и исторические обстоятельства его зарождения;

  • исследовать современное состояние ивановства и последние тенденции его развития;

  • исследовать религиозно-обрядовую и аскетическую жизнь ивановцев;

  • изучить характер влияния ивановства на личность, семью и общество;

  • выяснить отношение ивановства к Православию, другим традиционным религиям, к отечественной культуре и науке;

  • изучить характерные сектантские признаки в ивановстве, уточнить его сектантскую типологию, дать сектоведческую оценку культу Порфирия Иванова.

Объект и предмет исследования

Объектом диссертационного исследования является культ Порфирия Иванова. Предметом диссертационного исследования являются история культа П. К. Иванова, развитие вероучения в ивановстве, отношение ивановства к Церкви, обществу и культуре.



Методы исследования

Методологической основой диссертации стали универсальные принципы историзма и объективности. Принцип историзма проявляется в исследовании, прежде всего в изучении, конкретно-исторических обстоятельств зарождения и развития культа П. К. Иванова. Применяются в диссертационной работе принципы единства исторического и логического (идеи и установки свойственные репрезентантам культа Порфирия Иванова рассматриваются на фоне исторического развития общества) и системности (ивановство рассматривается как деструктивный культ). В исследовании мы используем социокультурный подход, который предполагает изучение истории человечества как совокупности форм социальных и социокультурных организаций, в рамках которых существуют специфические, характерные для них черты экзистенциальных ориентаций, типы институтов и методы социальной коммуникации и консолидации, а также технологии их воспроизводства. В этом смысле мы рассматриваем культ П. К. Иванова как сектантскую организацию, со своими характерными социокультурными признаками.

Поскольку проблема развития культа П. К. Иванова лежит на границе нескольких гуманитарных и богословских наук (сектоведение, религиоведение, философия, история), постольку необходимыми становятся междисциплинарные методы исследования. В частности: сектоведческий и религиоведческий анализ ивановства, философский анализ ивановского учения.

Для овладения фактической базой исследования нами применялись различные эмпирические методы, в том числе наблюдение. Мы предпринимали полевые исследования в общине «Истоки» (с. Ореховка, Лутугинского района, Луганской области), где провели несколько дней, наблюдая за жизнью адептов Порфирия Иванова и беседуя с ними.

Анализируя тексты Порфирия Иванова и его последователей, мы использовали герменевтический метод исследования. Также мы стремились в своей работе быть верными духу святоотеческого богословия, которое не занималось отвлечёнными философскими проблемами, но всякий раз реагировало на современные ему опасности, угрожавшие Церкви Христовой и православным христианам.

Научная новизна диссертационного исследования

В нашей диссертации впервые:



  • культ Порфирия Иванова становится объектом специального научного исследования;

  • в исторической науке и сектоведении проанализированы и систематизированы источники по истории культа П. К. Иванова;

  • изучаются многочисленные тексты П. К. Иванова и его последователей, ранее неизвестные ни сектоведению, ни религиоведению;

  • основательно изучена биография П. К. Иванова;

  • изучено современное положение культа П. К. Иванова;

  • проанализировано и систематизировано учение последователей П. К. Иванова.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Ивановство – культ деструктивного типа, который находится в конфронтации с традиционными религиями, наукой и культурой.

  2. Учение Порфирия Иванова эклектично и включает в себя элементы коммунистической утопии, неоязычества и лжехристианского мессианизма.

  3. Учение последователей Порфирия Иванова испытало сильное влияние оккультно-неоязыческого движения «Новая Эра», псевдоиндуистских сект, современных квазинаучных теорий, нативистских культов.

  4. Некогда единая секта Порфирия Иванова, ныне раскололась на ряд независимых сект, групп и отдельных адептов. Некоторые из них имеют признаки тоталитарных сект.

  5. Определённая популярность современного ивановства обусловлена его автохтонным происхождением, существенной модернизацией за счёт постмодернистских религий и культом здоровья в секулярном обществе.


Апробация диссертационного исследования

Главные положения, результаты исследования и выводы, содержащиеся в диссертации, прошли апробацию на заседаниях кафедры сектоведения и кафедры миссиологии ПСТГУ. По основным положениям данного диссертационного исследования автор делал доклады и сообщения, а также принимал участие в разработке итоговых документов, обсуждении докладов и резолюций на следующих конференциях:

Международная научно-практическая конференция «Украина научная 2003», II международная научно-практическая конференция «Динамика научных исследований 2003» (обе прошли в Днепропетровске); Научно-практическая конференция «Полифоническая культура Украины» (Луганск, 2005); Международная научная конференция «Дни науки философского факультета – 2005» (Киев); Ежегодная международная научно-практическая конференция «Международные образовательные Рождественские Чтения» (Москва, 2009, 2010, 2011, 2013 годы); Четвёртая встреча межправославного совещания Центров по изучению новых религиозных движений и культов «Псевдомедицинские секты, оккультные целительские практики и психокульты: социальные и пастырские проблемы» (Салоники, 2011).

Кроме того, основные положения диссертации отражены в многочисленных публикациях автора, в том числе в монографии «Иванов, ивановцы, ивановщина. О Паршеке и его “детках”», вышедшей в Нижнем Новгороде в 2009 г. Мы имели также возможность апробировать материалы диссертационного исследования в документальных фильмах «Царь моржей Порфирий Иванов» (реж. В. Татаринов, сцен. К. Дорошенко), снятым телеканалом «ВГТРК» в 2006 г. и «Холод. В поисках бессмертия» (реж. Г. Ананов, сцен. З. Кравченко), снятым Первым каналом в 2012 г.



Теоретическая и практическая значимость исследования

Выполненное диссертационное исследование даёт возможность более глубокого понимания культа Порфирия Иванова и других деструктивных культов и сект. Результаты диссертационной работы могут быть использованы в лекционных и семинарских курсах по сектоведению в духовных учебных заведениях Русской Православной Церкви, в курсах по религиоведению, культурологии, философии, в отдельных спецкурсах как духовных так и светских учебных заведений. Также наше исследование имеет важное практическое значение для пастырской работы священника на приходе. В ходе реабилитационной или апологетической работы с адептами или жертвами культа П. К. Иванова, результаты нашего диссертационного исследования, смеем надеяться, окажутся полезными.



Личный вклад соискателя

Диссертация является самостоятельной научной работой автора. Выводы, положения научной новизны получены автором самостоятельно.



Структура и обьём диссертационного исследования

Поставленные цели и задачи определили структуру диссертационного исследования. Оно состоит из введения, трёх глав, заключения и списка использованной литературы. Обьём диссертации составил 188 страниц.


II. Основное содержание диссертации
Во Введении обосновывается актуальность выбранной темы, обсуждается важность и своевременность изучения культа П. К. Иванова по апологетическим, сектоведческим и пастырским мотивам. Также определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, методология, новизна, теоретическая и практическая значимость работы.

В первой главе «Обзор источников и литературы по ивановству» – делается обзор базы источников исследования и литературы по культу Порфирия Иванова. В первом параграфе первой главы «Обзор источников, касающихся культа П. К. Иванова» рассматривается круг источников по ивановству, который включает в себя опубликованные тетрадные записи П. К. Иванова, книги его современных последователей, периодические издания ивановцев, ряд документов, касающихся истории культа, телевизионные фильмы, пропагандирующие ивановство, многочисленные публикации в СМИ.

После смерти Порфирия Корнеевича осталось около 300 тетрадей его записей. Некоторая их часть была опубликована. Следует отметить, что большая часть опубликованных текстов П. К. Иванова была отредактирована его последователями. Для аутентичных текстов Порфирия Корнеевича характерны многочисленные орфографические, грамматические и стилистические ошибки. Убедиться в этом можно сравнив текст факсимильного издания тетради Иванова с его же текстами, изданными обычным способом. Все известные тексты П. К. Иванова относятся к периоду 50-х – начала 80-х годов.

Литература последователей П. К. Иванова представлена книгами Ю. Г. Иванова «Педагогика здоровья» (1998), «Учитель и ученик» (1999), «Русский вектор» (2002), «Русская эволюция» (2009); А. А. Ивановой «Лад Земли» (1999), «Культура Души» (2001); А. Ю. Бронникова «Я жизнь предложил людям (1995), «Учитель Иванов: Его дорога» (2006); Ю. Г. Золотарёва «Трилогия о Порфирии Иванове» (2004); сборники статей под редакцией Г. П. Бизяева и Е. И. Кардаш и др. Ни одна из этих книг не может быть признана научным трудом. Чаще всего это воспоминания об «Учителе», личные впечатления о «системе Иванова».

К числу источников по истории культа относятся журналы, издаваемые ивановцами: «Истоки» (1995-2003, Ореховка, Луганская обл.), «Идея жизни» (2005-2007, Ореховка); «Живой поток» (2001-2004, Москва). В последние годы ивановцы открыли несколько своих ресурсов в системе Интернет. На протяжении 70-х – 90-х годов ХХ века светские СМИ представляли ивановство обществу как безобидную систему закалки. Первые критические публикации о культе П. К. Иванова появились в СМИ в начале нынешнего века.

Во втором параграфе первой главы «Обзор литературы о культе П. К. Иванова» представлен обзор научных, церковных публикаций об ивановстве, а также произведений художественной литературы и искусства в которых нашел своё отражение образ П. К. Иванова. В российском религиоведении первое научное исследование ивановства принадлежит сотруднику Института философии РАН, Е. Г. Балагушкину. Российский учёный квалифицирует ивановство как «религиозный культ автохтонного происхождения, который имеет откровенно «языческий», оккультно-мистический характер»1. Следует отметить, что Е. Г. Балагушкин слабо знаком с текстами П. К. Иванова и особенно его нынешних последователей.

Существует несколько научных публикаций о культе П. К. Иванова в украинском религиоведении. Прежде всего необходимо отметить статью киевских исследователей Валентина Петрика и Владимира Остроухова2 «Ивановство», опубликованную в июньском номере журнала «Людина і світ» за 2002 г. Авторы сообщают биографические сведения об Иванове, анализируют его учение, дают информацию о современном положении ивановства. Исследователи аргументированно доказывают, что ивановство является религиозно-мистическим культом. К сожалению, киевские исследователи поверхностно ознакомились текстами П. Иванова и его последователей.

Также ивановству уделено внимание в курсе лекций «Нетрадиционные религиозные и мистические объединения Украины», изданном в 2000 году под редакцией того же В. М. Петрика. С точки зрения авторов этого курса, ивановство принадлежит к наукологическим культам3.

Киевские религиоведы Н. П. Дудар и Л. А. Филипович в своём исследовании «Новые религиозные течения: украинский контекст» (2000) предлагают так называемую «генетическую типологию» новых религиозных течений. Согласно с ней, ивановство является психотерапевтическим течением4. К сожалению, Дудар и Филипович принципиально не желают видеть проблемы деструктивности сект, оказывая последним моральную и научную поддержку5.

Брошюра священника Алексия Мороза «Лжеучение Порфирия Иванова» стала первой церковной публикацией об ивановстве. Её автор характеризует ивановство как «религиозную ересь», несовместимую с Православием. Позднее текст этой брошюрки неоднократно переиздавался6. Описание и краткий анализ ивановства содержится в некоторых сборниках, посвящённых деятельности современных сект7.

Основательный анализ ивановства содержится в исследовании профессора ПСТГУ А. Л. Дворкина «Сектоведение» (2002). Автор, хорошо знаком с текстами П. К. Иванова, анализирует их с точки зрения православного богословия и сектоведения в частности. Во-первых, профессор обращает внимание читателя на то, что Иванов – психически больной человек. Диагнозы советских психиатров подтверждаются многими поступками Иванова и его записями. Поэтому его учение следовало бы изучать в институтах психиатрии. Во-вторых, А. Л. Дворкин указывает, что «мировоззрение Иванова сформировалось на основе его отказа от детской веры в Бога и восприятия им агитпроповских идей. Вступил в силу сформулированный ещё Достоевским закон: «Если Бога нет, то я – Бог»8. В третьих, по мнению профессора, за фасадом «закаливания», скрывается деструктивный религиозный культ. А. Л. Дворкин описывает в своём исследовании религиозную практику, обрядность и гимнографию ивановцев. Александр Леонидович приходит к выводу, что ивановство это секта, порождённая советским атеизмом. В нынешнем своём виде она «полностью вписывается в парадигмы международного неоязыческого движения «Нью эйдж»9.

С 2003 по 2013 год нами был опубликован целый ряд статей касающихся культа П. К. Иванова. Часть из них была помещена в научных сборниках, часть размещена на сайте Центра религиоведческих исследований во имя священномученика Иринея Лионского. В 2009 г. в нижегородском издательстве «Христианская библиотека» вышла наша монография «Иванов, ивановцы, ивановщина. О Паршеке и его “детках”».

Порфирий Иванов стал героем некоторых произведений искусства. В 1980 г. в московском издательстве «Современник» 50-тысячным тиражом вышел роман ростовского писателя Владимира Георгиевича Черкасова «Сотвори добро». Один из главных героев книги – Порфирий Иванов, проповедник природного образа жизни и врачеватель болезней. Действие романа происходит в ростовской части Донбасса в конце 30-х годов и первые месяцы советско-германской войны. На страницах своего романа, Черкасов создаёт романтический образ народного целителя, за которым с воодушевлением идёт ростовская молодёжь. Роман В. Черкасова немало поспособствовал популяризации П. К. Иванова.

В 2006 г. на телеканале НТВ состоялась премьера многосерийного художественного фильма «Доктор Живаго» (реж. А. Прошкин, сцен. Ю. Арабов). И хотя Порфирий Иванов не имеет никакого отношения к роману Б. Пастернака, в фильме он всё-таки присутствует. Вождь Зыбушинской республики Блажейка говорит в фильме словами Порфирия Иванова. У Пастернака, Блажейка слов не имеет. Автор сценария Юрий Арабов нашёл, на наш взгляд удачный ход: вложить в уста революционного сектанта речь Порфирия Иванова10.

Порфирий Иванов стал одним из главных героев романа «Возвращение русского обливатора» московских писателей постмодернистов Владимира Белоброва и Юрия Попова. Авторы романа испытали сильное влияние оккультно-неоязыческого учения «Новой эры». По их замыслу, Порфирий Иванов возвращается в Москву в наши дни, для того, чтобы объявить людям о начале новой эры Водолея11.

В третьем параграфе первой главы «Культ П. К. Иванова в российском документальном кино» представлен обзор документальных фильмов об ивановстве, снятых российскими телеканалами. Фильм Первого канала «Порфирий Иванов. Двенадцать заповедей» (реж. Дм. Грачёв, сцен. И. Иващенко) вышел в эфир в 2006 г. Авторы фильма работали исключительно с последователями П.К. Иванова. От критического осмысления ивановства создатели фильма отказались. В результате, зритель увидел апологию культа П. К. Иванова, наполненную недостоверной информацией о жизни луганского псевдоцелителя.

В том же 2006 г. состоялась премьера документального фильма «Царь моржей Порфирий Иванов» (реж. В. Татаринов, сцен. К. Дорошенко), созданном на ВГТРКа. В этом фильме впервые прозвучали критические оценки ивановства. В свою очередь, ивановцы дружно протестовали против выхода этого, с их точки зрения, провокационного фильма.

7 февраля 2012 г. на Первом канале состоялась премьера нового документального фильма об ивановстве «Холод. В поисках бессмертия» (реж. Г. Ананов, автор сценария З. Кравченко). На этот раз документалисты главного канала страны были гораздо более объективны. Авторы фильма с помощью независимых врачей оценили состояние здоровья ивановцев и обычных «моржей», практикующих закалку без всякой связи с учением Порфирия Иванова. В результате оказалось, что здоровье «моржей» гораздо лучше, чем у ивановцев. В двух последних фильмах была предоставлена возможность высказать собственное мнение об ивановстве и автору настоящего исследования.

Во второй главе «Жизнь и учение Порфирия Иванова» представлена объективная картина жизни П. К. Иванова, и сделан систематический анализ его творчества.

Параграф первый второй главы «Жизненный путь Порфирия Корнеевича Иванова» представляет собой исследование биографии П. К. Иванова. Он родился в 1898 г. в с.Ореховка Петропавловской волости Славяносербского уезда Екатеринославской губернии (ныне Лутугинский район, Луганской области, Украина) в многодетной крестьянской единоверческой семье. Окончил сельскую церковно-приходскую школу. С 1910 по 1916 г. Иванов зарабатывал на жизнь трудом пастуха, разнорабочего, шахтёра. С юности Порфирий, или как его прозвали – Паршек, имел очень сложный характер. Возможно, уже тогда он страдал душевным расстройством. В начале 1917 г. Иванов был призван в действующую армию. Служить ему было определено в Царскосельском гарнизоне, в Лейб-гвардии 4-м стрелковом Императорской фамилии полку. Молодому новобранцу суждено было участвовать в пленении семьи только что отрекшегося Государя. Порфирий был избран в солдатский комитет. В том же году Иванов дезертировал из армии и вернулся на родину. В гражданской войне активного участия не принимал, хотя и, судя по воспоминаниям, сочувствовал красным. В 1918 г. женился на Ульяне Фёдоровне Городовиченко, которая родила ему двоих сыновей – Андрея и Якова. Обычными занятиями Иванова в ту пору были - воровство, хулиганство, спекуляция водкой. С 1923 г. семья Порфирия жила на хуторе Ивановка Таганрогского округа Донецкой губернии УССР. После неудачного опыта работы в Кожсиндикате, Иванов работал на скотобойне в хуторе Даниловка, той же Донецкой губернии. В 1928 г. он становится кандидатом в члены ВКП(б) и слушателем партийной школы в Красном Сулине Ростовской области. Привлекался в качестве бойца в продотряд для раскулачивания крестьян, участвовал в закрытии православных храмов. Веру в Бога Иванов утратил ещё в 1921 г.

В 1930 г. Порфирий Корнеевич был арестован по обвинению в мошенничестве и осужден по статье 169 УК РСФСР на два года ИТЛ. Свой срок он отбывал в архангельском посёлке Верхние Левашки. Работал на лесозаготовках. Физически развитый, но, вероятно, уже психически больной, Порфирий – перевыполнял все нормы и доносил руководству лагеря о тех, кто, по его мнению, плохо работал. В том же 1930 г. П. К. Иванов был досрочно освобождён из заключения за образцовое поведение и сотрудничество с администрацией. С 1931 по 1933 г. Порфирий Иванов жил в Армавире, работал заготовителем в Армлеспромсоюзе. 25 апреля 1933 г. во время поездки в Адыгею, Порфирий Иванов пережил духовное озарение. Начиная с этого дня, Порфирий Корнеевич ощущал себя богом, способным одолеть любую человеческую болезнь. Своим внешним видом и поведением он демонстрировал собственную независимость от материальной стороны жизни. Порфирий перестал стричься, с пятницы до полудня воскресенья воздерживался от еды, перестал носить одежду (кроме трусов) и обувь, начал обливаться водой и купаться в водоёмах. С 1935 г. Порфирий Корнеевич стал делать регулярные дневниковые записи. К сожалению, дневников 30-х – 40-х годов не сохранилось совсем. Часть из них была уничтожена супругой П. К. Иванова, часть, вероятно, им самим. В 1936 г. Порфирию Корнеевичу был поставлен диагноз - шизофрения и присвоена первая группа инвалидности. П. К. Иванов страстно мечтал поведать о своём учении всем советским людям. Для этого он регулярно предпринимал попытки попасть на партийные съезды, другие всесоюзные форумы, писал письма руководителям СССР. Всякий раз его поездки в Москву заканчивались госпитализациями в психиатрические клиники. Мифы о встрече в конце 30-х годов Иванова с высшим советским руководством не имеют никаких документальных подтверждений.

С 21 июля 1942 г. по 14 февраля 1943 г. П. К. Иванов находился в оккупированном нацистскими войсками Красном Сулине. Не сохранилось никаких записей Иванова военной поры. Из позднейших воспоминаний Порфирия Корнеевича следует, что Иванов был принят лично командующим 6-й армией Вермахта генерал-лейтенантом Ф. Паулюсом. Однако, никаких объективных подтверждений такой встречи нам не известно. В 1943-1944 гг. П. К. Иванов находился на лечении в Московском институте психиатрии им. В. П. Сербского. После четырёхмесячного курса лечения, Иванов вернулся домой в Красный Сулин. В 1947 г. на хуторе Верхний Кондрючий Ворошиловградской области УССР образовалась община почитателей Иванова – «Боги». Члены общины почитали Порфирия как «Господа», «Совершенного человека» и «Первородного брата». С 1951 по 1953 г. Иванов находился на принудительном лечении в спецбольницах МВД в Москве, Ленинграде, Чистополе и Казани. В годы тактического сотрудничества сталинского режима с Церковью, Иванов неоднократно посещал православные храмы, пытаясь вызвать доверие у прихожан. Хрущёвские гонения на Церковь и религию в целом, заставили Иванова распустить общину в Верхнем Кондрючем и прекратить походы в храмы. В середине 50-х годов Иванов приобрёл славу целителя, вокруг него сплотился круг почитателей и ближайших помощников.

Весной 1964 г. в селе Знаменка Кировоградской области УССР, во время очередного сеанса, Иванов был арестован местной милицией по подозрению в совершении преступления на основании ст.115 УПК УССР. Бобренецкий районный суд признал Иванова неподсудным и, в начале 1965 г., отправил его на принудительное лечение в Казанскую психбольницу МВД, где он провёл два года.

С 1971 г. резиденцией Иванова стал так называемый «Дом здоровья» на хуторе Верхний Кондрючий. После смерти в 1974 г. У. Ф. Городовиченко, второй женой Иванова стала его ближайшая помощница В. Л. Сухаревская. Летом 1975 г. Иванов предпринял попытку родить нового совершенного человека на Чувилкином бугре в Ореховке. Эта попытка закончилась задержанием Порфирия Корнеевича и его адептов местной милицией.

В 70-х годах в советской прессе появились первые благосклонные публикации о Порфирии Иванове. В те годы в кругу Порфирия Иванова становилось всё больше столичных и провинциальных интеллигентов. Среди них выделялись Владимир Георгиевич Черкасов, кандидат технических наук Игорь Яковлевич Хвощевский и парапсихолог Эдуард Константинович Наумов. Последний из них сыграл наибольшую роль в распространении учения П. К. Иванова. В конце 1981 года он привёз в гости к Порфирию Иванову корреспондента «Огонька» С. Власова. Хвалебная статья об Иванове в популярном журнале сделала его знаменитым. В 1982 г. от имени П. К. Иванова, Хвощевский составил краткий свод правил жизни «Учителя» - «Детка», а также написал письмо Л. И. Брежневу с предложением инкорпорировать опыт луганского «целителя» в систему советских ценностей. Письмо Иванова было переправлено в минздрав СССР и получило одобрительный отзыв одного из чиновников. Развить достигнутый успех ивановцам не удалось – 10 апреля 1983 г. П. К. Иванов скончался.

Во втором параграфе второй главы «Учение П. К. Иванова» рассматриваются религиозно-философские идеи П. К. Иванова. Мировоззрение П. К. Иванова следует признать квазирелигиозным (имея в виду, что подлинной религией является лишь религия Христа) и натуротеистичным. Богословские идеи Порфирия Иванова эклектичны. Его представления о Христе, Святой Троице неоднозначны. Сотериология Иванова предполагает признание его в качестве Бога и учителя, ряд аскетических средств (закаливание в холодной воде, периодическое голодание, стояние и др.). Религиозное учение Порфирия Иванова имеет неоязыческий и антихристианский характер. В своём учении Иванов обожествляет тварный мир и противопоставляет себя Христу. Социальное учение Иванова представляет собой квазирелигиозную коммунистическую утопию. Этика Иванова является натуралистической. Зло, грех – с его точки зрения, следствие потребительского отношения человека к природе. Идеалом жизни для Иванова стала абсолютная автономия человека. Его этика имеет также антитрудовой и антикультурный характер. Одним из главных факторов, оказавших влияние на формирование мировоззрения П. К. Иванова стала его психическая болезнь. Учение Порфирия Иванова стало идейной основой для образовавшейся в 40-е годы ХХ века секты его поклонников.

В третьем параграфе второй главы «Опыт Порфирия Иванова в контексте квазирелигиозных исканий советского времени» рассматривается ряд квазирелигизных утопий порождённых большевицкой революцией. Утопия П. К. Иванова появилась в самый разгар политики воинствующего атеизма советского правительства. В 1932 г. «Союз воинствующих безбожников» провозгласил пятилетний план, в соответствии с которым должны были быть ликвидированы все религии на территории СССР12. При этом атеистическое мировоззрение, насаждавшееся повсеместно властью, не оставляло советскому человеку никаких надежд на преодоление смерти. Она рассматривалась как природное явление, с которым следует неизбежно примириться. Однако в 20-х – 30х годах в Советском Союзе было предпринято несколько попыток достичь бессмертия или, по крайней мере, радикально продлить человеческую жизнь. К числу таких попыток относится творчество московских аоистов и биокосмистов-имморталистов (1921-1923 гг.). Квазирелигиозным пафосом пронизано также движение столичных комсомольцев «Долой стыд»13. Несколько советских учёных предпринимали экстравагантные попытки продлить жизнь советских людей (И. П. Михайловский, И. И. Иванов, А. А. Замков и др.). Пародийно веру в чудеса науки описал в своей знаменитой повести «Собачье сердце» М. А. Булгаков. В этом же контексте мы рассматриваем и сциентическую утопию К. Э. Циолковского. В советской литературе 20-х-30-х годов феномен квазирелигиозности коммунизма гротескно изобразил в своих произведениях А. П. Платонов.

В указанный период в советском обществе появился психологический тип людей, которые воспринимали строительство коммунизма целиком религиозно. Коммунизм для них стал новой верой. Это проявлялось в попытках власти распространить в народе новую революционную обрядность, в сциентических утопиях советских учёных, в крестьянских мифах о строительстве земного рая на селе. В ХХ веке выяснилось, что безбожный человек тоже стремится к вечной жизни. Одним из таких людей был Порфирий Корнеевич Иванов.

В главе третьей «Культ Порфирия Иванова (1983-2012)» представлена история развития культа Порфирия Иванова от его кончины до наших дней, изучено развитие вероучения ивановцев, исследована их религиозная практика, рассмотрены последние тенденции развития культа.

В параграфе первом третьей главы «Секта ивановцев в 80-е годы ХХ века» рассматривается этап развития культа П. К. Иванова в период после его смерти и в годы «перестройки». В указанное время руководство сектой оказалось в руках В. Л. Сухаревской. Она продолжала псевдоцелительскую практику своего супруга, посещала многочисленные конференции ивановцев. В то же время с пропагандистскими лекциями выступали в крупных городах СССР И. Я. Хвощевский и Э. К. Наумов. Во второй половине 80-х ивановство становится популярной темой на телевидении, в газетах и журналах. Как правило, тон публикаций был восторженным и некритичным. Распространению культа П. К. Иванова содействовало министерство здравоохранения СССР. Очевидно, что минздрав действовал с одобрения партийного руководства. Власть искала пути преодоления экологического кризиса, и закалка Порфирия Иванова выглядела эффективным и дешёвым способом оздоровления общества. Можно было рассчитывать на поддержку ивановцев и в антиалкогольной кампании, развернувшейся в те годы. Не вызывали сомнений у власти и идеологические позиции ивановцев – все они декларировали свою верность коммунистическим идеалам. В конце 80-х, ивановство переживало пик своей популярности. Почти во всех крупных городах СССР открылись «клубы закаливания по Иванову». Незадолго до смерти В. Л. Сухаревской в 1990 г. в движении последователей Порфирия Иванова произошёл раскол. В Ореховке под руководством Ю. Г. Иванова начала действовать независимая от Сухаревской секта «Истоки». Вскоре движение ивановцев распалось на ряд самостоятельных общин.

В параграфе втором третьей главы «Обзор деятельности основных общин ивановцев» рассматривается история развития главных направлений культа П. К. Иванова в последние годы. С 1988 г. в с.Ореховка обосновалась община последователей Паршека под руководством куйбышевского инженера Ю. Г. Иванова. Позднее, в 1990 г. эта община зарегистрировалась в местных органах юстиции как добровольное общество «Истоки» им. П. К. Иванова. С 2005 г. секта Юрия Иванова именуется общественной организацией «Райское место». В общине поддерживается авторитарный режим. Юрий Иванов почитается богом и «Молодым Учителем». Имущество формально общее, но фактически принадлежит главе секты. Под видом, так называемой валеологии, ореховские ивановцы небезуспешно пытаются внедрить в системы образования стран СНГ собственное вероучение. С 1994 по 2004 в Самарском педагогическом университете работал философско-валеологический факультет, находившийся под контролем секты. Вплоть до 2005 года поддержку ореховским ивановцам оказывала супруга президента Киргизии Майрам Акаева. Все члены ореховской общины состоят в Коммунистической партии Украины. Неоднократно знаки внимания этим ивановцам оказывал и глава КПРФ Г. А. Зюганов.

Вторая крупная община ивановцев расположилась на хуторе Верхний Кондрючий. Руководит этой общиной один из ближайших сподвижников Порфирия Иванова – Пётр Матлаев. Крупнейшим успехом матлаевцев стало обращение к «Учителю» супруги бессменного президента Казахстана Сары Алпысовны Назарбаевой. Если в Ореховке принципиально отрицают религиозный характер своей деятельности, то на хуторе, наоборот, это никак не отрицают. Но и регистрироваться в органах юстиции в качестве религиозной общины не желают.

За последние 20 лет ивановство распространилось по всему СНГ. Во многих крупных городах есть клубы последователей Паршека. В Москве в Битцевском лесопарке по воскресеньям действует ивановская школа-храм «По обе стороны окна». В Киеве ивановцы устраивают регулярные встречи в Гидропарке и Голосеевском парке. Существует также и такие адепты Порфирия Иванова, которые не входят ни в какие группы или клубы, предпочитая самостоятельную практику.

Большую часть ивановского движения составляют люди с высшим образованием. Как правило, это жители крупных городов или выходцы из них. В ивановство они приходят после духовных поисков в нетрадиционной религиозности, целительства. Очень часто в ивановстве ищут эффективный способ избавления от тяжёлых заболеваний.

На счету ивановцев подорванное здоровье многих людей. Пневмонии, обострения хронических заболеваний, расстройства опорно-двигательного аппарата, психические заболевания. Эффективность ивановской закалки научно не доказана. В то же время ивановство высоко оценивается в среде разнообразных сектантов и целителей. Благосклонно об ивановцах неоднократно высказывались вожди Богородичного центра, секты Виссариона, Ансастасии, отдельные целители, такие как Г. П. Малахов и В. Г. Жданов.

В наше время ивановство переживает не лучшие времена. Кризис ивановского движения, с нашей точки зрения, объясняется несколькими причинами. Во-первых, у ивановцев в последние годы появилось множество конкурентов. В силу этого, произошёл отток адептов в другие секты и к другим псевдоцелителям. Во-вторых, часть ивановцев охладела к «закалке», убедившись в её опасности на собственном опыте. В-третьих, некоторое отрезвляющее влияние оказала на людей и церковная критика ивановщины.

В параграфе третьем третьей главы «Развитие вероучения ивановцев» рассматривается учение современных адептов культа. После смерти «Учителя» появился целый ряд разнообразных и подчас несовместимых интерпретаций его учения. Это во многом предопределило и структурный распад секты Порфирия Иванова. В нашей работе исследовались тексты наиболее известных пропагандистов идей П. К. Иванова: Юрия и Антонины Ивановых, Георгия Бизяева, Екатерины Кардаш, Александра Сопроненкова, Василия Белорусского, Валентина Оньши. Тексты этих авторов эклектичны, и, как правило, включают в себя элементы неоязычества, социалистического утопизма и псевдонаучного знания. При всём разнообразии трактовок ивановского вероучения, можно с определённостью утверждать, что все они совпадают с парадигмами оккультно-неоязыческого движения Новой Эры. Часть ивановских теоретиков отказалась от коммунистической утопии своего «Учителя» (Василий Белорусский, Оньша, Сопроненков и др.), в других случаях, она продолжает оставаться важным компонентом вероучения (Ю. Иванов, Г. Бизяев). Значительная часть современных ивановцев, за исключением группы Матлаева, испытала серьёзное влияние псевдоиндуистких учений. Характерной чертой современного ивановства стал нативизм. Отвергая традиционную религиозность, ивановцы претендуют на статус национальной религии. В своей критике христианства ивановцы неоригинальны и повторяют аргументы маркионитства и преадамизма.

В четвёртом параграфе третьей главы «Религиозная практика современных ивановцев» исследуются религиозные практики адептов культа Порфирия Иванова. Они включают в себя: молитвенную практику, разнообразные формы аскетики, радения, паломничества, празднования памятных дат, миссионерскую деятельность, особые погребения и некоторые другие обряды. Молитвенная практика занимает в религиозной жизни ивановцев центральное место. Молитвы к «Учителю Иванову» и природе используются во всех разновидностях исследуемого культа. В некоторых случаях, под влиянием неоориенталистских культов, ивановцы практикуют медитации. В общинах ивановцев практикуются разнообразные обряды инициаций (торжественное вручение трусов, купание в водоёмах). С помощью разнообразных форм аскетики ивановцы стремятся достичь бессмертия, обещанного «Учителем». По традиции весь комплекс ивановской аскетики именуется «Сознательным Терпением». Обязательным элементом «сознательного терпения» является отказ от пищи. Жесткий режим «сознательного терпения», очевидно, стал причиной нескольких смертей ивановцев.

Частью аскетической практики ивановцев стала и особая техника дыхания. Важной стороной религиозной жизни ивановцев являются паломнические поездки по сакральным для них местам. К числу таковых относятся: Чувилкин бугор и речка Колдыбаня на родине «Учителя» в с. Ореховка, а также «Дом здоровья», колодец и могила Порфирия Иванова на хуторе Верхний Кондрючий. Как правило, паломничества совершаются дважды в год: в день рождения П. К. Иванова 20 февраля и в «День Идеи Учителя» 25 апреля. Элементами религиозной жизни ивановцев является почитание трусов, камня и других личных вещей «Учителя». Религиозный характер имеет и миссионерская деятельность ивановцев. Она осуществляется через «клубы оздоровления», интернет ресурсы, специальную литературу, фильмы и т. д. Избегая регистрации в органах юстиции в качестве религиозной организации, ивановцы под видом пропагандистов здорового образа жизни проникают в систему образования и здравоохранения. Имеется у ивановцев сакральная живопись. У ивановцев сложился своеобразный обряд погребений.

Разнообразные формы религиозной жизни ивановцев свидетельствуют о том, что мы имеем дело именно с религиозным культом, а не с внерелигиозной оздоровительной системой. Религиозная практика современных ивановцев имеет ярко выраженный неоязыческий характер. Аскетическая практика ивановцев, не предполагающая врачебного контроля, представляет реальную угрозу для здоровья людей.

В заключении диссертации подводятся итоги и делаются выводы исследования.В соответствии с поставленной целью настоящей диссертации нами были выполнены следующие исследовательские задачи:



  1. Восстановлена, в меру возможного, реальная биография П. К. Иванова.

  2. Проанализировано и систематизировано учение П. К. Иванова, выяснены духовные и исторические обстоятельства его зарождения.

  3. Изучено современное состояние ивановства и последние тенденции его развития.

  4. Исследована религиозно-обрядовая и аскетическая жизнь ивановцев.

  5. Изучен характер влияния ивановства на личность, семью и общество.

  6. Выяснено отношение ивановства к Православию и другим традиционным религиям.

  7. Исследованы характерные сектантские признаки в ивановстве, определена его сектантская типология.

В результате проведённого диссертационного исследования мы пришли к следующим выводам:

- ивановство – псевдооздоровительный культ деструктивного типа, который находится в конфронтации с традиционными религиями и прежде всего с Православной Церковью. Под деструктивностью мы имеем в виду негативное влияние ивановства на психическое и физическое здоровье людей, целостность семей, девиантное поведение в обществе и др.;

- мировоззрение П. К. Иванова следует признать квазирелигиозным и натуротеистичным;

- учение Порфирия Иванова эклектично и включает в себя элементы коммунистической утопии, неоязычества и псевдохристианского мессианизма;

- богословские идеи Порфирия Иванова также эклектичны. Его представления о Христе, Святой Троице неоднозначны. Сотериология Иванова предполагает признание его в качестве Бога и учителя, ряд аскетических средств (закаливание в холодной воде, периодическое голодание, стояние и др.);

- учение Порфирия Иванова имеет неоязыческий и антихристианский характер. В своём учении Иванов обожествляет тварный мир и противопоставляет себя Христу;

- социальное учение П. К. Иванова представляет собой квазирелигиозную коммунистическую утопию;

- этика П. К. Иванова является натуралистической. Зло, грех – с его точки зрения, следствие потребительского отношения человека к природе. Идеалом жизни для Иванова стала абсолютная автономия человека. Его этика имеет также антитрудовой и антикультурный характер;

- учение и практика П. К. Иванова стали, в значительной степени, результатом его психического заболевания;

- учение Порфирия Иванова стало идейной основой для образовавшейся в 40-е годы ХХ века секты его поклонников;

- некогда единая секта Порфирия Иванова, ныне раскололась на ряд независимых сект, групп и отдельных адептов. Некоторые из них имеют признаки тоталитарных сект (нарушение основных прав человека, таких как свобода мышления, свобода самовыражения, свобода информации и др.);

- учение последователей Порфирия Иванова испытало сильное влияние оккультно-неоязыческого движения «Новая Эра», псевдоиндуистских сект, современных квазинаучных теорий, нативистских культов;

- определённая популярность современного ивановства обусловлена его автохтонным происхождением, существенной модернизацией за счёт постмодернистских религий и культом здоровья в секулярном обществе;

- в некоторых случаях ивановство имеет характер псевдонаучного культа (секта «Райское место»);



- в последние годы культ П. К. Иванова продолжает переживать центробежные процессы. Различия в трактовках учения Порфирия Иванова таковы, что не оставляют шансов последователям на объединение в единую организацию. Всё более и более ивановство интегрируется в оккультно-неоязыческое движение Новой Эры. Несмотря на то, что численность адептов Порфирия Иванова не растёт и составляет по нашей оценке около 3-х тысяч человек, этот культ будет оставаться заметным явлением в религиозной жизни России и ближнего зарубежья и в обозримом будущем.

Основные положения диссертации отражены в следующих работах автора:

Монография:

  1. Слюсаренко А., свящ. Иванов, ивановцы, ивановщина. О Паршеке и его «детках». Нижний Новгород: Христианская библиотека, 2009.- 176 с.

Публикации в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Украины:

  1. Слюсаренко А. В. Квазирелигиозность коммунизма и современная религиозная эклектика// Практична філософія №4(30). – К.: Центр практичної філософії – Інститут філософії ім. Г. С. Сковороди НАН України, 2008. – С.135-139.

  2. Слюсаренко О. В. Критика християнства з боку сучасного івановства // Мультиверсум. Філософський альманах. Збірник наукових праць. Випуск 71. - К.: Інститут філософії імені Г. С. Сковороди НАН України, 2008. - С.197-204.

  3. Слюсаренко О. В. Релігійна практика у сучасному івановстві // Актуальні філософські та культурологічні проблеми сучасності. Альманах. Збірник наукових праць. Випуск 21.- К.: Видавничий центр КНЛУ(Київський національний лінгвістичний університет), 2008. - С.251-257.

  4. Слюсаренко О. В. Івановство – оздоровчий рух чи релігійний культ?//Матеріали міжнародної науково-практичної конференції «Україна наукова-2003», 16-20 червня 2003 року.- Т.5: Філософія.- Дніпропетровськ: Наука і освіта, 2003.- С. 38-39.

  5. Слюсаренко О. В. «Івановство»: сучасний деструктивний культ// Міжнародна наукова конференція «Дні науки філософського факультету-2005» (26-27 квітня 2005 р.): Матеріали доповідей та виступів. – К.: ВПЦ «Київський університет», 2005 - Ч. V.- С. 26-27.

Прочие публикации:

  1. Слюсаренко А. В. Был ли Порфирий Иванов узником совести? // Полифоническая культура Украины: Материалы научно-практической конференции: Луганск, 22 января 2005 г./ Отв. ред. Ю. П. Фесенко.- Луганск, 2005.- С.140-144.

  2. Слюсаренко А., свящ. Медицина между Сциллой и Харибдой. Выступление на Четвёртой встрече межправославного совещания Центров по изучению нових религиозных движений и деструктивних культов. Салоники, 8 октября 2011 г.// Православие Луганщины. Официальное издание Луганской епархии. - 2011. - №6 – С.5.

  3. Слюсаренко А. В. Ивановщина после Иванова// http://iriney.ru/sects/ivanov/001.htm

  4. Слюсаренко А. В. Как Первый канал помогает секте ивановцев//http://iriney.ru/sects/ivanov/news004.htm

  5. Слюсаренко А. В. Конец «Ивановского» факультета //http://iriney.ru/sects/ivanov/news003.htm

  6. Слюсаренко А., свящ. Культ Порфирия Иванова: современное состояние и тенденции развития. Доклад на ХVIII международных Рождественских чтениях. Секция «Тоталитарные секты, оккультизм, искажения Православия», 28 января 2010 г.//http://iriney.ru/sects/ivanov/news006.htm

  7. Слюсаренко А., свящ. Проникновение оккультизма, неоязычества, лженауки и сектантства в систему высшего образования на примере вузов Донбасса. Доклад на ХIХ международных Рождественских чтениях. Секция: «Система образования и секты», 26 января 2011 г.// http://ukrsekta.info/clauses/2098-proniknovenie-okkultizma-neoyazychestva-lzhenauki-i-sektantstva-v-sistemu-vysshego-obrazovaniya-na-primere-vuzov-donbassa.html

  8. Слюсаренко А., свящ. В погоне за аномальным: жизнь и смерть Эдуарда Наумова (1932-1997). Доклад на ХХI международных Рождественских чтениях. Секция: «Тоталитарные секты и СМИ», 26 января 2013 г.//http://ukrsekta.info/clauses/2420-v-pogone-za-anomalnym-zhizn-i-smert-yeduarda-naumova.html

  9. Слюсаренко А., свящ. Трагедия Алексея Каткова//http://iriney.ru/sects/ivanov/news008.htm



1 Балагушкин Е. Г. Нетрадиционные религии в современной России: морфологический анализ: Ч.I. М.: РАН, 1999 // http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Relig/Balag/index.php

2 Оба автора активно сотрудничают с «Киевской Духовной Академией УПЦ КП», где преподают сектоведение.

3 См.: Нетрадиційні релігійні та містичні об’єднання України: курс лекцій / Під ред. В. М. Петрика. К. 2000. С.141-145.

4 См.: Дудар Н. П., Филипович Л. О. Нові релігійні течії: український контекст: огляд, документи, переклади. К.:Наукова думка, 2000. С.21.

5 О деятельности Отделения религиоведения Института философии НАН Украины см. статью главы пресс-службы УПЦ МП: Анисимов В. С. Религиоведение как зеркало воинствующего атеизма. К 15-летию секты воинствующих безбожников: полемические заметки // Его же. Церковь времён оранжевого двоеверия. Сб.ст. К. 2007. С.85-102.

6 Мороз Алексий, свящ. Вне Тела Христова: лжеучение Порфирия Иванова (ивановство). Зловредная секта «Белого братства». СПб.:Сатис, 1997.

7 См.: Новые религиозные организации России деструктивного и оккультного характера: Справочник. Белгород, 1997; Современные ереси и секты на Руси. Сб.ст. Житомир, 2001.

8 Дворкин А. Л. Сектоведение: тоталитарные секты. Опыт систематического исследования. Изд.3-е. Н.Новгород: Христианская библиотека, 2008. С.681.

9 Там же. С.700.

10См.: Арабов Ю. Доктор Живаго. Киносценарий //http://o.menshikov.ru/cinema/dzh/

dzh_text03.html.



11 См.: Белобров В., Попов Ю. Возвращение русского обливатора. Отрывок //http://www.belobrovpopov.ru/kuski/oblivator.htm

12 См.: Цыпин В., прот. История Русской Православной Церкви: 1917-1990. М.: Хроника,1994. С.103.

13 См. Грейг О. Комсомол и «Эрос революции»// http://www.religion.in.ua/zmi/foreign_zmi/11618-komsomol-i-yeros-revolyucii.html


Смотрите также:
Общая характеристика работы актуальность темы исследования
305.15kb.
1 стр.
Общая характеристика работы актуальность темы исследования
330.69kb.
1 стр.
I. Общая характеристика работы Актуальность темы исследования
320.66kb.
1 стр.
Общая характеристика работы Актуальность темы исследования
261.44kb.
1 стр.
I. общая характеристика работы актуальность темы исследования
434.26kb.
3 стр.
1. общая характеристика работы актуальность темы исследования
340.01kb.
1 стр.
Общая характеристика работы актуальность темы исследования
655.08kb.
3 стр.
1. общая характеристика работы актуальность темы исследования
514.15kb.
3 стр.
Общая характеристика работы актуальность темы
331.63kb.
1 стр.
Общая характеристика работы Актуальность темы исследования
254.37kb.
1 стр.
I. общая характеристика работы актуальность темы
519.67kb.
3 стр.
Общая характеристика работы актуальность темы
357.94kb.
1 стр.