Главная
страница 1страница 2страница 3
И.Н. Демаков – заведующий отделом использования и публикации архивных документов ГААОСО - «Твой Валентин» // Архивы Урала № 15-2011. С.100-127.
«Твой Валентин!»

Гражданская война на Среднем Урале длилась недолго – с октября 1917 года по август 1919 года, но она оставила после себя много исковерканных судеб людей, погибших, умерших от болезней и от ран. Документы личного происхождения граждан периода кровопролитного противостояния внутри общества сохранились в архивах в ограниченном количестве. Вниманию читателей журнала предлагаются письма участника Гражданской войны на стороне Белой армии – Валентина Ладыгина к своей невесте, а впоследствии и жене Лидии Сушковой – Ладыгиной, охватывающие период с августа 1918 года по июнь 1919 года.

Валентин Федорович Ладыгин родился в 1899 году в Екатеринбурге, весной 1918 года окончил Екатеринбургскую мужскую гимназию имени Императора Александра II освободителя1. Летом 1918 год Валентин Ладыгин поступил в Уральский Горный институт2. В августе 1918 года Валентин Ладыгин добровольно вступил в Белую армию, участвовал в боях на Урале.

Лидия Михайловна Сушкова – Ладыгина родилась 4 марта 1896 года в Черноисточинске. Отец – Михаил Семенович Сушков3 – священник Черноисточинской Покровской единоверческой церкви, мать – Сушкова Анастасия Афонасьевна. Позднее семья Сушковых переехала в Екатеринбург, где о. Михаил4 служил в Спасской (Толстиковской) единоверческой церкви5 на Спасской улице дом 256. Лидия Сушкова окончила Екатеринбургское епархиальное училище, получила профессию учительницы, работала конторщицей в Уполномоченном Министерстве продовольствия и снабжения Урала.

11 февраля 1919 года Валентин Ладыгин был откомандирован в 6-й Уральский отдельный артиллерийский дивизион. Переезд к новому месту службы в городе Бирске через Екатеринбург состоялся в марте 1919 года. В апреле 1919 года Валентин Ладыгин получил долгожданный отпуск, провел его в Екатеринбурге, где и женился 18 мая на Лидии Сушковой.

Отступая с частями Белой армии на восток России в октябре 1919 года, Валентин заболел тифом и был помещен в госпиталь на станции Тайга. Получив двухмесячный отпуск Валентин, отправился в Иркутск на поиски своей жены Лидии, эвакуированной вместе с Министерством продовольствия и снабжения Урала из Екатеринбурга.

После установления советской власти в Иркутске Валентин Ладыгин явился в воинский комиссариат, получив двухмесячный отпуск по причине слабого здоровья (страдал малокровием и болели ноги). Поступил на свечной склад, где работал рабочим-весовщиком.

11 марта 1920 года Валентин вступил в Организацию студенчества города Иркутска, уплатив при этом вступительный сбор 3 рубля.

На основании постановления совета Обороны Республики от 10 января 1920 года и приказа по войскам 5 армии № 88 1920 года Валентин Ладыгин «в целях быстрейшего и успешнейшего развития горной промышленности Республики в связи с острым недостатком горно-технических сил»1 был откомандирован как студент горно-технического учебного заведения в город Екатеринбург для окончания образования в Горном институте.

В Екатеринбург Валентин Ладыгин прибыл вместе с женой 14 апреля 1920 года. А уже 17 апреля последовал арест В. Ладыгина и по постановлению Особого отдела ВЧК при 1-ой Революционной Советской трудовой армии от 24 апреля 1920 года за службу в Белой армии «виновного в добровольном поступлении в армию белых и как сознательного врага Рабоче-Крестьянского Правительства подвергнуть высшей мере наказания»2.

Валентин Ладыгин был расстрелян.

Лидия Ладыгина писала своему мужу Валентину 25 мая 1919 года - «Когда-же наконец уничтожат всех этих проклятых красных! Надо просить Бога, чтобы Он помог Вам скорей стереть их с лица земли!» (Документ № 11).

За такие высказывания Лидия Ладыгина «как элемент контр-революционный»3 была осуждена на принудительные работы сроком на 1 год. В это время маленькому сыну Ладыгиных было всего 6 месяцев. К сожалению, имя младенца по материалам дела установить не удалось.

Интересная параллель. Примерно в это же время 11 мая 1919 года Д. А. Фурманов записывает в своем дневнике - «Писала какая-то девушка, видимо его возлюбленная «Белые отступят ненадолго, не робей, терпи, говорилось там….От красных житья нет никакого. Храни себя, чтобы отомстить большевикам»1. Д. Фурманов приказал расстрелять белого офицера за письмо такого контрреволюционного содержания.

Перелистывая пожелтевшие страницы писем почти столетней давности, написанные правильным почерком недавнего гимназиста Валентина Ладыгина, невольно переносишься в ту эпоху, переломное время великих потрясений в жизни нашей страны. История любви, раскрытая в письмах Валентина и Лидии, живших на соседних улицах в центре Екатеринбурга – в домах на улице Тихвинская2 68 и Спасская 25 - поразительна своей правдивостью. Письма пронизаны большой любовью, высокими чистыми чувствами, упованием на Бога, Божий промысел.

Следователей ВЧК интересовали в письмах лишь контрреволюционные высказывания, а также упоминания имен и фамилий сослуживцев Валентина во время боевых событий, эти сведения тщательно подчеркивались в тексте.

А нас потомков интересует в этих письмах, прежде всего правдивая неприкрашенная информация о жизни жителей Екатеринбурга, о положении на фронтах Гражданской войны.

В этих документах - история России сквозь призму жизни простых горожан. Листы бумаги повествуют нам о событиях Гражданской войны на Урале и об истории любви Валентина и Лидии.

В публикации представлены 20 документов: письма и открытки Валентина Ладыгина к Лидии Сушковой – Ладыгиной (документы № 1, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 12, 13, 14), письмо Лидии к Валентину (документ № 11), письмо Петра Сушкова к Лидии Сушковой (документ № 3) письмо Валентина Ладыгина к отцу Федору Ладыгину (документ № 2) и показания Валентина Ладыгина на следствии (документ № 15).

Иллюстрацией к письмам служат фотографии семьи Ладыгиных (документы № 16, 17, 18, 19), описание которых сделано историком А.В. Полетаевым. Приведена схема расположения отряда Торейкина.

Текст документов приведен в соответствии с действующими правилами публикации архивных документов3 – по правилам современной орфографии и пунктуации с сохранением стилистических особенностей подлинников, опущенные части текста оговорены в текстуальных примечаниях. Документы в публикации расположены в хронологическом порядке.

Вступительная статья, подготовка текста к публикации и комментарии заведующего отделом использования и публикации архивных документов Государственного архива административных органов Свердловской области

И.Н.Демакова

1


Письмо Валентина Ладыгина Лидии Сушковой
16-17 августа 1918 года1
(1)2
16 августа 1918 г. 1 час дня.

Село Мостовое


Милая Люся!

Письмо твое я получил в Мостовке3 перед самым отходом оттуда на прежнее место (т.е. Мостовское4). Господи, как я его ждал и вот получил. Ты знаешь, оно произвело во мне такую бурю, что я не мог его читать. Я его первый раз прочел урывками (т.е. частями), т.к. волнение было мое до того сильно, что я почти стонал. Как мне не ни стыдно сознаться (конечно, не перед тобой, т.к. моя душа перед тобой открыта всегда), я с трудом удерживал рыдания. Мне приходилось прекращать чтение письма, а то со мной пришлось бы отваживаться. Ты знаешь, твое письмо мне запало в душу, я по ему прочел все твои переживания, я точно присутствовал в твоей комнате, так ясны для меня твои переживания! Прости меня родная моя, дорогая жена, что я еще раз причиняю тебе такие глубокие страдания. Я вижу, что ты меня любишь так горячо, так сильно и сердце мое обливается кровью, что я сам причина твоих страданий. Родная моя, пусть только твоя любовь не уменьшится за время нашей разлуки (ты знаешь, что в разлуке и можно узнать действительно ты любишь или только увлечен, т.е. если ты любишь, так разлука только увеличит еще любовь, а если нет, то она погибнет, остынет). Я вернусь, и мы возьмем уже наше счастье (разведись только с проклятым Андреевым). У тебя быть может нет или мало надежды на это счастье, так Люсинька, я еще раз прошу тебя укрепи в себе веру в счастье и оно дастся тебе. Мне сейчас вспомнились, не помню какая глава, слова из Евангелия: «Стучите и отворится, просите и дастся Вам»5…(слова точно не помню, но надеюсь, что ты знаешь это место). Так вот верь, свято, непоколебимо в наше счастье и оно дастся нам Богом, Который уже не раз давал поводы к мысли, что Он молится о нас (Например: нездоровье Андреева, вспомни мое письмо 12 ноября вечером, охраняет нас от зарождения дитяти, так нами ожидаемого, но невозможно теперь осуществимого; что не ясно написано, но, думаю, поймешь). В моих глазах так ясно стоишь ты в своей комнате полная грусти, по своем любимом Вусе6, по своем муже. Люсинька, ты не отходишь из моих мыслей ни на минуту. Петька и то мне посочувствовал, когда я ему в Мостовке сказал, что у меня на душе. С какой радостью я развернул твое письмо! Сколько раз я его прочел, в том числе и конверт! Так оно мне мило, дорого! Как его я ждал, если - бы ты только знала! Родная моя, пиши мне чаще! Твои письма для меня утешение. Благодаря им, я буду знать, как ты и что ты. Я буду знать, что там есть (хотя я и так знаю) человек, который меня горячо любит, который болеет сердцем за меня, заботится обо мне.

Единственно, что меня рассердило в твоем письме, так это поступок Володьки. Я теперь на него страшно зол. Хотел ему написать письмо, но не знаю адреса. Пошлю Семену Николаевичу письмо с запросом на счет болтовни Владимира. Скотина он! Не ожидал я от него такой пакости. Передай ему, если его увидишь, что я им очень и очень не доволен. Когда получишь, от него письмо, адресованное мне, так посмотри, так ли оно запечатано, как ты ему давала. А то ты ведь знаешь, насколько он любопытен. У него хватит нахальства распечатать письмо и прочесть. Ну, уж если только он это себе позволит, то ему несдобровать: я с ним сразу за все расплачусь, он меня будет помнить! Люсинька, ты только не волнуйся из-за этой дряни, ему это даром не пройдет, но только, пожалуйста, мне сообщай все его проделки, да и все другие неприятности не скрывай от меня. Ну, как наши дела на счет развода! Не подвигается ли дело вперед? Или ты не в состоянии совсем взяться за это дело. Мне кажется, что ты именно не в состоянии взяться за что-либо. Ну, тогда оставь это дело до меня. Примемся за него вместе! Не получила - ли ты назначения на место учительницы? Как дела на счет музыкального? Что слышно на счет мобилизации?
17 августа 1918 г1.

Милая Люся!

Не кончал письма, посылаю его с Николаем. Пробуду, наверное, здесь долго. Пошли мне родная, папирос. Петя просит послать что-нибудь съестное повкуснее. Если подвернется хороший и недорогой табак, купи, потом заплачу. Завидую Николаю, что он едет в Екатеринбург, хотя он и больной. Привет всем Вашим. Тебя же родная крепко, крепко целую. Посылаю тебе свое благословение.

Адрес. Отряд полковника Торейкина2 3 взвод пулеметной команды 1 отделение П.М. Сушкову3 или В.Ф. Ладыгину4.

Еще раз целую тебя горячо. Пиши родная. Кончать письмо буду сегодня и как напишу, пошлю. Пиши мне чаще, хотя с одним своим именем посылай письма. Получила ли ты карточку с меня и Петьки. На него я сегодня немного обиделся, но решил это бросить в сторону, принимая во внимание его характер. В общем, чепуха. Целую. Пиши. Жив и здоров.

Люблю нисколько не меньше прежнего, если еще только не больше. Одиночество очень для меня заметно. Тебя не хватает. Целую.


Твой Валентин
Пиши не забывай

Целую! Надейся, верь и люби! Поняла5


ГААОСО Ф. Р-1 Оп. 2 Д. 47313 Л. 30 (конверт). Документ 12-15об. Подлинник. Рукопись.
2

Письмо Валентина Ладыгина отцу Федору Ладыгину
17 августа 1918 г.
(2)1
Описание боя против сов. войск2
17 августа 1918 года село Мостовское
Милый папа!

Я нахожусь как уже писал в селе Мостовском в 40 верстах от Екатеринбурга. Числюсь в 3-ем взводе Дивизиона пулеметной команды, куда мы, (т.е. Коля Иовлев, Петя Сушков я и еще некто Ильин) перешли по прибытии сюда, т.к. нужны были к пулемету люди. Живем мы в избе с чехами, от которых у нас почти отдельная комната. Офицер наш живет и довольствуется с нами. Я назначен первым номером, что значит, на моей обязанности лежит знание пулемета, как пять своих пальцев, чистка его, ходьба за ним, в бою наводка и стрельба. Теперь я уже приблизительно знаю все части пулемета, сборку и разборку, осталось главное изучить причины и устранения задержки стрельбы.



12 августа (по старому) наш отряд выступил в деревню Мостовку, где были убиты две сестры милосердия (по газетам, наверное, знаешь). Она находится в девяти верстах от с. Мостовского. Сперва мы ее проехали до деревни Верхотурки3 (версты 2 или 3 от Мостовки), из Верхотурки двинулись еще дальше после получасового привала в Троицком прииске (3 версты от Верхотурки). Но тут полковник Торейкин нашел, что позиция очень невыгодная. Совершенно верно, т.к. этот прииск находится весь в яме и удобен для обстрела со всех сторон. Пошли обратно в деревню Мостовку, как более подходящую по местоположению. Отряд наш состоял из чехов (1 рота или 2), офицерской, студенческой добровольческой рот (приблизительно в каждой из этих последних по 50 человек) и полсотни казаков при семи пулеметах и трех (трехдюймовых) орудий, приблизительно всего от 300 до 400 человек. Пулеметная команда расположилась в самом начале деревни со стороны красноперых. Вот тебе приблизительно план деревни и расположение наше

В месте заштрихованном стояла наша команда (6 пулеметов). Были выставлены на огороде посты. Я стоял с 8 часов вечера до 10 вечера (2 часа всего). В лес по направлению стрельбы и на дороге на Верхотурку были высланы дозоры. Между прочим, в Верхотурке стояла застава в числе 42 человек добровольческая рота при одном пулемете и несколько казаков (15 или 20). Орудия стояли там, где цифра 2. В двенадцать часов ночи (я спал) нас поднимают: тревога, оказывается, красноперые напали. Спали мы в полной боевой готовности. Выхожу на улицу стрельба. Пули поют дззз….Сейчас же стали запрягать лошадей в телеги с пулеметами. Только что запрягли, как начали бухать ручные гранаты, наша лошадь стояла первой к воротам, сразу ринулась полным ходом к воротам. У меня в голове промелькнуло, что ее надо задержать, а то унесет пулеметы (До этого момента было какое-то первое состояние, зуб на зуб не попадал; не трусишь, а нервность какая-то). Тут же совершенно спокойно бросился в телегу, только дотронулся рукой до вожжей, как меня выбросила луч телеги на воротный столб и сзади бежавшая лошадь ударила в спину запрягом, вожжи у меня из рук выскользнули, т.к. я не успел их схватить, как следует, винтовка вылетела под колесо и по крупу лошади с силой ударилась, я же, как мяч взлетел на воздух и упал. В голове мысль, чорт возьми, изуродуют меня лошади. Колеса телеги точно надо мной пронеслись по воздуху. Я соскочил, а наша лошадь, задравши хвост и гриву, мчалась по дороге в Верхотурку. Вторую лошадь задержали. Пулемет наш погиб для нас. Другие пулеметы моментально отправили на позиции. Сейчас же цепи чехов, офицеров, студентов, добровольцев были двинуты в дело. Да что интересно казаки, услыхав взрывы гранат ручных, кто как был (на одной ноге сапог, другая босая, чуть не без штанов) во главе со своим сотником хотели задать тёку, но командир пулеметной команды у нашего двора их задержал. Они забавно жмутся друг другу. Трусы подлые. Никто не ожидал от них такой пакости. Да я не сказал, откуда наступали красные. Они наступали со стороны Верхотурки и сделали обход с дороги на Мостовское. Первым делом они бросились на артиллерию. Но ее отстояли. Они хорошо были осведомлены, где что у нас находится через жителей этой паршивой деревни, которые сами повылезли с винтовками за одно с красноперыми. Со стороны дороги на Мостовское они вошли в деревню, но были выбиты. Странно одно, что они палят поверху. Пули здорово свистели. Нас прикомандировали к другому пулемету и мы после того, как вышибли с конца деревни, затем позицию за деревней (где цифра 3). Наша артиллерия встала на открытое место (где цифра 4) шагах в 100 или 150 от нас и открыла огонь по Верхотурке занятой вначале дела красными. Забавно было смотреть на военного доктора, который кланялся при каждом выстреле из орудия. Первые два-три выстрела уши резали, а потом ничего, привыкли. Красные пробовали отвечать, но их стрельба ни к каким результатам не привела. Наши же снаряды ложились хорошо, а их, куда-то в сторону, в лес. Наши потери: убит 1 чешский пулеметчик за № 1, человека два, три раненых и пропавших без вести из нашей бывшей роты 12 рядовых с 2 офицерами (в числе коих Борис Родионов). Утром пулемет наш нашли в Верхотурке. Оглобля левая прострелена, но все в целости. Сегодня получили известия, что 3 рядовых и 1 офицер выбрались в город, а остальные 10 попали в лапы красных. Интересно выбравшийся офицер, не Борис ли Родионов. Красные улетучились сейчас же после орудийного огня. Мы отошли обратно в Мостовское, т.к. с такими маленькими силами в Мостовке оставаться было немыслимо. Здесь в Мостовском у нас позиции великолепные. Кой какия мелочи не написал, ну так лично дает Бог русскому. К нам сюда подходят подкрепления. Наверное, когда соберется больше сил, движемся вперед. Вот в каком бою я был1.

Сегодня отсюда уехал Коля Иовлев в город по болезни (воспаление тонкой кишки) так Вы известите его; узнайте, когда поедет и быть может, пошлете с ним чего-нибудь. Хлеб уж больно здесь плохой. Чехов кормят хорошо, а нас плоховато. Чехи нас (т.е. меня Колю, Петю, Ильина и нашего офицера) угощали своим национальным кушанием, кнедли2, которые нам очень понравились. Я спишу его рецепт и пошлю Вам, попробуйте сделать: пальчики оближете. Папа, пошли мне, пожалуйста, мелких денег. Хорошо бы еще одну смену белья. Целую всех.


17 августа 1918 г. Ваш Валентин
ГААОСО Ф. Р-1 Оп. 2 Д. 47313 Л. 30 (конверт). Документ 10-11. Подлинник. Рукопись.
3
Письмо Петра Сушкова

[Август 1918 г.]


(3)1
Мостовая

2ая добровольческая рота 5-го Екатеринбургского горного стрелкового полка
Здравствуй Лида!

Мы уже в Мостовой. Доехали хорошо. Настроение более чем великолепное. Записался в пулеметную команду. Будут обучать, а потом пойдем догонять красную сволочь. Она убежала от Мостовой на 40 верст. Пока несем сторожевую службу на ближнем фронте. За меня пусть папа и мама не беспокоятся. Если будут мне писать, то относите письма в I ую женскую гимназию2, туда с фронта от нас ездят разные посыльные и обоз. Вот через них и можно переслать письма. Привет папе, маме, Марусе3 и пр. Петр Сушков


ГААОСО Ф. Р-1 Оп. 2 Д. 47313 Л. 30 (конверт). Документ 16. Подлинник. Рукопись.
4
Письмо Валентина Ладыгина Лидии Сушковой4
22 августа 1918 г.
Милая Люся!

Нахожусь в селе «Мостовское». Очень жалею, что не удалось попрощаться с тобой: нас экстренно выслали из города. Здесь записали в пулеметную команду. Пробудем здесь довольно порядочное время. Пиши по адресу: Село Мостовское 2-ая добровольческая рота Екатеринбургского 5-го горных стрелков полка такому-то. Не теряй надежды на встречу. Опасности нам никакой не грозит. Неприятель от нас в верстах в 20-35. Хорошо было бы, если бы ты послала ...5 Петя чувствует себя великолепно. Люсинька не грусти, скоро наверно увидимся. Как приеду, приду к тебе. Верь, надейся и люби. Возьмись как следует за развод. Оборудуй давай его к моему приезду.

Целую крепко, крепко.
22 августа 1918 г. Твой Валентин

Привет Анаст. Афон. и Марусе.


ГААОСО Ф. Р-1 Оп. 2 Д. 47313 Л. 30 (конверт). Документ 16об. Подлинник. Рукопись.
5
Письмо Валентина Ладыгина Лидии Сушковой1
21 ноября 1918 г.

(4)2


Милая Лидочка!

Вчера я тебе послал письмо и должно быть не очень тебе приятное. Прости! Но знаешь, прямо на сердце накипело от бесплодного ожидания писем от тебя. Ты знаешь прямо сердце устало ждать. Каждый день ждешь, ждешь, не принесут ли письма, и все нет и нет. Прямо не верится, что я получил от тебя только одно письмо (которое ты послала с Петей). Вчера прямо злоба даже мной овладела. И я благодаря этой нервности перепутал письма и положил в посылку, (которую я послал домой с грязным бельем) твое письмо, вместо того, которое адресовано домой. Поругался, поругался, да на том же и остался, т.к. отправил уже посылку. Думаю, что передадут тебе. Случайно, не был ли у тебя, кто-нибудь из наших. Неужели еще я долго от тебя не получу письма. Это прямо мука. Да и мне отсюда не вырваться, т.к. никого не отправляют, кроме действительно больных. А как твое здоровье? Не отчаивайся, что меня долго нет. Молись моя родная, Бог тебя услышит и вернет меня к тебе целым и невредимым. Быть может нас скоро сменят или же мы приходим в Екатеринбург получать знамя3. Скорей бы уже только попасть в Екатеринбург. Соскучился я по тебе! Знаешь, как сердце гложет по тебе. А когда еще мы увидимся, Бог знает. Шли мне письма чаще; этим хоть развеешь немного мою тоску по тебе. Федора Михайловича4 попроси достать табаку или папирос и тоже пошли. А то мы с Петькой голодуем на счет табаку. Из дома тоже не шлют. Лидочка, ангел ты мой милый, не забывай ты меня здесь. Пиши мне ради Бога! Сама же не унывай, молись Богу, верь в силу молитвы, надейся и люби. Сообщи мне, как дела насчет развода и каково твое состояние (я говорю о «случись такая история»). Письма отдавай Федору Михайловичу, а он мне их перешлет. С Петькой мы спим на одной «кровати» (на голбчике5). Вот единственный человек, который мне близок через тебя. Ему одному я только немного и выплакиваю свою тоску. По себе посуди дорогая, как скучно, тоскливо сидеть без известий от любимого человека и, кроме того, еще своей жены. (Так ведь?). Ну, милая пока, целую тебя крепко, крепко. Привет тебе от Петьки. Таковой же от Петьки и меня Ан. Аф., отцу Михаилу, Феодору Михайловичу, Марусе. Да, передай Анастасии Афонасьевне, что Петька ждет не дождется посылки. А Федору Михайловичу от Петьки передай, чтобы он посылал ему курева. Еще раз целую тебя крепко. Пиши не забывай своего мужа! Молись!

21 ноября 1918 года (нов. стиля).

Только твой Валентин
P.S. Адрес мой: Кунгурский фронт 25 Екатеринбургский Полк Горных Стрелков. Пулеметная Команда. Такому-то. Пиши. Жду с нетерпением писем.
ГААОСО Ф. Р-1 Оп. 2 Д. 47313 Л. 30 (конверт). Документ 18-19об. Подлинник. Рукопись.

6


Письмо Валентина Ладыгина Лидии Сушковой1
14 декабря 1918 г.

(6)2


Милая Лидочка!

Шлю тебе горячий поцелуй! Я, слава Богу, жив и здоров. Вчера 13 декабря 1918 г. (нов. стиля) был бой и мы заняли деревню Дуван3. Тебе родная я уже не писал давно. Соскучился страшно. И теперь вот дал Бог несколько строчек написать. Милая ты все - же таки пиши мне, авось письма твои дойдут каким-нибудь чудом до меня. Мне страшно хочется к тебе, ведь я так мало за последние 2 месяца был с тобой, а ты ведь знаешь, я стремлюсь к тебе. Скоро –ли уже кончится эта проклятая бойня. Скорей бы уже добраться до своего мирного занятия: учения. Тогда бы были вместе, не пришлось бы нам быть друг от друга на большом расстоянии. С каким бы удовольствием встал на место Трифонова (он ранен в руку) и поехал в Екатеринбург. Нет, верно, так Бог хочет! Ну, будем жить и надеяться, что и мне Бог приведет попасть в Екатеринбург. Милая ты только молись за меня. Твоя молитва дойдет до Бога, и Он меня не оставит. Да, ну как твои (а стало быть, и мои) дела по поводу развода. Ты не смотри на отца Михаила и действуй сама, а то весь век не разведешься. С секретарем переговори сама, авось он и не обманул тебя и исполнит свои слова. Вот добро-то бы было. Хорошо бы к моему приезду он все сделал. Если придется в Чулу ехать, поезжай несмотря ни на какие трудности дороги. Вспомни только какая награда тебя ждет за все трудности и ты их перенесешь легко. […..]4. О состоянии моего здоровья не бойся, когда приеду, то выясним степень его крепости. Даст Бог все обойдется благополучно. Ты наверно уже опять сильно начала грустить! Молись только родная Богу: Он и тебя поддержит и тебя спасет от всех бед и напастей. В моей любви в верности не сомневайся. Вспомни мои мысли5 на этот счет, которые у меня были в вагоне на Гороблагодатскую6. Тебе я их рассказывал. Милая, думаю, что и мне не придется бояться за тебя, т.к. я знаю силу твоей любви ко мне. Потерпи уже милая разлуку, чтобы в будущем уже не разлучаться! Неси это испытание твердо, не ропщи, а молись!

Передай привет от меня и Петьки Ан. Аф., отцу Михаилу, Марусе и Федору Михайловичу с супругой. От Петьки конечно и тебе привет. Пиши не забывай своего мужа.

14 декабря 1918 г. (нов. стиля).

Только твой Валентин
Дер. Дуван Кунгурского уезда
ГААОСО Ф. Р-1 Оп. 2 Д. 47313 Л. 30 (конверт). Документ 26-27об. Подлинник. Рукопись.
7


следующая страница >>
Смотрите также:
И. Н. Демаков – заведующий отделом использования и публикации архивных документов гааосо «Твой Валентин» // Архивы Урала №15-2011. С. 100-127
410.87kb.
3 стр.
Илья Николаевич Демаков Заведующий отделом использования и публикации архивных документов Государственный архив административных органов Свердловской области
71.14kb.
1 стр.
И. Н. Демаков Заведующий отделом использования и публикации архивных документов
98.39kb.
1 стр.
Памятка о порядке выявления архивных документов
58.19kb.
1 стр.
Выдача архивных справок, копий документов и выписок из архивных документов
87.42kb.
1 стр.
Строим архивы будущего: заметки по поводу строительства энергоэкономичных архивных зданий Себастьян Бартеляйт
165.36kb.
1 стр.
На сайт Раздел
321.71kb.
1 стр.
Задача усилить контроль
60.14kb.
1 стр.
Памятная книжка (Записки А. И. Яговкина)
122.69kb.
1 стр.
Источник публикации: Консультант Плюс в данном виде документ опубликован не был
219.88kb.
1 стр.
Архивная обработка появившихся цифровых материалов и оцифровка архивных документов в Германии Роберт Кречмар
147.71kb.
1 стр.
Викторина «Подвижники веры и благочестия»
538.72kb.
4 стр.