Главная
страница 1страница 2 ... страница 6страница 7




КОЛЯДИН ПЕТР КУЗЬМИЧ

Капитан 1 ранга в отставке — закончил в 1957 году (третий выпуск) Высшего Воен­но-Морского училища инженеров оружия. Инженер-торпедист. Службу начал с дол­жности старшего инженера склада в г. Тайшете в 1957г., а с 1958 г. был на­значен военпредом на пристрелочную станцию в г. Пржевалъске. Принимал изготов­ление, пристрелку и осваивал на флоте все тепловые торпеды, изготовляемые на заводе «им. СМ. Кирова» в г. Алма-Ате с 1958 по 1985 годы. За время работы по при­стрелке имеет 7 авторских изобретений и более 20 рационализаторских предложе­ний. За участие в создании и освоении на флоте ракеты «Шквал» награжден орде­ном «Знак почета». Фактически подготовил тепловые торпеды к процентной при­стрелке на Иссык-Куле, последовательно исключая дефекты, выявляемые при ис­пытаниях. После развала СССР занимается продлением срока службы тепловой торпеды 53-65К.


ЗАПИСКИ ВОЕНПРЕДА

Предисловие

Соединенные штаты Америки с давних пор стремились к экономи­ческому и военному ми­ровому господству, а пос­ле окончания Второй ми­ровой войны — к полити­ческому.

Единственной реаль­ной силой, способной сдерживать эти устрем­ления, был Советский Союз. Конфликт двух сверхдержав, в немалой степени подогревался идеологическими рас­хождениями. По суще­ству это привело к «хо­лодной войне» между со­юзниками антигитлеров­ской коалиции еще в пе­риод боевых действий против фашистской Гер­мании. Об этой, пока еще не объявленной войне, свидетельствовали затя­гивание открытия второ­го фронта, а также уси-

ленная борьба научных и конструкторских идей в сфере военной техники и вооружений. Примером может служить процесс создания атомного ору­жия. Началом «холод­ной войны» считается 1946 год, когда Уинстон Черчилль произнес свою антисоветскую речь, призывая Запад «стук­нуть» кулаком», по­скольку И.В.Сталин не признает слабых.

С 1946 года по 1949 год формируется могу­чий «лагерь социализ­ма». В противовес друг другу идеологические противники складывают военные блоки. «Холод­ная война» объявлена, и она начинает раскручи­вать с невероятной силой маховик гонки вооруже­ний. С начала пятидеся­тых годов СССР осуще­ствляет ряд военных программ, в том числе, ив области морских воо­ружений. Невиданными темпами ведется крупно­серийное строительство мощных крейсеров и эс-

минцев, дизельных тор­педных подводных ло­док, торпедных катеров и торпедной авиации. Одних только подводных лодок было заложено бо­лее двухсот единиц! В 1958 году на флоте по­явилась первая подвод­ная лодка с атомной энергетической установ­кой, вооруженная торпе­дами с атомным боезаря­дом, а годом позже и под­водная лодка с ракетами.

Наращивание морс­кой техники и вооруже­ний требовало увеличе­ния численности хорошо подготовленных офицер­ских кадров командного и инженерного состава ВМФ. Для этого увели­чивался прием в суще­ствующие учебные заве­дения ВМФ, а также от­крывались новые учеб­ные заведения и учебные центры.

Так, например, на ос­нове инженерного фа­культета ВВМУ им. М.В.Фрунзе в 1951 году было организовано ВВМУИО (училище ин-

женеров морского ору­жия), а на основе ВВМИ-ОЛУ «им. Ф.Э.Дзержин­ского» в г. Пушкине в 1951 году организован филиал этого училища. Было открыто новое Высшее Военно-Морское училище радиоэлектро­ники «им. Попова» в г. Ломоносове.

В стране была органи­зована система Высших Военно-морских учеб­ных заведений (ВВМУЗ), управление которой по­ручалось заслуженным адмиралам ВМФ.

Военная доктрина СССР этих лет во многом определила дальнейший путь многих поколений молодых людей нашей страны. Так, например, из 18 выпускников Воро­нежской средней мужс­кой школы № 3 9 юно­шей поступило в воен­ные училища, двое из них А.М.Волков и П.К. Колядин в Военно-морс­кие,

В создании сложней­ших систем военно-мор­ского оружия, наряду с





Коллектив торпедистов, разработавших, испытавших и освоивших на флоте торпеду 53-65К.

Слева направо: Петров Станислав Павлович, заместитель начальника УПВ ВМФ: Акопов Грант Мигранович, начальник торпедного отдела

УПВ ВМФ: Колядин Петр Кузьмич, районный инженер; Берсудский Михаил Ефимович, заместитель руководителя Военного

представительства; Барыбин Евгений Матвеевич, заместитель Главного конструктора торпеды 53-65К.

Справа налево: Гинзбург Даниил Самуилович, Главный конструктор торпеды; Чаленко Александр Николаевич, главный инженер

пристрелочной станции; Москалев Юрий Константинович, командир Специальной группы МТУ ТОФ. Фото: архив Л. Бозина



Схема из журнала «Военный парад»

СХЕМА РАЗВИТИЯ ОСНОВНЫХ ОБРАЗЦОВ ТОРПЕДНОГО ОРУЖИЯ

руководителями инсти­тутов-разработчиков, директорами заводов, главными конструктора­ми, инженерами, техно­логами, металлургами, химиками, рабочими и другими специалистами разного профиля, прини­мали участие и военные представители, научные сотрудники военных ин­ститутов, представители заказывающих управле­ний и другие специалис­ты ВМФ.

В этой статье автор попытался рассказать про выпускника Военно-Морского училища ин­женеров оружия потому, что, с одной стороны, эта история наиболее извес­тна автору, а с другой -это наиболее типичный путь выпускника этого училища.

Я постарался изло­жить свои впечатления: и о людях, о пристрелоч­ной станции в г. Прже-вальске, заводе им. СМ.Кирова в г. Алма-Ате, институте «Гидро­прибор» в г. Ленинграде и его филиала в г. Ломо­носове за период 1958-2005 г.г.

Автор не претендует на фундаментальный труд по освещению мно­гочисленных сложных и трудных вопросов изго­товления, испытаний, взаимоотношений меж­ду руководством всех уровней и исполнителя­ми, между Промышлен­ностью и Флотом.

Немного о себе

Родился 25 января 1934 года в семье воен­нослужащего. Отец слу­жил в г. Рязани в броне­танковых войсках. Жили в военном город­ке. Смутные воспомина­ния о предвоенных годах сохранились непрочно, отдельными эпизодами. А вот путешествие из Ря-

зани в Воронеж в сентяб­ре 1941 года помнятся и поныне: пикирующие немецкие самолеты на наш поезд. Наши попыт­ки укрыться в неровнос­тях местности, суматоха и волнение взрослых встают перед моим вооб­ражением до сих пор.

Как выяснилось впос­ледствии поезд, на кото­ром мы следовали из Ря­зани в Воронеж, был од­ним из последних. Же­лезнодорожное полотно было разрушено немец­кими бомбами,а в неко­торых местах сообщение вообще было прервано. Отец мой, Кузьма Дмит­риевич, успел нас отпра­вить к своей маме Прас­ковье Васильевне в село Скрипниково вовремя. В ноябре, после парада на Красной площади, отец ушел добровольцем на фронт. Танковая брига­да, в которой он служил, приняла участие в защи­те Москвы в декабре 1941 года и в последую­щих боевых действиях. После танкового сраже­ния под Ельней бригаде было присвоено одной из первых звание «Гвардей­ской».

Интересно отметить патриотизм, который ов­ладел личным составом защитников Родины. Об этом много сообщалось во время войны и после. Однако хотелось бы упо­мянуть такой факт. Пе­ред битвой у г. Ельни мой отец, командир танковой роты и командир баталь­она москвич Казанцев Дмитрий Иванович пода­ли заявление в партию. «Иду в бой, прошу меня считать коммунистом» -так значилось в заявле­нии. Ни о каких льготах, вступающим в партию, солдаты, офицеры не мечтали, а наоборот, зна­ли, что ответственность возрастала многократно.

В случае пленения ком­мунисты, командиры и евреи подлежали ликви­дации.

Перед боем командир батальона и командир роты обещали друг дру­гу, в случае гибели одно­го из них, оказать по­мощь вдове и детям. Отец был ранен навылет в лег­кое и отправлен на изле­чение в госпиталь г. Ка­луга, комбат погиб. В те­чение нескольких лет отец оказывал помощь семье своего командира до тех пор, пока Казан­цев Валентин Дмитрие­вич, сын комбата, не окончил Сельскохозяй­ственную академию им. Тимирязева. После окон­чания академии Казан­цев Валентин Дмитрие­вич работал в Восточной Сибири в должности лес­ничего. Дальнейшая судьба неизвестна.

Первое желание по­святить себя флотской службе у меня возникло в 6 классе и совсем слу­чайно. После конт­рольной работы по мате­матике нам возвратили тетради. Моя конт­рольная работа оценена на 5+. Кроме знака « + » красовался морской якорь. Таких оценок, украшенных символа­ми, я не получал, да и при чем тут « I » и якорь? . Оказывается к Елиза­вете Михайловне, учи­тельнице математики и директору школы, при­был на побывку племян­ник из 9 класса Нахи­мовского училища. Вот он то и украсил оценку по контрольной своеоб­разной атрибутикой. После мы познакоми­лись, и я принял тогда решение поступать толь­ко в Морское училище. Желание исполнилось в 1951 году, когда после окончания мужской средней школы № 3 в г.

Воронеже поступил на инженерный факультет ВВМУ им. М.В.Фрунзе в г. Ленинграде.

Учиться на инженер­ном факультете предсто­яло 5 лет 8 месяцев. Что такое инженерный фа­культет никто толком не знал.

Только при переходе на 3 курс нас посвятили, что на инженерном фа­культете 5 специальнос­тей:

первая - готовит инже­неров торпедистов; вторая - инженеров ми­неров;

третья — специалистов по тралению, извлечению мин с морских коммуни­каций;

четвертая - инженеров по противолодочной обо­роне;

пятая — готовит инжене­ров по приборам управ­ления торпедной стрель­бой.

Инженерным факуль­тетом командовал Герой Советского Союза капи­тан 2 ранга Свердлов Аб­рам Григорьевич.

В 1952 году, в январе, наш инженерный фа­культет перевели в новое здание, «Дом Советов», расположенный на пр. Сталина, впоследствии Московском проспекте. Это большое здание было построено по проекту ар­хитектора Троцкого для проведения партийных съездов, конференций и съездов народных депу­татов. Это было началом формирования нового Высшего военно-морско­го училища инженеров оружия. Начальник но­вого училища инженер-контр-адмирал Егоров В.А. с первых дней предъявил нам свои по­вышенные требования, как в дисциплине, так и в учебе. За первый и вто­рой курс мы многих не досчитались - были от-

числены или переведены в другие училища. Пер­вые общеобразователь­ные предметы полностью заполнили наше свобод­ное время. Через Ъ неде­ли учебы нас, курсантов, подвергли контрольным работам почти по всем дисциплинам.

Контрольные работы по математике, физике, химии, начертательной геометрии, электротех­нике, сопромату, теоре­тической механике и другим предметам не один раз лишали курсан­тов увольнения на «бе­рег». Некоторые препо­даватели умело исполь­зовали свое влияние на свободу курсантов — уст­раивали контрольные работы в пятницу или субботу. Курсанты, осо­бенно не уверенные в по­ложительной оценке, очень волновались, ожи­дая приговора препода­вателя. И вот кульмина­ционный момент насту­пал, когда курсанты, на­глаженные, выбритые, с наведенными стрелками на брюках и форменках выстраивались для смот­ра перед увольнением. Перед строем, в присут­ствии командира роты капитана 3 ранга Репы Петра Игнатьевича, а иногда и самого «шефа» — начальника факульте­та, преподаватель зачи­тывал результаты конт­рольной. Двойка по кон­трольной работе - кур­сант лишался увольне­ния, отправлялся в класс на самоподготовку. На­чальство, конечно, наде­ялось, что неудачник тут же начнет грызть гранит науки - а не тут то было. Это время заполнялось звонками в город, пись­мами на родину,подруге и свиданиями с посетите­лями.

Особой пунктуальнос­тью в озвучивании ре-

зультатов контрольных работ перед увольнением отличились преподава­тели по математике Пав­лов Н.Н., по металлове­дению Одинг Г.А., по физике Афанасьев Т.Б., по электротехнике капи­тан 2 ранга Охрименко Н.М. и другие.

Такая методика конт­


роля за процессом обуче­
ния давала положитель­
ные результаты. Это вы­
ражалось в том, что кур­
санты интенсивно гото­
вились к контрольным
работам, старались
иметь качественные кон-
спекты, вовремя

предъявлять курсовые проекты и т.д. Так выра­батывалось у курсантов методика самостоятель­ной подготовки, рацио­нальное распределение времени в сплошном «цейтноте».

Особенно в памяти ос­тался преподаватель по металловедению, «Этни­ческий немец », немец по происхождению, канди­дат технических наук Гуго Августович Одинг. Педант, удивительно кратко, понятно, доход­чиво формулировал свою мысль. На доске без кон­спекта и шпаргалки мог цветными мелками вы­чертить с соблюдением правил черчения домен­ную печь или вагранку.

Можно было восхи­щаться той влюбленнос­ти и преданности профес­сии, которой обладал Гуго Августович. Он, не­мец, учил нас патриотиз­му. Запомнился случай, когда на экзамене по ме­талловедению, кажется, курсанту Грекову Б. в билете попался вопрос о точках Чернова. Курсант ответил, разъяснил смысл этих точек, но не знал имя и отчество уче­ного. Гуго Августович возмутился: «Как, Вы не знаете имя и отчество

своего знаменитого уче­ного металлурга? Я, не­мец, и горжусь этим уче­ным!» Поставил два бал­ла и предложил сдать предмет повторно, выу­чив, в том числе, имена и отчества всех русских ученых металлургов.

Из уст Гуго Августо-вича Одинга я впервые услышал слово «военп­ред». Командование по­стоянно нам внушало, что мы готовимся для службы на боевых кораб­лях и только на действу­ющий флот.

А получилось это так. По программе нам препо­даватель объяснял диаг­рамму железо-углерод. Объясняя премудрости этой диаграммы, важно­сти ее для дальнейшей учебы и производствен­ной деятельности, Гуго Августович утверждал, что каждый грамотный инженер должен знать эту диаграмму как таб­лицу умножения. Учи­тывая, что наше учили­ще призвано готовить инженеров высокой ква­лификации и что в даль­нейшем нам, возможно, придется исполнять дол­жность военного пред­ставителя, знание этой диаграммы будет способ­ствовать качественному решению производствен­ных вопросов.

Впервые я услышал из уст преподавателя, что военному представи­телю приходится прини­мать решения по широ­кому кругу вопросов, в основном, технических. А это предполагает высо­кую техническую подго­товку, по крайней мере, не хуже чем специалиста промышленности и ко­мандиров производств.

Гуго Августович Одинг привел курьезный случай из своей практи­ки, когда на металлурги­ческий завод старшим

военпредом был назна­чен кавалерист. Трудно пришлось металлургам доказывать соответствие плавки требованиям ТУ. Мне такой пример запом­нился на всю жизнь. Ста­рался учить предметы так, чтобы в дальнейшем можно было извлечь из памяти нужные знания. Такой случай мне пред­ставился, когда я был назначен военпредом на заводим. Кирова в Алма-Ату. Однажды, во время освоения производства, я попал в метало-графи-ческую лабораторию к Райскину Иосифу Вла­димировичу.

Изучив объем, возла­гаемых на лабораторию вопросов, я обратил вни­мание на висевшую диаг­рамму железо-углерод. К удивлению начальника лаборатории назвал все элементы диаграммы. Иосиф Владимирович в дальнейшем относился ко мне с присущей ему тактичностью и уваже­нием, как специалисту в этой области.

Мне посчастливилось в училище под руковод­ством боевых команди­ров, опытных преподава­телей приобретать зна­ния, приобщаться к мор­скому делу и военной специальности. В памя­ти останутся имена:



  • контр-адмирала Егоро­ва В.А. - начальника училища,

  • заместителя по строе­вой части капитана 1 ранга, Героя Советского Союза Казачинского К.В.,

  • начальника факульте­та, Героя Советского Со­юза, капитана 1 ранга Свердлова А.Г.,

  • капитана 3 ранга Репы П.И., участника похода под командованием ле­гендарного Маринеско наПЛС-13,

  • начальника торпедной

кафедры капитана 1 ран­га Мокшанова В.В. -бывшего районного ин­женера,

  • старшего преподавате­ля капитана 1 ранга За-порожченко Л.М. - по­мощника военного атта­ше в Вашингтоне во вре­мя ВОВ,

  • подполковника Бекре-нева СВ., участника ра­зоружения первых не­мецких трофейных тор­пед,

  • лаборанта мичмана Го­ворова В.Б. - служивше­го в 30 годы под командо­ванием будущего Коман­дующего Флотом СССР, адмирала Флота Кузне­цова Н. Г.,

- лаборанта мичмана
Каприелова В.Д.

Из смежных кафедр:

- начальника минной
кафедры легендарного
лауреата Сталинской
премии, капитана 1 ран-
гаГейро А.Б.,


  • полковника Тимофеева Е.П.,

  • капитана 1 ранга Бело-ваЛ.В.,




  • капитана Остроухова В.Д.,

  • капитан-лейтенанта Рогальского В.В.,

  • майора Коковыхина И.И. Преподавателей:

  • математики - Павлова Н.Н.,

  • сопротивления матери­алов - подполковника Мисаилова,

  • технологии металлов и металловедения — Один-га Г.А.,

  • физики - Афанасьева П.Б.,




  • черчения и начерта­тельной геометрии — КурковаА.И.,

  • электротехники - ка­питан 2 ранга Охрименко Н.М.,

  • деталей машин — пол­ковника Шанникова В.М.,

  • теоретической механи­ки - Курбатова П.С.

Лекции по неконтак­тной технике, системам наведения и их проекти­рованию читал подпол­ковник Бекренев Сергей Валерьянович. Счастьем было иметь руководите­лем дипломного проекта человека, изучившего первые немецкие тро­фейные торпеды с НВ и СН.

В 1957 году защитил диплом на тему: «Элект­ромагнитный НВ для авиационных торпед».



Первое назначение

Училище окончил юный ка­дет.

Был назначен на должность в г. Тайшет,

Там Сибирь, кругом тайга И моря нет там ни фига.

(местный фольклор).

По Постановлению СМ СССР на реке Бирю-са, Иркутской области, в районе г. Тайшет плани­ровался центральный склад Военно-Морского оружия под № 3664. 31 марта 1957 г. назначен на должность старшего инженера склада. Доб­рался до Тайшета на Во­сточном экспрессе. В 23 час. на станции Тайшет меня встретил водитель ефрейтор Хархардин и доставил в часть. На сле­дующее утро представил­ся командиру части. Ка­питан 2 ранга Федотов объявил личному соста­ву о моем назначении и уточнил, что старшему инженеру подчинены все службы склада, а на­чальник мастерских ка­питан Комлев М. И. под­чиняется мне по специ­альности. Капитан Ком-лев М. И., офицер с 15 летным стажем, отлич­ный специалист и вдруг мне в подчинение. Мне было трудно представить наши взаимоотношения. Неожиданная мысль все сомнения рассеяла. Объяснился с Комлевым М.И.. Прошу его быть

моим наставником, учи­телем, так как по моло­дости не имею производ­ственного опыта. Мы по­решили, что буду зани­маться обучением лично­го состава, читать им спе­циальность по устрой­ству торпед, НВ, СН и приборам управления,а все производственные вопросы будем решать под руководством Ком-лева.

Первыми производ­ственными достижения­ми были: установка трансформатора для обеспечения энергоснаб­жением воинской части, установка фундаментов на токарный, фрезер­ный, сверлильный и шлифовальный станки с последующим их под­ключением и пуском. Создание передвижной циркулярной пилы для обеспечения воинской части дровами. Строи­тельство утепленного га­ража для техники и 4 щитовых домиков для семейных офицеров. За­бот по жизнеобеспече­нию части было много, но благодаря нормально­му контакту с офицерс­ким составом все вопро­сы решались.

Мне было приятно та­кое сотрудничество с опытным офицером, да и взаимоотношения с дру­гими специалистами сложились доброжела­тельно, по деловому. У нас не возникало серьез­ных проблем во взаимо­отношениях.

По рекомендации замполита был избран секретарем комсомольс­кой организации части. По просьбе райкома партии пришлось выез­жать в таежные селения, с лекциями о револю­ции, партизанском дви­жении в Сибири и други­ми темами. Чтение лек­ций пришлось разнооб-

разить, украсить выступ­лением художественной самодеятельности, кото­рую нам удалось к этому времени сформировать: аккордеонист, квартет матросов с исполнением матросских, революци­онных песен, чтецы про­зы и стихов, матросские пляски и басни. Успех был неожиданный. Дело дошло до райкома. Нас не оставляли в покое и просьбы о выступлениях повторялись неоднок­ратно. В зимние долгие вечера времени было много. Стал готовиться к поступлению в акаде­мию по математике, тео­ретической механике, физике. Прислали мне из академии программы, проспекты и т.д. В акаде­мию поступать мне не разрешили, ссылаясь на недостаточный срок службы после окончания училища. Написал ра­порт с просьбой отпра­вить на любой флот для продолжения службы по специальности. В ответ получил назначение в го­род Пржевальск, Кир­гизской ССР на долж­ность младшего военпре­да в 1090 ВП.

Не обошлось без курь­езов. Прибыв в г. Фрун­зе в декабре 1958 г. выяс­нил, что поезда на Прже­вальск ходят только по­чтовые и до ст. Рыбачье. Принял решение доби­раться автобусом или на такси. Сдал свой неза­тейливый багаж в каме­ру хранения, отправился для выяснения способа следования к месту на­значения. На автобусной остановке облюбовал такси. Водитель, косая сажень в плечах, в ко­жанке, согласился доста­вить в г. Пржевальск. На мой вопрос, когда будем на месте — ответил: «Как приедем — доложу». Ока­залось, что водитель быв-

ший старшина 1 статьи, 5 лет отслуживший на ТОФЕ. Он ошарашил меня вопросом: «Коман­дир, на торпедный завод назначен?» Пришлось выдумывать — отпуск к родным - но все это было напрасно: старшина знал, о чем спрашивал. На вокзале забрать вещи из камеры хранения ока­залось не просто: объяв­ление на входной двери извещало, что камера хранения работает с утра до ночи, а висячий замок красноречиво утверж­дал, что хозяина камеры хранения нет. Кое-как отыскал, взял вещи и от­правился по северной до­роге вокруг Исык-Куля в г. Пржевальск. В этот день в Пржевальск при­были в 24 часа и на при­стань не попали, т.к. в районе водяной мельни­цы, машина, на которой мы следовали, застряла в сугробе, и нам пришлось вернуться в город. Пере­спали у знакомых води­теля, а на завод прибыли в 12 часов дня на следу­ющий день.



Пристрелочная станция

Пристрелочная стан­ция на озере Иссык-Куль по паспорту вошла в сис­тему Наркомата судо­строения СССР с 15 нояб­ря 1943 года в качестве филиала завода № 175 г. Алма-Ата.

Место для создания торпедо-пристрелочной станции было выбрано комиссией, назначенной Наркомом судостроитель­ной промышленности В состав комиссии вошли представители Минно-торпедного управления ВМФ, руководитель и ин­женер-исследователь Фе­одосийской испытатель­ной станции и главный конструктор Кокряков Дмитрий Андреевич.

Комиссией были об­следованы три водоема: Аральское море, озеро Балхаш и озеро Иссык-Куль в Киргизии.

Через месяц комис­сия отвергла как непри­годные для строитель­ства пристрелочной станции Аральское море и озеро Балхаш.

Арал и Балхаш по­крываются льдом с нояб­ря по апрель. Вдоль бере­гов водоемы мелковаты. Приемлемая для испыта­ний глубина находится на расстоянии 8-10 кило­метров от берега. Кроме того, нет железнодорож­ных подъездных путей, пресной воды для обеспе­чения жизнедеятельнос­ти станции. Комиссия рекомендовала водоем для создания торпедной пристрелочной станции - озеро Иссык-Куль в Киргизии. Озеро не за­мерзает. Соленость воды до 7 промиль, аналогич­на солености воды Финс­кого залива. Озеро имеет глубокий Джергаланс-кий залив длиной до 18 км, шириной до 3 км и глубиной до 50 м.

Озеро расположено недалеко — в 10 км от г. Пржевальска (Каракол). К озеру в районе пос. Ры­бачье подходит железная дорога, а 180 км по озеру сообщение до пристани осуществлялось баржой. При испытаниях на по­лигоне торпеда должна проходить установлен­ную дистанцию с требуе­мой скоростью, с уста­новленной глубиной,без переуглублений и выска­киваний на поверхность, без отклонений по курсу и всплыть в конце дис­танции целой и невреди­мой.

Аппаратура самонаве­дения и неконтактного взрывателя должна вы­полнить задачу: навести на цель и подорвать БЗО

при прохождении торпе­ды под кораблем.

Таким образом, при пристрелке проверяется надежность и безотказ­ность работы всех агрега­тов, узлов и деталей, ка­чество их изготовления на заводе, отрабатывает­ся конструкторская и эк­сплуатационная доку­ментация, методика про­верок и контроля при подготовке торпед к ис­пользованию.

Торпеда испытывает-ся с практическим заряд­ным отделением (ПЗО), которое по весу, габари­там, вывеске соответ­ствует боевому зарядно­му отделению (БЗО). БЗО в пристрелке не участву­ет, оно с завода-изготови­теля отправляется на снаряжение взрывчатым веществом на снаряжа-тельный завод.

В ПЗО вместо взрыв­чатого вещества по весу заливается балластная вода, выбрасываемая в конце дистанции для по­лучения положительной плавучести и возможно­сти подъема торпеды. Для контроля текущих показателей хода торпе­ды в ПЗО располагаются всевозможные специаль­ные регистрирующие приборы - автограф глу­бины и крена, осциллог­раф, стукач, световой прибор и другие регист­рирующие приборы по мере усовершенствова­ния используемых мето­дов регистрации.

Выбранное Госкомис­сией место строительства представляло собой при­брежную полосу Джерга-ланскокого залива на озере. Полоса, образо­вавшаяся за годы обме­ления озера на 10-12м, имела длину с юга на се­вер 2,5-3 км и ширину с востока на запад - 850 м.

Полоска земли, зарос­шая кустарником -

джерганаком, в котором водились еще фазаны, стала местом возведения необходимых построек для осуществления при­стрелки: цеха сборки и подготовки к морским испытаниям, вышки для наблюдения, павильона с решеткой для произ­водства выстрела и дру­гих вспомогательных со­оружений.

На этой же полоске земли находилась дача генерал-губернатора Ко-ролькова, ставшая при­ютом для первых руково­дителей стройки и ко­мандированных с завода специалистов. Генерал-губернатор Корольков был не только админист­ратором этого района, но и первым ученым метео­рологом в этом крае. Ему принадлежат первые труды по исследованию климата Иссык-Кульс-кой долины и предгорий Тянь-Шаня.

Из местных жителей села Михайловка, насе­ление которых состояло в основном из русских и украинцев, поселивших­ся там еще с царских вре­мен, состоял костяк строителей, а затем и ра­ботников пристрелочной станции.

Торпедисты завода, всех НИИ и КБ, кому приходилось бывать на пристрелочной станции, хорошо знают умелые трудолюбивые руки и смекалистые головы по­томственных тружени­ков из Михайловки - ма­стеров торпедного произ­водства: Сидельнико-вых, Шиян, Дзюба, Чер-ногоровых, Сурковых, Гайкаловых, Садовых, Потаповых, Седовых и многих других. Как по­том неоднократно вспо­минал Дмитрий Андрее­вич Кокряков, место для пристрелочной станции было выбрано из всех су-

шествующих полигонов Советского Союза наи­лучшее.

Принял меня стар­ший военпред, инженер подполковник Коробков Василий Андреевич, старший военпред 1090 ВП. Разместили меня в общежитии в так назы­ваемом 13 поселке: ка­зарма для моряков и гос­тиница для командиро­ванных, все находилось на одной площадке. Ме­сяц на освоение функци­ональных обязанностей, изучения структуры пристрелочной станции, технологического цик­ла, оформления доку­ментации и сдачи торпед флоту. Экзамеп на до­пуск к исполнению сво­их обязанностей прини­мал старший военпред в присутствии офицеров приемки. Задавались вопросы, как председате­лем, так и сослуживца­ми. Такой прием оказал­ся очень полезным! Мне пришлось целый месяц готовиться, изучать тех­нологии, работать на участках вместе с рабо­чими, осваивать сборку агрегатов и их отработку на стендах.

На экзамене Василий Андреевич отметил, что эту должность занимал до моего назначения старший лейтенант Мос­калев Юрий Константи­нович, выпускник учи­лища оружия. Он в это время поступил в ВМА им. А.Н.Крылова, сдав вступительные экзаме­ны на отлично. Пожелав мне таких же успехов в освоении специальности и дальнейшего продви­жения по службе, поста­вил «зачет». Мне нео­днократно впоследствии пришлось встречаться с Москалевым Ю.К. Он окончил ВМА им. А.Н.­Крылова с отличием в 1961 году. Юра был уча-

стником встреч выпуск­ников Военных Акаде­мий на всеармейском со­вещании в Кремле с ру­ководителями партии и Правительства. После академии получил на­значение в войсковую часть г. Владивостока на должность главного ин­женера.

Военное представи­тельство пристрелочной станции имело неболь­шой штат: старший воен­пред, 2 военпреда, 4 младших военпреда, 4 техника и зав. секрет­ным отделом, Анна Фи-латовна.

Впоследствии, с уве­личением количества пристреливаемых тор­пед, увеличился и штат военных представите­лей. Максимальный штат в 1975 году состоял из 32 человек, из кото­рых 50% были военные.

Пальма первенства введения института во­енных представителей в промышленность при­надлежит Петру 1. В сво­ем указе Петр 1 четко оп­ределил задачи и ответ­ственность военпреда за качество и надежность принятой продукции, а также ответственность руководства завода.

Указ Петра 1 от января 11 дня 1709 г.

§1 Повелеваю хозяина Тульской оружейной фабрики Корнилу Бело-глазова бить кнутом и сослать на работы в мо­настырь, понеже он, под­лец, осмелился продать войску Государеву негод­ные пищали и фузеи. Старшего Олдермана Фрола Фукса бить кну­том. И сослать в Азов, пусть не ставит клей­ма на плохие пищали и фузеи.

§2 Приказываю ружейной канцелярии переехать

из Петербурга в Тулу и денно и нощно блюсти исправность ружей. Пусть дьяки и подьячие смотрят, как Олдерман клейма ставит. Буде со­мнение возьмет, самим стрелять и проверять ос­мотром, а два ружья каж­дый месяц стрелят.ь пока не испортятся. Буде заминка в войске приключится, особливо при сражении по недо­гляду дьяков или подья­чих бить оных нещадно по оголенному месту, хозяину же 25 кнутов и пени по десять червон­цев за каждое плохое ру­жье, старшего дьяка за недогляд отдать в ун­тер-офицеры, дьяка же в писари, а подьячего ли­шить воскресной чарки сроком на один год до ис­правления.

§3 Новому хозяину ружей­ной мастерской Демидо­ву повелеваю построить дьякам и подьячим избы, дабы не хуже хозяйских были, а буде хуже: пусть Демидов не обижается, повелю самого живота лишить.

Государь

Петр Алексеевич.

Актуальность указа не утратила своего значе­ния и сегодня.

Служба в военном представительстве отли­чается в корне от службы в Арсенале. По привыч­ке в конце рабочего дня обращаюсь к старшему военпреду с разрешени­ем окончить работу. Так продолжалось несколько раз. При очередном док­ладе об окончании рабо­ты Василий Андреевич тактично меня попра­вил, разъяснив, что в ВМФ России офицеры обращаются друг к другу по имени и отчеству, а с окончанием рабочей сме­ны офицеры свободны, если не последовало дру-

гих указаний и если во­еннослужащий не имеет личных планов по освое­нию техники и других служебных дел.

Такое разъяснение дало свободу действий, повысило инициативу и самостоятельность. Для наиболее плодотворного освоения технологичес­кого процесса пришлось освоить «сухую перебор­ку» агрегатов торпед. Ос­воив технологию сборки всех агрегатов торпеды, произведя на каждом участке сборку (при по­мощи слесаря-сборщика и мастеров) агрегатов торпеды, их испытание по ТУ, получил некото­рый производственный опыт.

Большую помощь в освоении технологии сборки, испытаний и анализа дефектных хо­дов мне оказывали про­изводственные мастера: Седов М.М., Гусаков А.И., Тимонин В.И., По­пов Н.Н., Родионов В.П., Амдин, начальник лабо­ратории Фукс И.М., на­чальник ОТК Рогонов В.И., начальник техот­дела Спешилов А.В., ма­стер по приборам управ­ления Леви.

Это расширило круго­зор и позволило прини­мать более смелые реше­ния по тем или другим возникающим вопросам. В 1961 году, после освое­ния всех участков сбор­ки, испытаний,упаков­ки торпед для отправки на флот, мне предложи­ли осуществлять конт­роль пристрелки на по­лигоне. Вопросами конт­роля пристрелки зани­мался капитан 3 ранга Щербаков Юрий Нико­лаевич - очень грамот­ный инженер, выпуск­ник училища им. Ф.Э. Дзержинского. Он окон­чил курсы торпедного дела, после получил на-

значение на пристрелоч­ную станцию.

На каждую торпеду заводился журнал, в ко­тором отмечались полу­ченные ТТХ во время пристрелки. При выпол­нении норм ТУ,торпеда передавалась на «сухую» переборку только с раз­решения военпреда, кон­тролирующего пристрел­ку. При дефектных хо­дах или невыполнении норм ТУ, торпеда под­вергалась анализу члена­ми комиссии. После об­наружения и устранения дефекта торпеда вновь подвергается испытани­ям в море.

Опыт по пристрелке приобретался огромный. Только на пристрелке можно было получить обширные знания о пове­дении торпеды в море. Этот опыт пригодился мне в дальнейшем. С 1958 года на пристрелку стали поступать торпе­ды, оснащенные слож­ной аппаратурой НВ, приборами управления. Увеличение дальности и скорости торпед проис­ходило за счет примене­ния эффективных окис­лителей - кислорода, за­тем «продукта 030» (пе­рекиси водорода На02).

Применение новых окислителей автомати­чески повысило требова­ния к помещениям, рабо­чим местам, примене­нию монтажного инстру­мента при сборке, про­мывке резервуаров, тру­бопроводов, обезжирива­нию воздушных магист­ралей и фильтров.

Культура производ­ства выросла на порядок. Пол в цехе покрывался метлахской плиткой, стены и потолки краси­лись масляной краской, мастера и рабочие допус­кались к работе только в белых халатах и т.д.

Торпеды на сильных

окислителях, по твердо­му убеждению главного конструктора Кокрякова Дмитрия Андреевича, произвели революцию в торпедном деле на флоте. Они приучили личный состав к культуре произ­водства, обращению с торпедой на «Вы».

Вот в такое время, после «культурной тор­педной революции», мне пришлось окунуться в приемку торпед. Воен­ные представители обес­печивали приемкой про­изводство в две. а иногда и в три смены. Со време­нем стало понятно, что, при поступлении новых торпед, личному составу необходимо освоить но­вую технику.

Мы организовали изу­чение новой техники сво­ими силами. В смене, до интенсивного предъяв­ления продукции воен­ному представителю, а это, как правило, 2-3 часа в утренние часы происходило индивиду­альное изучение. Выяс­нилось, что индивиду­альная подготовка требу­ет контроля в изучении новой техники. Мы вне­дрили свою методику. В смене 5-6 человек. Руко­водитель смены состав­ляет план изучения но­вой торпеды. Первые за­нятия проводит сам ру­ководитель смены. По этому плану необходимо вначале изучить общую схему функционирова­ния агрегатов и узлов торпеды. Затем происхо­дило изучение отдель­ных частей торпеды, уз­лов и деталей.

Освоив функциониро­вание торпеды, узлов и деталей по программе, осваивали технологию сборки, а затем соответ­ствие техпроцесса нор­мам ТУ. Главное в этой методике то, что каждый докладывал группе сна-

чала устройство и функ­ционирование, а затем требования ТУ. Обхват был 100%, каждый по­казывал свою подготов­ку в изучении.

Таким образом, лич­ный состав приемки бы­стро осваивал новую тор­педу, грамотно предъяв­лял требования к предъявляемой продук­ции. В результате конф­ликтов по завышению требований к производ­ству фактически не воз­никало.

Высокая техническая подготовка личного со­става приемки была под­тверждена тем, что ди­ректор завода Анастась-ев Валентин Яковлевич обратился с просьбой к старшему военпреду пе­ревести наших специа­листов на должности ма­стеров. На завод были переведены Черногор Владимир Тимофеевич и Будилкин Владимир Иванович.

Учеба в военном пред­ставительстве была по­вседневной. По необхо­димости происходил раз­бор дефектов, возникаю­щих при приемке, при­нятие мер по их устране­нию. Такая методика дисциплинировала ис­полнителей и представи-телей.приемки.

Впоследствии прием­ка пополнялась очень грамотными офицерами и служащими. Тем не менее, методика изуче­ния оставалась неизмен­ной. В приемке, в разное время, служили военные представители Головань Юрий Павлович, Костю-ченко Виктор Николае­вич, Некрасов Всеволод Николаевич, Михальс-кий Георгий Антонович, Клочков Николай Пар-фенович, Березин Влади­мир Иванович и другие представители, которые оказывали большую по-

мощь флоту в освоении новых образцов техни­ки. Участвовали в подго­товке призовых стрельб на флоте, чем заслужили уважение флотских то­варищей. Осваивать при­шлось следующие торпе­ды не только на при­стрелке, но и на флоте.

В производстве в 1958 году находилась кисло­родная торпеда с порш­невым двигателем 53-56 (40 узлов - 13 км) (Глав­ный конструктор Топо-лянский А.В., замести­тель главного конструк­тора Берсудскии Михаил Хаимович). Торпеда под­вергалась модерниза­ции. После принятия торпеды на вооружение выяснилось, что в про­цессе хранения стали ло­паться гайки на трубо­проводах, обеспечиваю­щих герметичность при стыковке. Вторая причи­на, послужившая приня­тию решения о модерни­зации - комплектовка дифференциала. Техно­логия комплектовки дифференциала при из­готовлении оказалась не­совершенной и приводи­ла к снижению скорости торпеды или плавлению подшипников внутрен­него и наружного вала

Торпеда оказала боль­шое влияние, как уже упоминалось выше, на поднятие культуры об­служивания.

В 1957 году на воору­жение принята торпеда 53-57, разработка фили­ала НИИ-400. Прямои-дущая торпеда для ис­пользования с ГОТ про­тив НК. На базе трофей­ных немецких материа­лов. Силовая установка-газовая одновенечная турбина открытого типа. Резервуар для хранения перекиси изготовлен из сплава АМГ со специаль­ным покрытием. 45 уз­лов -18 км, глубина хода

до 14м. ВВ- 306 кг, Глав­ный конструктор Кокря-ков Д.А, наблюдающей военпред Перфильев В.С. Прототипом торпе­ды 53-57 была немецкая инголиновая торпеда, но немцам не удалось дове­сти разработку этой тор­педы до серийного произ­водства. Обнаружилось, что торпеды той стадии разработки страдают по-жароопасностью. Буду­чи сильным окислите­лем, маловодная пере­кись водорода требовала аккуратности в эксплуа­тации и хранении. Орга­низация теплового про­цесса в камере сгорания была не доработана.

Поступление на при­стрелку принципиально новой торпеды по конст­рукции и по энергетике потребовало дополни­тельного оснащения при-стрелочной станции. Обучению мастеров, сле­сарей, работников ОТК и военпредов придавалось большое значение.

Для проведения заня­тий с работниками про­мышленности привлека­лись разработчики кон­струкции, ведущие ин­женеры филиала НИИ-400, представители в/ч 31303 Тугенгольд А.Д., Перфильев В.С. и дру­гие. Были созданы груп­пы по изучению техноло­гии, сборки, испытаний матчасти. Особое внима­ние уделялось изучению инструкции по обраще­нию с НДОз и выполне­нию требований техники безопасности. После кур­са обучения слушатели подвергались проверке знаний с проставлением зачетов и последующего допуска к работам.

Строились новые уча­стки хранения торпед, заправки торпед и разо­ружения. Создавались новые тормозные стенды для отработки энергоси-

ловои установки, участ­ки для обработки резер­вуаров окислителя. Для предохранения резервуа­ров окислителя внедря­лась новая технология оксидирования и покры­тия внутренней полости резервуара. Отработка этой технологии потре­бовала много сил,знаний и осторожности. Внедре­на была, так называе­мая, тренировка резерву­аров, что создавало до­полнительную трудоем­кость.

Несмотря на повы­шенные требования к сборке, проверке и под­готовке торпед к выстре­лу были случаи аварий, прогара соплового аппа­рата или камер сгора­ния. Одним словом, хло­пот прибавилось у про­мышленности и военных представителей. Помню случай, когда в течение одного месяца на при­стрелке сгорело несколь­ко турбин. Причин по­жара комиссия устано­вить не могла. Характер аварии у всех торпед был примерно одинаков. После выхода из решет­ки торпеда делала «ме­шок», не превышающий нормы ТУ и выходила на заданную глубину 4 м. Пройдя дистанцию 1-2 км, торпеда тонула, и при помощи водолаза осуществлялся подъем. Глубина залива не пре­вышала 50 м. При осмот­ре торпеды характер по­вреждений повторялся: прогар камеры сгорания, соплового аппарата, тур­бины в целом. Водяной насос, как правило, нор­мы ТУ на стенде не под­тверждал. Расшифровка диаграмм глубины и кре­на, а также пленки ИВ, особых подозрений не вызывала и отклонение не фиксировала. Ключ к установлению дефекта совершенно случайно об-

наружил водолаз. Пре­дыдущие торпеды тону­ли па дистанции 1-1,5 км от среза решетки. Одна из торпед утонула, не выходя из «мешка». Во­долаз обнаружил, что на протяжении 20-50 мет­ров по курсу торпеды на дне озера образовалась траншея, выфрезерован-ная хвостовым оперени­ем и гребными винтами торпеды. На пленках этот дефект обнаружить было невозможно, так как автограф показывал глубину мешка в нормах ТУ, а после разрушения торпеды агрегаты ПРА частично сгорали.

После анализа причи­ну нашли, и она заклю­чалась в следующем. Но­вая торпеда была более тяжелая по сравнению с парогазовыми. Уровень озера понизился на 1-2 м. Осуществляя пристрел­ку по технологии преды­дущих парогазовых тор­пед конструкторы не учли эти изменения, так как объективная запись на пленке автографа глу­бины и крена тревог не вызывала.

В технологию при­стрелки сразу же внесли изменения. Необходимо было увеличить началь­ную скорость торпеды для того, чтобы умень­шить «мешок» в начале хода. Придумали, так называемую, рвугпку. Это калиброванный алю­миниевый болт, удержи­вающий торпеду в ре­шетке до тех пор, пока турбина не выйдет на ра­бочий режим (1-2 сек.) и силой упора не разрушит болт. Торпеда выходила из решетки с большей скоростью, делала ме­шок на 1 -2 метра меньше и спокойно проходила дистанцию со скоростью в нормах ТУ. В предыду­щих случаях картина выглядела так.Торпеда в

мешке хвостовым опере­нием и гребными винта­ми касалась грунта, под­нимала ил и песок,водя­ной насос эту водно-или­стую смесь засасывал че­рез фильтр, а в некото­рых случаях фильтр за­бивался илом. Шестерен­чатый насос терял про­изводительность, воды на охлаждение в камеру поступало мало, темпе­ратура возрастала до 1100"С, это и служило причиной прогара каме­ры сгорания и соплового аппарата.

Мое знакомство с главным конструктором Кокряковым Д.А. состо­ялось именно в этот мо­мент. После очередной аварии торпеды старше­му мастеру на пристрел­ке Владимиру Тимонину предлагаю торпеду за­чехлить и пригласить комиссию для анализа. Рядом стоит мужчина, смотрит на аварийную торпеду. Я обращаюсь к Тимонину с вопросом: «Кто выдумал такую тор­педу, которая вот уже в который раз на старте горит?» Тимонин пред­ставил: « - Вот главный конструктор этой торпе­ды - Дмитрий Андреевич Кокряков!». Мы обменя­лись рукопожатиями, Дмитрий Андреевич на мой вопрос ответил, что столько аварий в корот­кое время еще не означа­ет, что конструкция тор­педы неудачна.

Эта торпеда перевер­нула понятие торпеды в обычном смысле и под­няла на порядок культу­ру производства при об­служивании торпед в це­хах и на кораблях.

Сейчас главная задача поднять общий уровень культуры сборки и под­готовки торпед.

В дальнейшем мне с Кокряковым Д.А. нео­днократно приходилось

после работы общаться при посещении памятни­ка Пржевальскому, и просто во время прогу­лок по пристани, Дмит­рий Андреевич Кокря-ков — это энциклопедия знаний по развитию тор-педостроения в нашей стране.

В это время происхо­дит интенсивное обуче­ние флотских специали­стов технологии сборки, отработки агрегатов и подготовки к морю но­вых перекисноводород-ных торпед, особенно техники безопасности при работах с перекисью. В течение года на обуче­ние прибыли из в/ч 56077 г. Мурманска главный технолог арсе­нала Пиевский Николай Моисеевич с группой специалистов, главный технолог из в/ч 31050 г. Севастополя капитан-лейтенант Тыдынян К.М., с группой специа­листов, начальник тор­педного отдела Лелеткин и главный инженер Ры­баков Петр Михайлович из в/ч 90010 г. Владиво­сток, Лютых Дмитрий Александрович и Адамо­вич Николай Николае­вич из в/ч 40142. На базе техпроцессов филиала завода они выпустили технологии разборки, сборки,отработки и под­готовки торпед для арсе­налов флота.

Еще один эпизод с этой торпедой дал повод задуматься как предста­вителей промышленнос­ти, так и руководство в/ ч 62758. Дело в том, что во время хранения тор­пед на складах и арсена­лах ВМФ при ремонте и подготовке торпед были обнаружены радиальные трещины ротора. Ни ОТК, ни военная прием­ка на заводе этот дефект не обнаружили. Он по­явился только во время

хранения. Тут-то и надо вспомнить преподавате­ля по металловедению Одинга Гуго Августови-ча. Он предупреждал, что в углеродистых ста­лях и их производных, легированных сталях, может возникнуть меж-кристаллитная коррозия металла, дефект, кото­рый обнаруживается только при хранении. Возникает межкристал-литная коррозия от из­быточного присутствия серы. В нашем случае ро­торы изготавливались из опытной стали № 481. Дело в том, что условия работы ротора отлича­лись от классических: среда, рабочее тело — па-рогаз образовался из морской воды, в которой растворены все элементы таблицы Менделеева, а температура рабочего пара 350°С. Это были очень жесткие условия работы.

Производству прихо­дилось изыскивать но­вые методы контроля ка­чества роторов при изго­товлении. Так были вне­дрены цветной метод, метод магнитный, кото­рые выявляли микротре­щины при сборке, одна­ко это не исключило де­фект, возникающий при хранении.

После длительных ис­следований металл для изготовления роторов за­менили на ЭИ 696 МВД более жаростойкий, не подвергавшийся меж-кристаллитной корро­зии. Этот металл стал ис­пользоваться для изго­товления роторов всех последующих торпед.

К счастью, обнаруже­ние радиальных трещин на роторе во время хране­ния торпед на флоте, не имело серьезных послед­ствий, связанных с вре­дительством. По расска­зам РозенштейнаМ.Б., в

бытность директором за­вода в Б.Токмаке Алфе­рова В.И. в довоенный период, подобный инци­дент вызвал бы массу арестов, допросов и так далее.

Примерный же слу­чай был описан Яковле­вым в своей книге «Цель жизни». В ней описыва­лось, что на самолете ЯК во время боевых дей­ствий участились случаи отклеивания обшивки от плоскости во время пи­кирования, что приводи­ло к неуправляемости и гибели самолета. Дефект проявлялся только в по­левых условиях и на бое­вых вылетах. Стало изве­стно И.В. Сталину. Как описывает Яковлев, И.В. Сталин задал очень ще­котливый вопрос, зву­чавший примерно так: «Вы понимаете, какую услугу Вы оказываете нашим врагам, когда по вашей вине самолеты выходят из строя в мо­мент боя?»

И.В. Сталин для вы­яснения причин и устра­нения дефекта Яковлеву дал несколько дней,в те­чение которых причину устранили, все самолеты были отремонтированы на полевых аэродромах и вошли в строй.

Дефект заключался в том, что на заводе изго­товителя «ЯКов» не ока­залось нужного клея, ис­пользовали заменитель клея, он не обеспечил на­дежное приклеивание. Клей не выдерживал ат­мосферные перепады температуры, влажности и т.д. Это привело к вы­ходу из строя самолетов в самый критический момент.

Вот такая, казалось бы, элементарная замена материала, идущего на создание боевой техни­ки, может привести к ро­ковым последствиям.

Это должно служить уро­ком для военных пред­ставителей, с легкостью подписывающих замену материала предваритель­но не исследовав послед­ствия.

Подведя итог при­стрелки, сборки и от­правки торпед флоту, хо­телось бы повторить вы­воды Юрия Калинина, сделанные им в статье «Немного о прошлом» в книге «ЦНИИ «Гидро­прибор» и его люди за 60 лет» (том 2).



  1. Советские специалис­ты в кратчайшие сроки освоили немецкий опыт создания торпеды с ис­пользованием инголина, оснащенной системой неконтактного взрывате­ля.

  2. Ими найдены новые теплотехнические, кон­структорские, техноло­гические, химические и металлургические реше­ния - заложены фунда­ментальные основы про­ектирования парогазо­вых торпед с использова­нием маловодной пере­киси водорода (инголи­на).




  1. Советская промыш­ленность освоила произ­водство и стала постав­лять на вооружение ВМФ дальноходную бес­следную торпеду, осна­щенную неконтактным взрывателем.

  2. В процессе создания ДБТ в СССР возникла не только техническая база, но и школа инже­нерно-технических ра­ботников, позволяющая уверенно ставить и раз­решать задачи по даль­нейшему совершенство­ванию парогазовых ин-голиновых торпед.

Такой вывод вполне правомочен и подтверж­дается дальнейшим раз­витием торпедостроения в стенах института «Гид­роприбор» .

следующая страница >>
Смотрите также:
Колядин петр кузьмич
1292.94kb.
7 стр.
Занимательные материалы по информатике
319.32kb.
1 стр.
Петр I великий и русский флот
51.54kb.
1 стр.
Азовские походы
58.02kb.
1 стр.
Петр I и Саратов За последние годы в саратовской печати появилось немало публикаций на тему «Петр I и Саратов»
462.71kb.
3 стр.
Председатель глыбочко Петр Витальевич
33.86kb.
1 стр.
Сологуб Фёдор Кузьмич. Биография
104.53kb.
1 стр.
Петр Лукич Проскурин Исход Петр Проскурин Исход
3299.97kb.
17 стр.
Петр Ефимович Тодоровский
17.43kb.
1 стр.
Кузьмич И. П. Правовое обеспечение развития социальной сферы села в республике беларусь
51.87kb.
1 стр.
Занятие «Загадочный Петергоф»
45.39kb.
1 стр.
Правление Петра III отмечено усилением крепостного права
224.91kb.
1 стр.