Главная
страница 1 ... страница 9страница 10страница 11страница 12страница 13
Глава XII.

БРАК И СЕМЬЯ КАК ЗЕРКАЛО ПЕРЕМЕН

В ОБЩЕСТВЕ И ЭТИКЕ

Государство заинтересовано в браке и семье, поскольку эти гражданские институты общества позволяет стабильное функционирование экономики и государственного управления: уплата налогов, развитие банковской сферы, покупка или строительство квартир. Социологи полагают, что сексуальные отношения вне института брака приводят к возникновению всякого рода мыслей, связанных с правонарушениями, уклонением от уплаты налога, возникновению сводничества, проституции и сутенерства и т.п.

Полигамность не отражает собственно половые отношения: когда мужчина имеет несколько жен, то такие брачные отношения есть полигения; если женщина имеет несколько мужей, что это – полиандрия. Екатерина II имела более 3000 любовников, то обыгрывалось в популярной пьесе, долго лет шедшей на Бродвее. Среди современных мормонов полигамия в форме полигении имеет широкое распространение. В 1896 году Верховный суд США постановил исключить штат Юта, цитадель мормонов, из союзного государства. Лидер мормонов того времени Бригэм Янг имел более 20 жен и сорок семь детей от них.

Другие формы нарушения моногамного брака известны как адюльтер, который в РФ не рассматривается в качестве предмета уголовного права. В США 27 штатов имеют законы и юридические санкции за нарушение супружеской верности. Оральный секс в Америке имеет наименование «содомия» и является нелегальной формой брачных отношений в 14-и штатах, а также внебрачных. Гетеросексуальные связи, вне брака или при нарушении брачных отношений, преследуются как уголовно-наказуемое преступление в девяти штатах. Сожительство при внебрачных отношениях является нелегальной формой решения половых проблем в десяти штатах: при этом в семи штатах гетеросексуальные связи разрешены вне брака при условии, что обе стороны проживают раздельно. В местечке Лонг-Бич в Калифорнии муниципальные законодатели дошли до абсурда, когда регламентировали необходимое расстояние между частями тел мужчин и женщин в общественных местах, не говоря уже о запрете гетеросексуальных поцелуев объятий и даже рукопожатий (!) между ними. Американские психиатры говорят, что почти треть половозрелых граждан США не имеют возможности осуществлять нормальные и достаточные половые отношения по причине боязни санкций со стороны не известных им законодательных запретов, которых в стране великое множество в каждом из штатов. Фактически, закон грубо вторгся в осуществление гетеросексуальных половых отношений, что является неотъемлемой частью внутреннего мира граждан. Отсутствие такого предбрачного сексуального опыта серьезно осложняет образование традиционной семьи, а если таковая складывается, то брачные отношения становятся далекими от «идеальных», все время находясь под «дамокловым мечом» американских сексуальных законов. Это внешнее давление на брак также увеличило число разводов и создает основу для краха традиционной семьи в современном мире. В Европе и России подобные положения не являются автоматическими как регуляторы брачных и внебрачных отношений, но требуют судебного рассмотрения или же заранее прописаны в брачном контракте.

Сетевая организация современного информационного общества основана на значении для сознательной деятельности (произвольной программы развития) человека внушения, подражания и заражаемости (индуцирования), которые действуют на глубинные слои его психики. Влияние оказывается обычно с помощью информационного продукта, облеченного в форму кажущихся самоочевидными идей, распространенных мифов, образов популярных людей – всем, что так или иначе идет от медиа-среды через информационные каналы СМИ, рекламы или с помощью собраний, митингов, различных средств партийной пропаганды. В качестве самоочевидных идей используются разные демагогические лозунги, как, например, «будущее зависит от тебя», «наше общество – общество равных возможностей», «стань миллионером, звездой или президентом» и др. Рядовой человек мало склонен развивать независимую точку времени или выбирать идеи, не пользующиеся популярностью у большинства его окружения. Он чаще всего подгоняет свои взгляды и поведение под шаблоны нормативной, социальной, этнической, расовой или половой группы, к которой он принадлежит. Стремление к эмансипации, приобщение к массовым стандартам «элитарной жизни» еще более упрощают духовные потребности и планы мышления современного человека, в котором медиа-среда культивирует образ супермена. Последнее обстоятельство создает эмоциональный фактор взаимной заражаемости, приводящий к единству массовых сопереживаний. Постоянное давление на психику в этом направлении ведет к повышенной внушаемости и вовлеченности, приводя к популярности в массах экстравагантной моде на рекламируемые символы «жизни суперлюдей».

Популярность политических взглядов, идей, мировоззрения распространяется в электоральной массе сходными путями – через вовлеченность простого избирателя в эту сложную эмоционально-виртуальную систему связи человека и власти. Произвольная программа обыденного человека отличается большим влиянием внушения и подражания. Она строится под влиянием эмоций, т.е. без дополнительных затрат энергии и воли на абстрагирование и анализ действительности. Внушение находит прямой выход в социальное и потребительское поведение человека и облегчается потреблением алкоголя. Таким образом, еще раз можно подчеркнуть, что человек, не получивший соответствующего воспитания, не испытавший воздействия высоких образцов культуры, мало способен строить жизнь на основе независимых взглядов. Поскольку в любом современном обществе с его динамизмом и большим ритмом перемен такого рода люди составляют его подавляющую часть, то объективно подпадают под влияние информационных технологий, что определяет воспитание «массового человека» на этой основе сетевой организации современного общества. Таким образом, мы наблюдаем формирование информационного общества с его массовым «атомарным» человеком, чьи свойства формируются высочайшим уровнем сетевых информационных технологий. Мало кто в таком обществе дает единую картину связей между пониманием смысла, ценой жизни, внутренней точкой опоры и идеальными законами бытия (этики). Вполне вероятно, что рядовой человек имеет представление о каждом из этих элементов, но действие их совокупность есть для него вещь, лежащая за рамками необходимости. Отсюда – восприятие жизни как грубой борьбы за существование и за место в ней, несправедливости своей судьбы. СМИ создают в этом мире борьбы позитивную эмоциональную атмосферу, а сетевая организация общества – чувства принадлежности и справедливости.

В нашей душе, хранящей остатки полученной от далеких предков животной психологии, борются разные силы. С одной стороны, человек стремится к свободе, состоянию «сверхчеловека»; с другой – характер современной жизни вновь тянет его к стадному существованию людей, пусть даже на несравненно более высоком технологическом уровне. Обе указанные тенденции противоречат друг другу, хотя являются результатом природной эволюции человека.

Сетевая организация жизни общества объективна в том своем реальном стремлении, что не опускает рядового человека до животного уровня и жизни по волчьим законам. Она культивирует в нем принцип жизни, который заключается в том, что человеку ничто человеческое не чуждо, создает приемлемые условия общественного общежития людей. Сетевой организации общества не достает одного: выработки и закрепления основ универсальной этики гуманистического эгоизма.

Этика и социализация не могут быть отделены друг от друга. В самом общем виде социализация означает приобщение индивида к жизни в обществе, правильному , поведению в коллективах, утверждение личности и выполнение различных социальных ролей.

Этика и социализация индивида связаны с конкретной формой деятельности в рамках небольших отклонений, которые определяются субкультурой, «сотой» городской организации. В этом процессе присутствует определенная дифференциация активности: а) ее цели и задачи; б) средства и методы; в) агенты (посредники) и институты социализации; г) результаты и эффективность. Очевидно, что первые три группы форм активности человека в субкультуре определяют систему этики, или ценностно-нормативную культуру данной общности людей. Выше мы приводили примеры христианской (традиционной для Европы) морали, корреспондирующей данные тезисы. Другое – в Азии: конфуцианская мораль требует постоянно самосовершенствования, послушания старшим, неукоснительного соблюдения всех существующих этических норм и правил. Исламская этика более гуманна; даоизм и буддизм еще более замыкаются на личности: их этика проникнута интроспективными, созерцательными процедурами, которые равнодушны к любым социальным правилам и ритуалам, выдвигая на первый план этический принцип «отпусти себя».

Выдающийся знаток древних обществ и письменности И.Чайлд сопоставил данные о нормах взаимодействия людей (этических систем) в 104 бесписьменных обществах. Этот анализ показал, что в доисторических обществах этика складывалась как обобщенный механизм общения людей на основании шести баз опытных данных: а) обучение послушанию; б) обучение ответственности; в) формирование потребности в достижении (конкуренции); г) обучение заботливости; д) обучение самостоятельности; е) обучение общей независимости, формирование форм свободы от внешнего контроля, господства, надзора.

Очевидно, что ориентация на независимость и самостоятельность (охотники) исключает, или ослабляет ответственность и послушание (земледельцы, скотоводы). Все шесть аспектов морали, независимо от социокультурной принадлежности, активно влияют на выработку этической позиции жителя современного города. Их результирующий вектор определяет его принадлежность к определенной субкультуре с ее формами и функциями активности и социального поведения.

В европейской средневековой культуре, по мнению ведущего культуролога М.М.Бахтина, преобладал тип человека с грубой, открытой чувственностью, далекого от протестанского идеала XVI века. Это может говорить о том, что христианская этика еще не смогла преодолеть этику охотника первобытнообщинного строя. И это так: германские и кельтские племена в Европе приняли христианство только в VIII-XI веках, а пруссы, литовцы – не ранее XIV в.

С начала XIII века наблюдается постепенно рост авторитета христианской этики. Упоминание об уголовном наказании за мужеложство в Европе впервые встречаем в 1267 году в немецком праве города Аугсбург. За это преступление святейший суд предусматривал смертную казнь посредством отсечения головы, а духовный суд – через умерщвление голодом в клетке. В XV веке предмет сексуальных преступлений расширяется: за содомию вводится наказание – сожжение на костре. В сфере европейской педагогики вводится жесточайший контроль за поведением подрастающего поколения, поскольку церковь считала, что сексуальные желания могут быть подавлены. Это усилило в европейском обществе XVII-XVIII веков религиозное осуждение мастурбации, которую церковь возвела в ранг одного из наиглавнейших грехов человека. Вместе с тем, как свидетельствуют записи Эруара, врача французских королей в конце XVI века, взрослые не видели ничего худого в том, чтобы «поиграть» гениталиями мальчиков, чтобы вызвать у них эрекцию. Более века до этих опытов официальный католический идеолог доминиканец Джованни Доминичи учил родителей и детей, что мужчина и женщина отличаются только фасоном одежды. Понятно, что последствия такой сексуальной этики были весьма противоречивы и резко отличались от христианского канона. Звезда европейской медицины XVI века итальянец Г.Фаллопио рекомендовал, в духе его великого современника Телезия и академика Т.Д.Лысенко (XX век), мастурбацию как способ увеличения пениса. Потом европейская наука стала бороться с этой сексуальной практикой посредством хирургических операций: обрезание, инфибуляция, надевание «поясов добродетели».

Фактор традиционной семьи в христианском обществе связан с ролью жены в качестве матери совместных детей. Когда сегодня говорят о распаде такой семьи, то полагают, что роль женщины здесь больше, нежели мужчины. Именно женщина несет основную нагрузку по устойчивости семьи. Эта социальная функция жены связывалась с материнским инстинктом.

Современная французская исследовательница семейных отношений Элизабет Бадингер проследила историю материнских установок на протяжении XVII-XX века, т.е. периода становления и роста капиталистического общества в Европе. Она показала, что в этих условиях материнский инстинкт – это миф. Она не обнаружила никакого всеобщего и необходимого поведения женщины как матери. Напротив, Бадингер выявила чрезвычайную изменчивость ее чувств в зависимости от культуры, амбиций или социальных стрессов. В общей массе женского пола материнское чувство как центр кристаллизации семьи и брака оказалось нечто сверхнормативным, чем простым фактом реальности. Следовательно, когда в информационном обществе роль внесемейных факторов значительно возрастает, то следует ожидать кризиса традиционных семьи и брака, в т.ч. утраты семейного ухода по воспитанию детей.

Отцовский фактор в стабилизации семьи и брака определяется следующими факторами: количество жен и детей; степень власти отца над ними; количество времени общения с ними и качество контактов; духовная комплиментарность и близость с ними; степень участия отца в ритуалах его семьи, жен и детей; количество времени, отдаваемого для жизнеобеспечения семьи; количество усилий для защиты и увеличение ресурсов семьи.

Очевидно, что неполнота действия одного или совокупности этих факторов ставит стабильность семьи под большое сомнение. Мысли о создании семьи также разбиваются впрах, если нет гармонического сочетания данных факторов. Кроме того, выявляется парадокс частнопредпринимательской рыночной системы: поскольку дети не выполняют никакой экономической функции, то они – лишние в системе, движущей силой которой является погоня за прибылью.

Поведение отцов в современном обществе определяется их положением, создавая его отличие от традиционного, христиански-организованного. Имеется различие, размывание, нормативного образа «главы семейства» от современного его стереотипа. Свободная рыночная система включает в свою деятельность значительное число экономически активных женщин. Такое положение реформирует представления о стереотипах маскулинности и феминности, изменяя половую стратификацию, т.е. положение мужчин и женщин в обществе. На этой основе имеют место психологические сдвиги в характере отцовства и материнства. Наряду с мифом о материнском инстинкте в буржуазном обществе, в семье происходит ослабление отцовского начала. Обе группы факторов ведут к видимому, зафиксированном статистикой, кризису традиционной семьи в постиндустриальном и информационном обществах.

Сила отцовского влияния в прошлом коренилась, прежде всего, в том, что он был воплощением власти и экономической эффективности. В крестьянской семье отец не ухаживал за детьми, но они, особенно, мальчики, проводили много времени, работая с отцом и под его руководством. Кризис семьи в городе начался с того момента, когда дети перестали видеть как работает отец, а его внутрисемейные обязанности стали много меньше, чем у матери. Такой «невидимый родитель» часто подвергается критике со стороны жены, что слышат дети, и ведет к тому, что его авторитет, основанный на внешних факторах, заметно снижается в глазах детей. Действительно, в период становления в США информационного общества в начале 70-х годов прошлого века, по данным социологии, 79% мужчин были некомпетентны как отцы в глазах детей, среди женщин – только 33%. Что мать может успешно вырастить и воспитать ребенка и без отца – известно давно. Большое количество неполных семей связано с именно этой ролью женщины; обратный факт, как правило, более редок. Кроме того, для современных условий важно то обстоятельство, что женские добродетели или пороки отличаются от мужских не столько по роду, сколько по мотивам. В современном обществе существенно возрастает разнообразие мотивов, подкрепленных сильнейшими эмоциональными импульсами. В результате семейные отношения замещаются своими эрзац-связями. Если Гегель утверждал, что «брак есть религиозный акт», то существенное падение авторитета церкви в обществе ведет, по существу, к кризису брака и распаду традиционной семьи.

Традиционная семья представляет собой естественное общество, члены которого связаны любовью, доверием, естественным повиновением. Традиционное общество и семья существовали в гармонии взаимных отношений. Трансформация современного общества в сторону своей сетевой организации, когда довлеет внешний авторитет, появляются мощные источники любви и повиновения вне семьи, приводит к замещению внутрисемейных стереотипов на внешние, даваемые масс-медиа, СМИ, шоу-бизнесом, политическими и этическими авторитетами через посредство массовых коммуникаций. Если в традиционной семье все ее члены представляли части одного коллективного «я», то рост индивидуализма, прагматизма и эгоизма за последние два века, привели к диверсификации семейных ролей: семья распалась на множество личностно-партикулярных «я». Этот вывод есть констатация современного кризиса семейных отношений, связанного с распадом традиционной семьи. Как писал в середине XIX века известный русский демократ Д.И.Писарев: «Мужчину жизнь вертит и колышет круче, но женщину она давит сильнее». Гуманизация и демократизация общественных отношений предоставила мужчинам и женщинам большое разнообразие путей к составлению личного счастья, чтобы они без всяких сомнений могли отвергнуть прежний стереотип брака и семьи. Большинство из них проигрывает жизненную гонку, но, очевидно, что возврата к прежним этическим стереотипам не предвидится. Счастливые обстоятельства бывают для каждого из нас, но не каждый умеет ими пользоваться. Формирование новой этики на основе гуманистического эгоизма существенно повышает шансы каждого человека на создание собственного идеала счастья.

Как писал русский философ Николай Бердяев: «Женщина – существо совсем иного порядка, чем мужчина. Она гораздо менее человек, гораздо более природа». По всей видимости, эволюция социальных отношений отдаляет женщину от природной стихии, делает ее все более рациональным субъектом. Отсюда – рост элементов игры во взрослой жизни мужчин и женщин. Американские психиатры, вслед за ними и европейские, признают, что современная жизнь как игра есть «серия следующих друг за другом трансакций (соглашений, сопровождающихся взаимными уступками) с планируемым исходом». Это типичная американская версия прагматизма, роль которого в виде этики гуманного эгоизма будет со временем только возрастать. Сам процесс сопровождается значительными девиантными стереотипами: алкоголизм, наркомании, обязательный секс, суициды и насильственные публичные акты массовых убийств (в церквах, школах) стали визитной карточной западного общества. Он свидетельствует о провале стадного и общественно-семейного приспособления, которое считалось основой современной цивилизации и культуры. Здесь мы наблюдаем величайшее поражение человеческой морали традиционного уклада, для которого любовь – есть позиция, ориентация характера, которая определяет отношение человека к миру как целому. Современный индивидуалистический эгоизм (эгоцентризм) учит любви как взаимоотношениям с конкретным человеком.

Современное западное (включая российское) общество может спастись от кризиса и распада только возвратом к стереотипу всеобщей любви, основанного на иных этических императивах, чем традиционные. Понятно, что такой фундаментальной базой, имеющей опору в эволюционных механизмах человеческой природы, может стать только гуманистический эгоизм и его этика. Такая жизненная позиция людей ведет к толерантности, важнейшего фактора стабильности общества, представляющего конгломерат различных социальных общностей и групп. Чем больше субкультурных групп в обществе, тем больше потенциальная свобода индивидуума. Распространение в обществе личностного беспорядка, неверное понимаемой «свободы воли», приводит к мысли, что разумное поведение, гармония с обществом возможны только в соотношении индивида с некоторыми социальными группировками (сетевой принцип) и их этиками. Цементирующим началом такой организации может быть только гуманный эгоизм. Его этика дает возможность избежать радикальных состояний в обществе при широчайшем умножении свободы.

Число степеней F свободы в обществе равно: F = n + 2 – r, где n – число социальных общностей (групп), r – число состояний, в котором может прибывать группа (позитивное, нейтральное, негативное отношения к обществу или его элементам). Очевидно, что с ростом n происходит рост свободы индивида, т.е. F. По большому счету, информационное общество есть этап эволюции человеческого общества с высокой стадией его дифференциации. Определенная дезориентация людей в условиях большой свободы выбора ведет к известным социальным явлениям стресса, фрустрации и агрессивности. В будущем следует ожидать углубления дезориентации, связанной уже с перевыбором представляющихся для человека воможностей.

Чтобы освоить неизвестную ранее сферу нового выбора и перевыбора, человек, его психика, формирует ориентационный ответ на входящие возмущающие стимулы среды. Российский ученый И.Н.Соколов полагает, что приспособление происходит на основе формирования высшими нервными функциями условных рефлексов. Он выдвинул гипотезу встроенного в мозг человека специального природного детектора новизны. Этот детектор действует как триггер: когда появляется неизвестный мозгу стимул, происходит подстройка под него нервной модели функционирования коры головного мозга (сознания). Сильные новые стимулы или их множественность вызывает у человека фрустрацию (растерянность, подавленность) или стресс. Если не будет достигнуто достаточно гармоничное соответствие человека и стимула новизны (условный рефлекс), человек от фрустрации переходит к состоянию агрессии.

Информационное общество есть общество радикальной новизны. Соответственно, человек постоянно перегружен перестроением его нервной системы на уровне высших ее функций. Необходимо подчеркнуть, что ориентационный ответ происходит не просто на ввод раздражителя. Он начинается, когда человек получает новую идею или информацию. Это важный вывод, поскольку он вводит субъективистское восприятие новизны, а значит, и субъективную (индивидуальную) реакцию на новизну. Некоторые люди могут не реагировать на конкретную новизну, в то время как для других людей она будет означать стрессорный фактор. Вывод здесь однозначен: человек и внешняя (социальная) среда имеют значение только тогда, когда есть человек и общество, которые придают им объективность. Эта объективность выставляет реальные требования к закреплению адекватных рефлексов. Последнее означает, что вместе с новациями происходит кризис традиционной этики и становление новых этик, вступающих между собой в конкуренцию.

Традиционная этика в Европе и России связана с религиозной христианской нравственностью. Христианство целиком и полностью выступает за сексуальные отношения между полами только в браке. Все иные половые связи им порицаются. Евангелист Матфей пишет: «Говорят Ему ученики Его: если такова обязанность человека к жене, то лучше не жениться. Он же сказал им: не все вмещает слово сие, но кому дано: ибо есть скопцы». В русском переводе слово «евнух» дано как «скопец». Между тем, в подлинном греческом тексте нет слова «скопец». Евнух в этом случае означал три возможности человека: скопец; импотент; неженатый человек. Иначе говоря, если человек не имел возможности жениться, то должен был оставаться в том природном или социальном положении, не испытывая при том моральных мучений. Во времена Иисуса Христа на Ближнем Востоке идея того, что во имя высших духовных радостей следует отказаться от брака и половых связей, была хорошо известна и бытовала во всех слоях населения. Ранние христиане полагали, что случайные половые связи есть меньший грех, чем супружеская неверность, и что до брака они полезны хотя бы тем, что позволяют сохранять спокойствие духа для осуществления жизненных дел. Целибат (безбрачие) и брак подходят только тем, кому это определено. Действительно, например, Джимми Картер, до того как стать в 1976 году американским президентом, был популярнейшим баптистским пастором в Атланте, но, как потом стало известным, он был как раз тем евангелическим евнухом-импотентом. Махатма Ганди отказался от плотской связи со своей женой, когда ему исполнилось 37 лет: ему тогда открылся путь к высшим духовным достижениям.

Ранее христианство делало попытки определить сексуальную норму. В известных притчах об исцелении слуги центуриона (сотника), переданных евангелистами Матфеем (Матф. 8, 5-7) и Лукой (Лук. 7, 1-10), говорится, что римский военный попросил Иисуса придти к нему в дом и исцелить слугу. При этом Матфей в греческом тексте использует слово «мальчик», а Лука – «раб». В гражданских текстах того времени слово «мальчик-слуга» писалось как «рабское тело» (pais-doulos) и означало молодого мужчину, исполнявшего личные поручения своего господина, большей частью – для его гомосексуальных потребностей. Такие pais-doulos были в военных походах при каждом римском военном в звании выше центуриона (сотника). Только высшие офицеры (консулы, легаты, военные трибуны) имели права брать своих жен в военные походы, но мало, кто это делал, больше предпочитая мальчиков для гомосексуальных связей. Таким образом, бисексуализм был в высшей степени распространенным явлением в римском обществе, так же как и в греко-эллинистическом. Про великого Гая Юлия Цезаря в Древнем Риме публично говорили, что «он был каждому мужчине женой и каждой женщине мужем». Император Тиберий купался в бассейне с целой группой детей, мальчиков и девочек, с которыми имел половые связи во время купания. Он называл их «моя мелюзга». Таким образом, Иисус Христос исполнил просьбу бисексуала-военного воскресить его мальчика для гомосексуальных утех. Таким образом, Иисус не осуждал женоподобных мужчин или евнухов (в широком понимании синонимичности слова).

Кроме прямого осуждения супружеской неверности, Иисус Христос говорит о сексуальной аморальности (половом имморализме), что упоминает Матфей (Матф., 15, 19) и Марк (Мар., 7, 21). В контексте послания этот имморализм («любодеяние») следует понимать как главное препятствие на пути человека от духовного закона к небесному всепрощению. Современные понятия беспорядочных половых связей слишком узки для данного контекста.

Евангелист Марк передает слова Иисуса, что является препятствием для высших прозрений и «нечистоты» человека: «Ничто, входящее в человека извне, не может осквернить его; но что исходит из него, то оскверняет человека «Если кто имеет уши слышать, да слышит!» (Мар., 7, 15-16). Соединяя две притчи, данную и о слуге сотника, следует принять тот факт, что Иисус не осуждал пассивных гомосексуалистов.

В полемике Иисуса с фарисеями, это нашло свое отражение в трех Евангелиях, Он подтверждает тот закон, исполнение которого гарантирует человеку жизнь вечную: один Бог, любовь к Богу, Десять заповедей, «золотое правило», и добавляет еще одно правило – «возлюби своего ближнего». Все другие законы и ограничения Иисус упразднил.

В греческом подлиннике Евангелия от Матфея на месте слова «любодеяние» стоит слово «porneia», означавшее «разврат, включая супружескую неверность и инцест – сексуальное кровосмешение, а также идолопоклонство, сопровождающееся случайными половыми связями». Язычество периода Римской империи все еще сопровождалось в его ритуальных мероприятиях человеческими жертвами с сопутствующим им оргиями коллективного секса, а также отвратительными сценами каннибализма. Эти деяния собирательно объединены в Евангелиях названием «сексуальная аморальность».

Евангелист Марк расширяет список непотребного для человека: «Далее сказал: исходящее из человека оскверняет человека; ибо извнутрь из сердца человеческого исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство. Все это зло извнутрь исходит и оскверняет человека» (Мар, 7, 20-23). В русском переводе слово «porneia» (сексуальная аморальность) вновь заменено на слово «любодеяние», а в Деяниях апостолов заменено на слово «блуд» (Деян., 15, 20). В 1-м Послании к Коринфянам ап. Павел указывает: «Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют» (1 Кор., 6, 9-10). При переводе с греческого слова «сексуальные аморалисты», «мужчины-проститутки» и «гомосексуальные правонарушители» заменены в русском переводе словами «блудники», «прелюбодеи», «малакии» и «мужеложники». При этом последовательность слов нарушена, что не позволяет сопоставить греческие и русские слова. Другая трудность связана с переводом слов «гомосексуальные правонарушители», которые в контексте греческого текста вполне можно перевести, как «люди, которые преследуют гомосексуалистов», т.е. с равно противоположным смыслом.

Трудно сказать, верно ли было это определение в отношении храмовой проституции (мужчин и женщин) в языческих культах, поскольку последняя совершалась в подавляющем числе случаев без человеческих жертв. Совершение обряда храмовой проституции всегда имело целью использовать сексуальную энергию в усилении религиозных переживаний. В 50-х годах нашей эры в греческом городе Коринфе насчитывалось более 12 крупнейших языческих храмов, включая один, посвященный Афродите, при котором находилось более 1000 храмовых проституток (обоего пола). Сам город представлял собой крупнейший мегаполис того времени – более 300 тысяч свободных граждан и до 500 тысяч рабов.

Христианская этика традиционного общества не учит ненависти и вражде, подавлению и запрещению, ханжеству, притворству и лицемерию. Она пытается воспитать людей в любви, здравом духе и толерантности (терпимости). Религия является главной силой, которая делает человека Человеком. Примерами этому в наше время служат такие люди, как Мартин Лютер Кинг-младший (Нобелевский лауреат премии в области укрепления мира), мать Тереза (также Нобелевский лауреат) и др. Особенности религиозной этики в том, что она делит все поступки людей на светлые и темные, не разделяя промежуточные тона, которые могли бы учитывать положение человека. Мы знаем многие века истории, когда действовала папская инквизиция, которая преследовала выдающихся ученых, философов, изобретателей. этот процесс тормозил развитие науки и техники и препятствовал развитию свободной и творческой личности. Законодательство, основанное на религиозной этике, испытывает постоянное давление со стороны религиозных авторитетов и идей.

Между тем, в человеческой природе больше животного, чем духовного, особенно, в условиях капиталистической рыночной системы, основанной на превосходстве прибыли. В таком социуме само общество, сама религия и сам закон могут давать неверные представления о благе человека и его поведении.

Большинство из нас не желает вновь пройти путем многих поколений наших родственников и предшественников – от их прежней борьбы за свое существование до нынешних условий человеческого сосуществования. Конечно, борьба за карьеру и личное процветание остается главным пунктом в повестке дня любого человека после своего воспроизведения в будущих поколениях.

Западные психологи полагают, что в борьбе за существование ответственны две главные эмоции – страх и ужас. Переживание страха возвращает человека в стадию его детства: по реакциям и поведению. Взрослые сопереживают страх, как виновность. В общественной жизни противоправные действия ведут сначала к страху, а после его совершения возникает чувство виновности. Когда страх становится постоянной эмоцией в жизни человека, он становится паранойей. Он может охватывать не только отдельных людей, но и отдельные социальные группы. В основе современного социального страха лежит обман сознания, которое неверно воспринимает с эмоциональной стороны реальности мира. Этому способствует «масс-медиа» и заражаемость человека эмоциями с этой стороны. Страх способствует возникновению предубеждений.

Предубеждения могут сильно определять стереотипы поведения и действия людей. Оскар Уайльд руководствовался в своей жизни именно ими: «Я не люблю принципов. Я предпочитаю предубеждения». Английское общество не простило ему подобных высказываний и изолировало его от себя на три года тюрьмы, обвинив знаменитого писателя и поэта в гомосексуализме. Вместе с тем, известный журналист Александр Кокберн писал: «Первый закон для журналиста – выявление существующих предубеждений в обществе, а не замалчивание их». Он также настаивал на том, что информация должна быть правдивой и более всего ориентированной на разум человека, а не на его эмоции, чувства. Современные СМИ предоставляют потребителю свой информационный продукт по самым животрепещущим темам в жизни общества и страны. Такое отношение к потребителю не вызывает у него критичное отношение к фактам и желание их оценить, когда речь идет о предубеждениях, препятствующих распространению положительных стереотипов общественной жизни. Как правило, основное заблуждение людей состоит в том, что они полагают, что умеют размышлять, в то время как находятся в плену своих предубеждений.

Многие из человеческих предубеждений пришли к нам из глубины истории различных народов – они стали традициями этих народов или их цивилизационными (базовыми) ценностями. По большому счету, культура любого современного народа состоит из такого рода предубеждений, может быть, исключая американцев, которые, впрочем, тоже полагают, что все, что они делают, делается по Божьей воли: « In God we trust» («В Боге наша вера»).

Небольшая часть общества начинает с того, что бросает вызов этим базовым, на данный момент времени, ценностям культуры. Д-р Мартин Лютер Кинг-младший был одним из таких немногих людей, которые обладали ясностью видения необходимых изменений, чувством цели и беззаветным мужеством. Из отечественных политиков следует привести в пример В.Ленина.

Другим моментом современной жизни людей является то обстоятельство, что интенсивность и многообразие жизни часто соседствует с правонарушениями, чаще всего непреднамеренными. Так, многие политики и религиозные деятели неосознанно используют в своих публичных выступлениях приемы воздействия на эмоциональный настрой массы, апеллируя к чувствам страха и ужаса человека; некоторые журналисты также злоупотребляют этими приемами в своей профессиональной деятельности. Иначе говоря, при определенной постановке дела чувство страха превращается в орудие власти над людьми.

Другим некритичным проявлением власти в отношении масс является патернализм, или опека населения. Современная форма патернализма – групповая; государственный патернализм, процветавший при социализме, показал свою неконкурентоспособность и сошел с исторической сцены. Даже семейная форма патернализма родителей над детьми, испытывает существенный кризис в развитых странах мира. В обществе тотальной информации патернализм порождает негодование, взрыв возмущения. Это мы наблюдаем на примере подростков, которые пытаются без помощи семьи найти свой путь во взрослой жизни, резко порывая с семьей, или, сохраняя видимый контакт, в действительности тайно ведут самостоятельную жизнь. Антиглобалисты, фактически, требуют от национальных государств проведения патерналистической внутренней политики за счет отнятия сверхприбылей у ТНК.

Многие из людей считают, что окружающий мир в долгу перед ними и что, соответственно, должен обеспечить их защиту, удовлетворение физических потребностей и оградить жизнь от хаоса, беспорядка и борьбы за существование. Такого рода социальный инфантилизм все более набирает обороты в странах Запада. Молодежные волнения осенью 2005 и весной 2006 годов во Франции приняли широкий размах именно под указанными лозунгами. В Америке социальный инфантилизм принял угрожающие для страны масштабы: ипотечный дефолт в августе 2007 года показал, что большинство американцев брало кредиты, не задумываясь о последствиях. Вера в великую Америку заменила им здравый смысл в финансовых делах.

Здравый смысл воспитывается у людей посредством накопления социального опыта, личного участия в разрешении жизненных проблем, которые стоят у них на пути. Сложность современной городской жизни не позволяет сформировать здравый смысл у конкретного человека, чтобы он позволил охватить все связи общества. Такого рода познание дается различного рода посредниками: политиками, журналистами, священниками, специалистами в узких отраслях городской деятельности. Именно так формируется представление о «критических» социальных нормах, особенно, в сфере сексуальных отношений или преступности: проституция, гомосексуализм, порнография, двоеженство, многоженство. Нам говорят, что моногамная семья – это ценность современной цивилизации, а полигамная или гомосексуальная семьи – ужас, ночной кошмар, который плохо закончится как для самого человека, так и общества и государства в целом. Никаких изменений, и пусть царствует существующий закон – он единственно правильный и справедливый.

Подобное отношение имеет место к азартным играм. Спору нет – необходимо обеспечить ограничение по втягиванию в них несовершеннолетних и, по возможности, размещать казино подальше от крупных городов. На самом деле среди взрослых игроков есть немалое количество инициативных людей, которые рискуют, чтобы образовать свой начальный капитал. Нельзя всех игроков «чохом» приписывать к мошенникам, уголовникам или психологически зависимым от игры лицам. Вполне вероятно, что некоторые из успешных игроков больше ничего не умеют делать в этом мире и находят в азартных играх оправдание своей жизни.

Америка получила по доброй воле себе такой жизненный крест, когда президент В.Вильсон, американские политики и финансисты во время Первой Мировой войны постоянно дискредитировали монархию в России и морально и материально поддерживали революционеров в нашей стране. Оказалось, что последующие семьдесят четыре года истории США были борьбой с советским коммунизмом. В вооруженной борьбе с коммунизмом США потеряли в Китае, Корее, Вьетнаме и других странах «народной демократии» не менее 500 тыс. военнослужащих, т.е. немногим меньше, чем во время Второй Мировой войны. Американские эксперты полагают, что США потратили из государственного бюджета не менее 100 трлн. долларов (в ценах 2007 года) на борьбу с мировым коммунизмом. Между тем, существует и поныне коммунистический Китай, что означает продолжение этого противостояния.

Политика также находится в центре этических проблем потому, что является искусством компромисса. Рамки компромисса находятся в центре внимания общественного мнения. Джозеф П. Кеннеди, отец Джона Кеннеди, был одним из творцов «сухого закона» в США, что не мешало ему, будучи послом в Англии, ввозить в Америку большие количества виски в дипломатическом багаже. Джордж Буш-старший зарабатывал деньги на связях с Аль-Каидой, организатором которой он был сам как директор ЦРУ. В 1992 году кандидат в президенты США Б. Клинтом провел свою кампанию под лозунгом легализации марихуаны и стал президентом.

Политическая система также испытывает изменения, в частности, в предоставлении избирательных прав. В этой сфере существовала своя половая проблема. Впервые женщины получили избирательные права в Новой Зеландии в 1893 году. Затем этот процесс пошел вширь, и женщины были допущены к выборам в: Австралии – в 1902 г.; Финляндии, входившей тогда в Россию, – в 1906 г.; Норвегии – 1913 г.; с 1917 г. – в РФ, Германии, Австрии, Польше, Чехословакии; США – 1920 г.; Франции – 1944 г.; Италии и Японии – 1945 г., Канаде – 1948 г.

Женщины боролись за избирательные права давно; например, в США с 1789 по 1920 гг. Это движение получило название суфражистского. Само это слово составлено из двух слов – «терпеть» и «негодовать»; т.е. дословно – суфражистка – это «терпеливо-негодующая женщина».

Информация, ее производители и медиаторы, должны содействовать установлению равновесия в обществе, что возможно, если человек руководствуется принципом гуманистического эгоизма: «Делай другим то, что желаешь себе». Это золотое правило следует положить в основу жизни информационного общества.

Информация делает общество свободным, а не только технологически мощным. Вместе с тем, свободное общество есть общество свободных людей, которые должны иметь право свободного выбора. Моралисты пытаются повернуть течение изменений в русло традиций, в которых они выступили бы главенствующим звеном.

Вместе с тем, азартные игры, включая различного вида лотереи, процветали вполне легально в христианских странах Запада. Все курорты Западной Европы в XIX веке были центрами индустрии азартных игр. США родились вместе с карточными играми на деньги, поскольку вся Континентальная армия во время войны за независимость была поражена этой страстью. Под давлением евангелических пасторов (Деян. 1:26) различных конфессий в США азартные игры (кроме лотереи) были запрещены в 1830 году. Во время гражданской войны и освоения Дикого Запада азартные игры в США пережили свое возрождение. В начале XX века федеральное правительство вновь их запретило, но штат Невада в 1910 году отменил этот запрет на своей территории. К началу XXI века лотерею разрешено проводить в тридцати двух штатах, и число их растет.

В России разрушение традиционных семьи и брака было санкционировано новой революционной властью. После октябрьского переворота 1917 г. в России начался процесс распада семьи. Этому послужили декрет советской власти об отмене брака и брачного законодательства. Пришедшие к власти коммунисты рассматривали сексуальную революцию как часть революции социальной. Л.Троцкий, один из главарей коммунистов – космополитов, с удовлетворением констатировал освобождение огромных масс для осуществления перманентной революции посредством распада русского быта и семьи в своей книге «Вопросы быта» (1920 г.). Единственной проблемой являлся факт, что и «пролетарская семья» также ослабла. Космополиты в Кремле решали кардинальный для себя и их власти вопрос – замена семейных связей общественными. Сексуальные связи рассматривались сильной мерой в этой проблеме. Если не удастся одновременно с созданием саморегулирующего общества, основанного на принципах рабочей демократии, обеспечить ускорение этих принципов в психической структуре человека, если на длительное время сохранятся чувства семейной привязанности, то неизбежно возникнет и будет все более расширяться трещина между развитием экономики и структурой массового сознания (культурой) в таком обществе. Переворот в культурном сознании не может происходить быстро, поскольку его носитель, психика человека, не изменяется синхронно с экономическими преобразованиями. Это было главной причиной слома советской власти в 1991 году, когда этнопартийные лидеры воззвали к архетипам национального сознания народов окраинных республик и с их помощью овладели властью.

Властвующие космополиты в России дали полную силу сексуальной свободе: были отменены суровые санкции царского законодательства за гомосексуализм, поощрялось нудистское движение среди молодежи крупных городов «Долой стыд» (в Петрограде в начале 20-х годов многие студенческие аудитории содержали до трети обнаженных слушателей), отменена регистрация брака и разводов и др.

Детская беспризорность приобрела еще больший масштаб, чем это можно было ожидать от следствий мировой и гражданской войны. Она сохранилась в массовом масштабе вплоть до 1936 г.

Коммунисты всячески поощряли конкуренцию общественных и семейных связей, выступая в государственной политике на стороне первых. Сталинская коллективизация и индустриализация страны была ничем по сравнению с чудовищным замыслом окололенинских космополитов в коллективизации частной жизни, брака и семьи. Столкновение мира повседневной жизни и новых форм общественной организации породило новые законы о формах сексуальности в коммунистическом обществе. Эволюция традиционной семьи насчитывает многие тысячи лет своего развития и закрепления в массовом и индивидуальном сознании. Новая организация общества стремилась быстро наладить свою власть не только над внешними формами поведения людей, но и изменить их психические, рефлекторные механизмы. Именно К.Маркс в своем «Манифесте коммунистической партии» сформулировал в качестве одной из главных задач революции социальное упразднение традиционной семьи и семьи вообще. Российские коммунисты для этического регулирования народной массы ввели новые законы сексуального регулирования и сексуальной морали.

В царском законодательстве о браке и семье говорилось: «Ст.106. Муж обязан любить свою жену как собственное свое тело, жить с ней в согласии, уважать, защищать, принять ее недостатки и облегчать ее немощи. Он обязан доставлять жене пропитание и содержание по состоянию и возможности своей. // Ст.107. Жена обязана повиноваться мужу своему как главе семьи, пребывать к нему в любви, почтении и послушании, оказывать ему угождение и привязанность как хозяина дома… // Ст.164. Власть родительская распространяется на детей обоего пола и всякого возраста. // Ст.165. Родители, для исправления детей строптивых и неповинующихся, имеют право употреблять домашние исправительные меры. В случае безуспешности сих мер в родительской власти: 1) детей обоего пола, не состоящих в государственной службе, за упорное неповиновение родительской власти, развратную жизнь и другие явные пороки заключать в тюрьму; 2) приносить на них жалобы в судебные установления. // За упорное неповиновение родительской власти, за развратную жизнь и другие явные пороки дети по требованию родителей без особого судебного следствия подвергаются тюремному заключению на срок от 2 до 4 месяцев. В этом случае родители вправе увеличивать продолжительность тюремного заключения по своему усмотрению или объявлять о вступлении наказания в силу».

В целях слома патриархальной этики российские коммунисты издают два декрета за подписью Ленина от 19 и 20 декабря 1917 г. «Об отмене брака» и «О гражданском браке, о детях и о внесении в акты гражданского состояния». Оба закона лишали мужчину права на руководство семьей, предоставляли женщине полное материальное и сексуальное самоопределение, а также гарантировали ей другие гражданские права. Идеи Ф.Энгельса о преобразовании первобытной организации пещерного коммунизма в коммунистическую семью и государство были восприняты Троцким и левыми коммунистами плоско, как обращение существовавшего семейного порядка вспять: общее упрощение жизни, в том числе брачной и сексуальной на основе «сексуальной свободы». Вопрос об отношениях партнеров больше не решало государство, включая гомосексуальные связи. Регистрация брака предусматривалась как частное желание партнеров. Со стороны государства она являлась «переходной мерой» до «обеспечения им полной материальной независимости людей и включала в себя выплату алиментов на срок до полугода при условии нетрудоспособности партнера или его состоянии безработности». Ленин корректировал левых коммунистов в «половом вопросе», указывал, что сексуальная революция является лишь частью культурной революции, которая целиком основана на успехах «коммунистической производительности труда» над капиталистической, т.е. этот процесс длительный, занимающий жизнь и труд нескольких поколений.

Партийные органы постоянно будировали в народной массе дискуссии о «переустройстве личной и культурной жизни», о «новом быте». В 1925 г. дискуссии о половом вопросе достигли в стране Советов своей кульминации; тогдашний нарком юстиции Курский огласил перед страной новый проект кодекса о браке и семье, начинавшийся словами Ленина: «Конечно, с помощью одних только законов всего не сделаешь, и мы ни в коем случае не удовлетворимся одними декретами». Крупные коммунистические функционеры Троцкий, Александра Коллонтай, Смидович, Гордон и другие резко указывали на то обстоятельство, что патриархальная семья оказывает тормозящее действие на революционный порыв масс, устремленный к созданию коммуно-производственного коллектива. Лишь в 1935 г. партийный орган «Правда» взял курс на агитационную кампанию: «В Стране Советов семья – серьезное и большое дело». Вышли полнометражные художественные фильмы, пропагандирующие добропорядочное значение брака (например, к/ф «Частная жизнь Петра Виноградова»): плохой отец семейства не может быть хорошим советским гражданином. Одновременно поднимается борьба государства с практикой абортов, начатая многочисленными статьями и дискуссиями ученых и врачей о вреде абортов и закончившаяся законом об их запрете.

Однако, в середине 20-х годов было еще далеко до этого, пока же считалось, что девушка, противостоящая сексуальным домогательствам мужчин, считается контрреволюционно настроенной (!). Сам Ленин о сексуальной революции в России выражался определенно: «так называемая «новая половая жизнь» молодежи – а часто и взрослых – довольно часто кажется чисто буржуазной, кажется разновидностью доброго буржуазного дома терпимости… Вы, конечно, знаете знаменитую теорию о том, что будто бы в коммунистическом обществе удовлетворить половые стремления и любовную потребность также просто и незначительно, как выпить стакан воды … Приверженцы ее утверждают, что теория эта – марксистская. Спасибо за такой «марксизм» … Дело обстоит совсем не так уж просто».

Левая коммунистка Смидович, напротив, указывала, что «каждый комсомолец, каждый рабфаковец и вообще любой зеленый юнец может и имеет право реализовать свое половое влечение, а половое воздержание должно клеймиться как проявление мещанства», и «каждая комсомолка, каждая рабфаковка или другая учащаяся, на которую пал выбор (!) того или иного парня должна быть покорна (!) ему, иначе она мещанка и не заслуживает звания пролетарской студентки».

Резкие коллизии в общественной жизни семьи и брака послереволюционной России понятны и без влияния коммунистического фактора: культурная и бытовая отсталость России, последствия гражданской войны, массовые эпидемии (унесли в 15 раз больше человеческих жизней, чем военные действия противоборствующих сторон) и голод. Данные, оглашенные на врачебном съезде в Киеве в 1932 г., показали, что революционная эпоха сурово отразилась на здоровье советских женщин: 70% женщин не были способны испытывать чувственное наслаждение (оргазм); за год одна женщина в среднем прибегала к 3-7 абортам, при этом были случаи, когда это число возрастало до 15; презервативы являлись дефицитным товаром, а их качество было низким. Советские идеологи вынуждены были констатировать, что в стране добились «освобождения жизни и людей от эротики», а половая жизнь в стране приняла болезненные и вредные формы, поскольку, если «раньше женщины стыдились аборта, то теперь они начали кичится им как своим законным правом». В ходе съезда был высказан ряд идей, позволявших регулировать сексуальную сферу: признание материальной нужды единственной причиной абортов; отмена разделения между демографической политикой государства и политикой в половой сфере; признание сексуальной функции независимо от продолжения рода, признание факта, что жизнь приносит материальное и сексуальное удовлетворение – рождение ребенка есть результат радости жизни; признание сексуальности и саморегулирования половой жизни и др.

«Большая советская энциклопедия» того времени трактовала сексуальную тему, опираясь на взгляды З.Фрейда и психоанализа, а также известного социального психолога Магнуса Хиршфельда, который вводил в решение полового вопроса, такие внешние факторы, как жилищный вопрос, аборт, брачное законодательство и др., в духе тезиса: «Omni animal post coitum triste» («Любое животное чувствует после совокупления скорбь»).

М. Хиршфельд был не только известным ученым, но и крупным либеральным гуманистом и социалистом. Во второй половине 20-х годов он своей исследовательской работе придал организационную форму: создал «Всемирную лигу сексуальной реформы» (ВЛСР). Она охватывала всех известных в то время ученых по вопросам половой сферы. Хиршфельд сформулировал основные принципы ВЛСР: освобождение брака от опеки со стороны государства и церкви; евгеническое воздействие на потомство; правильная оценка вариантов интерсексуальных отношений, в особенности гомосексуальности мужчин и женщин; создание сексуально-уголовного права, которое делает наказуемым только действительное вмешательство в половую свободу другого лица, но не вмешивается в сами половые отношения, основывающиеся на совпадающей воле взрослых людей.

Идеи Фрейда известны более, и их суть сводится к пансексуализму: сексуальные чувства лежат в основе любой деятельности людей.

Конгрессы ВЛСР собирались ежегодно, но последний состоялся в 1932 г. в г. Брно, после чего работа ВЛСР стала невозможной вследствие политической и экономической ситуации в Западной Европе.

Во исполнении программы ВЛСР в СССР был отменен параграф о наказуемости гомосексуализма (1931 г.). На практике это мотивировалось необходимостью разрушить стены, отделявшие гомосексуалистов от общества. Советской наукой 20-х годов эта мера обосновывалась тем, что гомосексуализм понимался как врожденное свойство или как результат нарушения развития, а также фактом, что эта мера никому не принесет политического вреда. Такая позиция соответствовала образу мыслей низового городского и всего сельского населения в стране того времени, которое занимало чрезвычайно терпимую позицию во всех сексуальных вопросах, хотя в деревнях незлобно подтрунивали над гомосексуалистами и лесбиянками. Мещанские слои населения в городах СССР прибывали в рамках традиционной этики и предубеждений на сексуальные новации. Представители этих слоев, занимая средние и верхние этажи партийной иерархии, оказывали свое воздействие в этой сфере на часть рабочих.

Советское общество разделилось на три группы по вопросу гомосексуализма. Для разных людей это: 1) был признаком варварского бескультурья, «свинством, свойственным полудиким народам Востока»; 2) являлось проявлением «рафинированной культуры извращенцев-буржуа»; 3) основывалось на передовой точке зрения социалиста М.Хиршфельда и З.Фрейда.

В Средней Азии, несмотря на отмену наказания, преследования за гомосексуализм сохранились, и в 1925 г. в уголовное законодательство некоторых республик Туркестана было введено наказание в виде длительных сроков лишения свободы для гомосексуалистов.

Научные представления о природе гомосексуализма, до конца в целом не раскрытые, показали, что гомосексуализм в большинстве случаев является следствием нарушения функции любви к противоположному полу как недостаток травмы или семейного тепла, поскольку это нарушение начинает проявляться с очень раннего возраста. Некоторые статистические данные того времени показали широкое распространение гомосексуализма среди молодежи армии, флота, ИТУ и др. Введение наказания в СССР за гомосексуализм в 1931 г. и усиление его в 1934 г. действительно привели к большому количеству самоубийств среди военнослужащих.

Партийные органы и органы госбезопасности вели негласную слежку и практику доносительства за потенциальными гомосексуалистами. Очередная «партийная чистка» всегда имела в начале 30-х составной своей частью принятие оргмер против гомосексуалистов. Старые большевики усиленно ходатайствовали в соответствующих инстанциях либо об восстановлении в партии отчисленных либо освобождении арестованных гомосексуалистов. Однако, неустроенность революционного времени изменила психику и здоровье многих миллионов людей, и волна гомосексуализма в стране росла. По данным спецслужб особенно много гомосексуалистов, кроме военных, было в среде представителей свободных профессий: актеров, журналистов, художников и музыкантов, т.е. работников идеологической сферы. Дело с гомосексуализмом в стране приобретало политический характер. Аресты среди военных «тихой сапой» начались с 1928 года, а массовые аресты гомосексуалистов начались в январе 1934 года во всех крупных городах страны, включая Москву, Ленинград, Харьков и Одессу. Работникам творческих профессий, как правило, ставилось в вину организация «гомосексуальных оргий».

В марте 1934 г. был опубликован Указ ПВС СССР за подписью Михаила Калинина, запрещавший и каравший половые контакты между мужчинами. По законам того времени это была чрезвычайная мера, поскольку изменения в законодательстве могли вноситься только решением съезда Советов. В соответствии с этим указом гомосексуальный акт (только между мужчинами) приравнивался к социальному преступлению и карался «в легких случаях» тюремным заключением на срок от 3 до 5 лет, а в случае зависимости одного партнера от другого (например, в армии, на партработе) – от 5 до 8 лет. Таким образом, гомосексуализм снова оказался в ряду других социальных преступлений, таких как бандитизм, контрреволюционная деятельность, саботаж, шпионаж и т.д. Следует сказать, что восстановление наказания за гомосексуализм в СССР в 1931 г. предполагало первую ссылку до 5 лет и при повторном осуждении содержание в ИТУ на тот же срок.

Указу о гомосексуалистах 1934 г. предшествовали события в Германии, где Гитлер обвинил руководство штурмовиков во главе с бывшим фронтовым командиром Эрнстом Ремом в гомосексуализме. Это дало повод советской печати объявить поход против гомосексуализма как «явления, свидетельствующего о вырождении фашистской буржуазии».

Решающую роль в формировании общественных настроений в стране сыграло вмешательство Максима Горького, который обвинил на весь мир буржуазное общество в грязных фабрикациях антисемитизма и гомосексуализма. Горький сказал: «Уничтожьте гомосексуалистов – фашизм исчезнет». Далее великий пролетарский писатель, вещавший с острова Капри, принадлежавшего, кстати, фашистской тогда Италии, отмечал, что «в стране, где мужественно и успешно действует пролетариат», «гомосексуализму, развращающему молодежь», нет места.

Интересно, что в своем выступлении по радио 30 июля 1934 г., в котором обосновывалось уничтожение руководства штурмовиков, Гитлер сослался на указ М. Калинина о преследовании гомосексуалистов в СССР. Однако, в Советской России население в общем терпимо относилось к гомосексуалистам, хотя политизация всех событий в стране не могла не аффектировать и этого явления. Некоторые историки утверждали, что мания доносительства развилась в населении именно с политизации государством такого сексуального явления, как гомосексуализм.

Единственный сохранившийся к 1935 г. национальный филиал ВЛСР в Англии выступил по поводу преследования гомосексуалистов в СССР и Германии с обобщением научно-правовых аспектов гомосексуализма: «1) гомосексуализм не является социальным преступлением, он никому не приносит вреда; 2) его следует ограничивать единственно с помощью создания всех предпосылок естественной любовной жизни масс; 3) прежде чем цель, о которой говорится в п.2, будет достигнута, гомосексуализм должен рассматриваться как вид сексуального удовлетворения, равноправный с гетеросексуальным, и быть ненаказуемым (за исключением случаев совращения лиц, не достигших половой зрелости)».

Зигмунд Фрейд исследовал социальную проблему гомосексуализма досконально, поскольку сам принадлежал к гомосексуалистам. Это открытие волновало Фрейда с юных лет и определило его дальнейшую судьбу врача и психиатра. Например, Фрейд считает, что антисемитизм – природное свойство людей – «То, что при больших различиях возникает трудно преодолимая антипатия – галла к германцу, арийца к семиту, белого к цветному, – нас перестало удивлять» («Массовая психология и анализ человеческого «я», //З.Фрейд. Труды разных лет. Книга I./Тбилиси, «Мерани», 1991. – с.100 (399 с.)).

Фрейд утверждает (ibid, рр.105-106): «Генезис мужской гомосексуальности в целом ряде случаев следующий: молодой человек необоснованно долго и интенсивно в духе Эдипова комплекса, сосредоточен на своей матери. Но, наконец, по завершению полового созревания все же наступает время заменить мать другим сексуальным объектом. И тут происходит внезапный поворот: юноша не покидает мать, но идентифицирует себя с ней, он в нее превращается и ищет себе объекты, которые могут заменить ему его собственное «я», которых он может любить и лелеять так как его самого любила и лелеяла мать».

Фрейд полагает, что этот механизм универсален, хотя в своем эпистолярном наследии подчеркивает, что весь психоанализ вышел из его чувства неудовлетворенности, которое выражалось в сильной антипатии к индивидам одного пола, переходящее в сексуальное чувство любви, почти, удовольствие.

Зигмунд Фрейд утверждал, что все неврозы буржуазного общества, включая гомосексуализм, имели в своем основании абсолютную сексуальную власть вождя первобытнообщинного племени над всеми его членами, как-то имеет место у современных обезьян-павианов, когда вожак стада имел сексуальную власть над мужскими и женскими особями обезьяньего стада.

В «Очерках по психологии сексуальности» (1905 г.) Фрейд в первой их части излагает психиатрическую теорию сексуальности, лишенную психоаналитического анализа. Представляется очевидным, что политическая власть в России в 20-х использовала именно эти постулаты для формирования половой политики в стране.

Здесь Фрейд исходит из медицинского факта, что половое чувство и голод являются главными потребностями человека. При этом он исходит из научной методологии, определяя лицо, вызвавшее половое влечение, сексуальным объектом, а действие, на которое это влечение толкает – сексуальной целью. Эти действия необходимо исследовать в их отношении к сексуальной норме, которая определена медициной и психиатрией. Фрейд считает, что мужчины, сексуальным объектом которых являются мужчины, составляют значительную часть любого общества.

Эти лица ведут себя следующим образом и являются: 1) абсолютно инвертированными, т.е. все их сексуальные желания направлены на мужчин, и они, как правило, не способны совершить половой акт или не испытывают оргазма; б) амфигенно инвертированы (психосексуальные гермафродиты), т.е. являются бисексуальными (сексуальная цель – как женщины, так и мужчины); в) случайно инвертированы, т.е. при известных внешних условиях (например, недоступность нормального полового объекта или подражания) могут при сексуальном контакте с лицом, одного с ним пола, получить удовлетворение.

Инвертированные (гомосексуальные) относятся к инверзии по-разному: одни как к чему-либо понятному и энергично отстаивают ее равноправие наряду с гетеросексуальным половым чувством; другие – возмущаются ею и ощущают ее как болезненную навязчивость. Другие вариации касаются временных отношений: существуют с раннего детства или после наступления половой зрелости; сохраняются на всю жизнь или существует как эпизод; позднее появление после периода нормальной половой зрелости; периодическое течение – сексуальная цель периодически менялась с мужчины на женщину и обратно.

Фрейд полагает, что все отмеченные формы гомосексуализма имеют два признака своего происхождения: дегенерацию и врожденное. Он также отмечает, что распространение гомосексуализма среди всех древних культурных народов, почти принимало характер общественного института (Древние Греция и Рим, восточные деспотии). У диких и примитивных народов он повсеместно распространен.

Гомосексуализм может носить и приобретенный характер. Так эта инверзия возникает в данном периоде жизни, когда некоторое сексуальное впечатление повлекло длительное последствие к гомосексуальной склонности. Могут иметь место внешние влияния жизни, приводящие к фиксации гомосексуализма – обращение исключительно в среде одного пола, совместная военная деятельность, содержание в тюрьме, опасности гетеросексуального общения, целибат, половая слабость и т.д.

В гомосексуальной привязанности играет роль совращение в ранней юности (совращение, взаимный онанизм) или изнасилование.

Для понимания сущности гомосексуализма Фрейд вводит понятие бисексуальности. Так человек может быть или мужчиной, или женщиной. Науке известны случаи, в которых присутствует стертость половых признаков, что затрудняет определение пола. Учение о бисексуальности в своей самой грубо-упрощенной форме выступает, как «женский мозг в мужском теле». Фрейд подчеркивает, что это означает наличие мозговых механизмов и соматических половых органов. Его вывод состоит в том, что для объяснения гомосексуализма необходимо принимать во внимание бисексуальное предрасположение, которое сопровождается наличием соответствующих анатомических его форм и нарушением развития полового влияния.

Фрейд считает, что большинство гомосексуалистов (отметим, что Фрейд – гомосексуал) ищут в своем сексуальном объекте женских психических черт. Он приводит в доказательство этому то обстоятельство, что мужская проституция, предлагающая себя гомосексуалистам, копирует во всех внешних формах платье и манеры женщин. У древних греков именно телесное приближение мальчиков к женскому телу, а также его женские душевные свойства, робость, сдержанность, потребность в посторонней помощи и в наставлении разжигали к ним любовь в мужчинах. Как только мальчик становился взрослым, он уже не был больше половым объектом для мужчины, а сам становился любителем мальчиков. Фрейд полагает в этом поведении осуществление бисексуальной природы.

В отношении лесбиянок он считает, что активные из них обладают соматическими и душевными признаками мужчины и требуют женственности от своих половых объектов при всем их внутреннем многообразии.

Фрейд самым решительны образом противится попыткам отделить гомосексуальных от других людей как особого рода группу. Напротив, он полагает, что нуждается в объяснении сексуальный интерес мужчины к женщине. Решающим моментом в отношении окончательного полового выбора является период полового созревания и половой зрелости, а сам же выбор определяется целом рядом случайных факторов, частью конституционных, частью случайных по своей природе.

В современном городе человека глубоко терзают сомнения, страхи, заботы, чувство неполноценности, тревоги и многие навязчивости в мышлении и поведении. Все это является результатом вызванного цивилизацией нарушения инстинктовой деятельности. Соответственно, состояние ума индивидов существенно определяет вектор развития цивилизации. З.Фрейд и его многочисленные последователи прямо утверждают, что внешняя среда суть продукт деятельности индивида. Европейские рефлексология и психоаналитическая теория также утверждают существование подобного процесса. Культура влияет на психику, а сама культура обусловлена психикой. Медиатором между ними выступает этика. Цель взаимодействующих факторов выглядит, как инстинкты (генотип и биология) создают психику, психика определяет общество, общество формирует этику, этика видоизменяет психику.

Городская организация деятельности людей глубоко нарушила гармонию человека и природы. Это выразилось в том, что ощущая себя частью планетарного человечества, человек в то же время индивидуален и своеобразен. Мегаполис углубляет социально-психологическую пропасть между двумя этими человеческими механизмами. Ее результатом является такие явления, как: внутренний конфликт и напряжение (стресс); беспокойство, недовольство, растерянность (фрустрации), скука, неудовлетворенность, чувство поражения (агрессивность); потребность в одиночестве; отчуждение; страсти огромно-разрушительной силы; внутренняя потребность в системе ориентации и принадлежности.

Существенным свойством психики (личности) жителя мегаполиса является неудовлетворенность в эмоциональной сфере. Оно было замечено политиками в практическом плане давно, поскольку политическое воздействие на человека наиболее эффективно через эмоции, а не разум, логику. Горожане легче поддаются конформистской обработке в духе тех или иных политических лозунгов предвыборных кампаний. Эмоциональные противоречия в человеке делают из него благодарный объект любой политической кампании. Он слишком чувствителен, легко выводится из состояния душевного равновесия и в этом состоянии наиболее легко поддается политической агитации и пропаганде: он сначала чувствует лозунги, а потом думает – желания и потребности подчиняют себе мышление. Эмоции сильнее и примитивнее интеллекта, потому политика ориентируется в деле управления людьми именно на них.

С этих позиций следует рассматривать и влияние сексуальности на социально-политические, правовые и т.п. отношения. Патриархальное восприятие мира рассматривало общество как обширную семью, многие аспекты существования которой определялись сексуальными силами. Фрейд и его последователями пошли в этом плане дальше всех: биологическая сексуальность представлялась ими главенствующей силой в жизни человека. Согласно Фрейду, половой инстинкт детерминирует: общую мотивацию поведения людей (исключая агрессивно-разрушительные импульсы); личность, способности и этику мужчин и женщин, психическое созревание детей; формы семьи и социального развития; происхождение форм одежды, живописи, форм искусства, вообще, всех видов культуры. Характеристики психики и черт личности при всем их своеобразии не носят чисто половой характер, а являются общечеловеческими категориями. Объективным фактором природы различия полов является более низкий уровень обмена веществ у женщин, что объясняет их большую продолжительность жизни, чем у мужчин. Более правильным и разумным представляется точка зрения на роль половых отношений, состоящая в том, что сексуальность есть сложная динамическая система биологических и психических факторов, реализующая значительный спектр форм сексуального поведения.

Многие люди в нашем обществе растут, достигают зрелости и старости, не ведя половой жизни. Некоторые из них настолько изменились под влиянием социальных условий жизни, что они даже не онанируют (мастурбируют); другими словами, их социальный опыт полностью подавил половую активность либо придал ей иные формы существования.

Сами по себе половые гормоны не предопределяют природу взаимоотношений полов. Эндокринные системы мужчин и женщин производят как мужские, так и женские половые гормоны, которые встречаются у особей обоего пола.

В общей массе содержащихся в крови половых гормонов у мужчин может содержаться 30-40% женских гормонов, а у женщин может быть такой же процент мужских гормонов. Сами по себе эти половые гормоны не являются причиной определенных сексуальных чувств. У мужчин-кастратов половое чувство проявляется в слабой степени, но они вступают в половые гомосексуальные сношения. У Александр Македонского, наряду с женой и наложницами, имелся мальчик-перс, кастрат, для гомосексуальных связей. У женщин, в климактерический период с его эндокринными изменениями, наблюдаются более острая сексуальная потребность и большее сексуальное удовлетворение. Гомосексуалисты обладают таким же набором половых гормонов, как и гетеросексуалы, поэтому «лечить» их вспрыскиванием соответствующих гормонов бессмысленно. Гомосексуальность и большинство случаев полового бессилия и безразличия объясняются главным образом не биологическими причинами, а сложным комплексом социально-психологических факторов, присутствующим в форме рефлекторных механизмов психики и сознания.

Сам по себе пол не является причиной для романтической любви, которая возникла в рыцарскую эпоху в Западной Европе в XII веке, времени трубадуров. В то время это было любовь не между мужем и женой, а между трубадуром (поэтом) и женой другого мужчины. Только вслед за протестантской реформацией и развитием капитализма понятие и практика любви между мужем и женой получили распространение в европейской цивилизации. В истории цивилизации браки устраивались отнюдь не на основе романтической любви; при этом подразумевалось, что любовные отношения супругов развиваются вне брака. Со времен Древней Греции и Рима в европейском обществе было принято ассоциировать с мужским началом преобладающее положение в политике, деловой, семейной, сексуальной и общественной жизни. Поэтому мужчина без чувства доминирования приравнивался в общественной жизни к женскому началу, что было естественным положением в глазах общества. Обратной тенденции не существовало, поскольку резко действовали в социальном и индивидуальном сознании закономерности патриархата, которые сломили матриархальные отношения в тысячелетней кровавой борьбе. Все европейские мифы наполнены отголосками этой битвы форм в общественных отношениях. Мужчины заняли господствующее положение в обществе примерно 5,5 тыс. лет назад при зарождении цивилизации и государства на Балканах, в Малой Азии и северном Причерноморье европейской культуры.

В патриархальных обществах гомосексуальная связь рассматривалась именно как торжество мужского начала, в т.ч. в отношениях мужчин. Отсюда – широкое распространение гомосексуальной любви в эллинистических обществах в качестве социальной нормы. Лесбийские отношения не являлись идеологически верными, подкрепленными мифологическим сознанием, но и не осуждались, если они не переходили грань личных отношений. Вообще, в эллинистических обществах (Греция и Рим) положение замужней женщины было бесправным. Более или менее свободными были гетеры, сословие которых развилось из института храмовой священной проституции, в котором равно принимали участие мужчины и женщины.

Переход от женского к мужскому господству в обществе повлек значительные изменения в юридических, политических, религиозных правах мужчин и женщин, в брачных обычаях и нормах сексуальной морали, а также индивидуальной психологии. На всех крупных этапах своего развития общество сталкивается с подобными проблемами. Например, сострадание, нежность, милосердие, ласковость, мягкость, способность прощать, ранее считавшимися женскими способностями, распространяются и на мужчин, которые в этом случае считаются неполноценными мужчинами. Многие современные женщины приобретают мужские качества чувственного восприятия мира. Все эти новации вызваны большими возможностями и большей свободой, которые предоставляет мужчинам и женщинам настоящее время. Соответственно, представители разных полов становятся неспособными понять индивида противоположного пола, его проблемы и нужды. Вполне вероятно, что на этой основе развивается страх перед противоположным полом, поскольку страх является доминирующим чувством в современном мире и, в частности, в жизни жителя мегаполиса. Заместителем страха может выступать стремление к принижающей оценке этических достоинств людей, в т.ч. противоположного пола. С идеальной точки зрения сексуальные чувства являются кульминацией любви и близости, которые дифференцируются личным опытом и психикой городского индивида. Соответственно, их объектом могут стать как представители одного пола, так и разных. Эти половые отношения, будучи самыми интимными между людьми, выражают те качества и ту напряженность, которые возникают в отношениях между людьми. Сложившиеся взаимоотношения и чувства между такими людьми представляют собой сложный синтез реакций на объективные отношения и субъективную психологическую ситуацию в их отношении. Взгляды и характеры взаимодействующих сторон имеют решающее влияние на создание брачующих отношений. Сексуальная деятельность часто выражает вызов, может быть формой бегства от скуки, защитой от беспокойства или являться способом избежать стоящих перед человеком (и мужчиной, и женщиной) проблем. Половая деятельность также может являться способом разрешать вставшие перед людьми различные субъективные и объективные трудности. Нередко половая активность и любовные отношения являются способом преодоления чувства неполноценности и других воображаемых или действительных недостатков.

Сексуальные отношения полов, или внутри одного пола, нельзя обойти без рассмотрения вопроса об оргазме, вокруг которого более мистики, чем ясного понимания. Оргазм – это весьма естественная и обычная функция организма. Она состоит в наращивании и разрядке нервного и мышечного напряжения и связанного с ними приятного ощущения независимо от того, в какой части организма это имело место. Этот комплекс ощущений присутствует и при накоплении давления в мочевом пузыре, и при нормальной моторной деятельности прямой кишки, и при чихании. Все эти примеры являются примером очень быстрой, оргазмической, но несексуальной реакции.

Мужчины испытывают сексуальный оргазм двух типов. Первый – это просто мышечный спазм, сопровождающийся моментальным ощущением удовольствия и простым облегчением физического напряжения. Такой мышечно-спазматический кульминационный пункт достигается при онанировании, при половых связях с проститутками или при случайных половых связях, т.е. в случаях, лишенных элементов любовного увлечения. Второй тип оргазма можно определить как психический оргазм. В этом случае мышечный оргазм являются лишь частью более широкого эмоционального процесса излияния нежности, любви, близости. Вполне вероятно, что гомосексуальные связи имеют отношение ко второму типу оргазма, тогда как правильный гетеросексуальный брак не всегда им обладает.

Половые сношения – одна из восьми главных биологических потребностей человека. Тем не менее из всех восьми потребностей (дыхание, пища, вода, потребность в укрытии, потребность в отдыхе, мочеиспускание и дефекация, освобождение груди женщины от молока после рождения ею ребенка, половая деятельность) половая деятельность была выделена со времени протестантской Реформации как объект особого внимания буржуазного общества.

Многообразие и сила сексуальных правил – половая этика – восходят к тому историческому факту, что вопросы пола стали тесно связанными с проблемами политики, собственности и экономики. Многими авторами показано, что нормы целомудрия и половой чистоты возникают в обществе с частнопредпринимательской системой как гарантия передачи состояния в руки кровных родственников. Отношение людей к полу, в сравнении с другими инстинктивными потребностями, означает подкрепление социальных основ человеческих коллективов – общества как такового, поскольку половые сношения – важная форма отношений полов, обязательный компонент семейной жизни, которые в настоящее время переживают переоценку их ценности и уточнения содержания.

Современная форма брака возникла в то время, когда устанавливалась современная система частной собственности, а этот патриархальный тип брака был создан для концентрации собственности в руках ближайших кровных родственников. Современные эксперты отмечают, что в общественном мнении усиливаются тенденции главенства иных, не экономических, факторов, что должно повлечь за собой изменение основ семьи, брака, а значит, любви. Все это потребует разработки новаций в этой сфере системы права. Также как сотовая структура мегаполиса дифференцирует общество на множество групп, группировок и общностей, представители которых живут, действуют, мыслят и чувствуют мир по-разному, так и интимные отношения испытывают изменения, приводящие к их различию.

Кроме того, накоплено внушительное количество ясных доказательств того, что психика взрослого человека динамична и нестабильна, поскольку психика человека открыта воздействию внешних социальных и психологических условий среды. Если условия среды изменяются, то сознание людей также изменяется: идет подстраивание под доминирующие факторы бытия. Изменяются обычаи, манеры и вкусы, определяющие лицо цивилизации. Исключением являются сугубо религиозные люди и люди с высоким политическим (или асоциальным – террористы, преступники) сознанием, которые ведут борьбу в обществе за собственные идеалы. Эти обстоятельства играют существенную роль при воздействии на человека, когда государство стремится, посредством изменения в нужном направлении материальных условий и идеологических и культурных влияний, изменить в полезном для себя отношении сознание взрослого человека, сформировав из него конформиста без потери им разрешенной степени и объема общественно-полезной активности. В этом плане главное – на основе эгоистическо-гуманной этики устранить из общества все проявления человеческой агрессивности, не повлияв при этом на социальную активность человека.

Несостоятельность современной этики и культуры заключается не в принципе индивидуализма, не в идее, что моральная сила заключается в погоне за личным интересом, а в изменении соотношения добра и зла в худшую сторону в личных интересах. Дело не в том, что люди слишком заняты своим личным благополучием, но в том, что они недостаточно интересуются своей личностью (реальным «Я»); не в том, что они слишком эгоистичны, а в том, что они не любят самих себя, что влечет их как к внешней агрессивности, так и аутоагрессии. Древние говорили: «человек познай самого себя»; настоящее время предлагает: «человек полюби самого себя».

Нет личной или общественной этики, морали, которая являлась бы вечной и не относилась бы к определенной эпохе, ибо – «другие времена, другое бремя». Системы этики не являются всеобщими; они всегда отражают потребности времени, вызовы эпохи. Настоящая эпоха – эпоха роста агрессии во всем мире. Эта агрессия есть не только результат внешнеполитической деятельности некоторых государств, их лидеров, но эта агрессия поднимается из недр психофизической природы сотен миллионов людей по всему миру: будь-то крупные его мегаполисы или деревушки в «странах третьего мира». Признанной моралью (этикой) нашего времени будет та этическая система, которая снимет состояние аутоагрессивности (враждебность, озлобленность) в человеке большого города, ибо традиционная этика пока оказывает свое облагораживающее действие на жителей патриархально-христианских сообществ. Вместе с тем, библейская этика ведет к ослаблению разумных понятий, с которыми связано создание и функционирование информационного общества. Его динамика мало корреспондируется с верой в незыблемые догматы прошлых тысячелетий. Вообще говоря, религиозно-мистические этические учения создают озадачивающий городского жителя разрыв между физическим и материальным существованием человека, с одной стороны, и его психическим, духовным, бытием, с другой. Такое отделение психической, этической деятельности от физических, материальных условий жизни в современном мегаполисе невозможно.

Нам нужна кардинальная этика позитивного действия, основанная на конкретных потребностях, с которыми люди встречаются в условиях информационного общества и его «центров кристаллизации», мегаполисах, составляющих существо современного мира. Данная этика должна базироваться на конкретных потребностях конкретных людей, чтобы ее можно было применять на практике. Нам нужна этика, которая дает возможность человеку для построения его процветания по собственному плану действия. Нам нужна такая этика, которая устраняла из самого человека, до начала его действия, все позывы к агрессии, не лишая его активности и инициативы во всех начинаниях. Единственно приемлемой этикой является та, которая создает твердое основание для самого человека во всем многообразии человеческих характеров; это есть этика гуманного (разумного) эгоизма.


<< предыдущая страница   следующая страница >>
Смотрите также:
Посвящается Зое, которая через десять лет это прочтет и скажет
4692.1kb.
13 стр.
Ровно 55 лет назад на футбольном небосклоне вспыхнула новая «звезда» — Эдуард Стрельцов
144.22kb.
1 стр.
Арсеньев «город у синих сопок»
26.29kb.
1 стр.
За этанолом будуще !!!
809.89kb.
3 стр.
22 июня 1941 года фашистская Германия напала на Советский Союз. Это была смертельная схватка (Великая Отечественная война). Весь народ поднялся на борьбу с врагом. Сегодня, через 65 лет
135.95kb.
1 стр.
Текст 64 Эволюционные цветные расы
233.28kb.
1 стр.
Оскар и розовая дама посвящается Даниель Дарьё
472.6kb.
1 стр.
Шерил Луиза Моллер скачать книги Предисловие Что это за книга
4839kb.
27 стр.
Интервью с председателем Парламента рм м. Лупу, 21. 07. 05
58.36kb.
1 стр.
Сценарий классного часа «Эхо Бесланской печали»
154.6kb.
1 стр.
Книга, один Чикаго» и«Если весь Сиэтл прочтет одну книгу»
19.14kb.
1 стр.
Жизнь победы Посвящение
2093.45kb.
10 стр.