Главная
страница 1страница 2 ... страница 5страница 6
[неофициальный перевод] <*>
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЯТАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО "ГУЛЬТЯЕВА (GULTYAYEVA) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

(Жалоба N 67413/01)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
(Страсбург, 1 апреля 2010 года)
--------------------------------

<*> Перевод на русский язык Николаева Г.А.
По делу "Гультяева против Российской Федерации" Европейский суд по правам человека (Пятая секция), заседая Палатой в составе:

Пэра Лоренсена, Председателя Палаты,

Ренате Йегер,

Карела Юнгвирта,

Райта Марусте,

Анатолия Ковлера,

Мирьяны Лазаровой Трайковски,

Здравки Калайджиевой, судей,

а также при участии Клаудии Вестердик, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 9 марта 2010 г.,

вынес в указанный день следующее Постановление:
ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой N 67413/01, поданной против Российской Федерации в Европейский суд по правам человека (далее - Европейский суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданкой Российской Федерации Ниной Ивановной Гультяевой (далее - заявительница) 4 октября 2000 г.

2. Интересы заявительницы представляли юристы ПЦ "Мемориал"/неправительственной организации Европейский центр защиты прав человека (Лондон). Власти Российской Федерации были представлены бывшими Уполномоченными Российской Федерации при Европейском суде по правам человека П.А. Лаптевым и В.В. Милинчук.

3. Заявительница, в частности, утверждала, что условия ее предварительного заключения составляли бесчеловечное и унижающее достоинство обращение, запрещенное статьей 3 Конвенции, что ее предварительное заключение в период с 25 октября по 4 ноября 2000 г. являлось незаконным в нарушение подпункта "c" пункта 1 статьи 5 Конвенции и что ее предварительное заключение было чрезмерно длительным в нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции.

4. 21 сентября 2004 г. Европейский суд коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. 13 июня 2007 г. Европейский суд также предложил сторонам представить дополнительные объяснения в отношении жалобы заявительницы на нарушение статьи 3 Конвенции, что касается периода ее содержания под стражей с 28 февраля по 29 марта 2000 г. В ту же дату было также решено в соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.


ФАКТЫ
I. Обстоятельства дела
5. Заявительница родилась в 1951 году и проживает в г. Москве.
A. Содержание заявительницы под стражей
1. Задержание заявительницы и ее содержание под стражей

с 28 февраля по 2 марта 2000 г.


6. В период, относящийся к обстоятельствам дела, заявительница занимала должность начальника Управления юстиции Сахалинской области.

7. В неустановленную дату в указанном управлении началась внешняя проверка, впоследствии выявившая растрату бюджетных средств.

8. 25 февраля 2000 г. в этой связи было возбуждено уголовное дело.

9. 28 февраля 2000 г. в 8.00 заявительница привлекла адвоката.

10. 28 февраля 2000 г. в 8:30 заявительница была задержана и заключена под стражу. Будучи допрошена в качестве подозреваемой по делу, заявительница воспользовалась правом отказа от показаний и просила об освобождении под залог или под личное поручительство.

11. 29 февраля 2000 г. следователь отказал в освобождении заявительницы, указав, что согласно статье 101 Уголовно-процессуального кодекса "мера пресечения изменяется, когда это вызывается обстоятельствами дела", и что "такие обстоятельства" в деле заявительницы не усматриваются.

12. В ту же дату заявительница была освобождена от занимаемой должности.

13. 1 марта 2000 г. следователь заключил заявительницу под стражу. Постановление было утверждено заместителем прокурора Сахалинской области, который ссылался на наличие достаточных оснований полагать, что заявительница скроется от предварительного следствия или суда или воспрепятствует установлению истины по уголовному делу, или окажет влияние на свидетелей, которые являлись ее подчиненными, а также на тяжесть предъявленных обвинений.

14. Ходатайство заявительницы об освобождении с применением иной меры пресечения было рассмотрено и отклонено следователем 2 марта 2000 г.
2. Содержание заявительницы под стражей

с 3 марта по 18 апреля 2000 г.


15. 6 марта 2000 г. защитник заявительницы обжаловал в суд предварительное заключение заявительницы.

16. Жалоба была рассмотрена судьей А. Южно-Сахалинского городского суда (далее - городской суд) 10 марта 2000 г. В заседании заявительница и ее адвокат поддержали свое ходатайство об освобождении заявительницы с учетом ее неудовлетворительного состояния здоровья, наличия у нее семейных связей и положительной характеристики с бывшего места работы. Судья подтвердил законность заключения заявительницы под стражу, мотивировав это решение "наличием в деле заявительницы доказательств того, что в случае освобождения она может скрыться или оказать влияние на свидетелей".

17. Как утверждает заявительница, доказательство, на которое ссылался судья А., заключалось в аудиозаписи телефонного разговора с другой подозреваемой К. Во время этого разговора К. заявила, что "в понедельник Нина Ивановна исчезнет навсегда".

18. 12 апреля 2000 г. Сахалинский областной суд (далее - областной суд), рассмотрев жалобу, оставил Решение от 10 марта 2000 г. без изменения.

19. Тем временем, 7 марта 2000 г., заявительнице были предъявлены формальные обвинения в растрате и злоупотреблении должностными полномочиями. Поскольку адвокат заявительницы не мог присутствовать в отделе милиции в этот день, следственные органы назначили ей другого защитника. Однако в отсутствие своего адвоката заявительница отказалась читать и подписывать предъявленные ей обвинения.

20. 15 марта 2000 г. защитник заявительницы обжаловал Постановление от 7 марта 2000 г. в суде, утверждая, что право заявительницы на защиту было нарушено. Он также просил суд освободить заявительницу до суда.

21. 4 апреля 2000 г. судья А. городского суда оставил жалобу без рассмотрения, указав, что доводы представителя заявительницы были уже рассмотрены и отклонены судами во время первого рассмотрения вопроса о содержании заявительницы под стражей.

22. 3 мая 2000 г. областной суд отменил указанное Постановление и прекратил разбирательство по жалобе от 15 марта 2000 г. Суд, в частности, отметил, что заявительница не лишена возможности обжаловать предполагаемое нарушение ее права на защиту в рамках судебного разбирательства.


3. Содержание заявительницы под стражей

с 19 апреля по 20 июня 2000 г.


23. 19 апреля 2000 г. областной прокурор продлил срок содержания заявительницы под стражей до 25 июня 2000 г. на том основании, что, находясь на свободе, она может скрыться или оказать давление на свидетелей.

24. 17 мая 2000 г. заявительница обжаловала это постановление в суде и просила об освобождении. Она, в частности, утверждала, что не может препятствовать расследованию или оказывать влияние на свидетелей, поскольку проверка окончилась 13 апреля 2000 г. Заявительница также ссылалась на неудовлетворительные условия ее содержания под стражей и ухудшение здоровья.

25. 25 мая 2000 г. судья А. городского суда отклонил жалобу заявительницы как необоснованную, сославшись на тяжесть предъявленных обвинений, "сведения о личности заявительницы" и "наличие в деле заявительницы данных о том, что она может скрыться или оказать влияние на свидетелей в случае освобождения". Судья также отметил, что следственные органы представили медицинское заключение, свидетельствующее о том, что заявительница в лечении не нуждается.

26. В своей жалобе на Решение от 25 мая 2000 г. заявительница, в частности, указала, что судья А. должен был быть отстранен от рассмотрения вопроса о ее содержании под стражей, поскольку этот судья уже рассматривал и отклонил ее ходатайства об освобождении в двух предыдущих случаях.

27. 25 июня 2000 г. областной суд оставил Решение от 25 мая 2000 г. без изменения. В отношении довода заявительницы по поводу судьи А. суд отметил, что законодательство страны позволяет судье неоднократно рассматривать вопрос о законности содержания под стражей.

28. 30 мая 2000 г. заместитель прокурора Сахалинской области отклонил ходатайство заявительницы об освобождении.

29. 2 июня 2000 г. заявительнице были предъявлены дополнительные обвинения, связанные с растратой, злоупотреблением должностными полномочиями и подлогом.

30. 13 июня 2000 г. предварительное следствие было окончено, и заявительница и ее защитник начали знакомиться с материалами дела.


4. Содержание заявительницы под стражей

с 21 июня по 24 августа 2000 г.


31. 21 июня 2000 г. областной прокурор продлил срок содержания заявительницы под стражей до 10 августа 2000 г.

32. Заявительница обжаловала постановление прокурора, указывая, что она не могла препятствовать установлению истины или оказывать влияние на свидетелей, поскольку следствие уже окончено. Она также ссылалась на неудовлетворительное состояние здоровья.

33. 24 июля 2000 г. судья В. городского суда отклонил жалобу заявительницы, указав, что ее содержание под стражей "соответствовало закону" с учетом тяжести обвинений и сведений о личности заявительницы. Судья также учел медицинские справки, представленные защитником заявительницы, а также вышеупомянутое медицинское заключение, представленное следственным органом, и нашел утверждения заявительницы о том, что состояние ее здоровья являлось неудовлетворительным, необоснованными.

34. 13 сентября 2000 г. областной суд, рассмотрев жалобу, оставил указанное Решение без изменения. Суд отметил, что заявительница обвиняется в тяжком преступлении и одна лишь тяжесть обвинения согласно статье 96-2 Уголовно-процессуального кодекса оправдывает сохранение избранной меры пресечения.

35. 8 августа 2000 г. адвокат заявительницы подал жалобу на следователя, в которой просил суд назначить стационарное обследование заявительницы независимым медицинским органом.

36. 15 августа 2000 г. судья В. городского суда пришел к выводу о неподведомственности жалобы судам, указав, что она относится к компетенции прокурора. 25 октября 2000 г. областной суд, рассмотрев жалобу, оставил указанное Решение без изменения.

37. Тем временем, 7 августа 2000 г., областной прокурор продлил срок содержания заявительницы под стражей до 25 августа 2000 г.

38. 15 августа 2000 г. заявительница обжаловала решение прокурора. Ее жалоба была передана судье А. городского суда.

39. Заявительница предъявила требование об отводе судьи. 18 августа 2000 г. судья А. отклонил отвод.

40. В заседании 21 августа 2000 г. заявительница и ее защитник указывали, что предварительное следствие окончено, в связи с чем следственные органы не имеют оснований полагать, что заявительница может скрыться или воспрепятствовать установлению истины. Кроме того, заявительница не представляла угрозы для общества и страдала от различных медицинских проблем, которые требовали надлежащего лечения.

41. Заслушав стороны, судья А. установил, что заявительница должна оставаться под стражей в связи с тяжестью предъявленных обвинений и угрозой того, что она может скрыться. Судья также отклонил жалобу заявительницы на состояние здоровья как необоснованную. 13 сентября 2000 г. областной суд, рассмотрев жалобу, оставил указанное Решение без изменения.

42. 23 августа 2000 г. следователь отказал в освобождении заявительницы, сославшись на отсутствие оснований, в связи с которыми ее содержание под стражей перестало быть необходимым.


5. Содержание заявительницы под стражей

с 25 августа по 25 октября 2000 г.


43. 25 августа 2000 г. дело заявительницы было направлено для рассмотрения в городской суд.

44. 4 сентября 2000 г. судья К. городского суда возвратил дело для дополнительного расследования и указал, что мера пресечения, избранная заявительнице, должна оставаться без изменения с учетом тяжести обвинений.

45. Заявительница обжаловала указанное Решение в части ее содержания под стражей.

46. 25 октября 2000 г. областной суд отклонил жалобу.

47. Тем временем, 22 августа 2000 г., заместитель генерального прокурора санкционировал содержание заявительницы под стражей до 25 октября 2000 г. Это Постановление было вручено заявительнице 15 сентября 2000 г.

48. 17 сентября 2000 г. заявительница обжаловала продление срока ее содержания под стражей в городской суд, в частности, указав, что она не была уведомлена о Постановлении от 22 августа 2000 г. своевременно.

49. В заседании 25 сентября 2000 г. заявительница также ссылалась на неудовлетворительное состояние ее здоровья и отсутствие оснований полагать, что она может скрыться или воспрепятствовать следствию, которое уже окончилось. Ее доводы были рассмотрены и отклонены как необоснованные. Признав, что Постановление от 22 августа 2000 г. не было вручено заявительнице своевременно, суд пришел к выводу о том, что этот факт не затрагивает законной силы постановления о продлении срока содержания под стражей или законности содержания заявительницы под стражей. Соответственно, он принял решение о продлении срока содержания под стражей заявительницы, сославшись на тяжесть предъявленных ей обвинений. 25 октября 2000 г. областной суд оставил решение суда первой инстанции без изменения.

50. 16 октября 2000 г. заявительница просила следователя освободить ее.

51. 17 октября 2000 г. следователь уведомил заявительницу о том, что основания для ее освобождения отсутствуют.

52. 20 октября 2000 г. дело было вновь передано в городской суд для рассмотрения по существу.


6. Содержание заявительницы под стражей

с 26 октября 2000 г. по 6 февраля 2001 г.


53. 4 ноября 2000 г. судья К. городского суда назначил слушание по делу заявительницы и указал, что "с учетом тяжести предъявленных (заявительнице) обвинений избранная ей мера пресечения должна быть оставлена без изменений". В решении не указывался срок содержания заявительницы под стражей и отсутствовали ссылки на иные основания законности ее содержания под стражей.

54. 17 ноября 2000 г. заявительница обжаловала указанное Решение в части содержания ее под стражей. Она утверждала, что с 25 октября 2000 г., когда срок ее содержания под стражей истек, по 4 ноября 2000 г. ее содержание под стражей не было предусмотрено национальным законодательством. Она также жаловалась на то, что суд игнорировал ее доводы относительно состояния ее здоровья.

55. 13 декабря 2000 г. областной суд отклонил жалобу заявительницы, придя к выводу о том, что ее содержание под стражей являлось законным. Суд указал, что заявительница обвинялась в совершении тяжких преступлений и могла содержаться под стражей на одном лишь основании тяжести этих преступлений. Что касается довода заявительницы о ее содержании под стражей с 25 октября по 4 ноября 2000 г., суд отметил, что дело заявительницы вместе с обвинительным заключением было передано в суд 20 октября 2000 г., до того как срок ее содержания под стражей истек. Соответственно, по мнению суда, требования законодательства, регулирующие сроки содержания под стражей в период предварительного следствия, в отношении заявительницы были соблюдены. Суд также указал, что после передачи дела в суд первой инстанции решение последнего было принято своевременно, как это предусмотрено статьей 223-1 Уголовно-процессуального кодекса.

56. Городской суд также отклонил ходатайства заявительницы об освобождении 22 и 29 декабря 2000 г. и 9 января 2001 г. со ссылкой на отсутствие каких-либо "новых оснований для изменения избранной (заявительнице) меры пресечения".


B. Осуждение заявительницы и отбытие ею наказания
57. 6 февраля 2001 г. Южно-Сахалинский городской суд в составе судьи К. и двух народных заседателей признал заявительницу и другую сообвиняемую виновными в растрате, подлоге и злоупотреблении должностными полномочиями и приговорил ее к шести годам и шести месяцам лишения свободы и конфискации имущества.

58. 23 мая 2001 г. Сахалинский областной суд оставил в силе приговор, исключив обвинения заявительницы по трем эпизодам в связи с истечением срока давности.

59. Впоследствии заявительница безуспешно требовала пересмотра дела в порядке надзора.

60. 30 сентября 2002 г. заявительница была освобождена условно-досрочно.


C. Условия содержания под стражей
1. Содержание под стражей в изоляторе временного содержания

Управления внутренних дел г. Южно-Сахалинска


a) Версия заявительницы относительно фактов

61. Как утверждает заявительница, с 28 февраля по 29 марта 2000 г. она содержалась в изоляторе временного содержания Управления внутренних дел г. Южно-Сахалинска ("ИВС"). В подтверждение своей версии заявительница приложила письма властей, датированные 10 и 22 марта 2000 г., соответственно, направленные по адресу ИВС.

62. Заявительница подтвердила изложенную ниже версию письменными показаниями одной из ее бывших сокамерниц.

63. ИВС располагался в подвале помещения Управления внутренних дел. После ее задержания заявительница была помещена в камеру размером приблизительно 3 x 2,5 м и 2,5 м высотой. В камере отсутствовали окна, в связи с чем отсутствовало естественное освещение и не поступал свежий воздух. Температура в ней не превышала +12 градусов C. Имелись железная раковина и кран с холодной водой, но напор воды был весьма слабым. Унитаз или иное оборудование в камере отсутствовали, и заявительница должна была использовать раковину. В камере были мыши, крысы, вши и тараканы.

64. Заявительнице не было разрешено взять с собой туалетные принадлежности или смену одежды. Она не имела постельного белья и должна была спать на деревянных нарах. В первые два дня ее содержания под стражей заявительница не получала никакой пищи или питьевой воды.

65. Вечером 29 февраля 2000 г. заявительница была переведена в другую камеру, в которой находились четыре других заключенных. Условия в этой камере были аналогичны изложенным выше. Окна отсутствовали, и камера освещалась единственной лампой мощностью в 40 ватт. Все заключенные, кроме заявительницы, курили, но камера проветривалась только раз в неделю, когда заключенные пользовались душем.

66. В камере находился большой алюминиевый резервуар, вмещавший 80 - 100 литров воды. Этот резервуар, не имевший крышки, использовался сокамерницами как туалет. Они закрывали его сверху куском ткани, чтобы уменьшить запах. Каждый вечер заключенные выносили резервуар из камеры в общий туалет и по очереди мыли его с помощью шланга холодной водой. Резервуар никогда не дезинфицировался.

67. Заявительница не получала постельных принадлежностей, пока семья не передала ей их через две недели, и спала на дощатых нарах. Заключенные могли пользоваться душем не чаще, чем раз в неделю; они не получали мыла или иных туалетных принадлежностей или смены белья. В течение всего периода ее содержания под стражей в ИВС заявительницу ни разу не выводили на прогулку в связи с отсутствием необходимой инфраструктуры.

68. Заявительнице разрешалось получать передачи от своих родственников, но, как она утверждает, она почти не могла есть в связи с желудочно-кишечными проблемами и из-за неудовлетворительных санитарных условий в камере. Заявительница, страдавшая сердечными, желудочно-кишечными и гинекологическими заболеваниями, не могла получать от своих родственников лекарства, которые она принимала до заключения под стражу, в связи с чем состояние ее здоровья ухудшилось. С 23 по 26 марта 2000 г. после жалобы заявительницы на обострение остеохондроза, администрация ИВС вызвала "скорую помощь", и заявительнице сделали обезболивающие уколы.

69. 7 марта 2000 г. представитель заявительницы обратился в областную прокуратуру с требованием о переводе заявительницы в отдельную камеру.

70. Письмом от 13 марта 2000 г. областной прокурор дал указание начальнику областного Управления внутренних дел удовлетворить это требование.

b) Версия властей Российской Федерации относительно фактов

71. В своих дополнительных объяснениях от 7 сентября 2007 г. власти Российской Федерации утверждали, что на всем протяжении периода ее содержания под стражей заявительница содержалась в следственном изоляторе ИЗ-62/1. Они, соответственно, не представили информации относительно предполагаемого содержания заявительницы под стражей в ИВС.
2. Содержание под стражей в следственном изоляторе ИЗ-62/1
72. Стороны не пришли к согласию относительно точной продолжительности содержания заявительницы в следственном изоляторе ИЗ-62/1 (впоследствии ИЗ-65/1) в Южно-Сахалинске (СИЗО-62/1, далее - ИЗ-62/1) и условий ее содержания под стражей.

73. Как утверждает заявительница, 29 марта 2000 г. она была переведена в ИЗ-62/1, в котором пребывала до 30 сентября 2002 г. Заявительница подтвердила свою версию условий изолятора письменными показаниями двух ее бывших сокамерниц, датированными 28 февраля 2001 г. и 7 декабря 2007 г.

74. В своих объяснениях от 15 декабря 2004 г. власти Российской Федерации указывали, что заявительница содержалась в ИЗ-62/1 с 29 марта 2000 г. по 29 сентября 2002 г. В своих дополнительных объяснениях от 7 сентября 2007 г. власти Российской Федерации отмечали, что с 28 февраля по 29 марта 2000 г. и с 29 марта 2000 г. по 30 сентября 2002 г. заявительница содержалась в ИЗ-62/1.

75. В первоначальных объяснениях власти Российской Федерации основывали свою версию условий содержания заявительницы под стражей на ряде справок, выданных начальником ИЗ-62/1 3 ноября 2004 г. В своих дополнительных объяснениях в ответ на требование Европейского суда о подтверждении описания условий содержания заявительницы под стражей документальными доказательствами, относящимися к периоду, когда она содержалась в ИЗ-62/1, власти Российской Федерации представили ряд справок, выданных начальником изолятора 21 августа 2007 г., письменные объяснения от 17 августа 2007 г. ряда надзирателей, служивших в ИЗ-62/1 в период, относящийся к обстоятельствам дела, копию медицинской карты заявительницы и фотографии камер, в которых содержалась заявительница. В справках либо описывались современные условия камер, в которых содержалась заявительница, либо раскрывались различные аспекты содержания заявительницы под стражей в соответствующий период. Письменные объяснения надзирателей касались условий содержания заявительницы под стражей в соответствующий период. Медицинская карта являлась единственным документом, составленным в период содержания заявительницы под стражей. В ней излагалась история болезни заявительницы в период пребывания в ИЗ-62/1.

a) Общие условия

76. Как утверждала заявительница, с 29 марта по начало мая 2000 г. она содержалась в камере N 53, затем она была переведена в камеру N 47, где провела три месяца, в начале августа 2000 г. она была помещена в камеру N 020, где оставалась до середины октября 2000 г., затем она находилась в течение полутора месяцев в камере N 49, и с ноября 2000 г. до 30 сентября 2002 г. она находилась в камере N 54. Власти Российской Федерации оспаривали это утверждение. Одна из справок от 21 августа 2007 г., представленных ими, указывала, что с 29 марта до 29 мая 2000 г. заявительница содержалась в камере N 49, с 29 мая до 29 июня 2000 г. она содержалась в камере N 020, и с последней даты до 30 сентября 2002 г. она содержалась в камере N 54.

77. Как утверждала заявительница, камера N 53, имевшая площадь приблизительно 24 кв. м, имела 3 м в высоту. Она была рассчитана на 10 заключенных. Кроме заявительницы в этой камере находилось пять заключенных. Камера N 47, также имевшая площадь приблизительно 24 кв. м, была рассчитана на 10 заключенных. В ней содержались девять заключенных. В камере N 020 размером около 8 кв. м, рассчитанной на четырех заключенных, заявительница содержалась с одной сокамерницей. Камера N 49 (площадь 20 кв. м) была рассчитана на 10 заключенных. Заявительница содержалась в ней с одной сокамерницей. В камере N 54 (площадь 14 кв. м) заявительница содержалась с одной сокамерницей.

78. Как утверждали власти Российской Федерации, камера N 49 имела площадь от 24,6 кв. м, как указано в справке от 3 ноября 2004 г., до 26 кв. м, как указано в справке от 21 августа 2007 г. Камера рассчитана на семь заключенных, тогда как заявительница содержалась в этой камере с пятью сокамерницами. Камера N 020 имела размер 8 кв. м и рассчитана на двух заключенных. Согласно объяснениям властей Российской Федерации заявительница содержалась там одна. Камера N 54 имела площадь от 14 кв. м согласно справке от 3 ноября 2004 г. до 15,1 кв. м, как указано в справке от 21 августа 2007 г. В этой камере, рассчитанной на четырех заключенных, заявительница содержалась с одной сокамерницей.


следующая страница >>
Смотрите также:
Постановление Страсбург, 1 апреля 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
367.71kb.
2 стр.
Постановление Страсбург, 1 апреля 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
752.22kb.
6 стр.
Постановление Страсбург, 9 апреля 2009 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
489.56kb.
2 стр.
Постановление Страсбург, 18 марта 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
443.08kb.
1 стр.
Постановление Страсбург, 10 июня 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
446.34kb.
3 стр.
Постановление Страсбург, 3 июня 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
136.95kb.
1 стр.
Постановление Страсбург, 18 февраля 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
402.66kb.
3 стр.
Постановление Страсбург, 14 января 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
578.53kb.
3 стр.
Постановление Страсбург, 12 мая 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
186.33kb.
1 стр.
Постановление Страсбург, 9 октября 2008 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
1161.71kb.
8 стр.
Постановление Страсбург, 20 мая 2010 года Перевод на русский язык Николаева Г. А
577.77kb.
4 стр.
Постановление Страсбург, 22 декабря 2008 года Перевод с английского Д. В. Юзвикова
1060.25kb.
7 стр.