Главная
страница 1страница 2страница 3страница 4

3. Нормативная база для атомной энергетики недостаточна.
3.1. Общие вопросы легитимности не решены.
Вопросы легитимности производства атомной энергии на территории Беларуси, а, следовательно, и решений о строительстве атомной станции, вызывают серьезную обеспокоенность.

Ст. 10 Декларации «О государственном суверенитете Республики Беларусь» (от 27 июля 1990 г., № 193-XІІ, принята Верховным Советом Республики Беларусь) и ст. 18 Конституции Республики Беларусь (с изменениями и дополнениями, принятыми на республиканских референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г.) определяет: Республика Беларусь ставит целью сделать свою территорию безъядерной зоной, а государство – нейтральным.

К настоящему времени ст. 18 Конституции Республики Беларусь не подлежала официальному толкованию согласно национальным процедурам. Мы фиксируем наличие экспертных позиций, которые основаны на понимании, что производство атомной энергии посредством строительства и эксплуатация атомной станции ставят под сомнение следование конституционной цели: Беларусь – безъядерная зона. Отсутствие официального толкования и наличие противоположных экспертных оценок по данному вопросу могут негативно сказаться на дальнейших этапах реализации проекта по строительству и эксплуатации атомной станции, что убеждает нас в необходимости получения официального толкования конституционной нормы применительно к производству атомной энергии на территории Беларуси.
3.2. Существует проблема достаточности нормативного регулирования в области атомной энергетики в национальном законодательстве.
Пояснительная записка к части 3.1 Отчета об ОВОС «Вопросы безопасности. Основные принципы и критерии» фиксирует следующий подход: «Отсутствие документов атомного права обусловило следующий подход в решении данного вопроса. В соответствии с пунктом 1.5 протокола заседания межведомственной комиссии по координации и контролю реализации комплексного плана основных организационных мероприятий по строительству атомной электростанции в Республике Беларусь Государственный комитет по стандартизации подготовил Перечень нормативных документов, необходимых для применения при проектировании, эксплуатации объектов атомной энергетики. Данный перечень утвержден председателем комиссии и рекомендовано в Соглашении между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь о сотрудничестве в сооружении на территории Республики Беларусь либо в контрактных документах отразить обязательство российской стороны предоставить белорусской стороне данные документы» (лист 13).

Из данного утверждения следует, что на момент предоставления ОВОС для целей общественной экологической экспертизы «документы, необходимые для применения при проектировании, эксплуатации» АЭС, официально не предоставлены белорусской стороне и на данном этапе существует лишь намерение определить гарантии предоставления данных документов. Таким образом, ОВОС не может быть выполнена надлежащим образом.

Из данного положения также следует официальное признание факта отсутствия существенных правовых элементов в законодательстве Республики Беларусь, что является основным правовым препятствием к подготовке окончательного официального Отчета об ОВОС.

Работа над ОВОС должна быть приостановлена на данном этапе с соответствующим обоснованием и рекомендациями Правительству Республики Беларусь относительно необходимости и обязательности восполнения национального правового регулирования.


3.3. В Республике Беларусь отсутствует закон об обращении с радиоактивными отходами и отработавшим ядерным топливом, что делает невозможной оценку соответствия закону предлагаемого проекта.
3.4. Существующие законы и нормы не решают вопрос о полной ответственности эксплуатирующей организации, и даже государства, за возможный ущерб, связанный с работой АЭС.
На листе 34 части 3.1. Отчета об ОВОС справедливо утверждается, что «первичная ответственность за безопасность должна лежать на человеке или организации, ответственной за АЭС и за действия, которые вызывают риски излучения».

Однако в ответах на вопросы Литовской Республики констатируется факт, что эксплуатирующей организации не существует и «эксплуатирующая организация будет определена в 2010 году».

Следовательно, в настоящий момент вопрос ответственности эксплуатирующей организации не урегулирован.
3.5. Действующие нормы радиационной безопасности не учитывают специфику Беларуси, тотально пострадавшей от Чернобыльской катастрофы.
3.6. В нормах радиационной безопасности не находят отражения последние научные данные о воздействии малых доз радиации.
На протяжении многих лет международное научное сообщество проявляет обеспокоенность тем, что радиация, регулярно выбрасываемая ядерными предприятиями, обладает неотъемлемым канцерогенным эффектом и разрушительным воздействием на хромосомы.

Публикуются исследования, говорящие о росте онкологической заболеваемости в прилегающих к реакторам районах, в особенности среди детей [1]. Подтверждено, что опасность облучения была изначально недооценена в десять - сто раз. Национальная академия наук США, на протяжении нескольких лет исследуя опасность малых доз облучения, заключила, что не существует «безопасной дозы» ионизирующего излучения. Радиация в любых количествах ведет к серьезным кумулятивным рискам [2]. Кроме того, Агентство по охране окружающей среды США в 2003 году официально признало, что при расчетах допустимого риска для «среднестатистического человека» не принимался во внимание тот факт, что у детей в возрасте до 16 лет риск раковых заболеваний в 3 - 10 раз больше, нежели у взрослых. Работы ученых Германии также подтверждают значительное увеличение (в 1,5 – 2 раза) количества случаев лейкемии у детей, живущих на ближайших к АЭС территориях, в течение нескольких лет после начала работы станции [3].

В нормах радиационной безопасности не находят отражения данные немецких исследований по значительному повышению случаев возникновения лейкемии у детей, проживающих близ АЭС.
Ссылки, цитаты:
[1] – Laurier D (2008). Epidemiological studies of leukaemia in children and young adults around nuclear facilities: a critical rewiew. Radiation Protection Dosimetry. 132(2): 182-90.

Laurier D, Bard D (1999). Epidemiologic studies of leukemia among persons under 25 years of age living near nuclear sites. Epidemiologic Rewiews 21(2): 188-206.

Doll R and Wakeford R (1997). Risk of childhood cancer from fetal irradiation. British Journal of Radiology; 70: 130-9.

[2] - Goossens, L.H.J., Harrison, J.D., Kraan, B.C.P., Cooke, R.M., Harper, F.T. and Hora, S.C. (1997). Probabilistic accident consequence uncertainty analysis: uncertainty analysis for internal dosimetry. Vols. 1 and 2. Joint Report of the US Nuclear Regulatory Commission and the Commission of the European Communities. EUR 16773, Brussels.

[3] - Spix C, Schmiedel S, Kaatsch P, Schulze-Rath R, Blettner M. Case-control study on childhood cancer in the vicinity of nuclear power plants in Germany 1980-2003. European Journal of Cancer. 2008 Jan; 44(2): 275-84. E-pub 2007, Dec 21.

Kaatsch P, Spix C, Schulze-Rath R, Schmiedel S, Blettner M. Leukemia in young children living in the vicinity of German nuclear power plants. International Journal of Cancer. 2008 Feb 15; 122(4): 721-6.

Kaatsch P, Spix C, Schulze-Rath R, Schmiedel S, Blettner M. 2008. Leukaemias in young children living in the vicinity of German nuclear power plants. International Journal of Cancer. 122: 721–726.

Spix C, Schmiedel S, Kaatsch P, Schulze-Rath R, Blettner M. 2008. Case–control study on childhood cancer in the vicinity of nuclear power plants in Germany 1980–2003. European Journal of Cancer. 44: 275–284.


3.7. Кроме того, нормы радиационной безопасности основаны на «модели» влияния радиации на белого здорового мужчину 20-ти лет, то есть не учитывается воздействие на более уязвимые поло-возрастные и этнические группы (дети, женщины, другие расы) [1].
Ссылки, цитаты:
[1] - Рекомендации-2003 Европейского комитета по радиационному риску. Выявление последствий для здоровья облучения ионизирующей радиацией в малых дозах для целей радиационной защиты: Регламентирующее издание / Под ред. К. Басби с участием Р. Бертелл, И. Шмитц-Фурнаке, М. Скотт Като и А. Яблокова; пер. с англ. Москва, 2004. 218 с. ISBN 5-87317-187-4. - Глава 5 (с. 41-46).
4. Предлагаемые технологии опасны.
4.1. Предложенный к реализации тип реактора, так называемый «водо-водяной» реактор, не является достаточно надежным, независимо от «поколения». Это признают разработчики российского варианта таких реакторов – ВВЭР. «Водоохлаждаемые реакторы, несмотря на весь опыт, полученный при работе на них, в принципе не могут быть высоко безопасными… Нельзя создать безопасную атомную энергетику на базе водоохлаждаемых реакторов», - академик Валерий Иванович Субботин, «Размышления об атомной энергетике», СПб, 1994, с. 53, 101).
Вероятность аварии и, даже, катастрофы не исключена на 100% на предлагаемом типе реактора. Разработчики Отчета об ОВОС приводят четыре фазы развития аварии с потерей теплоносителя первого контура (часть 3.1, лист 58, рисунок 1.22). Этим подтверждается, что авария может привести к разрушению корпуса реактора, разрушению защитной оболочки и массивному выбросу радиоактивности в окружающую среду.

Разработчики ОВОС справедливо утверждают (часть 3.1, лист 30), что «с АЭС связан специфический риск – потенциальная радиологическая опасность для населения и окружающей среды в случае выхода продуктов деления за пределы АЭС. […] При эксплуатации АЭС не исключается вероятность возникновения инцидентов и аварий, включая тяжелые аварии, связанные с повреждением ТВЭЛ и выходом из них радиоактивных веществ. Тяжелые аварии происходят очень редко, но величины их последствий при этом очень велики». Однако риски и последствия возможных аварий значительно занижены авторами ОВОС.

Тем не менее, авторы Отчета об ОВОС противоречат сами себе, и во многих местах отчета содержатся ложные утверждения о незначительности воздействия АЭС или даже о его отсутствии. Например, в части 8.1 на листе 38 утверждается: «при нормальной работе АЭС население и природное окружение абсолютно защищены от радиационных воздействий АЭС».

Разработчики ОВОС обещают (часть 3.1, листы 35-36), что в будущем «Отчет(ы) по анализу безопасности, предоставленные в качестве подтверждения для обращения за лицензией и разрешением, обеспечат необходимое обоснование».

Таким образом, признается, что ключевая информация не содержится в ОВОС, а именно, не доказано, что:

- защита оптимизирована для обеспечения наивысшего уровня безопасности, который может быть реально достигнут;

- меры контроля радиационных рисков будут такими, чтобы никто не подвергался недопустимому риску или вреду;

- население и окружающая среда, в настоящем и будущем, будут защищены от радиационных потерь.

Ссылка на то, что «Отчет(ы) по анализу безопасности, предоставленные в качестве подтверждения для обращения за лицензией и разрешением, обеспечат необходимое обоснование», говорит о том, что в настоящее время нет доказательств безопасности предлагаемой деятельности.

Разработчики ОВОС признают (часть 3.1, лист 62): «При проектировании реакторной установки и АС невозможно рассмотреть и проанализировать все вероятные пути протекания аварий». Таким образом, еще раз подтверждается факт, что полностью исключить возможность тяжелой аварии и даже катастрофы невозможно.

Следующие утверждения носят декларативный, бездоказательный характер (часть 3.1, лист 62): «Показано, что в результате использования соответствующих проектных пределов, применяемые в настоящее время реакторные установки поколения III+ обладают высокими показателями надежности. Показано, что данные значения безопасности АЭС достигнуты за счет внедрения в проектных решениях принципов безопасности МАГАТЭ и фундаментальных функций безопасности».

Ссылками на нормативные документы и «принципы безопасности» невозможно доказать не только безопасность «АЭС-2006», но даже ее работоспособность. Пока не будет построен хоть один реактор ВВЭР-1200, пока не будет опытных доказательств его работоспособности, единственным «доказательством» безопасности проекта служат слова и бумаги. Этого не достаточно для столь сложного и опасного объекта.


4.2. Не обосновано утверждение разработчиков о том, что проект позволяет ограничить зону планирования обязательных защитных мероприятий для населения радиусом не более 3 км.
В Отчете об ОВОС говорится, что некие, неназванные авторами отчета, «Международные нормативные документы» выделяют следующие зоны аварийного планирования мер по защите населения и их размеры:

– Зона предупредительных защитных мер (3 – 5 км);

– Зона срочных защитных мер (20 км) – зона вокруг АЭC;

– Зона ограничения потребления продуктов питания (300 км).

Это противоречит международной практике. Например, в ОВОС АЭС Фенновойма (Fennovoima, Хельсинки, октябрь 2008, ISBN 978-952-5756-05-0), на стр. 24 говорится: «Воздействие серьезных аварий на АЭС возможно на расстоянии до 1000 км. Краткосрочные ограничения, не более чем на несколько недель, могут быть необходимы на расстоянии до […] 1000 км от площадки АЭС. … Для ограничения дозы на щитовидную железу дети должны будут, в соответствии с рекомендациями властей, принимать йодные таблетки на расстоянии до 100 км от места аварии».

Цифры, содержащиеся в ОВОС, формально отвечают действующей нормативной документации, касающейся удаленности АЭС от населенных пунктов. Но Чернобыль был удален от АЭС на 16 км, тем не менее, в результате радиоактивного загрязнения потребовалась эвакуация и его населения, и города Припяти. Частично или полностью были эвакуированы населенные пункты, находящиеся на расстоянии до 50-60 км и более от ЧАЭС. В данном случае строительство АЭС запланировано в районе, включающем в себя довольно крупные населенные пункты, существование которых почему-то не отражено в таблице «Характеристика условий строительства на конкурентных площадках»: Ошмяны, Сморгонь, Лынтупы, Швенченис, Швенченеляй, Пабраде, Нарочь и т. д. При аварии, подобной чернобыльской катастрофе, эти населенные пункты могут попасть в зону отселения. Так же, как и столица Литовской Республики Вильнюс – город с населением более 550 тысяч человек (с округом – почти 850 тысяч человек).

Расчет последствий запроектных аварий не учитывает возможность пространственного экологического распространения радионуклидов в компонентах ландшафта, как это случилось с аварийными выбросами Чернобыльской АЭС, и значительного атмосферного переноса нуклидов.

На основании этого разработчики ОВОС делают необоснованный вывод об отсутствии необходимости планирования мероприятий по экстренной эвакуации и по защите населения. Известно, что при тяжелых авариях эвакуация населения необходима из мест, удаленных на расстояние в десятки километров от места аварии.

Утверждение об отсутствии необходимости эвакуации и отселения при авариях может привести к неготовности соответствующих служб, отсутствию необходимых сил и средств в случае крупной аварии, когда эвакуация будет неизбежна.
4.3. «АЭС 2006» на основе нового типа реакторной установки (ВВЭР-1200) нигде в мире не была построена и, следовательно, не была испытана на практике. Увеличение мощности реактора на 20% и множество новаций существенно отличают этот реактор от прототипа (ВВЭР-1000). Беларуси предлагается стать испытательным полигоном «Росатома».
Разработчики ОВОС сообщают, что серийный унифицированный проект «АЭС – 2006» планируется разработать лишь «в дальнейшем» (часть 3.1, лист 26).

Российское ОАО «Атомэнергопром» (открытое акционерное общество «Атомный энергопромышленный комплекс», http://www.atomenergoprom.ru/nuclear/actual/actual1/) сообщает, что Россия пока еще не сделала выбор в пользу одного из двух конкурирующих проектов для «АЭС-2006». Разработаны проекты двух атомных электростанций типа «АЭС-2006»: Нововоронежской АЭС-2 (генеральный проектировщик — ОАО «Атомэнергопроект», Москва) и Ленинградской АЭС-2 (генеральный проектировщик - ОАО «Санкт-Петербургский научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт «Атомэнергопроект»). По-видимому, только после сооружения и ввода в эксплуатацию этих двух АЭС на основании опыта эксплуатации будет принято решение, какой именно проект пойдет в серию.

Минэнерго Беларуси уже сделало выбор в пользу проекта, предложенного СПбАЭП (ОАО «Санкт-Петербургский научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт «Атомэнергопроект»). Этот выбор сделан раньше, чем в России. Этот выбор сделан на основании изучения документов, а не опыта эксплуатации, которого попросту не существует.

Следует признать тот факт, что технологии, предлагаемые для использования на белорусской АЭС, недостаточно отработаны в России для обеспечения экспорта (т.к. требования по референтности определяют длительность эксплуатации предлагаемых компонентов от 3-х до 5-ти лет на АЭС поставщика). Ввод в строй первой российской АЭС с реакторами ВВЭР-1200 не предполагается ранее 2013 года.

Серьезному изменению подверглась конструкция трех из четырех так называемых «физических барьеров безопасности»: топливной матрицы, ТВЭЛ, корпуса реактора. С учетом того, что четвертый «физический барьер безопасности», а именно защитная оболочка (контайнмент), также на практике не успела доказать свою эффективность, можно сделать вывод, что утверждение о якобы высокой безопасности экспериментальной АЭС не подтверждено практикой.

Доказательством того факта, что проект «АЭС-2006» экспериментальный является не только повышение на 20% тепловой мощности энергоблока, но и существенные отличия конструкции реакторной установки и тепловыделяющих сборок от прототипов, используемых на «АЭС-92» и других типах АЭС.

Основные отличия реакторной установки ВВЭР-1200 от ВВЭР-1000 (Отчет об ОВОС, часть 8.1, листы 89, 90):


  • длина корпуса реактора увеличена на 300 мм за счет увеличения длины опорной обечайки;

  • увеличен диаметр корпуса реактора;

  • длина шахты внутрикорпусной в цилиндрической части увеличена на 300 мм;

  • изменено расположение отверстий в зоне перфорации цилиндрической части шахты;

  • в выгородке изменены координаты расположения отверстий и диаметры продольных каналов выгородки;

  • в блоке защитных труб предусмотрены изменения;

  • в верхнем блоке предусмотрены изменения.

Не представлено доказательств, что срок службы корпуса реактора может достигать 50-60 лет.

Для использования на «АЭС-2006» разработчиками выбрана тепловыделяющая сборка модели ТВС-2М. (Отчет об ОВОС, часть 8.1, лист 92) По сравнению с прототипом ТВС-2М существенно изменена:



  • ТВС удлинена;

  • удлинена на 150 - 250 мм высота топливного столба;

  • изменена конструкция хвостовика;

  • изменена схема относительного положения топлива и поглотителя.

Кроме того, обогащение топлива повышено до 5%.

ТВС-2М в настоящее время проходит опытно-промышленную эксплуатацию на 1 блоке Балаковской АЭС, но не принята к широкому использованию. Следовательно, даже столь важный для безопасности элемент как ТВС не переведен в промышленную эксплуатацию, то есть является экспериментальным.

Из рисунка 20 (Отчет об ОВОС, часть 8.1, лист 98) видно, что к настоящему времени разработка элементов активной зоны РУ АЭС-2006 не завершена: не проведены достаточные испытания ТВС и ПС СУЗ, не проведено обоснование материалов и размеров поглотителя, не проведено обоснование коррозийной и радиационной стойкости циркониевых сплавов.
Для АЭС предлагается новый парогенератор ПГВ-1000МКП (Отчет об ОВОС, часть 8.1, лист 100), наружный диаметр которого увеличен на 200 мм по сравнению с прототипом ПГВ-1000М. Не представлено доказательств, что срок службы парогенератора может достигать 60 лет.

В части 8.1 Отчета об ОВОС на листе 102 утверждается, что для АЭС используется экспериментальный главный циркуляционный насосный агрегат ГЦНА-1391. От прототипа ГЦН-195М он отличается следующим:



  • используется новый радиально-осевой подшипник на водяной смазке;

  • перевод системы запитки блока уплотнения агрегата на пассивный принцип подачи охлаждённой воды первого контура;

  • уплотнения от подпиточных насосов, неподключённых к аварийным источникам электроснабжения;

  • проточная часть насоса выполнена в сферическом корпусе с направляющим аппаратом.

Указано, что ресурсные испытания агрегата в течение 6130 ч не выявили каких-либо износов в паре трения подшипников, и новая конструкция пластинчатой муфты была испытана в течение 3000 ч работы на натурных стендах при испытаниях агрегатов. Однако этого не достаточно для обоснования утверждения, что средняя наработка на отказ нового агрегата составит 70590 ч.

И парогенератор ПГВ-1000МКП, и главный циркуляционный насосный агрегат ГЦНА-1391 используется только в проектах РУ сооружаемых АЭС и не имеет доказанного опыта безаварийной эксплуатации на действующих АЭС.

В Отчете об ОВОС постоянно происходит подмена анализа предлагаемого экспериментального проекта «АЭС-2006» с РУ ВВЭР-1200 информацией о других, действительно апробированных на практике типах АЭС. Это может ввести в заблуждение лиц, принимающих решения. Примеров этого множество. Очень часто приводятся данные об АЭС-92 с реакторами ВВЭР-1000 и других типов. В части 3.1, лист 50 на рисунке 1.18 приводится схема локализующей системы безопасности АС с ВВЭР-440, основными элементами которой являются 9 – газгольдер локализации и 14 – дырчатый лист, использование этих устройств в проекте «АЭС-2006» не предусмотрено вовсе.

В части 3.2, лист 27, раздел 2.6 «Сведения об экспертных заключениях международных конкурсов» говорится о проекте «АЭС-92» с реактором ВВЭР-1000. В той же части на листе 30 в разделе 2.7.6 «Расчетные значения частот повреждения активной зоны» снова речь идет только об АЭС-92. Этот список можно продолжить.

В Отчете об ОВОС, как правило, отсутствуют сведения об опытном апробировании новых разработок, данные об опыте эксплуатации подменяются теоретическими расчетами и исследованиями моделей. Вот пример (часть 3.2, лист 35): «Работоспособность отдельного оборудования новой разработки (например, инжекционные устройства в системе аварийного охлаждения активной зоны реактора), подтверждается соответствующими расчетами и результатами экспериментальных исследований на моделях с обоснованием переноса полученных результатов на натурные устройства».

Для достоверного обоснования работоспособности и безопасности новых сложных устройств и оборудования требуется опыт их эксплуатации, а не только расчеты и модели.


5. Возможное воздействие реализации данного проекта на окружающую среду и здоровье людей недопустимо.
5.1. Не учтена особенность Беларуси как страны, население которой наиболее сильно пострадало от последствий Чернобыльской катастрофы. Существующие международные и национальные нормы радиационной безопасности не учитывают специфики Беларуси как страны, подвергшейся, находящейся и еще долгое время будущей находиться под влиянием Чернобыльской катастрофы, последствия которой оказались более серьезными и длительными, чем предполагалось всеми прогнозами.
В результате Чернобыльской катастрофы Беларусь оказалась одной из трёх наиболее пострадавших стран. Практически вся территория Беларуси была покрыта чернобыльским облаком. 23% территории страны (47 тыс. км2) было загрязнено цезием-137 выше 1 Ки/км2.

На пострадавших территориях радиоактивное загрязнение было опасно высоким. Даже если современная плотность загрязнения невелика, огромное загрязнение в первые недели после катастрофы, а также хроническое, продолжающееся десятилетиями небольшое загрязнение, оказывало и будет ещё десятки лет оказывать существенное влияние на здоровье населения и природы.

На всех загрязненных чернобыльскими радиоактивными осадками территориях происходит заметный рост общей заболеваемости. Среди специфических нарушений здоровья людей, испытавших влияние дополнительного чернобыльского облучения, происходит увеличение числа и распространенности следующих групп заболеваний: органов кровообращения; эндокринной системы; иммунной системы; дыхательной системы; органов мочеполовой системы; костно-мышечной системы; центральной нервной системы; зрительного аппарата; органов пищеварения; врожденных пороков и аномалий развития; рака щитовидной железы; лейкемий (раков крови); других злокачественных новообразований (этот перечень далеко не полный).

Дополнительная «чернобыльская» смертность уже составила сотни тысяч человек. Число жертв катастрофы будет расти на протяжении нескольких поколений [1, с. 283-289].

Как показали многочисленные независимые исследования, обобщенные Европейским комитетом по радиационному риску (ЕКРР), существующая модель риска Международной комиссии по радиационной защите (МКРЗ), которая является основанием для современного нормативно-правового регулирования, дефектна. Во многих случаях эта модель риска даёт 100-1000-кратные искажения. В настоящее время предельно допустимым для населения считается уровень облучения 1 мЗв в год. По мнению ЕКРР, «общая максимальная разрешаемая доза от всех антропогенных источников не должна быть больше 0,1 мЗв для населения, и 5 мЗв — для персонала. Это должно резко ограничить работу атомных станций и заводов по переработке ОЯТ» [2, с. 191].

Повторное воздействие антропогенных радионуклидов при наличии чернобыльского загрязнения является неприемлемым риском для населения Беларуси, поскольку может привести к значительному увеличению заболеваемости.


Ссылки, цитаты:
[1] - Яблоков А. В., Нестеренко В. Б., Нестеренко А. В. Чернобыль: последствия катастрофы для человека и природы. — Санкт-Петербург: Наука, 2007. — 376 с.: ил. — ISBN 978-5-02-026304-8.

[2] – Рекомендации-2003 Европейского комитета по радиационному риску. Выявление последствий для здоровья облучения ионизирующей радиацией в малых дозах для целей радиационной защиты: Регламентирующее издание / Под ред. К. Басби с участием Р. Бертелл, И. Шмитц-Фурнаке, М. Скотт Като и А. Яблокова; пер. с англ. Москва, 2004. 218 с. ISBN 5-87317-187-4.


<< предыдущая страница   следующая страница >>
Смотрите также:
Общественная экологическая экспертиза белорусской аэс
558.84kb.
4 стр.
Общественная экологическая экспертиза
1364.21kb.
6 стр.
Общественная экологическая экспертиза
570.61kb.
4 стр.
Междуреченская городская детская экологическая общественная организация «Зелёные» (мдэоо
105.57kb.
1 стр.
Открытое письмо в сми минприроды по строительству белорусской аэс
61.01kb.
1 стр.
"Одаренные учащиеся в образовательном пространстве гимназии"
45.24kb.
1 стр.
Катастрофы на Чернобыльской аэс и потерпевших от катастрофы на Чернобыльской аэс на удостоверения пострадавших от катастрофы на Чернобыльской аэс, других радиационных аварий
251.06kb.
1 стр.
Об обмене удостоверений участников ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской аэс и потерпевших от катастрофы на Чернобыльской аэс на удостоверения пострадавших от катастрофы на Чернобыльской аэс, других радиационных аварий
33.62kb.
1 стр.
Электронные библиотеки библиотека "эколайн"
57.81kb.
1 стр.
Совет по противодействию коррупции в течение 30 дней рассматривает данные обращения
140.8kb.
1 стр.
Рабочая программа учебной дисциплины "парогенераторы и теплообменники аэс" Цикл: профессиональный
120.98kb.
1 стр.
На Аэс ушел бюджет на зарплаты денег нет или почему нам не нужна аэс?
75.33kb.
1 стр.